Иногда заложники вместо ненависти и страха испытывают к своим похитителям симпатию.

Оправдывают их действия и даже злятся на тех, кто пришел им на помощь. Это и есть стокгольмский синдром. Но встречается он не только у заложников. Женщины, пострадавшие от домашнего насилия, могут выгораживать абьюзеров, а подчиненные — годами не увольняться из-за привязанности к начальнику-тирану. Рассказываем о стокгольмском синдроме в новом выпуске путеводителя по психике.

В предыдущем выпуске: что такое синдром спасателя.

Что это такое

Стокгольмский синдром — это чувство симпатии, привязанности, а иногда даже романтической любви, возникающее у жертвы к агрессору. На первый взгляд это может показаться абсурдным, но так работает защитная реакция психики в условиях сильного стресса: от переживаний легче оградиться, если мысленно перейти на сторону того, кто сильнее. Официально стокгольмский синдром — это не заболевание и не ментальное расстройство, а форма адаптивного поведения в ситуации угрозы, способ противостоять эмоциональному и физическому насилию.

Автор термина — шведский психиатр и криминалист Нильс Бейерут, изучавший необычное поведение заложников, захваченных во время ограбления банка в Стокгольме в 1973 году. Три женщины и один мужчина провели шесть дней связанными в хранилище банка, но после освобождения заложники не винили преступников, отказывались давать против них показания в суде и оплачивали захватчикам адвокатов. Свои действия они объясняли тем, что преступники, взявшие их в заложники, не сделали им ничего плохого. И потому ни в чем перед ними не виноваты. По некоторым сведениям, одна из женщин даже расторгла помолвку и решила ждать грабителя из тюрьмы.

Были и другие известные случаи проявления стокгольмского синдрома. Например, похищенная с целью выкупа Патрисия Херст присоединилась к террористической группировке и участвовала в ограблениях вместе со своими захватчиками. Наташа Кампуш признавалась в жалости и сочувствии к человеку, продержавшему ее восемь лет в подвале своего дома. Шон Хорнбек пользовался телефоном и выходил гулять, но не пытался сбежать от похитителя. Ивон Ридли провела 11 дней в плену у исламских террористов, а через несколько лет после освобождения добровольно приняла ислам.

Подобное поведение встречается и в обычной жизни — это так называемый бытовой стокгольмский синдром. Его испытывают, например, жертвы домашнего насилия по отношению к абьюзерам: женщины не только не бросают партнеров-агрессоров, но еще и оправдывают их поведение собственными ошибками. Есть еще корпоративный стокгольмский синдром: сотрудник не увольняется несмотря на плохие условия работы и отношение со стороны руководства, и даже наоборот, испытывает преданность компании и симпатию к боссу-тирану. Стокгольмский синдром замечали у молодых спортсменов, ищущих объяснения действиям жестоких тренеров, или у сторонников определенных политических партий. Он может быть и у вас, если вам свойственны такие мысли и установки:

  • «Если со мной поступают жестоко, я этого заслуживаю»;
  • «Бьет — значит любит»;
  • «С нами по-доброму нельзя, сразу распустимся»;
  • «Он хороший человек, просто такой вот вспыльчивый характер»;
  • «Начальник всегда прав».

Почему возникает

Из-за потребности в безопасности. Стокгольмский синдром — это своего рода копинг-стратегия, то есть принцип поведения, позволяющей справляться с большим стрессом. Различные копинг-стратегии мы автоматически применяем каждый день, например когда выбираем не читать новости, тем самым дистанцируясь от того, что нас расстраивает или злит. Такой же механизм лежит в основе стокгольмского синдрома. Под воздействием сильного страха и стресса в сознании происходит переориентация: кажется, что безопаснее быть как можно ближе к агрессору, а не против него. Иногда жертвы начинают искать причину агрессии в себе, ведь себя и свое поведение можно контролировать, а абьюзера — нет.

Из-за близкого контакта с агрессором. В ФБР изучили больше 1200 преступлений с захватом заложников или похищением людей и выяснили, что стокгольмский синдром возникает у жертв только в 8% случаев. Во всех из них были похожие обстоятельства: пострадавшие провели с агрессорами несколько дней и все это время находились в одном помещении и общались.

Из-за «доброты» агрессора. Здесь работает метод кнута и пряника, пусть пряник и очень маленький. Захватчик не всегда проявляет агрессию, а иногда делает для заложника что-то хорошее — кормит, развязывает или просто не бьет.

Из-за невозможности сбежать. Жертва не обязательно находится со связанными руками в тесном банковском хранилище. Вырваться из-под власти абьюзера может помешать и нехватка денег, и безработица, и зависимое положение ребенка от родителя.

Из-за особенностей характера. К появлению стокгольмского синдрома больше склонны люди с признаками зависимого расстройства личности. Его главные признаки — стремление переложить принятие важных решений на других, излишняя податливость и мягкость характера, чувство беспомощности и страх перед самостоятельной жизнью. Даже решение повседневных вопросов без совета и подбадривания со стороны дается таким людям с трудом.

В чем опасность

Несмотря на то что стокгольмский синдром не считается заболеванием, он может негативно влиять на человека. Главная опасность в том, что у жертвы складывается ложное восприятие реальности. Это мешает осознать опасность и вырваться из-под контроля агрессора. Так, жертвы домашнего насилия часто действуют так же — отказываются от помощи, выгораживают абьюзеров. В результате снижаются их шансы на спасение и нормальную жизнь.

У людей, испытавших стокгольмский синдром, впоследствии может развиться посттравматическое стрессовое расстройство. Среди его симптомов — мучительные воспоминания о травмирующем прошлом, — флешбэки. Которые сопровождаются тревожностью, раздражительностью, бессонницей, ночными кошмарами. Например, посттравматическое расстройство было диагностировано у той самой Патрисии Херст, которая присоединилась к своим похитителям. Также у жертв, испытавших стокгольмский синдром, наблюдались депрессия, социальная самоизоляция, потеря интереса к повседневным занятиям.

Что делать

Самостоятельно понять, что вы испытываете стокгольмский синдром, очень сложно. Психологическая защита работает так, что жертва не понимает или отрицает, что подвергается насилию, и потому отвергает любую помощь. Но для того чтобы выявить стокгольмский синдром и справиться с последствиями, нужно обратиться к психотерапевту или психиатру. Например, с часто возникающим на фоне стокгольмского синдрома посттравматическим стрессовым расстройством особенно эффективны два вида психотерапии: когнитивно-поведенческая и нарративная. Есть данные, что некоторым людям они помогают лучше, чем медикаменты.

Несмотря на то что во многих случаях без помощи специалиста не обойтись, кое-что можно сделать самостоятельно:

  1. Попробуйте безоценочно описать свои отношения в семье или на работе, начните хотя бы с событий прошлой недели или даже дня. Помните, что главное — не высказывать своего отношения к ним и избегать характеристик. Нужны только факты.
  2. Пообщайтесь с людьми со стороны. Возможно, друг или родственник поможет понять, что происходящее с вами ненормально.

Знания о психологии и работе мозга, которые помогут выжить в этом безумном мире — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @t_dopamine.