Как я работала официанткой в Катаре во время чемпионата мира по футболу — 2022

Как я работала официанткой в Катаре во время чемпионата мира по футболу — 2022

И заработала 370 000 ₽ за пять месяцев

30
Аватар автора

Дария Строкоус

работала официанткой в Катаре

Страница автора

Я работала официанткой в пляжном клубе Дохи почти пять месяцев, в том числе во время чемпионата мира по футболу.

Этот клуб — совместный проект авиакомпании «Катар-эйрвэйз» и иорданской компании в сфере туризма и развлечений «Айла». Я начала работать там в конце сентября 2022 года, а уволилась в начале февраля 2023 года. Почти за пять месяцев работы я получила 19 280 QAR (372 682 ₽): 15 280 QAR (295 362 ₽) как зарплату и еще 4000 QAR (77 320 ₽) чаевых.

В статье расскажу о своем личном опыте: как я начала работать за границей, как попала в пляжный клуб в Катаре, как там все было устроено и почему я уволилась.

Расходы в статье указаны по курсу на начало февраля 2023 года

В статье я указываю суммы в катарских риалах — QAR. Курс этой валюты относительно рубля заметно менялся. Например, 22 сентября 2022 года, когда я вылетела в Катар, 1 QAR стоил 16,92 ₽. А на момент написания статьи курс уже 26,76 ₽.

В статье для удобства я буду считать все суммы по курсу на 6 февраля 2023 года, то есть на момент моего увольнения, — 19,33 ₽.

В свободное время я гуляла по Дохе. Такой вид открывается у Музея исламского искусства
В свободное время я гуляла по Дохе. Такой вид открывается у Музея исламского искусства
Я в униформе в фотозоне нашего пляжного клуба
Я в униформе в фотозоне нашего пляжного клуба

Кем я работала до поездки в Катар

Мне 33 года, я родилась в Кунгуре — небольшом городе в Пермском крае, но училась и работала в Перми. По профессии я юрист: в свое время родители настояли, чтобы я получила юридическое образование. В 2009 году, во время учебы в университете, я мечтала съездить в США по программе «Ворк-энд-тревел», но родители отказались оплатить ее, а своих накоплений у меня не было.

В итоге я пять лет заставляла себя ходить в университет, а потом еще восемь — на работу. Мне всегда было обидно осознавать, что продавец со школьным образованием в Штатах может заработать 400 $⁣ (38 966 ₽) за неделю, в то время как секретарь судебного заседания с высшим юридическим образованием в России получает чуть больше 12 000 ₽ в месяц. Поэтому, когда появилась возможность, я бросила работу юристом и отправилась за границу.

Летом 2017 года я улетела в США в гости к школьной подруге. Она собиралась открыть кафе в Северной Каролине, а я помогала с ремонтом помещения: красила стены, мыла оборудование. Подруга платила мне по восемь долларов в час — 60 рублей по курсу того времени. Этих денег хватало только на еду.

Домой я вернулась с минусом по кредитке в 60 000 ₽ и устроилась главным юрисконсультом в научно-производственное объединение на 42 000 ₽ в месяц. К 2020 году в среднем зарабатывала 58 700 ₽ в месяц, то есть 366 ₽ в час.

В январе 2021 года я узнала о государственной программе Великобритании, по которой граждане РФ могли полгода работать на овощных фермах за минимальную плату в 900 ₽ в час. Это было в два с половиной раза больше, чем я получала в России. Я начала готовить документы, уволилась с основной работы и на шесть месяцев уехала в Великобританию.

Это была самая тяжелая физическая работа в моей жизни. Мы собирали салат в поле по 10—12 часов в день шесть дней в неделю. Очень редко из-за плохой погоды нам давали еще один выходной. Но за полгода я заработала 12 120 GBP чистыми — это 1 185 000 ₽ по курсу середины октября 2021 года, когда у меня закончился контракт. Из этой суммы у меня вычли налог — 930 GBP (90 926 ₽), а за проживание я заплатила 1475 GBP (144 211 ₽).

Затем я вернулась домой и полгода занималась здоровьем. А через полгода нашла через одно агентство стажировку за границей — помощником повара в Болгарии. Там я отработала два с половиной месяца в гостинице курорта Албена. Помогала повару пять дней в неделю по восемь часов. В месяц зарабатывала 400 € — 24 000 ₽ по тому курсу. В основном я мыла и резала овощи и фрукты, делала сырные и мясные нарезки. Иногда на завтраках я работала в зале — пекла блинчики или стояла на раздаче мороженого.

На таких полях мы работали в Великобритании
На таких полях мы работали в Великобритании
Я на работе в Болгарии
Я на работе в Болгарии

В начале августа 2022 года, за месяц до окончания болгарского контракта, я вновь обратилась в свое агентство с просьбой найти мне другую работу за рубежом. Предпочтений у меня не было: мне было важно просто не возвращаться в РФ.

Большинство работодателей ищет кандидатов до 30 лет, а мне на тот момент было 32. Поэтому вариантов было всего два: три месяца быть помощником повара в Саудовской Аравии или шесть месяцев — официанткой в Катаре. Я выбрала Катар из-за продолжительности контракта и предстоящего чемпионата мира по футболу — там я надеялась получить хорошие чаевые.

В Катаре предлагали работать в пляжном клубе от компании «Катар-эйрвэйз». Билеты туда и обратно предоставлял работодатель. Месячная зарплата была указана в контракте — 3459 QAR (66 862 ₽). Агент рисовала передо мной радужные картины моего предстоящего заработка. По ее мнению, всю свою зарплату работники могли копить, а на текущие расходы тратить чаевые, ведь нам обещали предоставить бесплатное жилье и питание.

Забегая вперед, скажу, что по факту получилось приблизительно так, как описывала агент. Жилье действительно было бесплатным, а вот кормили нас только обедом. Продукты на завтрак и ужин мы покупали самостоятельно.

Как я устраивалась на работу в Катар

Первый этап устройства на работу — заполнение резюме на английском языке. Там был стандартный перечень вопросов: дата рождения, рост, вес, семейное положение, образование, опыт работы, достижения и личные качества. К резюме я приложила две фотографии — лицо крупным планом и фото в полный рост, — а также диплом о высшем образовании.

Агент предложила приукрасить резюме и указать, что в Болгарии я дополнительно работала официанткой. Так я и сделала, хотя это было неправдой: опыта работы официанткой у меня не было. Но, разумеется, я имела представление об их обязанностях, потому что работала с официантами.

В разделе «Достижения» среди прочего я указала, что в 2019 году во время путешествия прошла Путь святого Иакова — 300 км пешком из Португалии в Испанию.

Второй этап — собеседование на английском языке. Я прошла его в конце августа 2022 года. Я заранее подготовила речь об опыте работы и образовании. Собеседование длилось не больше получаса и походило скорее на дружескую беседу. Интервьюер спрашивал в основном про Путь святого Иакова: он был очень поражен, что я его прошла, назвал сумасшедшей и сказал, что ждет меня в Катаре.

На следующий день мне пришло письмо от HR-службы «Катар-эйрвэйз» с просьбой направить паспорт, чтобы они выслали мне контракт и авиабилеты.

Это была моя третья легальная работа за границей. Срок контракта — шесть месяцев, с сентября 2022 по март 2023 года. В период действия моего контракта, с 20 ноября по 18 декабря, в Катаре проходил чемпионат мира по футболу.

За программу трудоустройства я заплатила агентству 16 000 ₽: мне сделали скидку 2000 ₽ за повторное обращение.

Письмо от «Катар⁠-⁠эйрвэйз»
Трудовой договор. Мне его выслали по почте, я согласилась на условия, а по прилете подписала

Как я добиралась до Катара

Мой контракт в Болгарии закончился 6 сентября, а девятого я приехала на автобусе в Стамбул, билеты оплачивал болгарский работодатель. Почти две недели я жила там за свой счет в ожидании билетов в Катар. Сколько потратила тогда, уже не вспомню.

Агент создала группу в мессенджере — там было 12 русских ребят, которых одобрили на работу в Катаре. Но все коллективно истерили. Кто-то прошел собеседование в конце июля, а контракт так и не получил. Кто-то получил его, но на чужое имя. Одной одобренной кандидатке сказали, что работодатель изменил свое решение и отказывает ей в работе. Я опасалась, что все затянется и мне не хватит денег на жизнь в Стамбуле до вылета в Катар.

Но для меня все сложилось удачно. 20 сентября мне пришел билет и электронная виза, а 22 сентября я, единственная из группы, улетела в Катар.

Моя виза
Моя виза

В письме с билетом был указан дресс-код для посадки в самолет и визитов в офисы «Катар-эйрвэйз» — бизнес-кэжуал. Это значит никах джинсов, шорт, укороченных брюк, коротких юбок, прозрачных топов и платьев, футболок и спортивной одежды, шляп любого вида, спортивной и открытой обуви.

Подходящей обуви у меня не было, и для полета я надела кроссовки. Повезло, что из-за длинного платья их никто не заметил. При несоблюдении дресс-кода в посадке на рейс отказывали. При мне такого не было, но одна девушка позже рассказала, что для посадки ее попросили переодеться.

Информация о дресс⁠-⁠коде
Информация о дресс⁠-⁠коде

По прилете я быстро прошла пограничный контроль, вопросов ко мне и очередей не было. В аэропорту Дохи я обратилась в специальное агентство, которое организует бесплатный трансфер для сотрудников «Катар-эйрвэйз» до места проживания. Но я ждала помощи и искала нужный автобус больше трех часов.

Меня поразило, что меня не хотели сажать в автобус. Мне пришлось несколько раз созваниваться с сотрудницей отдела кадров: почему-то моего имени не было в списке водителя. Хотя еще больше меня поразила жара, которую я ощутила при выходе из аэропорта. Конец сентября, восемь вечера, температура воздуха — +35 °С, а по ощущениям все +50 °C. В тот момент я впервые задумалась о том, в каких условиях мне предстоит работать.

Аэропорт в Дохе
Аэропорт в Дохе

Как я готовилась к работе

Знакомство с клубом. Я узнала, что мне предстоит работать в пляжном клубе B12 Beach club. Как я уже писала выше, это был совместный проект «Катар-эйрвэйз» и иорданской компании «Айла». Клуб с таким же названием есть в Акабе. По сути, авиакомпания просто купила франшизу у иорданцев. Клуб в Дохе построили для посетителей чемпионата мира по футболу как альтернативу пляжам при отелях. По сути, это был ресторан на пляже с пляжными пуфиками и столиками.

В Катаре жесткие правила в отношении одежды. На городском пляже женщины могут купаться только в буркини — закрытом купальнике для мусульман, — а в бикини допустимо появляться только на частных пляжах и при отелях. При нашем клубе тоже можно было купаться в бикини.

Наш пляжный клуб до наплыва гостей
Наш пляжный клуб до наплыва гостей
Наш пляжный клуб до наплыва гостей
Наш пляжный клуб до наплыва гостей

Обучение. Кроме официантов, в клубе работали повара, кассиры, хостес, уборщики, посудомойщики, охрана, бармены, диджей — всего около 360 человек. Большая часть персонала прилетела в Катар в один день со мной. На следующий день назначили нашу первую рабочую смену. Но ко всеобщему удивлению, в тот момент пляжный клуб еще только строили.

В первый месяц контракта, то есть почти весь октябрь, менеджеры проводили персоналу обучающие тренинги в отеле «Хаятт-ридженси». Большую их часть составляли ролевые игры. Мы разыгрывали сценки: кто-то был гостем, кто-то хостес, а кто-то официантом. Я как официантка должна была приветствовать гостей, давать им меню, принимать заказ, рассказывать о блюдах, напитках и специальных предложениях, спрашивать об аллергиях, приносить еду и напитки гостям, представлять счет, брать плату и убирать со стола после ухода гостей.

Обычно тренинги длились с девяти до трех часов. Я вставала в 07:00, а в 08:00 нас забирал автобус и отвозил в отель. В середине тренинга был кофе-брейк. Свободное время я в основном проводила в апартаментах, смотрела фильмы. Из-за жары в сентябре и октябре не было особого желания гулять.

Последнюю неделю перед открытием мы учили меню дома. Для меня самым сложным было выучить ингредиенты, которые могут вызвать аллергию.

Все время обучения нам начисляли зарплату в соответствии с контрактом.

Медосмотр. Во время обучения все сотрудники прошли медицинский осмотр, сделали флюорографию и прививку от тифа, сдали анализ крови и приняли антигельминтное средство. Медосмотр проводился за счет работодателя в государственной клинике. На все процедуры мы потратили два дня с интервалом в две недели.

Непривычным было, что клиника поделена на две половины с разными входами — для женщин и мужчин. В клинике тоже был дресс-код.

Справка о прохождении медицинского осмотра
Справка о прохождении медицинского осмотра

Подготовка одежды. 28 октября наш пляжный клуб открылся в тестовом режиме только для сотрудников «Катар-эйрвэйз». Вечером перед первым рабочим днем нам выдали униформу. Мужчинам — двое шорт и три футболки-поло. Девушкам — пару юбок-шорт и три рубашки.

Головной убор для всех одинаковый — шляпа. Обувь — низкие белые кеды «Конверс», которые каждый покупал самостоятельно. Я купила их в Дохе за 299 QAR (5780 ₽). Через пару месяцев нам компенсировали их стоимость.

Многие официанты жаловались, что в кедах некомфортно работать: у них неудобная плоская подошва, а ноги не дышат. После этого руководство разрешило надевать любые полностью белые кроссовки.

На мне — шляпа и рубашка, такие выдавали сотрудникам
На мне — шляпа и рубашка, такие выдавали сотрудникам
Я в униформе
Я в униформе

Условия работы

График. По условиям контракта сотрудники должны были работать 48 часов в неделю. Изначально это была шестидневная рабочая неделя по восемь часов в день. Еще один час — перерыв на прием пищи, курение и туалет. После чемпионата график поменялся: на неделе нам предоставляли два выходных, но рабочий день стал длиннее на пару часов.

Клуб был открыт для гостей с 10:00 до 17:00. Первая смена официантов и хостес работала с 08:00 до 17:00, вторая — с 10:00 до 19:00. Обычно я работала в первую смену. Обед для персонала был с 12:00 до 15:00, каждому отводилось по полчаса.

Вот мой типичный рабочий день во время чемпионата:

  • 06:00 — подъем;
  • 07:00 — трансфер до работы;
  • 08:00 — подготовка клуба к открытию;
  • 09:40 — собрание персонала;
  • 10:00 — открытие клуба и работа с гостями;
  • 17:00 — закрытие клуба и трансфер до апартаментов;
  • 18:00 — личное время;
  • 22:00 — сон.

Зарплата и чаевые. Для начисления зарплаты всем работникам оформили банковские карты в местном «Духан-банке». Оплата приходила вовремя, раз в месяц — первого числа. В Катаре нет налога на прибыль, что я получала всю сумму — 3459 QAR (66 862 ₽) в месяц.

А вот чаевые не оправдали ожиданий. Первый месяц мы не работали с гостями, а сотрудники «Катар-эйрвэйз» оставляли на чай очень редко.

Во время чемпионата мира гости часто хотели перевести вознаграждение официантам в электронном виде, но система пляжного клуба этого не позволяла. А некоторые полагали, что чаевые уже включены в счет. Так что на чай давали только те, кто уточнял про чаевые и при этом мог оставить наличные.

За все пять месяцев моей работы я получила на чай 4000 QAR (77 320 ₽). Самые большие чаевые мне оставили ребята из Сербии — 250 QAR (4833 ₽). Пожилой мужчина из Бразилии подарил мне фанатскую футболку. Некоторым моим коллегам оставляли на чай и по 100 $, кому-то дарили билеты на матчи или концерты.

Объем работы. Первый рабочий день я запомню надолго. Вместо запланированных 150 человек к нам пришло 500. Одни мои гости ждали свои заказы больше часа, потому что нам еще не успели настроить POS-систему для приема и оплаты заказов. Мы записывали заказы на бумажку, а потом дублировали их отдельно для кухни и бара. Гости относились к этому с пониманием.

Но даже во время чемпионата мира, то есть через месяц, проблемы с POS-системой полностью не решили. Планшетов для заказа не хватало всем официантам. Иногда, чтобы отправить заказ, приходилось ждать планшет полчаса. При этом в период чемпионата в наш пляжный клуб приходило около двух тысяч человек в день.

Правила и ограничения для сотрудников. Больше всего на работе в Катаре меня шокировало разделение на мужское и женское: у нас даже группы в мессенджере были разные. Еще удивляли правила проживания. Требовалось возвращаться в апартаменты, куда нас поселили, до полуночи, как Золушке. Если девушка не ночевала в апартаментах или вернулась после 00:00, нужно было писать объяснительную.

Однажды мы собрались в клуб компанией человек в 20 и написали коллективную просьбу разрешить нам вернуться в два часа ночи. А если мы отдыхали в баре или клубе небольшой компанией, ставили себе будильник на 23:00, чтобы вовремя заказать такси.

Еще одна странность: в женские апартаменты нельзя было приглашать гостей мужского пола. А вот в мужские апартаменты гостьи приходить могли.

Все эти запреты многим казались несправедливыми. В итоге в сетке-рабице мужских апартаментов проделали дыру, через которую проходили все желающие нарушить режим.

Коллектив. В нашем коллективе были люди 14 национальностей. Основная часть персонала была из Иордании. Многие ребята до этого работали в B12 Beach club в Акабе. Следующими по численности были сотрудники из стран СНГ: России, Беларуси, Киргизии, Узбекистана. Среди поваров были ребята из Шри-Ланки, Непала и Вьетнама, а шеф-повар приехал из Ирландии. Главным менеджером проекта была бывшая профессиональная футболистка из Финляндии.

Между собой все общались на английском. У нас была очень классная и дружная команда, объединенная общими интересами и тягой к путешествиям. Для некоторых ребят это был первый опыт работы за границей. Другие уже кем-то работали в Турции, Иордании, Великобритании и Южной Корее.

Где мы жили

Компания предоставляла сотрудникам бесплатное проживание в недавно построенных апартаментах. Мужские и женские комплексы находились в нескольких километрах друг от друга. Даже официально женатые пары не могли жить вместе. На территории кампуса был магазин, а также бассейн и тренажерный зал, но я туда не ходила.

Апартаменты были двух типов. Первые — для официантов, хостес и помощников поваров. Это трехэтажные виллы с большим холлом-столовой, кухней, бытовкой со стиральной машиной, четырьмя жилыми комнатами и четырьмя душевыми. Каждая комната была рассчитана на двоих.

Вторым видом жилья были квартиры для персонала более высокого статуса: поваров, капитанов — так здесь называлась должность метрдотеля, — администраторов, менеджеров. Квартира была рассчитана на четырех человек. Там были кухня, зал, бытовка со стиралкой, одна душевая, два туалета и две спальни, рассчитанные на двоих человек.

Я жила в вилле, и мне повезло: за все время ко мне никого не подселили и в моем распоряжении была комната с собственной душевой.

Виллы
Виллы
Моя спальня
Моя спальня
1/2
Виллы
Моя спальня
Зал в вилле
Вид из виллы

При заселении каждого сотрудника в спальне ждал приветственный набор. Вот что было в коробке:

  1. Одеяло и подушка.
  2. Набор постельного белья без пододеяльника.
  3. Большое полотенце.
  4. Кружка и чайная ложка.
  5. Шесть вешалок.
  6. Мыло, зубная паста и щетка.
  7. Три литра воды.
  8. Лапша быстрого приготовления.
  9. Пачка печенья и вафли.
  10. Чай, кофе, сахар, сливки.
Приветственный набор
Приветственный набор

Единственный минус — в жилье для персонала не было интернета. Некоторые подключали вайфай самостоятельно и платили по 300 QAR (5799 ₽) в месяц. Если разделить эту сумму на восемь человек в вилле, выходит вполне приемлемо. Но виллы заселяли неравномерно, а роутер раздавал вайфай максимум на два этажа из трех. Поэтому я покупала себе безлимитный мобильный интернет за 250 QAR (4833 ₽) в месяц и пользовалась им везде.

Апартаменты находились в 45 минутах езды от работы. «Катар-эйрвэйз» предоставляла бесплатный трансфер. Каждый вечер нам присылали расписание автобусов в зависимости от нюансов работы. Также были отдельные бесплатные автобусы, на которых можно было добраться до метро или супермаркета. Мы постоянно ими пользовались.

Питание

По условиям контракта работодатель должен был предоставлять нам бесплатное питание в рабочее время. Но пока пляжный клуб строили, нас не кормили. Многие жаловались кадровику, и через десять дней после приезда нам стали выдавать компенсацию за питание — 50 QAR (967 ₽) в день. Этих денег хватало, чтобы купить в магазине продукты на завтрак, обед и ужин.

Приведу цены на некоторые продукты в Катаре:

  • упаковка свежеиспеченных арабских лепешек из пшеничной муки — 1 QAR (19,3 ₽);
  • белый хлеб, 620 г — 5,5 QAR (106 ₽);
  • молоко, 1 л — 6,25 QAR (121 ₽);
  • яйца, 30 штук — 18 QAR (348 ₽);
  • паста, 400 г — от 2 QAR (38,6 ₽);
  • консервированный тунец, 170 г — 7 QAR (135 ₽).

Я питалась в основном дома. Готовила куриный суп, салат с тунцом, на завтрак — яичницу или бутерброды с авокадо. В среднем на продукты я тратила 100 QAR (1933 ₽) в неделю, закупалась в супермаркетах «Карфур» или «Лулу».

Проблема с питанием заключалась еще и в том, что в виллах на кухнях совсем не было посуды, кроме кружки и чайной ложки из подарочного набора. Микроволновые печи почему-то были только в мужских комплексах. Когда одна из поваров озвучила эту несправедливость, ей ответили: «Если тебе нужна микроволновка, купи ее».

В местном супермаркете я купила кастрюлю, сковородку, электрический чайник, две тарелки, ложку, вилку и нож. Потратила на все 230 QAR (4446 ₽). Мы с соседями не скидывались на эти вещи, потому что люди приезжали в виллу не одновременно.

Столовую для персонала в пляжном клубе достроили после 20 ноября, то есть спустя почти два месяца с начала действия контракта. Компенсацию за питание отменили, и нас начали кормить один раз в день. Хотя меня устраивали оба варианта — и с компенсацией, и с питанием в столовой.

Еда и ее выбор в столовой были хорошими: несколько салатов, обязательно рис, иногда еще паста или картофель как альтернатива. Из мясного — курица или телятина, но все очень перченое. Временами кормили рыбой или кальмарами. Всегда была нарезка из помидоров и огурцов, листья салата, яблоки, апельсины, виноград. Часто давали арбуз или дыню.

Из напитков — сок и кофе. Чая не было, здесь как с микроволновкой: хочешь — купи себе сам. В редкие дни предлагали хот-доги, бургеры, пиццу, круассаны и мороженое «Мовенпик». У нас был один русский повар, иногда он готовил нам борщ или салат «Мимоза».

Еда для персонала
Еда для персонала
Еда для персонала

Медицинская страховка

Сотрудник отдела кадров обещал сделать страховку всем сотрудникам в течение первого месяца. Но нам оформили ее только через три с половиной месяца после прибытия в Катар.

Мне было очень важно получить страховку, потому что после операции требовалось делать УЗИ или МРТ слюнной железы раз в полгода. В Болгарии пройти это обследование мне не удалось. И как только нам оформили все документы в Катаре, я записалась на бесплатный прием к терапевту.

Перед приемом измерили температуру, давление, пульс, рост и вес. Терапевт выслушал мою историю болезни, все записал и сказал, что мне перезвонят. Меньше чем через неделю меня записали на консультацию к лице-челюстному хирургу, и он назначил МРТ. За два приема к узкому специалисту и МРТ я заплатила 230 QAR (4446 ₽). Для сравнения: годом ранее аналогичная МРТ в Перми обошлась мне в 9000 ₽.

Моя Health Card
Больница
Я после МРТ

Как мы отдыхали

Лучшее время на любой работе — это, конечно, отдых. В Дохе много баров и клубов, но очень дорогой алкоголь. Для примера несколько цен из меню нашего пляжного клуба:

  • пиво «Хайнекен», 0,33 л — 34 QAR (657 ₽);
  • классический мохито — 60 QAR (1160 ₽);
  • водка «Столичная», 1 л — 1050 QAR (20 296 ₽).

К счастью для нас, во многих заведениях сотрудникам «Катар-эйрвэйз» предоставлялась скидка. Баснословные цены на алкоголь в Катаре объясняются религией и традициями этой страны. На чемпионате болельщикам даже не продавали пиво на стадионах.

Меню нашего пляжного клуба. Цены на блюда и напитки у нас были средние по Катару
Меню нашего пляжного клуба. Цены на блюда и напитки у нас были средние по Катару
Меню нашего пляжного клуба. Цены на блюда и напитки у нас были средние по Катару

Мне нравилось просто гулять по городу. Доха — это музей современного искусства под открытым небом. На улицах установлены работы Дэмиана Херста, Джеффа Кунса и Яеи Кусама.

Здание Национального музея Катара само по себе — объект архитектурного искусства, а Музей исламского искусства можно увидеть в фильме Гая Ричи «Операция „Фортуна“: Искусство побеждать». Особенно я любила приходить на местный рынок, покупать там кофе и не спеша прогуливаться вдоль набережной до парка Музея исламского искусства.

Музей исламского искусства
Закат у Музея исламского искусства
Скульптура Лоренцо Куинна «Сила природы II»
Скульптура Яеи Кусама
Амфитеатр

Во время чемпионата я не ходила ни на один матч. Я не большая фанатка футбола, поэтому у меня не было желания тратить 1600 QAR (30 928 ₽) на билет.

Зато практически все наши работники сделали себе фанатскую карту «Хайя-кард»: по номеру одного билета на матч можно было зарегистрировать несколько человек. «Хайя-кард» мы делали просто через приложение, эта карта позволяла бесплатно пользоваться метро и проходить на FIFA Fan Festival.

Fan Festival мне очень понравился. Так я бесплатно сходила на концерты Кельвина Харриса, Пола ван Дайка и Шона Пола. И снова о ценах на алкоголь — на фестивале пол-литра пива «Бадвайзер» в сувенирном стакане стоили 50 QAR (966 ₽).

Моя «Хайя-кард»
FIFA Fan Festival
FIFA Fan Festival
Фан-зона во время чемпионата

Как я уволилась

По личным обстоятельствам мне пришлось закончить контракт раньше, чем я планировала. Чтобы избежать штрафов, нужно было предупредить об уходе кадровую службу за 30 дней.

Еще при приеме на работу нам обещали выдать обратный авиабилет. Я не планировала возвращаться в Стамбул, из которого прилетела, и несколько раз уточняла у нашего кадровика, можно ли получить билет в другой город. Он отвечал, что да.

На середину февраля я запланировала небольшой отдых в Иордании, потому что давно мечтала побывать в Петре. А дальше планировала перейти наземную границу из Акабы в Израиль. Но когда дело дошло до выдачи обратного билета, мне объяснили, что «Катар-эйрвэйз» выдаст мне билет даже не в Стамбул, а только в ту страну, резидентом которой я являюсь, — то есть в Россию. Этот вариант мне совершенно не подходил.

В итоге я самостоятельно купила билет в Амман — столицу Иордании, потратила 745 QAR (14 400 ₽). В офисе «Катар-эйрвэйз» меня попросили написать заявление с отказом от билета в РФ.

Самым проблематичным при увольнении было пройти проверку виллы. До меня уже увольнялось несколько человек, поэтому я знала, с чем мне придется столкнуться. За любое пятно на обивке мягкой мебели из зарплаты удерживали полную стоимость испорченного предмета. Поэтому за день до проверки я вызвала химчистку мягкой мебели за 260 QAR (5026 ₽).

Стоимость мы разделили на семь человек, проживающих в вилле. Но у нас осталось пятно от утюга на самом большом диване стоимостью 1316 QAR (25 438 ₽). У нас семерых вычли из зарплаты по 188 QAR (3634 ₽). Если бы проблемы с мебелью были в моей комнате, все расходы на ее восстановление возмещала бы я одна.

Итак, я проработала в Катаре с 22 сентября по 6 февраля. Еще десять дней заняло оформление документов на увольнение. В Амман я улетела 16 февраля.

За неполные пять месяцев я заработала 19 280 QAR (372 682 ₽), а потратила 5680 QAR (109 794 ₽).

Траты за пять месяцев в Катаре — 5680 QAR (109 794 ₽)

Еда2000 QAR (38 660 ₽)
Интернет1250 QAR (24 163 ₽)
Развлечения1000 QAR (19 330 ₽)
Билет в Иорданию745 QAR (14 400 ₽)
Посуда230 QAR (4446 ₽)
Приемы у врача и МРТ230 QAR (4446 ₽)
Штраф за пятно на диване188 QAR (3634 ₽)
Химчистка мебели37 QAR (715 ₽)

Траты за пять месяцев в Катаре — 5680 QAR (109 794 ₽)

Еда2000 QAR (38 660 ₽)
Интернет1250 QAR (24 163 ₽)
Развлечения1000 QAR (19 330 ₽)
Билет в Иорданию745 QAR (14 400 ₽)
Посуда230 QAR (4446 ₽)
Приемы у врача и МРТ230 QAR (4446 ₽)
Штраф за пятно на диване188 QAR (3634 ₽)
Химчистка мебели37 QAR (715 ₽)

Что в итоге

Катар был третьей зарубежной страной, где я легально работала. Я бесконечно ценю этот опыт. Но для себя я поняла, что Катар — однозначно не та страна, в которой мне хотелось бы жить. Здесь слишком жаркий климат и очень много запретов по половому признаку. При этом хочу отметить, что в Катаре я не испытывала никакой дискриминации из-за своего гражданства.

Сейчас я в Израиле и планирую остаться здесь на неопределенный срок. А дальше надеюсь продолжить путешествовать, знакомиться с новыми людьми и странами. Всем, кто мечтает о работе за границей, я рекомендую не бояться, но выбирать агентства и варианты по советам знакомых или отзывам в интернете.

Напоследок покажу еще немного фото Дохи
Вид на пляж отеля «Шератон»
Фонтан
Бутылочное дерево
Граффити на улице Дохи

Новости, которые касаются всех, — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @tinkoffjournal

А вы работали за границей? Поделитесь своим опытом в комментариях:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество