«Я довольна доходом, но практически не отдыхаю»: сколько зарабатывает учитель истории

В Москве

81
«Я довольна доходом, но практически не отдыхаю»: сколько зарабатывает учитель истории
Аватар автора

Катя Прокудина

познает общество по историям читателей

Страница автора

Читатели Т⁠—⁠Ж каждую неделю говорят о своих профессиях и доходах.

Мы уже публиковали рассказ учителя английского языка из Волгограда. В этот раз своей историей поделилась учитель из Москвы. Она рассказала, чем отличаются условия работы в частной школе и государственной, как введение ЕГЭ повлияло на ее доход и возможности, а также с какими угрозами от учеников и их родителей приходится сталкиваться и почему школьное руководство во всем обвиняет учителя.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Выбор профессии

Аватар автора

ирина воронина

ведет историю и инстаграм

Страница автора

Никогда не думала, что стану учителем, да еще истории России. В школе никогда не имела тяги к этому предмету: рассказывали неинтересно, на уроках было скучно. Я с шести лет занималась музыкой, мне очень нравилось. В 1996 году поступила в Гнесинку — с первого раза и на бюджет. Но на последнем курсе сломала руки, и карьера профессионального музыканта для меня закрылась. С трудом, но окончила училище, получила диплом и пошла работать в школу учителем музыки.

Работать было психологически сложно: ученики несерьезно относятся к предмету «музыка». Родители не воспитывают в детях интерес и уважение к классическим видам искусства и классической музыке в частности.

Тогда, в 2000 году, передо мной встал сложный выбор: какую профессию получить, если я, кроме профессиональной игры на фортепиано, ничем не занималась? Так как я гуманитарий, поступила на юридический факультет. Утром работала в школе, вечером училась, но без особого энтузиазма — просто потому что надо.

Так продолжалось три года, пока директор школы, в которой я работала, не предложила мне подменить коллегу — учителя истории. Та серьезно заболела, нужно было срочно найти замену, а у меня на юрфаке история была профильным предметом. Я согласилась. Завуч переделала расписание уроков, и я стала вести два предмета — музыку и историю. И моя жизнь изменилась: я поняла, что хочу и дальше работать учителем истории. Нашла свое призвание.

Но для этого нужно было окончить исторический факультет педагогического вуза. Перевестись с юридического на исторический не получилось. Пришлось поступать заново. Пошла в МПГУ им. Ленина. С 08:00 до 15:00 работала в школе, а с 18:00 до 22:00 училась.

Работать по двум направлениям было уже в тягость, так что с 2005 года музыку в школе я больше не преподавала. А в 2008 году получила диплом о высшем образовании, в котором написано «учитель истории».

Я на себе испытала, как меняется отношение учеников и родителей к учителю в зависимости от предмета, который он ведет: одно дело — музыка и совсем другое — история и обществознание. И зарплата учителя музыки тогда была ниже, чем учителя истории. Но в цифрах сейчас не помню.

Вообще, заработная плата была небольшая: первое время я получала около 1500 ₽ в месяц. Когда начала преподавать два предмета, зарплата выросла до 5000 ₽. К 2007 году я зарабатывала около 8000 ₽ в месяц.

Так как денег не хватало, брала подработки в качестве репетитора по музыке: учила детей игре на фортепиано, часовое занятие в середине 2000-х годов стоило 500 ₽. Но я тратила время на дорогу к ученикам, что выматывало.

10 000 ₽
удавалось зарабатывать в середине 2000-х, совмещая уроки в школе и репетиторство

Мой общий доход в месяц был около 10 000 ₽. Этих денег хватало, чтобы оплатить обучение в вузе, оставалось на проезд и мелкие личные расходы. Я не могла себе позволить съездить летом отдохнуть, а путешествовать очень хотелось, поэтому я набирала группу детей и в качестве сопровождающего ездила с ними в летний лагерь в Крым.

В 2007 году меня пригласили на собеседование в частную подмосковную школу и предложили зарплату сразу в два раза больше — 16 000 ₽. Для меня это была космическая сумма. Тогда я поняла, что в государственной школе зарабатываю очень мало и достойна большего. Согласилась перейти на новое место работы и не пожалела. С благодарностью вспоминаю свою первую школу и опыт, который она мне дала.

В частной школе в классах было не больше 15 учеников, это были дети из обеспеченных семей, работать с которыми намного приятнее, чем с детьми из обычной районной школы. Но и ответственности больше: родители платят за образование, поэтому ждут, что дети получат достойные знания. Ученики находились в школе полный день, расписание там было такое: с 09:00 до 15:00 — уроки, а с 15:00 до 18:00 — выполнение домашних заданий и консультации с учителями. Уйти пораньше можно было только по согласованию с директором.

Зарплата потихоньку дошла до 22 000 ₽. Питание в школе было бесплатным, до метро и обратно возил школьный автобус. Первые года три работа меня устраивала. Но потом дорога стала выматывать, зарплата больше не росла, а мне хотелось развития и карьерного роста.

Я продолжала брать подработки в качестве репетитора игры на фортепиано. Стоимость занятий уже доходила до 700 ₽ за час. Итого в 2007 году я зарабатывала около 25 000 ₽ в месяц. Тогда я впервые в жизни съездила за границу.

В 2008 году ввели ЕГЭ — понятие выпускных экзаменов поменялось, а у меня как раз был выпускной класс. Две ученицы этого класса планировали поступать в МГУ и предложили заниматься частным образом: готовиться к ЕГЭ и внутреннему экзамену по истории. За три часа индивидуальных занятий их родители платили 100 $, плюс после уроков меня отвозил домой водитель.

Благодаря введению ЕГЭ я поняла, что репетиторство помогает нищему учителю жить достойно.

Я зарегистрировалась как ИП, чтобы для личного спокойствия работать официально. Учеников брала с сайта «Ваш репетитор». Сейчас у меня есть свой сайт и запись на обучение на годы вперед. Но тогда, в конце 2000-х, я только вставала на этот интересный путь.

В 2011 году мне предложили работу в школе при спортивном клубе. Работать со спортсменами интересно, но сложно, специфично. Клуб деньгами не обижал, получала 70 000 ₽ на руки плюс годовые премии. Однако тоже не было никакого профессионального роста. Ушла оттуда по семейным обстоятельствам, о чем до сих пор жалею.


Суть работы

Первые лет 10 работы в школе я всегда готовилась к урокам: писала конспекты, делала карточки, обдумывала каждое занятие. Мне очень нравилось, я была фанатом этого дела: горела идеями, мероприятиями, школьной жизнью. Работа учителем — призвание. Дети же все разные: с разными характерами, интересами, взглядами. Нужно уметь лавировать среди них — регулировать конфликты, слушать и, главное, слышать.

Если опустить воспитательные и личные школьные моменты, то основная обязанность учителя — дать качественные знания. Я считаю своим долгом учить ребенка так, чтобы он с удовольствием ходил на мои уроки, выполнял домашние работы и не нуждался в помощи репетитора. А если готовлю к ЕГЭ в школе, то в рамках урока стараюсь дать как можно больше полезных знаний, которые ученик сможет применить на практике. Это сделать непросто, когда в классах по 30—35 человек, — на одном авторитете учителя уже не уедешь.

На моих глазах растут дети, которые, кроме Владимира Путина, в качестве руководителя страны больше никого не видели. Это оставляет некий отпечаток на сознании подростков. Разбирая на уроках признаки монархии и республики, они не могут понять, как получается так, что во главе политической власти РФ больше 20 лет стоит один и тот же человек.

Но вообще мало кто из детей интересуется политикой. Большинство из них воспринимают ситуацию в стране и мире через разговоры в семье. Новости практически никто не смотрит, газет никто не читает. У современной молодежи тренды — красивые фотки в «Инстаграме» и видео в «Тиктоке». На переменах восемь детей из десяти — в телефонах.

За 20 лет в школе многое изменилось. И отношение к школе как к образовательному учреждению тоже.

Раньше учитель был авторитетом в глазах учеников и родителей. Не спорю, и в советской системе были «плохие учителя». Например, моя учительница в первом классе била детей по рукам указкой — тогда моя мама просто перевела меня в другую школу. А сейчас эту проблему решили бы по-другому: уволили бы с позором и показали бы по главным каналам страны.

Сейчас ученики могут специально вывести учителя на конфликт и записать на видеокамеру смартфона, чтобы поржать. После таких историй самое противное — продолжать учить ребенка, который натворил гадостей. Ни он, ни его родители не извинятся, будут делать вид, что ничего не произошло.

А учителю нужно отряхнуться и войти в класс после унижения, которое он испытал.

Я не оправдываю поступки некоторых учителей. Но человеческая порядочность за последние пять лет исчезла — ведь если семья в детях воспитывает базовые принципы, то ребенок никогда не напакостит, будет честным и порядочным. При этом у большинства учителей нет гордости и уважения к себе и личному времени. И все потому что «если напишу заявление, то работу больше не найду», «школа рядом с домом, а тратить на дорогу час в одну сторону неудобно».

Часто слышу фразу «учитель обязан, а школа должна». Учитель превратился в обслугу, в нянечку, которая следит за ребенком, пока тот в школе. Если происходят неприятности или несчастные случаи, закон на стороне родителя, ученика и администрации школы. Администрация никогда не встанет на сторону педагога, в школе издается множество приказов, которые переносят всю ответственность на классного руководителя и учителя-предметника.

И в советской школе дети получали травмы, прогуливали, хамили, курили, но в стенах школы этот вопрос закрывался: даже если приезжала скорая помощь, учитель, директор и родители по-человечески решали этот вопрос. Теперь, если ребенок в школе получил травму, виноват дежурный учитель и классный руководитель. У меня был случай, когда в моем классе мальчик Саша — имена вымышленные — ударил Петю на перемене за то, что тот оскорбил его маму. Петя упал, ударился головой. Так мне впаяли административное правонарушение за то, что я не провела воспитательную работу с ребенком.

Сейчас во всем виноват учитель. С родителя снимается ответственность за то, что ребенок хамит, дерется, обзывается, прогуливает уроки, не выполняет домашние задания.

Если раньше драчунов и прогульщиков вели к директору, то теперь директору не до этого. С 2012 года московские школы начали объединять: допустим, раньше в районе было 15 разных школ с разными директорами, а теперь это один огромный комплекс под руководством Марьи Ивановны, за работой которой следит руководитель департамента образования. Современный школьный директор — это хозяйственник, менеджер. Он больше не ведет уроки, поэтому ничего не знает о процессе обучения. Директор моей школы даже не помнит имен учителей.

Педагог должен решать свои проблемы сам. Если на тебя накатали жалобу родители, замни дело, чтобы об этом не узнала вышестоящая инстанция. Или родитель может позвонить напрямую с угрозой: «Если не исправите оценку 4 на 5, я испорчу вам всю карьеру». А были случаи, когда ребенок говорил: «Да вы знаете, кто мои родители?», «Вас уволят», «Я буду жаловаться в департамент» — и тому подобное. Приходится морально защищаться: современный учитель — это человек с характером. Я стала записывать разговоры с родителями, чтобы в случае конфликтов чувствовать почву под ногами.

Бывает, что поставишь в четверти Пете тройку, родитель звонит директору или завучу с просьбой срочно исправить оценку, так как это беспредел. А потом Петя пишет ОГЭ или ЕГЭ на два.

И учитель опять виноват, потому что не научил.

В московских школах существует рейтинговая система. Директор заинтересован в том, чтобы его школа вошла в топ и получила грант. Для этого нужны высокие показатели по итогам учебного года: победы учеников в олимпиадах и конкурсах, высокие результаты ЕГЭ и ОГЭ. А за победами учеников стоят учителя.

Подготовить ребенка к олимпиаде непросто, а подготовить так, чтобы ее выиграть, в рамках урока невозможно — это вне школьной программы. Например, для того, чтобы семиклассник стал победителем муниципального тура по истории или обществознанию, он должен знать программу пятого, шестого, седьмого и восьмого классов. Предмета «право» в общей средней школе не существует, а олимпиада по нему есть. Получается, что учитель должен найти среди учеников того, кто заинтересован в профильном изучении предмета, и подготовить к конкурсу или олимпиаде. Среди детей из пятых-восьмых классов настолько высокомотивированных немного: из 35 учеников, возможно, один-два.

Обычно ученики начинают понимать, зачем они учатся, только в одиннадцатом классе. И то потому что на каждом углу трындят о ЕГЭ и поступлении в вуз. Современные школьники стали проще относиться к обучению, так как получить информацию можно откуда угодно. Из десяти детей шесть будут халявщиками: спишу домашку у соседа, меня не спросят, сдам потом, двойку не поставит и так далее.

Кстати, про журнал. Раньше он был бумажный, и если учитель ставил оценку, то навсегда. Это как минимум мотивировало выполнять домашние работы. В электронном журнале плохую оценку можно убрать, и в одну клеточку учитель вправе поставить до трех оценок. Это очень расслабляет учеников.

Большинство учителей находятся в статусе классного руководителя. Я одна из них. Это человек, который себе не принадлежит, так как у него минимум 30 чужих детей в классе и у каждого ребенка минимум по одному родителю. Задача классного руководителя — проследить за каждым учеником, решить его школьные проблемы, урегулировать конфликты, если они есть, успокоить разгневанных родителей — теперь таких стало очень много.

Недовольные родители — это отдельная категория людей, которые ищут повод придраться ко всему: от неверно выставленной оценки — «почему у Петеньки тройка в четверти, мы хотим четверку» — до «мне не нравится этот учитель, давайте его сменим на другого». И пишут письмо администрации школы с просьбой поменять учителя. В моем опыте такого не было, но знаю случаи, когда у учителя из-за такой ситуации наступало профессиональное выгорание.


Место работы

После футбольного клуба я устроилась в государственную школу, которая считается одной из лучших в своем округе.

Мне не нравится работать здесь, но я понимаю, что условия сейчас везде одинаковые, а карьеру в школе сделать уже невозможно. Если раньше можно было стать завучем, потом директором, то сейчас все по-другому. К тому же, если стал директором, то уроки больше вести не будешь.

По закону рабочая неделя учителя не может превышать 36 часов в неделю. В эти часы входят уроки, проверка тетрадей, классное руководство, внеклассная работа, работа с документами, планерки и совещания. Но работодатель регулярно нарушает закон вплоть до того, что просит выйти в выходной без оплаты.

Дополнительно оплачивается замена учителя, который на больничном, — один урок стоит около 700 ₽. Тебя не спрашивают, хочешь заменять или нет. Просто ставят перед фактом.

За то, что я учитель истории и обществознания высшей категории, доплат я тоже не получаю, и социального статуса мне это не прибавляет. Высшую категорию я получила за отличные результаты работы — высокие баллы учеников на ЕГЭ, ОГЭ и олимпиадах. Знаю, в регионах с этим проблема: практически невозможно получить высшую категорию. В Москве проще.

Немного статусности мне добавляет сертификат «учитель экспертного уровня», который я получила, сдав ЕГЭ с высоким результатом. В профессиональном кругу это считается достойным.

После введения ЕГЭ и ОГЭ учителей стали привлекать к организаторской работе на экзаменах. За час работы вне аудитории платят около 250 ₽, а в аудитории — 350 ₽. Работа на пунктах проведения экзаменов начинается в 08:00, а заканчивается по-разному — в зависимости от длительности экзамена. Самое долгое в моей практике — 7 часов. Итого максимум организатор может получить 2450 ₽ за экзамен. Максимальная сумма, которую я получала за весь период экзаменов, была 8000 ₽. Поверьте, это совсем того не стоит, так как ответственность сумасшедшая. Были случаи, когда организаторов увольняли из школы за мелкую оплошность: например, его фигура какое-то время не находилась в зоне обзора камеры наблюдения, а он должен быть всегда на виду. По закону можно, конечно, отказаться от такой работы, но на практике это невозможно.

Подготовка детей к олимпиадам в моей школе тоже бесплатна — не знаю, как в других. А если везешь детей на конкурс или олимпиаду, оплата настолько мала, что этих денег не чувствуешь. Или можно вместо оплаты взять отгулом в каникулы, например.

Отгулов за учебный год накапливается столько, что не успеваешь все отгулять.

Я перестала выполнять дополнительную работу без приказа директора. Считаю, что любой труд должен быть оплачен. Тем более школа получает гранты в миллионы рублей, а выплаты из него получают единицы. Недавно выплатили премию в 8000 ₽ — немного, но спасибо. Стимулирующих, выплат к празднику нет. Раньше я возмущалась, но уже успокоилась. Продолжаю хорошо выполнять свою работу по трудовому договору, зарплату получаю в срок, а премий и доплат не жду.

Рабочий день

Рабочий день учителя в моей школе начинается в 08:00 и продолжается до 14:00—17:00 в зависимости от количества уроков и внеклассной деятельности.

Приезжаю к 08:00. Нужно успеть позавтракать, так как в течение учебного дня это будет сделать невозможно. Если я дежурный учитель, то обязана находиться на этаже, на своем посту, с 08:10, а если мой класс дежурит, то в 07:50 нужно стоять у входа.

Уроки начинаются в 08:30. Последний, седьмой урок заканчивается в 15:20. Если в школе дел нет, после этого можно ехать по своим делам.

Но если у меня родительское собрание, рабочий день длится 12 часов, приезжаю домой поздно — в лучшем случае в 20:00, а бывало и в 22:00 возвращалась.

Считаю, что в профессии учителя есть три существенных плюса. Во-первых, четкая регламентация рабочего дня: он зависит от количества уроков, то есть я знаю, что после 15:30 я уже свободна. Во-вторых, каникулы: даже несмотря на то, что я должна быть на работе, так как дни каникул мне оплачиваются, можно отпроситься, взять отгулы или отпуск за свой счет и уехать в путешествие, например.

В-третьих, отпуск 56 календарных дней — бомба! Полтора месяца. Это круто.

Провожу это время с семьей. Конечно, после каждого учебного года нужно отдохнуть, сменить обстановку. До коронавируса я регулярно ездила в Санкт-Петербург и Крым — море и солнце возвращают мне силы. Последняя моя поездка была осенью 2019 года в Тунис. Тогда я еще не знала, что нас всех ждет.


Подработки

Дополнение к моему заработку — репетиторство. Сейчас средняя стоимость урока по подготовке к ЕГЭ — 2300 ₽ за 90 минут, на меньшее не соглашусь. В целом и меня, и клиентов устраивает. Бывают случаи, когда говорят: «Мы хотим учиться у вас, но это дорого, может, скидку сделаете?» Сделаю, если будет два занятия в неделю.

В стоимость урока вложен мой опыт, доступное объяснение материала, хорошее настроение, с которым мы проводим урочное время. Плюс это проверка домашней работы после занятия, личные наработки для каждого ученика, наши переписки в чатах и мой быстрый ответ на сообщения ученика. Еще один плюс: во время урока нам никто не мешает, а занятие при необходимости можно перенести на другое время или день — многие педагоги в этом вопросе принципиальны.

Выезд к ученику стоит дороже — от 3000 ₽. Если мне нужно к ученику домой, то еду на личном автомобиле и приезжаю в срок. «Ой, простите, пробки» — это не мой вариант.

Но это все мое время, которое стоит денег.

Весной 2020 года, когда из-за коронавируса очный формат перевелся в онлайн, одна родительница почему-то решила, что онлайн-уроки должны стоить дешевле, и попросила сделать перерасчет. Даже не попросила, а заявила, что я ей должна 3500 ₽. Я без вопросов вернула эти деньги и сказала, что заниматься с ее ребенком больше не буду.

Подготовка к ЕГЭ, ОГЭ и олимпиадам приносит мне приличный доход — минимум 50 000 ₽ в месяц, а в лучшие месяцы доход от частных занятий может доходить до 120 000 ₽.

В 2020 году я закрыла ИП и перевелась на самозанятый режим. Это намного удобнее: клиенты оплачивают уроки переводом по номеру карты. Поступление фиксирую в приложении «Мой налог» и отправляю чек покупателю. Налог уплачиваю ежемесячно, сумма рассчитывается автоматически.

Доходы и расходы

В последние годы подход к оплате труда педагогов в Москве, конечно, поменялся — зарплаты выросли в разы. Самая большая зарплата, которую я получала, — 150 000 ₽, при том, что доллар тогда стоил порядка 40 ₽. Тогда у меня было 35 уроков в неделю, два кружка, классное руководство. Это хорошие деньги. Сейчас зарплата около 120 000 ₽. Я отказалась от внеурочной деятельности, количество уроков в неделю сократилось до 30.

С доходом от репетиторства получается зарабатывать минимум 170 000 ₽ в месяц на руки. Я довольна доходом, но чтобы заработать эти деньги, я работаю каждый день с 08:00 до 20:00 по будням и еще по 3—4 часа в выходные. Практически не отдыхаю. Очень устаю.

Чтобы зарабатывать столько же, а работать меньше, нужно поднимать средний чек или набирать группы.

Я не экономлю, но и не сорю деньгами. Кредитными картами не пользуюсь. Часть дохода откладываю на банковские счета. Помимо обязательных трат, бывают и случайные расходы, которые я не планировала, но так получилось. Из последних это, например, 50 000 ₽ за семь дней в доме отдыха в режиме «все включено» и 50 000 ₽ родителям. Еще я потратила на обучение маркетингу 21 000 ₽. Заплатила 40 000 ₽ за новый сайт и 5000 ₽ за логотип будущей школы. Вообще, на развитие бизнеса я трачу до 70 тысяч в год — это поддержка сайтов, реклама, соцсети, налоги.

Если бы не репетиторство, я во многом отказывала бы себе и близким. Например, не купила бы автомобиль в кредит за 1,6 млн рублей с первоначальным взносом 700 000 ₽ или кроссовки за 60 000 ₽.

Я занимаюсь с учениками из семей с доходом намного выше среднего, и у них особый подход к педагогам: внешний вид и марка одежды здесь играют важную роль. Поэтому я не позволяю себе выглядеть неопрятно или плохо.

Финансовая цель

Хочу купить квартиру в Москве и жить в собственной, а не в родительской, как сейчас, — родители живут отдельно в частном доме. Но оптимальное жилье в Москве стоит от 8 млн рублей за 40 м². Это дорого. Многие скажут: «Бери ипотеку». Сейчас решаю этот вопрос.

Будущее

Мне осталось около пяти лет до пенсии. Сложно сказать, продолжу ли я работать в школе после. Сейчас очень хочу уйти по выслуге лет.

Моя мечта — открыть детский учебный центр. Но коронавирус смешал все карты и изменил планы. Зато он показал новые возможности для перехода образования в онлайн. Сейчас работаю как раз в этом направлении — хочу создать свою онлайн-школу и выйти на доход 500 000 ₽ в месяц.

А еще мечтаю, чтобы отношение к учителям поменялось в сторону уважения и благодарности.

Тоже работаете в школе? Расскажите, как там у вас:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество