Денису 24 года, и за всю жизнь он взял в долг примерно полмиллиона рублей. Прямо сейчас он должен друзьям и родным 145 000 рублей.

Он рассказал Т—Ж, почему постоянная работа не спасает его от постоянных долгов, из-за чего занимать у друзей проще, чем у семьи, как он относится к банковским кредитам, а также почему считает, что брать взаймы на вечеринки или такси — это нормально.

Работа

Я очень часто меняю работу, поскольку для меня это просто источник денег и способ выживания. У меня есть личный проект — музыкальная группа, в которую я вкладываю всего себя. А остальное — всего лишь возможность держаться на плаву.

В основном я работаю в креативных агентствах копирайтером. На фултайм позициях, но удаленно. До недавнего времени я работал в небольшом агентстве, у которого был всего один большой клиент — ресторанная группа из нескольких заведений. Я писал тексты для их социальных сетей. Опасность такого проекта в том, что единственный клиент может уйти и тогда вся работа прекращается. Так и случилось — прямо под Новый год агентство рассыпалось.

Я получал 45 000 Р, при этом у меня бывали как полностью свободные дни, так и те, когда приходилось работать с утра до позднего вечера. Параллельно у меня было много фриланса от постоянных заказчиков, поэтому в месяц выходило примерно 65 тысяч. Но в один момент все проекты исчезли, а у меня началась затяжная черная полоса.

Долги

Я беру в долг в тот момент, когда у меня есть планы на вечер, а денег почти нет. Сейчас это происходит довольно регулярно: раз в неделю или даже чаще. Обычно я занимаю небольшие суммы — на то, что мне нужно прямо сегодня, например 1000 рублей на вечер. Иногда с расчетом на то, что и последующие несколько дней мне будет не на что жить, — тогда сразу тысяч пять.

Постоянная работа не избавляет меня от долгов.

Некоторые суммы отдать сразу сложно, из-за чего такой долг тянется за мной продолжительное время. Например, перед Новым годом я занял у подруги 25 тысяч, рассчитывая на проект, который должен был появиться у меня в феврале. Получив за него деньги наличными, я в тот же день уехал за город. Там у меня тоже были расходы, пришлось потратить часть. Это меня сильно выручило, поскольку нужно было на что-то жить, но отдать долг мне все еще не удалось.

Иногда так случается, что почти всю зарплату я трачу на то, чтобы раздать долги. В таких случаях я беру в долг дальше, до другой зарплаты, чтобы выжить в следующем месяце. Кроме того, я часто занимаю у одних людей, чтобы отдать другим. Так и получается, что моя жизнь — череда долгов и выплат.

Мне кажется, за всю жизнь я занял тысяч 500. А мне сейчас 24.

Из всей этой суммы я, конечно, почти все отдал. Из крупных займов в общей сложности 65 тысяч я должен отцу, 45 тысяч — подруге. Это самые большие суммы, которые я когда-либо брал, эти долги тянутся за мной уже года два. Я о них помню, но слишком сложно в один момент найти такие деньги.

Занимаю я обычно надолго — в среднем на месяц, чтобы иметь возможность что-то придумать и найти нужную сумму. И, к сожалению, я часто не возвращаю вовремя: все мелкие займы проследить очень сложно, хотя я и записываю в календарь, а большие суммы зачастую не получается сразу вернуть из-за огромного количества мелких долгов.

Философия

Я придерживаюсь внутреннего правила о взаимовыручке: близкие люди всегда помогают друг другу. Кроме того, я легко отношусь к деньгам и не воспринимаю их как что-то интимное. Время, уделенное человеку, и эмоции — это конечные ресурсы. А деньги никак не связаны с душой и внутренними качествами. Это просто предмет, который мы обмениваем на то, что нам нужно. Именно поэтому ими легко можно поделиться с тем, кто в этом нуждается.

Мне совсем несложно просить. Ведь именно так должен быть устроен мир: если тебе что-то нужно и есть близкий человек, к которому можно обратиться, то ты должен с легкостью это сделать. При этом я не вижу ничего неправильного в том, чтобы напомнить о долге, попросить вернуть его поскорее или отказать в займе, если нет возможности. В этом для меня заключается чистота взаимоотношений между людьми.

Самое неприятное — когда близкий человек, который точно может оказать помощь, оценивает, насколько сильно она тебе нужна. И отказывает не потому, что нет возможности дать в долг, а потому, что в его картине мира твоя потребность не такая уж и важная. Один из моих друзей обычно спрашивает, на что именно я занимаю, и периодически напоминает, что без этого можно было бы и обойтись.

Но ведь я не к инвестору пришел и не должен защищать свой интерес.

Из-за подобных различий во взглядах иногда случаются конфликты. Например, недавно я находился в ужасной ситуации и занял у своего друга пару тысяч. Я точно знал, что эти деньги никак не изменили его финансовое положение. Я не смог отдать их вовремя и попросил еще немного времени. Но он все же настоял на возвращении долга — не потому, что ему очень нужны были эти деньги, а потому, что не принимает и не понимает мой образ жизни. Я вернул, но было очень обидно: зная о моем бедственном положении, друг все равно решил меня проучить.

С некоторыми из друзей у нас были серьезные разговоры на этот же счет, поэтому сейчас я стараюсь занимать только у тех, кто смотрит на вещи так же, как и я сам. Если у меня есть возможность помочь, я не задумываюсь.

Правда, однажды необходимость занять деньги вернула мне друга. Мы сильно поссорились и не общались больше года. Однажды я оказался без денег и в полном отчаянии написал ему с просьбой дать в долг. Он согласился, мы встретились и возобновили общение.

Я почти всегда занимаю именно у друзей. Долг семье — это другой уровень ответственности, который мне не очень нравится. С одной стороны, такой долг можно в крайнем случае дольше не отдавать, но с другой — он намного большим грузом висит на мне.

А вот брать кредиты, я думаю, мне противопоказано. В отличие от друзей, банкам совсем не интересно, насколько сложный у меня сейчас период в жизни. Как-то раз мне позвонили из «Альфа-банка» и сказали, что я могу забрать уже оформленную кредитную карту на 43 тысячи. Сначала я подумал, что эти деньги как раз могли бы поправить мое положение в тот момент, но потом представил: где 40 тысяч, там и 400 — и вот я уже навсегда остаюсь в долговой яме.

Комфорт

Я с детства привык к определенному уровню комфорта: мы жили в хорошей квартире, ездили путешествовать, у меня были карманные деньги — тысяч 10 в месяц. Их мне давали до 18 лет, и если они заканчивались, то я мог попросить еще пару тысяч. Потом я стал жить с девушкой и начал работать, поэтому родители перестали давать мне деньги регулярно.

Комфорт для меня заключается совсем не в вещах — я почти не покупаю себе одежду и даже музыкальные инструменты, хотя они мне нужны.

Все свои деньги я трачу на то, чтобы хорошо провести время.

Трачу обычно столько, сколько у меня есть — и сколько получилось занять. Если у меня есть 45 тысяч, то я потрачу их все, а если есть всего 10, то займу еще 10 и проживу месяц на 20 тысяч.

Чаще всего я занимаю именно на еду, алкоголь, такси и вечеринки. Я думаю, что в месяц эта сумма составляет 10—15 тысяч. При этом, когда у меня есть деньги, я часто угощаю своих друзей в барах, и иногда получается, что к концу месяца приходится занимать снова.

Я чувствую себя некомфортно, если не могу позволить себе пообедать где-то в городе или взять такси. Я не люблю отказывать себе в привычных вещах. Поэтому нет того, на что мне было бы стыдно взять в долг. Могу, например, занять на чашку кофе. В системе ценностей среднего человека это не самая необходимая вещь. Что может быть менее важным, чем кофе? Для меня же это одна из составляющих личного комфорта.

Сейчас я живу на северо-западе Москвы в большой квартире своей семьи, поскольку все родственники живут за границей. Совсем скоро мы начнем ее сдавать, а я буду снимать свое жилье. Поэтому сейчас я ищу постоянную работу.

Причем главным триггером для меня стала не необходимость снимать квартиру, а отношения. У меня есть финансовая ответственность перед другим человеком. Это и служит для меня мотивацией. Вряд ли ей могла бы стать абстрактная мысль, что жить в долг неправильно.

Хочу прийти к идеальному для себя состоянию: когда у меня есть стабильная зарплата, а мои долги не превышают 10 тысяч.