Видеть, как снижается стоимость ваших активов, — больно. Однако далеко не всегда такие ситуации приводят к реальным убыткам.

Чтобы разобраться, когда возможен худший сценарий, а когда просадку стоит просто переждать, важно проанализировать ситуацию и не паниковать. Мы попросили проректора Российской экономической школы Максима Буева прокомментировать типичные проблемы начинающих инвесторов.

«Я поверил эксперту в „Телеграме“, купил акций, а они через месяц упали на 20%»

В таком случае важно проанализировать, с чем связано это падение: с проблемами конкретного актива или они отражают ситуацию в экономике в целом? Например, это может быть свидетельством огромных внутренних проблем компании, которые неожиданно стали явными.

Так было с акциями Royal Bank of Scotland после мирового финансового кризиса 2008 года — тогда банк потерял в капитализации около 80%. Спустя 13 лет он так и не приблизился к прежнему уровню. В таких случаях лучше всего признать убытки, выйти из инвестиций и искать альтернативу.

Источник: companiesmarketcap.com
Источник: companiesmarketcap.com
Источник: companiesmarketcap.com
Источник: companiesmarketcap.com

Но падение на 20% может быть связано с кризисом всей системы, когда рынки охватывает паника и волны распродаж. В такие моменты выгодно не поддаваться панике, а скупать подешевевшие активы. Если в цене упали акции, которые вы сами только что купили, следуйте совету барона Ротшильда: покупай, когда на улице проливается кровь, даже если она твоя. За паникой следует коррекция. Именно так обстояли дела весной 2020 года: пандемия вызвала резкое снижение котировок, но потом последовал отскок. На нем удалось заработать многим инвесторам, в том числе начинающим.

Но эти подходы актуальны, только если вы частный инвестор. Если вы решили заниматься трейдингом, то ваши шансы заработать на фондовом рынке стремятся к нулю. Даже если когда-то это удастся сделать, это будет единичный опыт, развивать свой успех систематически не удастся. Вот почему.

Чтобы успешно торговать, этим нужно заниматься профессионально, думать об этом день и ночь, читать, учиться, ездить на конференции, и еще лучше — в какой-то момент пойти работать в крупную институциональную организацию — банк, инвесткомпанию, хедж-фонд. Это поможет понять, как устроен финансовый рынок, кто делает деньги и за счет кого.

У частных инвесторов просто нет шансов противостоять в трейдинге большим игрокам из-за их информационного и технологического преимущества. Более того, многие институциональные игроки — пенсионные фонды, фонды целевого капитала, эндаументы, ПИФы — также не имеют шанса против хеджевых фондов и инвестбанков: ведь последние нанимают лучшие таланты и инвестируют в наиболее быстрые и мощные алгоритмы. Эта структура финансового рынка сложилась давно — ее описал знаменитый экономист Джек Трейнор еще лет 50 назад.

Инвестор отличается от трейдера гораздо более длительным горизонтом планирования. Он делает ставки на факторы, закономерности, которые сыграют через годы. Есть известная фраза: прилив поднимает все лодки. Так и эти факторы вынесут инвестора на поверхность, даже если в моменте он переплатит комиссии брокерам и купит актив дороже, чем акулы рынка.

Чтобы распознавать факторы роста, тоже надо много учиться и читать. В какой-то момент вам станет понятно, кто эксперт, а кто нет, в каком случае его надо слушать, а в каком — его совет к вашей стратегии инвестирования не имеет отношения.

«Я начал инвестировать три месяца назад, мой портфель так и не вышел в плюс. Зря я вообще в это ввязался, лучше продать все сейчас»

На эволюцию рынка можно упрощенно смотреть через призму двух динамик.

С одной стороны, есть долгосрочный тренд — траектория, которой рынок следует какой-то период. Он связан с фундаментальными факторами: макроэкономическими показателями, состоянием экономики, конкретной отрасли или бизнеса. Если правильно распознать тренд, то можно сделать деньги на простой линейной стратегии — покупать и ждать роста. Известная трейдерская поговорка гласит: the trend is your friend, или тренд — это твой друг.

С другой стороны, вокруг тренда есть циклические колебания. Это проявление краткосрочных сдвигов в спросе и предложении, эмоциональной реакции трейдеров и инвесторов на слухи и новости и прочее.

Просадка портфеля может быть следствием и краткосрочных колебаний, и изменений долгосрочного тренда. В первом случае торопиться продавать не стоит: рынок себя скорректирует. Иногда такие просадки длятся довольно долго, несколько месяцев, как, например, случилось в этом году с ETF, инвестирующими в акции Китая. Мало кто сомневается, что в средне- и долгосрочной перспективе Китай продолжит расти, но по стечению обстоятельств 2021 год для этого фондового рынка оказался не очень удачным.

Если же просадка портфеля — результат каких-то фундаментальных изменений в тренде, то портфель придется корректировать: продать или докупить ценные бумаги, зафиксировать убытки или искать новые возможности для инвестиций. Восстановление рынка после серьезных крахов, «сдувания пузырей», может занять десятилетия. Например, фондовый рынок США восстановился лишь спустя 30 лет после краха 1929 года.

Иногда бывает трудно понять причину просадки — она временная или результат фундаментальных проблем? Чтобы не ломать долго голову, теория управления активами предлагает простое, но действенное решение: соберите диверсифицированный портфель и проводите его регулярную ребалансировку. В долгосрочной перспективе такая стратегия оказывается вполне успешной.

Источник: federalreservehistory.org
Источник: federalreservehistory.org
Источник: federalreservehistory.org
Источник: federalreservehistory.org

«Илон Маск написал в „Твиттере“, что компания, в которую я инвестировал — это не круто, и ее акции обвалились. А я их только вчера купил, видимо, надо продать»

Рынок зависит от лидеров мнений — публичных людей, за которыми следят, даже если они не разбираются в финансах. У литературного критика Галины Юзефович есть замечательная лекция про то, что сейчас не столько критики влияют на продажи книг, сколько блогеры и селебрити. Так же примерно происходит и с финансовым рынком: то, что покупают массовые инвесторы, может зависеть от заявлений известных людей. Подобные заявления — это информационный шум. Он может повлиять на динамику акций компаний, но если за этими словами не стоит никаких фундаментальных причин, то скачок в цене будет краткосрочным.

Чтобы не вестись на шум, инвесторам важно делать «домашнюю работу»: изучать заинтересовавшие компании. Конечно, начинающим инвесторам сложно разобраться во всех нюансах — не хватает знаний и интуиции. Поэтому и торговать акциями отдельных компаний им не рекомендуется — лучше вкладываться в биржевые фонды. Подобные «корзины» инструментов в гораздо меньшей степени подвержены скачкам цен, хотя бы потому, что помимо акций просевшей компании в корзине будут акции и других компаний, про которые Илон Маск не говорит.

«Купил кучу акций ради дивидендов, а их сократили. Чувствую себя неудачником»

Брокерские компании, банки и инвестиционные порталы регулярно публикуют прогнозы выплаты дивидендов. Их формируют на основе финансовой отчетности компаний. Разумеется, прогнозы могут не оправдываться.

Сокращение дивидендов в большинстве случаев — это признак плохого финансового положения компании: снижения выручки, роста долгов и прочего. Однако иногда это означает подготовку компании к приобретению другой компании или решению по обратному выкупу акций — это хороший знак.

Помимо дивидендной доходности акции держат и ради роста их стоимости. Решение о том, продавать или держать их, стоит принимать исходя из своей инвестиционной стратегии. Возможно, компания слишком перспективна, чтобы отказываться от ее акций из-за сокращения дивидендов.

«У надежной компании, в которую давно инвестирую, нашли следы мошенничества в отчетах. Котировки упали. Что делать?»

Случаи корпоративного мошенничества не так редки. Скандалы с Enron, WorldCom, Volkswagen широко известны. Как правило, суть такого мошенничества в подтасовках бухгалтерского учета, чтобы завысить видимую прибыль компании. На раскрытие махинаций могут потребоваться годы.

Когда в конечном итоге корпоративное мошенничество обнаруживается, оно может уничтожить даже транснациональные компании с миллиардными годовыми доходами. К сожалению, такие скандалы — всегда неожиданность. Чтобы не оказаться в ловушке из-за инвестиций в такую компанию, инвестору, опять же, надо диверсифицировать свой портфель. Такие риски можно нивелировать за счет других компаний в портфеле.

«Вложился в IPO одной модной компании, а она подешевела через неделю на 50%»

Одним из критериев успеха IPO называют скачок цены акций в первый день торгов. По сути, он показывает, что компания по той или иной причине недооценила свою стоимость — инвесторы рассматривают это как шанс заработать.

Но на самом деле компании очень часто недооценивают свою стоимость. Почему? С одной стороны, новый бизнес бывает трудно оценить, и недооценка — результат банальных ошибок. С другой стороны, она может быть стратегическим решением инвестиционных банков — андеррайтеров, помогающих компании выйти на биржу. При запуске торгов они должны обеспечить гладкую торговлю. Разумеется, за комиссию. В некоторых случаях андеррайтерам интересно запустить торги на вторичном рынке с большим объемом и в результате занизить стартовую цену. Торги откроются, произойдет скачок цены.

Когда стратегические нюансы первого дня торгов перестанут иметь значение, рынок нащупывает справедливую стоимость компании. Динамика может оказаться как положительной, так и отрицательной. Например, акции Facebook и Uber какое-то время после IPO падали.

Эта динамика может зависеть от фундаментальных показателей бизнеса. Для инвестора IPO не отличается от иных типов инвестиций: он должен не слепо верить в компанию, а тщательно проанализировать ее финансовую отчетность.

«Я решил попробовать фьючерсы, потерял кучу денег и еще столько же должен остался»

Если так произошло, то вы, вероятно, очень плохо представляли себе, как именно работает фьючерсный контракт. Именно поэтому регуляторы фондовых рынков вводят разнообразные экзамены: они помогают брокерам понять уровень знаний инвесторов и ограничить им доступ к сложным инструментам, если требуется.

Но трейдеры часто совершают идиотские ошибки даже при торговле хорошо знакомыми инструментами. В этом виноваты эмоции и усталость, а незнание продукта многократно увеличивает шансы идиотских ошибок. Прежде чем торговать чем-то, проведите сценарный анализ: что произойдет с вашей позицией, обязательствами по ее обеспечению при изменении цены продукта. Еще лучше — протестируйте различные сценарии при изменении процентных ставок, цен на нефть. Только хорошо понимая последствия, вы будете защищены от катастрофических потерь, и, скорее всего, вы просто будете избегать ситуаций, где такие последствия возможны в принципе.

«Я купил акции, они выросли — и я на радостях их продал. А они выросли еще на 30% процентов с момента продажи»

В такой ситуации сложно не погоревать об упущенных возможностях. Однако задайте себе вопрос: насколько вы были уверены в том, что акции вырастут еще на 30% в момент их продажи? Если не были, то и горевать не имеет смысла: наверняка были основания полагать, что акции упадут в цене.

Тем не менее люди постоянно переживают из-за упущенных возможностей. Есть даже «теория сожаления»: страх и ожидание негативных последствий потенциально неправильного выбора влияют на действия инвестора. Например, из-за них он может в одних ситуациях быть излишне консервативными, а в других — наоборот, слишком рисковать. Во время продолжительных «бычьих» рынков — когда все активы дорожают — такой страх заставляет некоторых инвесторов продолжать активно вкладывать деньги, игнорируя при этом признаки надвигающегося краха.

Чтобы эмоции не влияли на решения, инвестиционный процесс нужно автоматизировать: вводить собственные правила. Вы договариваетесь с собой, что действуете по этим правилам, выстраиваете свою стратегию и не переживаете о том, что отклонение от правил могло бы в конкретном случае вам принести еще большую доходность. Главное, как в поговорке, выиграть войну, а не отдельную битву.

Самое простое правило — автоматически фиксировать прибыль и убытки при достижении определенной цены. Это делается с помощью специальных заявок — тейк-профит и стоп-лосс. Тейк-профит продает актив, если он подорожал до заданного инвестором уровня — то есть он нужен, чтобы зафиксировать прибыль. Стоп-лосс продает актив, если он подешевел до определенного уровня — чтобы зафиксировать убытки.

Например, считается, что покупать бумагу стоит, если потенциал ее роста в два-три раза превышает потенциал падения — то есть соотношение риска к награде равно 1:2 или 1:3. Если потенциал роста 50—75%, то возможное падение должно составлять не более 25%. Если выставить тейк-профит и стоп-лосс по этим уровням, система автоматически зафиксирует прибыль, когда цена достигнет заданного уровня — даже если после этого продолжит расти. А при падении бумаги система поймает убытки на уровне стоп-лосса и не даст потерять больше.

Если выбранное правило раз за разом оказывается не очень эффективным, думайте, как его улучшить. Именно следование собственной стратегии в долгосрочной перспективе оказываются залогом успеха, а переживания из-за упущенных возможностей ему точно не способствуют.

«Вложился в корпоративные облигации на пару миллионов в расчете на высокую доходность, а компания взяла и исчезла с радаров»

Если компания выпускает облигации и они торгуются на бирже, то она не может просто «исчезнуть с радаров». Компания связана юридическими обязательствами по выплате процентов по долгу — купонов, а также в большинстве случаев по возвращению номинала облигации, когда истечет срок ее обращения.

Однако и среди облигаций, торгующихся на бирже, есть те, по которым более вероятен дефолт — нарушение обязательства по выплате процентов. В случае дефолта начинается правовое урегулирование ситуации — например, долг могут реструктурировать, заменить облигации на другие с более низким купоном.

Даже когда реструктуризация невозможна, у компании есть какие-то активы, которые можно продать в счет долга. Однако процесс возврата может растянуться на долгие годы, при этом он будет организован по остаточному принципу: сначала долги вернут по облигациям более старшего типа в структуре капитала обанкротившейся компании. Подобные казусы случаются не только с корпоративным долгом, но даже с суверенным: широко известен случай с урегулированием дефолта по облигациям суверенного долга Аргентины. Дефолт случился в 2001 году, а реструктуризация долга заняла без малого 15 лет.

Чтобы понять, какого типа облигации вы покупаете, прежде всего сравнивайте их доходность по отношению к «безрисковым» бумагам, вроде ОФЗ или облигаций суверенного долга. Чем больше доходность, тем более высокий риск дефолта «зашит» в облигации. В момент написания этой заметки наиболее рискованные облигации в России предлагают годовую доходность в 13—15%. На русском языке такие облигации так и называют высокодоходными, а на английском нередко — junk bonds, «мусорные».

«Мне было лень разбираться с налогами — я думал, это сущие копейки. Но они съели огромную часть моего дохода. Лучше бы не начинал»

Налоговые ставки могут зависеть от типа счета, на который регистрируются доходы, типа инвестиций, типа самих доходов и других факторов. Так или иначе, инвесторы должны отдавать себе отчет в том, что доход от торговли ценными бумагами почти всегда облагается каким-то налогом.

Практика, однако, показывает, что мало кто это делает. По данным одного американского исследования, около трети инвесторов не понимают термина «эффективное инвестирование с точки зрения налогообложения» и не могут привести пример таких инвестиций.

Запутанность налогообложения — не повод его не изучать. Инвестирование требует педантичного подхода. Вы должны учесть не только налоги, но и размер брокерских комиссий и прочих транзакционных издержек, которые также могут оказаться весьма существенными. К сожалению, мобильные приложения для массовых инвесторов почти никогда не показывают статистику по уплаченным комиссионным и доходность с учетом комиссий. Это придется считать самому в «Экселе». Но только так вы увидите истинную прибыльность своих действий на фондовом рынке.