Предложение заключить договор не означает, что работодатель честный.

В апреле 2021 года я сломала ногу и на основной работе два месяца была на больничном. В это время решила удаленно подработать журналистом, копирайтером или редактором: у меня неполное журналистское образование и я девять лет работала в архангельских СМИ.

Так я и нашла на «Авито» вакансию редактора в агентстве ClickCorr. Оно предлагало от 20 000 Р в месяц и обещало оформить по договору — какому именно, в вакансии не уточнялось, но условия мне понравились. Я откликнулась, и меня взяли на работу.

В следующие две недели я трудилась почти без выходных и отредактировала около восьмидесяти текстов. А потом узнала, что общаюсь не с сотрудницей агентства, а с мошенницей. И что денег мне не заплатят.

Расскажу, как это вышло и как я безуспешно пыталась наказать аферистку.

Сейчас, в марте 2022 года, на «Воркспейсе» есть точная копия вакансии, на которую я откликнулась. Только автор объявления — некий Петро Колымейко, а я общалась с Екатериной Служеникиной. Возможно, это один и тот же человек. Источник: workspace.ru
Сейчас, в марте 2022 года, на «Воркспейсе» есть точная копия вакансии, на которую я откликнулась. Только автор объявления — некий Петро Колымейко, а я общалась с Екатериной Служеникиной. Возможно, это один и тот же человек. Источник: workspace.ru

Как я устраивалась на «работу»

Отклик на вакансию. В сообщении-отклике я указала, что девять лет трудилась в архангельских СМИ. Резюме и примеры своих статей не прикладывала, но была готова их отправить, если попросят.

Я не особо надеялась, что мне ответят. Но через сутки мне неожиданно написала автор объявления Екатерина и сразу предложила посмотреть примеры чужих работ и выполнить тестовое задание.

Она была вежлива и приветлива, это усыпило мою бдительность. Я даже не задумалась, почему Екатерина пишет мне в одиннадцать вечера и первого мая, в праздник. И почему она не просит ни резюме, ни портфолио. Поэтому я сразу согласилась выполнить задание.

Моя собеседница не говорила, что представляет агентство, но этот вывод напрашивался сам собой
Моя собеседница не говорила, что представляет агентство, но этот вывод напрашивался сам собой

Тестовое задание. Я дала Екатерине адрес своей электронной почты, и она скинула мне тестовое задание. В нем нужно было отредактировать текст длиной пять — семь тысяч знаков, то есть на две с половиной — три страницы. На работу Екатерина дала мне три дня.

Редактировать текст было сложно: это была научная статья, которую явно перевели с иностранного языка через «Гугл-переводчик». Я переписывала каждое предложение, чтобы текст легко читался и в нем не было ошибок. В итоге потратила на это полдня. Когда я скинула работу Екатерине, она сообщила, что должность редактора моя.

Сначала Екатерина выслала мне тестовое задание и примеры правильных и неправильных работ
Сначала Екатерина выслала мне тестовое задание и примеры правильных и неправильных работ
Часть текстового задания, которое мне прислали из агентства. Такое ощущение, что текст писал робот
Часть текстового задания, которое мне прислали из агентства. Такое ощущение, что текст писал робот
Екатерина похвалила меня и предложила дальше для удобства общаться в «Телеграме»
Екатерина похвалила меня и предложила дальше для удобства общаться в «Телеграме»

Договор. Екатерина выслала мне на электронную почту «трудовой договор». Его нужно было распечатать, заполнить, подписать и отправить почтой в Красноярск, на адрес агентства ClickCorr. Это меня окончательно подкупило: я думала, что мошенники не будут заморачиваться ни с какими договорами.

Меня не насторожило, что Екатерина не попросила никаких документов. Ведь я никогда не работала удаленно и не знала, что обычно работодатели требуют сканы паспорта, СНИЛС, ИНН и трудовой книжки. К тому же из-за сломанной ноги я была очень уязвимой и доверчивой.

Так что единственное, что я сделала, — нашла в интернете сайт агентства ClickCorr. Сейчас оно, видимо, закрылось, сайта нет. Но тогда он работал. Еще я сравнила реквизиты компании из договора с теми, что на сайте. Они совпадали, но я не догадалась, что их можно было просто скопировать.

Я не заметила в договоре подозрительных формулировок. Уже позже я увидела, что рабочим местом был указан офис, хотя меня брали на удаленку. А работа редактором называлась неосновной, хотя потом я прочитала в интернете, что такого термина нет: есть «работа по совместительству»
Я не заметила в договоре подозрительных формулировок. Уже позже я увидела, что рабочим местом был указан офис, хотя меня брали на удаленку. А работа редактором называлась неосновной, хотя потом я прочитала в интернете, что такого термина нет: есть «работа по совместительству»
Я не заметила, что печать на договоре явно поставлена в «Фотошопе». Под ней пропали некоторые буквы и цифры
Я не заметила, что печать на договоре явно поставлена в «Фотошопе». Под ней пропали некоторые буквы и цифры

Объем работы и условия оплаты. Екатерина объяснила, что я могу работать в любое время и с любой интенсивностью. Главное — выполнять норму, то есть сдавать минимум 160 статей в месяц. Тогда я буду получать оклад 20 000 Р и надбавку за каждую статью: 100 Р — за тексты до 7000 символов с пробелами, то есть меньше двух с половиной страниц, и 200 Р — за тексты от 7000 знаков. В сумме за 160 статей должно было выходить примерно 36 000 Р.

Я решила, что для удаленной работы это хорошая зарплата. И подумала, что, когда наберусь опыта, смогу редактировать еще больше.

Екатерина предупредила, что у них в агентстве есть коэффициент погрешности — 85%. То есть я могу отредактировать не 160, а 136 текстов за месяц и все равно получить за это оклад — 20 000 Р. Но если такое повторится и в следующем месяце, меня уволят. Я не знала, что уволить просто за плохую работу по закону очень сложно.

В итоге я согласилась и даже не заметила, что Екатерина не попросила у меня данные банковского счета. Об этом я задумалась гораздо позже, а пока только посоветовалась с мужем насчет зарплаты и условий. Но он никогда не работал удаленно и ничего в этом не понимал, к тому же он далек от документов и законов. Он просто сказал: «Решай сама, тебе виднее», — и дальше я полагалась только на себя.

Я распечатала и подписала договор и сообщила мошеннице, что готова приступить к работе.

Объемы работы были прописаны в договоре
Объемы работы были прописаны в договоре
Так же, как и гонорар. Позже я узнала от знакомого юриста, что пункт 4.2 нарушал трудовой кодекс: по нему зарплату должны выплачивать не реже двух раз в месяц. А в пункте 4.3 должен был быть один из вариантов оплаты: либо на руки наличными, либо на счет
Так же, как и гонорар. Позже я узнала от знакомого юриста, что пункт 4.2 нарушал трудовой кодекс: по нему зарплату должны выплачивать не реже двух раз в месяц. А в пункте 4.3 должен был быть один из вариантов оплаты: либо на руки наличными, либо на счет

Как была устроена работа

Коммуникация с Екатериной строилась так. Она дала мне ссылку на «Гугл-диск» и загрузила туда сорок документов с текстами — объем на первую неделю. Отредактированные статьи я должна была перемещать в папку «Готово».

Темы были разные: болезни, патологии развития, отношения полов, дети, хобби. Но абсолютно во всех статьях почему-то упоминалась Польша или ее жители. Это было странно, хотя особо меня не волновало. Куда пойдут эти тексты, я не спрашивала.

Я решила работать с понедельника по пятницу и редактировать по восемь статей в день. Но это оказалось невозможно, потому что тексты были в ужасном состоянии — со множеством ошибок и странных оборотов, присущих машинному переводу. Предполагаю, что статьи скачали с польских сайтов и перевели на русский через «Гугл-переводчик». В итоге на каждый текст у меня уходило в среднем по три часа и я ужасно переживала, что медленно работаю.

На некоторые статьи я вообще зря тратила время. Например, тексты на медицинскую тематику было попросту не понять. На них уходило один-два часа, и все равно я перемещала их в папку «Утиль» — Екатерина создала ее для статей, с которыми я не справлюсь, и обещала потом отдать другим редакторам.

В общем, на пятый день работы я поняла, что редактировать по восемь текстов в день не получится. И решила работать не пять, а шесть с половиной дней в неделю — оставить для отдыха только половину воскресенья. Так к концу недели я выполнила норму в сорок статей.

Я написала Екатерине в «Телеграме», что все готово. Она поблагодарила меня, обещала проверить все тексты, а если что-то не так — написать, что переделать. И сразу загрузила еще сорок документов с новыми статьями.

Как я поняла, что работаю на мошенницу

Я проработала две недели, и все это время меня не покидало чувство тревоги. Но я убеждала себя, что это синдром удаленного работника. Я слышала, что он возникает, когда сотрудник не ходит в офис и не видит своего работодателя. В итоге даже если человек получает зарплату, его не покидает чувство незащищенности и неопределенности. А моя первая зарплата вообще была впереди.

К концу второй недели я прислушалась к чутью и поняла, что тревожных признаков слишком много. Это были большие перерывы в общении, отсутствие правок и то, что у меня так и не спросили реквизиты счета.

Перерывы в общении. Екатерина говорила, что работает с понедельника по пятницу. Но когда я задавала ей какой-то вопрос — например, о стиле текстов, она не отвечала по несколько дней. Как-то я написала ей в «Телеграме» в понедельник, а она ответила только в среду.

Отсутствие критики. Екатерина не оставляла замечаний ни по тестовому заданию, ни по остальным статьям. Я много лет работала журналистом и знала, что такого просто не бывает. Казалось, Екатерина не смотрит тексты, а просто копит их, чтобы забрать сразу за месяц.

Молчание про зарплату. В середине второй недели я спросила, не хочет ли Екатерина узнать, на какую карту переводить оплату. Она прочитала сообщение, но не ответила. Это стало последней каплей, и я позвонила в агентство.

Реакция агентства и самой мошенницы

Я нашла на сайте агентства ClickCorr номер офиса — позвонила туда и спросила, работает ли у них Екатерина Служеникина. Мне ответили, что нет, но в компании о ней слышали: девушка прикрывается их названием и разводит доверчивых редакторов на бесплатный труд.

Сейчас, в марте 2022 года, агентство ClickCorr есть во многих черных списках работодателей. Само оно, судя по всему, закрыто. Возможно, агентство действительно не виновато, а репутацию ему испортила мошенница.

Агентство работало больше 15 лет, не задолжало по исполнительным производствам и платило налоги, хоть и подозрительно маленькие. Думаю, оно действительно не имело отношения к мошеннице. Источник: checko.ru
Агентство работало больше 15 лет, не задолжало по исполнительным производствам и платило налоги, хоть и подозрительно маленькие. Думаю, оно действительно не имело отношения к мошеннице. Источник: checko.ru
Но секретарь фирмы, с которой я разговаривала по телефону, была права. Судя по отзывам в интернете, Екатерина обманула очень многих людей. Источник: nahjob.top
Но секретарь фирмы, с которой я разговаривала по телефону, была права. Судя по отзывам в интернете, Екатерина обманула очень многих людей. Источник: nahjob.top

После разговора с агентством я сильно разволновалась. Ведь стало ясно, что я две недели помогала какой-то аферистке. Но потом я успокоилась и удалила с «Гугл-диска» все файлы с отредактированными статьями, чтобы Екатерина не могла ими воспользоваться.

В тот же день девушка написала мне и спросила, куда пропали тексты. И тут я совершила ошибку — ответила, что отправила статьи в настоящее агентство ClickCorr и буду писать заявление в полицию.

Аферистка тут же стерла нашу переписку в «Телеграме», и я не успела сделать ни одного скриншота. У меня остались только самые первые сообщения в почте — с тестовым заданием и договором. Но в полиции они мне не помогли.

Что сказали в полиции

Моя нога была в гипсе, поэтому я написала электронное обращение в Генеральную прокуратуру Архангельской области. Через несколько дней пришло уведомление, что заявление направлено в отдел полиции по моему району и что проверка будет длиться 60 суток. Позже я узнала, что быстрее было бы сразу писать в полицию.

Через несколько дней ко мне пришел участковый. Я рассказала ему обо всем, что случилось, а он подробно записал мои показания. Но предупредил, что уголовное дело, скорее всего, не возбудят, ведь состава преступления не было: мошенница не выманила у меня деньги, а раз я удалила файлы, она не воспользовалась результатами моего труда. Вскоре такой же ответ пришел и из ОВД.

К тому времени я уже смирилась с ситуацией и решила, что легко отделалась. Я проработала на мошенницу всего две недели, а в отзывах люди писали, что трудились целый месяц. Так что я просто восприняла эту историю как урок.

Текст моего заявления на госуслугах. В качестве доказательств к обращению я прикрепила скан «трудового договора» и скрины переписки по электронной почте
Текст моего заявления на госуслугах. В качестве доказательств к обращению я прикрепила скан «трудового договора» и скрины переписки по электронной почте
Такой ответ на обращение я получила по почте
Такой ответ на обращение я получила по почте

Признаки работодателя-мошенника

В Т—Ж уже писали, как проверить работодателя через сайты ФНС, реестр банкротов и другие ресурсы. Но в моем случае это бы не помогло, ведь мошенница прикрывалась фирмой с хорошей репутацией.

Екатерина использовала данные действующей организации. Поэтому проверка агентства по ИНН и ОГРН в открытых источниках ничего бы не дала. Источник: vypiska-nalog.com
Екатерина использовала данные действующей организации. Поэтому проверка агентства по ИНН и ОГРН в открытых источниках ничего бы не дала. Источник: vypiska-nalog.com

После истории с лжеагентством я выделила другие признаки, по которым можно распознать работодателей-аферистов.

Не просят документы. Позже я много сотрудничала с онлайн-изданиями на удаленке и убедилась: чтобы оформить договор, нужны документы. Екатерина же их не просила.

Не спрашивают реквизиты счета. Порядочные фирмы просят полные реквизиты банковского счета вместе с остальными документами.

Непонятная должность. В заголовке вакансии, на которую я откликнулась, была должность корректора, а в описании — редактора, хотя это разные профессии. Корректор делает текст грамотным: исправляет орфографические ошибки, расставляет знаки препинания. А редактор может полностью переписать текст, чтобы он был понятным и легко читался. То есть я выполняла обязанности редактора.

Простая работа за приличные деньги. Из разговора с Екатериной я поняла, что обязанности будут несложные, а работа будет отнимать всего три-четыре часа в день. Так что зарплата 36 000 Р в месяц изначально была подозрительной.

Не спрашивают про опыт. Екатерину не интересовал ни мой опыт, ни примеры работ. В вакансии тоже было указано, что от кандидата требуются только креативность, начальные знания в теме рерайтинга и копирайтинга и здравый смысл. У порядочных работодателей требований гораздо больше.

Не делятся пожеланиями и замечаниями. Я поняла, что серьезные работодатели дают обратную связь даже по итогам тестового задания. Советуют, каких ошибок избегать в дальнейшем, а потом предлагают правки и во время основной работы. Екатерина этого не делала — нужно было перестать с ней общаться уже после тестового задания.

Не повторяйте моих ошибок.