Новостей о росте глобальной инфляции становится все больше.

До начала пандемии высокая инфляция была уделом бедных развивающихся стран, но в последнее время она бьет рекорды и в развитых государствах.

Годовая инфляция в США на апрель 2022 года составила 8,3% и держится на рекордных уровнях за более чем 40-летний период. В Германии рост цен за аналогичный период достиг 7,4%. Это максимум за всю историю страны после ее объединения в 1990 году. В послевоенный период такие высокие темпы в западной ее части наблюдались только во времена нефтяного эмбарго 1973 года. Цены растут и в других странах Евросоюза — 8,1%. В Великобритании — 9%. Даже в Японии, долгое время страдающей от хронической дефляции, в апреле цены выросли на рекордные за последние семь лет 2,1%.

Высокая инфляция может стать причиной многих проблем. Она сокращает реальные доходы населения, при этом больше всего бьет по самым бедным, искажает рыночные сигналы, затрудняет долгосрочное планирование и в итоге замедляет экономический рост. Чтобы ее остановить, часто требуется резкое ужесточение денежно-кредитной политики, а это может вызвать серьезный спад экономики.

Такая ситуация уже возникала в США, Великобритании и других развитых странах в 70-х и 80-х годах прошлого века. Тогда для борьбы с высокой инфляцией центральные банки этих государств были вынуждены резко поднять свои процентные ставки и сжать кредитование экономики, что вкупе с высокими ценами на нефть привело к затяжному кризису начала 80-х.

Из-за чего растет мировая инфляция сейчас

Из-за последствий пандемии и роста спроса. После пандемии мировая экономика быстро восстанавливалась, в разных странах запускались масштабные программы поддержки, а денежная политика стала сверхмягкой, то есть центральные банки устанавливали низкие процентные ставки и задействовали программы выкупа активов, чтобы потребителям и бизнесу хватало денег.

Все это привело к тому, что потребительский и инвестиционный спрос заметно вырос, но производство и логистика за ним не успевают. Из-за пандемии произошли сбои в глобальных цепочках поставок, в некоторых странах, например в Китае, сохраняются коронавирусные ограничения, работников не хватает, и все это провоцирует дефицит отдельных комплектующих и временную остановку производств промышленных товаров.

Например, глобальный дефицит микропроцессоров затормозил рост мирового производства автомобилей, а спрос на них, наоборот, вырос: те, кто откладывал покупку в пандемию, хотят купить автомобиль сейчас. Это вылилось в рост цен и на новые, и на подержанные машины. В США, например, он составил 13,2 и 22,7% соответственно. Из-за роста спроса и дефицита предложения подорожали продовольствие, энергоносители, металлы и строительные материалы — то есть выросли издержки всего остального бизнеса.

Из-за событий, произошедших после 24 февраля. В результате дефицит многих товаров усилился. Санкции на российский экспорт энергоносителей и заблокированные черноморские порты сильно подстегнули мировые цены на нефть, газ, зерно и подсолнечное масло.

Но последствия для мировой экономики проявляются порой и в самых неожиданных местах. Оказалось, что Украина — крупнейший экспортер неона, необходимого для работы эксимерных лазеров, которые, в свою очередь, широко используются в микроэлектронной промышленности. Резкое сокращение поставок этого инертного газа может привести к еще большему мировому дефициту микропроцессоров и, как следствие, к росту цен на автомобили, игровые консоли и персональные компьютеры.

Из-за других кратковременных факторов. Введенный в Китае жесткий локдаун затруднил работу морского порта Шанхая и вызвал временное закрытие ряда предприятий в Шэньчжэне, поставляющих свою продукцию таким мировым гигантам, как Apple, Huawei, Intel или Nvidia. Мартовское землетрясение в Японии привело к временной остановке крупных производителей чипов и автомобилей. Сильная засуха в Индии и запрет на экспорт зерна тоже значительно увеличили мировые цены на продовольствие.

Если эти тенденции сохранятся, то возникнет риск формирования инфляционной спирали — когда высокие инфляционные ожидания вызывают дополнительный рост номинальных зарплат и издержек предприятий, что еще сильнее подогревает и без того высокую инфляцию.

Такое уже случалось в истории. В 1973 году арабские страны — Египет и Сирия — отказались поставлять нефть Великобритании, Канаде и США. Цены на нефть выросли почти в четыре раза. Произошли революция в Иране и ирано-иракская война. В результате инфляция ускорилась, работодатели вынуждены были повышать оплату труда своих работников, перекладывая издержки в стоимость продукции. Выйти из этой спирали удалось только за счет повышения процентных ставок и экономического спада.

Как все это отразится на России

Высокая глобальная инфляция создает серьезные риски для российской экономики. Вот в чем они проявляются.

Рост цен. Еще до 24 февраля из-за глобальной инфляции в России начали расти цены. В январе 2022 года годовые темпы превысили 8,7% — в основном за счет продовольствия, которое подорожало на 12,3%. Цены на топливо выросли меньше, чем мировые: они сдерживались благодаря использованию демпферного механизма, по которому, правда, с начала года государству пришлось заплатить нефтяным компаниям 1 триллион рублей.

Падение курса рубля в марте 2022 года вслед за заморозкой резервов Банка России, а также проблемы с поставками импортных товаров еще сильнее разогнали и без того высокую инфляцию. По итогам апреля она составила 17,8%.

Однако в апреле-мае в России сложились особые условия: движение капитала ограничено, импорт резко сократился, а валюта от экспортеров продолжила поступать в страну. Рубль резко укрепился — это снизило темпы инфляции.

Но глобальная инфляция продолжает влиять на цены. Дорожает импорт из стран, включенных Россией в список дружественных, а сложности с логистикой и оплатой новых поставок усиливают импортируемую инфляцию. Внутренние цены на зерно, удобрения и металлы сдерживаются экспортными пошлинами и квотами, но все так же остаются связанными с мировыми ценами.

Бегство капитала с развивающихся рынков. Если инфляция растет, центральные банки развитых стран повышают процентные ставки, чтобы сократить количество денег в экономике и сдержать рост спроса. ФРС уже повысила ставку до 0,75—1%. Ожидается, что к началу следующего года эта ставка вырастет еще как минимум на 2 процентных пункта. Европейский центральный банк также планирует повысить ставку как минимум на 0,5 процентного пункта к концу этого года.

Быстрое ужесточение денежно-кредитной политики в развитых странах может спровоцировать отток капитала с развивающихся рынков, снижение курса их валют и падение рынков акций. Раньше это повлияло бы и на Россию, но не сейчас: ЦБ заблокировал активы нерезидентов, так что бежать они не смогут, даже если захотят.

Но это обоюдоострое оружие: если ограничено движение капитала, ограничен и его приток, в том числе прямые иностранные инвестиции. А это плохо для экономического роста.

Падение цен на нефть и, вслед за ним, падение рубля. Если центробанки развитых стран резко повысят ставки, это приведет к замедлению роста мировой экономики и падению мировых цен на сырье. Кроме этого, для сдерживания цен на энергоносители западные страны высвобождают нефть из своих стратегических резервов и ведут переговоры с Саудовской Аравией, Венесуэлой и Ираном об увеличении добычи и экспорта нефти.

Все эти факторы могут оказать давление на нефтяные цены, а падение мировых цен на нефть и другие сырьевые ресурсы неминуемо вызовет дополнительное давление на курс рубля. Это, в свою очередь, придаст новый импульс росту цен в российской экономике.