Как я запустила групповые занятия по французскому языку без лишней административной суеты

Личный опыт читательницы Т⁠—⁠Ж

Как я запустила групповые занятия по французскому языку без лишней административной суеты

Этот текст написал читатель в Сообществе Т⁠—⁠Ж. Бережно отредактировано и оформлено по стандартам редакции.

Многие репетиторы сталкиваются с вопросом: как развиваться в профессии? Вот я работаю, у меня много учеников, все хорошо. А как зарабатывать больше и пробовать что-то новое?

Простой ответ вроде «Вам нужно открыть свои курсы или онлайн-школу» подходит далеко не всем. Многие преподаватели хотят просто делиться знаниями по своему любимому предмету и не уходить с головой в административную деятельность.

Это был и мой случай, поэтому однажды я решила попробовать что-то среднее — лайт-вариант для тех, кто категорически не хочет превращаться из преподавателя в администратора. Надеюсь, что мой опыт поможет тем, кто хочет работать на себя не только индивидуально, но и в группах и при этом не готов создавать сложную структуру курсов или школы, которая будет требовать огромного внимания.

С чего все начиналось

Я собрала группы желающих учить французский и занималась с ними очно в Москве в 2016—2018 годах. В тот момент я ушла из всех учебных заведений и работала только как частный репетитор. Причина: мне хотелось самой отвечать за своих учеников, их учебный план и прогресс, а также за свою нагрузку и финансы. В общем, не коллективный я человек.

У меня было до 20 учеников, причем самых разных — от второклассников, которым требовалась помощь по школе, до взрослых с высоким уровнем знания языка. Также я занималась подготовкой к экзаменам: ОГЭ, ЕГЭ, международным сертификатам по французскому — DELF, DALF. В среднем выходило 1—2 урока в неделю с одним учеником, в день получалось 4—5 занятий. Все уроки я проводила в Москве, онлайн-занятия я тогда не вела.

Это был период, когда я еще не определилась, в какую именно сферу хочу углубиться, оттого и получился такой разброс. На самом деле пытаться преподавать всем подряд — не лучшая стратегия. Надо делать выбор, ведь у каждой группы своя специфика. Сейчас я приняла решение сосредоточиться на серьезном изучении языка и подготовке к экзаменам, поэтому работаю намного меньше. Но тогда я была занята целыми днями без выходных. И при этом еще умудрялась чувствовать, что мне все-таки не хватает преподавания в группе.

Группа функционирует совершенно по-другому, у нее более мощная энергетика и совершенно другие принципы. Если при индивидуальной работе все подстраивается под конкретного ученика, то в группе, наоборот, преподаватель задает некий тон, темп, эмоциональный фон, под который должны подстраиваться сами ученики. В общем, мне хотелось работать в группах. С другой стороны, я не желала становиться ни подчиненным в какой-нибудь образовательной структуре, ни администратором подобной структуры.

Я знала, что представляет собой управление и что директор не просто сидит и подставляет руки, чтобы ловить деньги.

Например, во время работы преподавателем в университете я занималась организацией студенческого обмена и языковых стажировок во Францию. Это работа с большим количеством людей и довольно хлопотное дело. Сначала нужно было найти группу студентов, желающих участвовать в мероприятии, объяснить им правила, проследить, чтобы они собрали документы для визы. Потом надо было купить всем билеты, а для этого — собрать паспортные данные. И еще параллельно приходилось оформлять программу в университете, ведь студенты не могут просто так уехать и пропустить свои занятия. Так что я примерно представляла себе работу организатора.

Моя финансовая грамотность в то время была на нуле, я даже не знала, сколько зарабатываю. Мои уроки стоили 1000 Р для учеников, с которыми я занималась давно, и 1500 Р для тех, кто начал работать со мной совсем недавно. В целом я до сих пор так и живу — как можно дольше тяну с повышением цен для старых учеников. Считаю, что это справедливо.

Доход от частных занятий составлял около 100 000 Р в месяц. По моим ощущениям, я неплохо зарабатывала, но это давалось большим трудом: я работала с утра до вечера и без выходных, много времени тратила на подготовку.

Чего я хотела от групп?

  1. С точки зрения моего развития — не терять навыка работы с таким форматом, пробовать прикольные штуки, которые не подойдут при индивидуальном обучении. Например, специальные игры, я придумала много таких.
  2. С точки зрения финансов — по крайней мере зарабатывать на группах не меньше, чем на индивидуальных уроках.

Поиск аудитории для занятий

Я понимала, что у меня наберется 1—3 группы, для чего снимать помещение на постоянной основе просто глупо. Да и мне не хотелось этим заниматься. Поэтому мой выбор был очевиден — аудитории на час.

Я находила варианты небольших комнаток для занятий, но минимум за 20 000 Р в месяц. За свои аудитории на час я платила меньше 10 000 Р в месяц. Кроме того, я подозревала, что при аренде помещения на постоянной основе за ним надо следить: проводить уборку, отвечать за пожарную безопасность и прочее. В моем варианте я просто приходила, проводила уроки и уходила домой.

Я искала подходящие помещения в поисковике. В итоге выбрала две аудитории по следующим параметрам:

Мне удалось найти два помещения и договориться о почасовой аренде, для этого я просто написала сообщение арендодателям.

Первое помещение — две аудитории на «Белорусской», от метро всего минута. Здесь проходили курсы для бухгалтеров, и директор сдавал аудитории на время, пока у него самого нет занятий. Одна из них, большая и светлая, была рассчитана человек на 20 — это была самая удобная аудитория из всех, в которых я занималась. Тогда ее стоимость составляла 500 Р в час. Вторая аудитория — маленький «предбанник» без окон, но с хорошими столами, где могли удобно работать четыре ученика и преподаватель.

Я в аудитории на «Белорусской»
Я в аудитории на «Белорусской»

Второе помещение, которое я нашла, находилось в 8 минутах от станции «Сухаревская». Аудитории были намного проще: дешевый ремонт, полуподвальное помещение. Но все необходимое было: мебель, доска, электрический чайник. Я снимала эти аудитории в выходные, но иногда приезжала в будни вечером, если нужно было провести частное занятие, а подходящего места не было. Стоимость была такая — 200 Р за час в будни и 250 Р за час в выходной.

Я договорилась с арендодателями обоих помещений. Никаких бумаг мы не подписывали, все было только на словах. Я даже не видела их собственные документы, подтверждающие право на распоряжение этими помещениями. Но мне казалось, что я ничем не рискую: в крайнем случае потеряю часовую стоимость аренды, если, например, кто-то придет и выгонит нас с учениками. Хотя ничего подобного ни разу не случилось.

В итоге теперь у меня было помещение для занятий, причем я легко его нашла.

Поиск желающих заниматься и формирование группы

Рекламные объявления в социальных сетях. Чтобы найти желающих заниматься в моих группах, я использовала рекламу во «Вконтакте». В тот момент у меня было два сообщества, посвященных изучению французского языка и поездкам во Францию, которые я организовывала. Всего на обе группы было подписано 1400 человек. Я чувствовала воодушевление, поэтому у меня получилось написать очень искренний текст о себе и причинах, по которым я хочу заниматься с группой. Я разместила его в своих сообществах.

Объявление, которое я разместила в своей группе, посвященной изучению французского языка
Объявление, которое я разместила в своей группе, посвященной изучению французского языка
Это объявление я опубликовала во второй группе
Это объявление я опубликовала во второй группе

Кроме того, я заказала рекламу моего поста в большом сообществе, которое тогда называлось «Французский язык». Это была самая большая группа во «Вконтакте» на эту тему — тогда на нее было подписано около 400 тысяч человек. И это первая группа, которая выпадает в поиске по ключевому слову «французский». Реклама стоила 900 Р.

И на мое объявление многие откликнулись! Благодаря этому размещению ко мне на занятия записалось 10 человек. Вообще, мое первое объявление и эта реклама принесли мне основную часть учеников.

Увидев такой отклик, я решила дать рекламу где-нибудь еще. Сначала выбрала второе на тот момент по численности сообщество во «Вконтакте», посвященное французскому языку, — «Французский для ленивых». Там было около 250 тысяч участников. Размещение стоило 600 Р. Но, насколько я помню, оттуда в итоге никто не пришел, хотя были люди, которые задавали вопросы.

Затем я договорилась о рекламе в огромном паблике на тему домашнего уюта и готовки — такая страничка для женщин на 3 млн подписчиков. Мне казалось, что среди них найдутся желающие учить французский, к тому же я хотела, чтобы хотя бы с несколькими группами можно было заниматься в будни днем. Реклама стоила 3000 Р и ничего не принесла.

Только один человек написал мне по этому объявлению, но после моего ответа сразу пропал.

Еще я дала пару объявлений в студенческих сообществах, потратила на них около 1500 Р. Результата тоже не было. Я также повторила рекламу в первой группе: мне написали несколько человек, но заниматься никто не пришел.

Я сделала следующие выводы:

  1. Нужно делать рекламу в профильных группах. У женского паблика о доме было 3 млн подписчиков, но они не интересовались французским языком.
  2. Скорее всего, моя первая реклама зацепила всех, кому было интересно мое предложение. Поэтому на повторное объявление уже никто не отреагировал.

Я потратила на рекламу занятий 6900 Р. Можно было потратить 900 Р 🙂

Сарафанное радио. Еще я рассказала о группах всем своим ученикам, но никто не заинтересовался. Те, кто занимается индивидуально, вряд ли захотят переходить в группы, если их специально не уговаривать. Как я уже написала, это совершенно разные виды работы. Я никогда не давила на учеников, поэтому просто поставила их в известность.

Кроме того, летом 2016 года я проводила бесплатные и условно бесплатные уроки французского для всех желающих в антикафе. Некоторые ученики заинтересовались группами и действительно пришли заниматься. Но их было немного: этот канал привлечения принес мне двоих человек.

Платное тестирование и правила группы

Я сразу решила, что ничего бесплатного у меня больше не будет, даже за тестирование нужно будет отдать символическую сумму. Как раз перед тем, как начать работать с группой, я провела много бесплатных занятий, и теперь мне больше не хотелось предлагать ничего за так.

Когда я давала бесплатные уроки французского в антикафе, то писала объявление в своих группах во «Вконтакте» и приглашала людей, например, на занятие по разговорной речи. Для этих уроков я придумала несколько игр. Одна из них — поиск преступника: каждый ученик получал карточку со своим персонажем и его историей, а потом мы вытягивали карточки «на убийцу». В общем, в процессе занятия ученикам нужно было друг друга опрашивать: кто что делал, кто что видел. С точки зрения языка это отработка прошедшего времени.

Сначала эти уроки были бесплатными, но ученикам все равно нужно было оплачивать свое пребывание в антикафе. Затем я стала брать по 250 Р с человека за урок. Тогда и заметила, что многие не готовы платить за подобные мероприятия: количество участников сразу резко сократилось. Иногда даже приходил только один человек, но я все равно проводила занятие.

Впрочем, справедливости ради, я и сама такая: спокойно покупаю кофе, если вдруг захотелось, а вот когда хочется купить книгу, долго мнусь и думаю. Хотя, по идее, удовольствие от книги будет длиться намного дольше, чем от кофе.

Видимо, так уж мы устроены: на сиюминутные удовольствия тратим легче.

На мой взгляд, бесплатное привлекает людей, которым на самом деле предмет не слишком интересен. Они приходят на мероприятие просто потому, что за него не надо платить. Для больших учебных центров организация таких событий — хороший способ привлечь людей и заинтересовать их своими программами. Это как большое сито, где многие отсеиваются, но пара человек остается. Но я собиралась работать одна, и мне, напомню, не хотелось превращаться из преподавателя в администратора.

Стоимость тестирования была условной — 150 Р. Но психологически это все-таки уже не то, что предлагают бесплатно. Придут только те, кому действительно интересно и хочется учить французский. Так я считала, и так в итоге и оказалось.

Для проведения тестирования я арендовала аудиторию за 500 Р в час. Пришло 10 человек. Я немного рассказала о себе, объяснила, какие правила будут действовать у меня в группах, и дала тест.

Правила группы

Мы занимаемся серьезно, никаких «выучи французский за 3 месяца». Учить язык — это работа, хоть и интересная. Домашнее задание объемное, и делать его обязательно.

Группа — это единый организм, и нельзя нарушать его целостность слишком часто. К действующей группе можно присоединиться только один раз, в начале каждого месяца будет обновление состава: кто-то уйдет, кто-то придет. Но не чаще, иначе группа потеряет свою целостность.

Я действительно не люблю вести уроки в группах, куда постоянно приходят новые люди: то на пробный урок, то вчера записались на занятия. На мой взгляд, это не только тормозит учебу, но и просто неуважительно по отношению к ученикам, которые были в группе изначально и хотят спокойно и стабильно работать по программе.

Ежемесячная оплата на месяц вперед, перерасчетов нет. Если ученик пропускает занятие, мне не легче от того, что он не пришел, а, наоборот, тяжелее. Мне нужно будет написать тому, кто пропустил занятие, домашнее задание, ответить на вопросы об изученном материале, а на следующем занятии — проследить за тем, чтобы этот ученик не отстал от группы. Поэтому я не возвращаю стоимость урока. Если человек не уверен, что сможет ходить, — не нужно записываться.

В основном ко мне пришли молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет, впоследствии с нами были и несколько человек постарше. По тестированию явно вырисовывались три группы:

  1. нулевая группа — те, кто никогда не учил французский. Они даже не писали тест. Таким ученикам нужно намного больше времени, чтобы разобраться в языке и освоить основные принципы, на котором он строится;
  2. ложноначинающие — ученики, про которых говорят: «Когда-то учил, но забыл». Когда начинаешь заниматься, они довольно быстро вспоминают некоторую лексику и правила;
  3. продвинутая группа.

Не все, кто пришел на тестирование, начали заниматься: остались восемь человек. Зато в течение недели после теста записались еще несколько учеников. Я отправляла им тест по электронной почте.

В день тестирования я заработала 1000 Р за час, как за урок со старыми учениками. Всего получила 1500 Р, но отдала 500 Р за аренду аудитории.

Расписание и стоимость занятий

Мне удалось разделить учеников и по уровню, и по расписанию. С нулевиками я стала работать по понедельникам в большой аудитории на «Белорусской», с ложноначинающими — по воскресеньям на «Сухаревской».

А вот продвинутая группа из трех учеников не вписалась в мое расписание, и я предложила их моей коллеге. Ей понравились условия, которые я придумала, и маленькая аудитория по соседству со мной. Эту группу я больше не рассматриваю, потому что она уже не имела ко мне отношения: коллега сама занималась с учениками и решала вопрос с аудиторией. Насколько я знаю, она проработала со своей группой более трех лет, правда, состав у нее периодически обновлялся, но пара человек были с самого начала и до конца.

Стоимость уроков составляла:

Выходило по 3 часа каждую неделю, то есть ученик платил в месяц 3500 Р либо 4500 Р и получал 12 астрономических часов занятий. В то время это уже было очень дешево. Хотя тогда мне казалось, что только так и можно привлечь людей в группы — ценой.

Мой рабочий стол: домашки учеников, маленький ноут, карточки для игр
Мой рабочий стол: домашки учеников, маленький ноут, карточки для игр

Сколько я зарабатывала на группах

В первый месяц со мной занимались по четыре ученика в каждой группе, тогда я заработала 22 000 Р. На аренду аудиторий потратила 9000 Р. Стоимость часа работы при таком раскладе была 917 Р, что немного меньше 1000 Р, но все-таки группы более стабильны.

В итоге в каждой группе сложился костяк из трех человек, которые занимались практически с самого начала и до конца. Периодически к нам присоединялись новые люди, которые занимались несколько месяцев и уходили. В лучший месяц у меня было семь человек в группе в понедельник и шесть человек в воскресенье. В худший месяц — май — я работала с тремя учениками в каждой группе.

В среднем в течение учебного года у меня было по пять человек в каждой из групп. Так что я имела «чистыми» уже 30 000 Р в месяц, а стоимость одного часа работы выросла до примерно 1250 Р. Меня это устраивало: не ниже, чем частный урок, зато более стабильно, ведь в группе ученики покупают абонемент, а не платят за каждый урок отдельно.

Я тогда была ИП на патенте и платила в год фиксированную сумму независимо от дохода. Поэтому считать сумму налога конкретно от этих групп, кажется, нет смысла, да это и невозможно.

Средний доход от занятий с группами из пяти человек — 31 000 Р

Нулевая группа 17 500 Р
Ложноначинающие 22 500 Р
Аренда аудиторий 9000
Нулевая группа
17 500 Р
Ложноначинающие
22 500 Р
Аренда аудиторий
9000

Итоги

Мы работали в течение всего учебного года. После чего летом 2017 года я окончательно закрыла группу нулевиков, которые занимались по понедельникам. Часть учеников перешла в воскресную группу, потому что по уровню они практически сравнялись.

В сентябре того же года я открыла нулевую группу, с которой занималась по воскресеньям как раз перед уроком с бывшими ложноначинающими, которые уже значительно продвинулись. Аудитория на «Сухаревской» была дешевле, а стоимость в выходные я изначально поставила выше, и, конечно, так работать было намного выгоднее. В тот момент я зарабатывала «чистыми» уже около 36 000 Р ежемесячно, то есть за четыре дня работы в неделю — четыре воскресенья. Если в месяце выпадало пять воскресений, то мы просто устраивали выходной.

Кроме того, реклама в начале проекта принесла мне двух учениц, которые долго занимались со мной, но уже как с частным репетитором. В общем, я бы назвала свой проект выгодным. При этом никакой лишней возни с административной работой, никакого персонала, никаких новых юрлиц, никакой отчетности. Я просто приезжала в свои аудитории, проводила занятие и уезжала.

Я хочу сказать, что собрать группы не так уж и сложно. Если вам нравится работать с группами, но при этом вы хотите оставаться абсолютно автономным(ой) и вас не тянет ни преподавать на курсах, ни организовывать свои — это неплохой вариант. И от души желаю не повторить моих ошибок, о которых я расскажу ниже.

Почему я решила закрыть свои группы

В тот момент я наконец поняла, что больше не готова работать без нормального отдыха. В конце 2018 года я закрыла ипотеку и решила, что хочу стандартные выходные, чтобы можно было проводить время с семьей и друзьями. Вот, собственно, и все. Я заранее предупредила учеников, что летом мы заканчиваем работать. Можно было бы попытаться перекинуть группы на вечернее время в будни, но я все-таки немного разочаровалась в такой работе, и вот почему.

Административная работа все же есть. Хоть я и написала, что мне не приходилось заниматься административной работой, это не совсем так. Все-таки надо заказывать аудитории и периодически размещать объявления хотя бы в своих соцсетях. И хоть это и мелочи, но они отвлекали меня и тянули энергию.

Непонятно, как отменять занятие, если заболел преподаватель. Однажды я заболела и захотела отменить занятие, но при этом не понимала, что делать с оплатой. В следующем месяце взять меньше? Да и аудиторию я уже оплатила: нужно было либо смириться с потерей денег, пусть и небольших, либо ввязываться в спор с арендодателем насчет отмены аренды. Я отнюдь не гений переговоров, поэтому в тот раз приняла решение провести занятие, несмотря на болезнь. Тогда я поняла, что, когда работаешь одна, есть свои сложности, и их придется учитывать.

Количество учеников в группах не всегда стабильно. Мне не нравилась эта лотерея с количеством учеников. В какой-то месяц у меня было по шесть человек в группах, а в самые плохие месяцы — по три. И вот когда их три — это уже обидно, так как заработок слишком мал. Лучше уж давать частные уроки с их возможными отменами, ведь когда пропадает частное занятие, то я тоже не работаю. А в случае с группой приходится работать, но за меньшие деньги.

Стоимость занятий была слишком низкой. Я брала раза в два меньше, чем на хороших курсах, на которых до этого работала. А почему? Просто была не готова озвучить высокую цену. Сейчас я придерживаюсь такого мнения: если уж набирать группы, то цена занятий должна быть такой, чтобы выгодна была даже группа из двух человек. А иначе нет смысла заводиться с этим.

Конечно, все эти организационные вопросы можно было решить. Но я устала и не видела никакого решения. Поэтому просто попрощалась со своими учениками и пригласила их на частные уроки.

С тех пор у меня нет серьезного желания снова набрать группы, хотя иногда приходит мысль о том, чтобы тряхнуть стариной. Но после того как я два года поработала с собственными группами, я поняла, что в итоге мне все-таки больше по душе индивидуальное преподавание. Может быть, я просто стала старше, более спокойной и менее прикольной, мне больше нравится вдумчивая работа с одним учеником, чем энергетика и драйв в группе. Для каждого этапа в жизни — свое.

Тем не менее набрать группы и заниматься с ними не так уж тяжело. Мне кажется, в отличие от создания полноценного бизнеса — курсов или онлайн-школы, — это под силу каждому.

Nadezda Barabanova
А вам приходилось организовывать себе подработку для души?

Прошлым летом я тоже организовала групповые занятия по немецкому, но через Zoom. Полностью согласна с автором - сочетать работу администратора и преподавателя сложно, назвать людям такую же цену, как на курсах, тоже сложно. Но я в итоге стала зарабатывать за час больше, чем в языковой школе, и очень этим довольна.
Плюс я получаю огромное удовольствие от своих групп и того, какая классная атмосфера в них сложилась. Занимаемся уже год, одна группа распалась после начального уровня, еще две продолжают заниматься + появились две новые группы.
До сих пор уверена, что это было отличное решение.

1

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю