Я волонтер «ЛизаАлерт» и уже пять лет участвую в поисках людей
Кто помогает
4K

Я волонтер «ЛизаАлерт» и уже пять лет участвую в поисках людей

Вот как можно к нам присоединиться

13
Аватар автора

Валентина Наумова

координатор «ЛизаАлерт»

Страница автора
Аватар автора

Мария Пассер

поговорила с героиней

Страница автора

Каждый год в России пропадает около 180 тысяч человек.

Искать потерявшихся спасателям и полиции помогают добровольцы отряда «ЛизаАлерт». Его в 2010 году основали неравнодушные люди, которые участвовали в поисках четырехлетней Лизы Фомкиной и ее тети в лесу. Тогда отмечали День города, и экстренные службы занимались охраной правопорядка, поэтому среагировали поздно. Искать пропавших начали только на пятый день, а Лизу нашли на десятый — накануне она погибла от переохлаждения. Ее тетю обнаружили раньше, тоже погибшей.

Потрясенные трагедией волонтеры решили объединиться, чтобы уменьшить число таких историй. Только за 2023 год в «ЛизаАлерт» поступило больше 48 тысяч заявок на поиск пропавших — 38 тысяч человек удалось спасти.

Я волонтерю в отряде с 2019 года: начинала как поисковик, теперь — координирую поиски. Расскажу, почему решила стать добровольцем, как устроена работа команды «ЛизаАлерт», чем она мне нравится и как к нам присоединиться.

Кто помогает

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «Кто помогает». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В марте и апреле мы рассказываем о волонтерстве. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто ее оказывает, можно в потоке «Кто помогает».

Как устроен отряд «ЛизаАлерт»

«ЛизаАлерт» объединяет более 40 000 добровольцев по всей России. У нас есть председатель — Григорий Борисович Сергеев, который участвовал в поисках Лизы в 2010 году и был одним из тех, кто предложил создать отряд. Председатель — выборная должность, но за все время никто другой ее не занимал: Григорий Борисович сильный лидер и опытный координатор поисков.

В «ЛизаАлерт» 24 направления волонтерства, чтобы максимально эффективно реагировать на каждую заявку. Добровольцы не только непосредственно участвуют в поисках, но и организуют работу отряда. Это, например, пресс-служба, психологическая и ИТ-поддержка. Все держится на волонтерах — в «ЛизаАлерт» нет ни одного сотрудника.

Расскажу о некоторых направлениях, по которым работают поисковики. Операторы горячей линии  принимают звонки о потерявшихся, а информационные координаторы удаленно собирают все вводные данные. Поисками на месте руководит координатор. Регистраторы фиксируют информацию о волонтерах, выдают и забирают оборудование, например фонари и батарейки, рации и компасы.

В 2018 году в отряде появилось кинологическое направление: проводники с собаками проходят специальное обучение и участвуют в поисках. Осматривать большие территории — например, поля — удобно верхом на лошади, поэтому к работам также привлекают добровольцев-конников. У них есть много дружественных конюшен, которые предоставляют животных.

Еще существует направление беспилотной авиации: волонтеры с квадрокоптера ищут потерявшихся и проводят воздушную разведку труднодоступных мест. В направлении «Лес на связи» дистанционно помогают людям выбраться из леса при наличии включенного телефона. Волонтеров долго учат разбираться в картах, оперативно получать информацию от потерявшегося и налаживать с ним контакт.

Отдельное направление «Обучение» занимается подготовкой добровольцев и организует ежегодные совместные учения с МЧС, МВД и следственным комитетом. За адаптацию новобранцев отвечает «Новичковая группа».

Одно из моих любимых направлений — «Школа ЛизаАлерт»: действующие волонтеры по заявкам приходят в школы и детские сады и беседуют с учениками о том, как не потеряться и что делать, если все же это произошло. Перед тем, как вести занятия, инструкторы учатся общаться с детьми, осваивают материал и приходят послушать беседы более опытных добровольцев.

«ЛизаАлерт» принципиально не принимает денежную помощь. У нас нет юридического лица, расчетных счетов и виртуальных кошельков. Также все, что делает отряд, — бесплатно. Оборудование по списку дарят организации-партнеры, неравнодушные люди или близкие тех, кому мы помогли. За него отвечает группа обеспечения, которая готовит и заряжает снаряжение, следит за его сохранностью и работоспособностью, общается с дарителями.

При городских поисках обычно обходятся навигацией в телефоне, а в лесу нужны навигаторы и карты с так называемой сеткой, которая позволяет распределить волонтеров по квадратам. Их подготовкой занимается направление картографии и навигации. На поиске также присутствуют оперативные картографы: они извлекают из навигаторов добровольцев маршруты, которыми те ходили, и соединяют их на одной карте. Это позволяет увидеть общую картину.

На этой карте зоны поиска разбиты на квадраты, а цветные линии — маршруты поисковиков
На этой карте зоны поиска разбиты на квадраты, а цветные линии — маршруты поисковиков

Отряд «ЛизаАлерт» присутствует в 64 регионах. Но мы принимаем заявки на поиски со всей России и смотрим, чем можем помочь: направить группу волонтеров из соседнего края или дать консультацию — например, рассказать, как прозвонить больницы.

Во многих областях есть дружественные нам отряды, некоторые из них работают по нашим алгоритмам. Но мы расширяемся и хотим быть во всех регионах. Желающие присоединиться из мест, где у нас нет подразделения, могут помогать дистанционно.

Как я стала добровольцем

В 2017 году пропал мой близкий товарищ, и его сестра обратилась за помощью в «ЛизаАлерт». Со мной и другими близкими общался информационный координатор — участник отряда, который отвечает за сбор данных для поиска. Он узнает, когда и где пропал человек, во что был одет и что было с собой, особенности здоровья и характера.

Тогда меня удивило, насколько грамотно волонтер вел со мной беседу и как хорошо разбирался в своем деле. Ему удалось завоевать мое доверие и так выстроить разговор, что я охотно рассказала ему все известные мне подробности. Все закончилось хорошо: товарища нашли спустя несколько дней благодаря совместной работе отряда и полиции.

Меня впечатлила помощь ребят из «ЛизаАлерт», но мне самой показалось страшным ходить по лесу ночью и искать кого-то. Тем не менее мысль об отряде засела в голову.

В 2018 году я переехала из родного города в областной центр — Владимир. Тогда я много работала, но мне казалось, что я делаю что-то не так в жизни.

Я просто существовала, а хотелось чего-то большего.

Однажды я побывала на форуме «Добросаммит», где увидела выставку «ЛизаАлерт». На ней были истории детей, которых искал отряд, — они взяли меня за душу.

После я подписалась на смс-рассылку, которую отряду обеспечивает «Билайн», и выбрала районы, где была готова участвовать в поисках. Мне приходили сообщения о потерявшихся людях, но несколько месяцев я не реагировала на них: то не было времени, то возможности, то сомневалась в своих силах.

В начале 2019 года получила сообщение, что в соседнем городе пропал ребенок. Я решила, что пришла пора включиться, и написала информационному координатору: его контакты были в рассылке. Она мне все объяснила и помогла найти экипаж — другого волонтера на автомобиле, который мог довезти до места поисков и обратно.

Ребенка нашли быстро — мы даже не успели доехать до точки сбора. По возвращении домой я зачем-то решила переставить свою машину и застряла из-за сугробов. Позвонила новому знакомому: было уже около двух часов ночи, но он без раздумий вернулся и помог. Меня это впечатлило — я подумала: наверное, в отряде особенно замечательные люди. И решила остаться.

Мой первый полноценный поиск был 2 февраля 2019 года. Потерялась женщина в поселке Боголюбово возле Владимира. Я добралась до штаба, и координатор рассказала и показала мне, что делать. Мне дали опытного наставника, вместе с которым мы ходили по поселку и искали пропавшую.

Я участвовала один день, а активные поиски длились несколько суток и повторились через пару недель. К сожалению, та история все еще не окончена: пропавшую так и не нашли. Работа продолжается: в соцсетях до сих пор публикуют ориентировки, по возможности на место выезжают группы.

В марте 2019 года я переехала в Москву, нашла работу с графиком 2/2 и стала выезжать на поиски регулярно.

Часто бывало, что я пару дней работала, а несколько ночей проводила на поисках в разных уголках столицы.

Когда у меня было свободное время, заходила на форум и изучала публикации о пропавших, отсортированные по регионам. Выбирала, куда поехать, предупреждала координатора и добиралась до места сама или находила экипаж. По прибытии получала задачи и выполняла их: например, мы патрулировали район на машине, искали потерявшегося среди прохожих или опрашивали персонал магазинов и заправок.

Быть поисковиком мне нравилось. Я любила гулять, и было интересно сегодня оказаться в одном конце Москвы, а завтра — в другом. И не просто так, а с важной целью.

Самые запоминающиеся эмоции испытываешь, когда раньше других добровольцев видишь потерявшегося. Впервые со мной такое случилось в 2019 году: искали пожилую женщину с проблемами с памятью. Мы с напарником посетили вокзал, где пообщались с полицейскими и сотрудниками ДПС, оставили ориентировку и попросили позвонить на горячую линию или в 112. Буквально через три минуты поступил звонок от патрульного: он увидел нашу бабушку и усадил ее в машину. Уже вскоре мы приехали ее забрать.

Как проходят поиски с отрядом «ЛизаАлерт»

«ЛизаАлерт» получает заявки на поиск через сайт, по бесплатной горячей линии или от полиции, куда обращаются близкие пропавшего. Мы не работаем без заявления в МВД, поскольку оно подтверждает, что заявитель настроен серьезно. Так мы можем обезопасить себя: мы не занимаемся поисками должников, нарушителей закона и не участвуем в семейных разборках.

Информационный координатор берет обращение в работу и уточняет все детали. Затем группа коротких прозвонов связывается с больницами и выясняет, не госпитализирован ли пропавший.

В зависимости от вводных решаем, как будет проходить поиск дальше. Если неизвестно, где мог потеряться человек, ищем информационно: распространяем по сетям ориентировки, собираем свидетельства. Как только получаем какие-то сведения, которые позволят сузить область, переводим поиски в активную фазу.

Координатор выезжает в зону поиска и организует штаб — место сбора волонтеров. На форуме публикуют тему, где указывают информацию о пропавшем и место встречи. Обычно координатор выбирает удобное место, где можно поставить больше пяти машин, — как правило, парковку. Желательно бесплатную: неизвестно, сколько времени придется на ней провести.

В городе для штаба стараются подобрать локацию, где рядом есть магазин или кафешка и туалет, чтобы во время работы добровольцы могли перекусить и отдохнуть. Часто нам идут навстречу и разрешают занять стол на какой-нибудь заправке.

В публикации на форуме указаны приметы потерявшегося и контакты волонтеров для связи. Источник: lizaalert.org
В публикации на форуме указаны приметы потерявшегося и контакты волонтеров для связи. Источник: lizaalert.org
Так может выглядеть штаб: часто у добровольцев есть в багажнике складной стол и стулья, так что летом размещаемся с комфортом под открытым небом
Так может выглядеть штаб: часто у добровольцев есть в багажнике складной стол и стулья, так что летом размещаемся с комфортом под открытым небом

На выбор места штаба влияет, кого мы ищем и где он потерялся. Если известно, где видели пропавшего относительно недавно, работаем от этой точки. Часто располагаем штаб как можно ближе к месту жительства потерявшегося и постепенно расширяем зону поисков.

Иногда ребенок или подросток уходит сам. Такое может случиться в любой семье из-за банальных причин, например гиперопеки. Тогда размещаем штаб, наоборот, подальше от дома: вдруг разыскиваемый решит вернуться, а увидев столько людей и полиции, испугается и снова уйдет.

Координатор анализирует собранную информацию, выбирает стратегию поиска и раздает участникам задачи: добровольцам «ЛизаАлерт», родственникам и друзьям, неравнодушным местным жителям. Их объединяют в группы минимум по двое, и вместе они, например, расклеивают ориентировки, патрулируют район или опрашивают сотрудников магазинов, торговых центров.

В 2023 году из более чем 48 тысяч заявок около 9000 пришлись на поиски в лесу. Они сильно отличаются от городских. Координатор определяет, по каким маршрутам будут искать пропавшего и как часто звать его по имени. Если у заблудившегося могла быть с собой корзинка, сумка или другая вещь, волонтеров предупреждают, чтобы они искали и ее.

Как только добровольцы выясняют какую-то информацию, передают ее координатору. Это позволяет на ходу корректировать стратегию поиска: например, направить больше людей в место, где недавно видели пропавшего.

В городе теряются абсолютно все — от детей до стариков. Например, человек вышел в магазин, потерял сознание и его увезли в больницу, а документов при нем нет. В этом случае обнаружить его помогает обзвон госпиталей. Но, к сожалению, единая база пациентов работает недостаточно хорошо, поэтому обнаружить потерявшегося не всегда удается сразу.

Больше заявок на поиск в лесу появляется в сезон грибов и ягод. Причем теряются не только те, кто впервые туда пошел, но и бывалые грибники. Бывает, люди заходят в лес, а там какое-то дерево лежит иначе, чем в прошлый раз, — и это уже вызывает трудности с определением местоположения.

Двух одинаковых поисков не бывает никогда. Стратегия зависит от возраста пропавшего, особенностей его здоровья, места и времени с момента исчезновения. Например, если мы ищем бабушку, у которой проблемы с памятью, мы проверим ее точки привязки — места, где она жила или работала 10—20 лет назад. Она может туда вернуться.

Если предполагаем, что пропавший мог просто не сообщить близким о своих планах, ведем поиски аккуратно и не распространяем ориентировки сразу же повсюду, чтобы не повредить репутации. Это же касается ушедшего из дома подростка: каково ему будет после того, как его фотографию расклеят по всему городу?

Когда мы уверены, что несовершеннолетний потерялся, ищем с максимальной оглаской: оставшийся один в городе или лесу ребенок всегда в огромной опасности. Обычно к таким поискам присоединяется много волонтеров, родственников и неравнодушных местных жителей. Это учитывает координатор при выборе места для штаба.

В некоторых поисках участвует больше тысячи человек. Мой самый крупный прошел в 2021 году, когда в Орловской области потерялась девятилетняя девочка. Всего в тот день присоединилось больше 600 человек: добровольцы отряда и местные жители. Активная стадия поиска длилась около пары месяцев, после продолжалась информационная работа. К сожалению, девочку нашли погибшей.

Ко всем поискам обязательно присоединяется полиция. Часто сотрудники серьезно помогают: в отличие от добровольцев, они могут задействовать служебные ресурсы — например, просмотреть записи камер видеонаблюдения. В лесных поисках обычно участвует МЧС.

В Королеве, где я живу сейчас, у нас выстроились прекрасные отношения с полицией. Например, в марте 2024 года мы искали 16-летнего подростка с особенностями развития. Оперативный сотрудник несколько раз заезжал к нам в штаб, постоянно был на связи и передавал информацию, которая нам помогла.

Одни поиски заканчиваются буквально за несколько часов, другие — длятся несколько суток. Каждый уделяет волонтерству столько времени, сколько может, и берет комфортные ему задачи. Например, кто-то ищет только в городе, потому что у него нет подходящей для леса одежды. Одни могут приехать на два часа, другие — на 10. Главное — заранее сказать координатору о своих планах.

Моя машина тоже иногда становилась штабом
Моя машина тоже иногда становилась штабом

Как я стала координатором

Со временем мне надоело много ходить, а из-за проблем со здоровьем в определенный период это стало еще и тяжело. К тому же я долго не могу заниматься одним делом, поэтому попробовала себя в разных ролях. В 2020 году я прошла обучение и стала регистратором, в том же году — оперативным картографом.

Постепенно пришла к мысли, что смогу стать координатором поисков. Это ответственная и непростая работа, было страшно. Помогла подруга из отряда, которая училась на координатора и делилась своим опытом.

Кроме того, однажды я на несколько месяцев уехала к родственникам в отдаленный регион, где не было поисков, и попробовала себя в роли информационного координатора. Я общалась с близкими потерявшегося, собирала данные, поддерживала их, создавала тему на форуме, готовила ориентировки, заказывала оборудование, рассаживала пеших волонтеров по экипажам. Этот опыт убедил меня, что я справлюсь. Тогда пошла на обучение.

Первые полгода занимала теория. Мне присылали видеолекции, записанные опытными старшими направлений, в том числе самим председателем отряда. Учили взаимодействовать с заявителями и другими добровольцами, организовывать работу и собирать информацию.

Затем началась практика. Выезжала как поисковик: мне давали задачи, я их выполняла. После записывала на видео, будто даю эти же поручения волонтерам. Только что пережитый опыт помогал поставить задачу максимально подробно.

Затем я выезжала на поиск уже как помощник координатора — наблюдала за опытными координаторами, задавала вопросы, брала несложные задачи. При самостоятельных поисках на удаленной связи со мной всегда был опытный наставник, который отвечал на вопросы и давал рекомендации. Я должна была держать его в курсе происходящего, все описывать и рассказывать.

Параллельно с этим начались встречи для обсуждения поисков и разбора интересных случаев. Со временем я стала выезжать уже как старший на месте — правая рука координатора.

Пару лет назад в Московской области потерялся дедушка с деменцией, который пошел прогуляться в лесопарк. Мы искали его сутки и нашли лежащим на животе на земле. Удивило, что мимо него проходили люди, но никто не отреагировал. Я была старшей на месте и решила эвакуировать дедушку. Но из присутствующих поисковиков никто не знал точно, как правильно это делать: я умела, но мне не хватило уверенности в себе.

К счастью, скорая помощь заехала прямо в лесопарк. Нам пришлось пронести пострадавшего всего несколько метров, и для него все закончилось хорошо. После этого я отучилась на инструктора эвакуации в направлении первой помощи и с тех пор считаюсь ассистентом инструктора первой помощи.

На координаторе лежит ответственность за организацию поиска. Ему нужно знать азы картографии и регистрации, уметь принимать решения и ставить задачи, общаться с людьми и находить подход к каждому. Чтобы справиться с этим, я училась больше двух лет — с начала 2021 года по середину 2023 года. Только потом получила официальный статус.

Координаторам поступают заявки, и они решают, будут ли участвовать в поиске. В первые годы волонтерства поисковиком я часто соглашалась вне зависимости от работы и других дел. Сейчас — если достаточно свободного времени. Но когда кто-то потерялся прямо в Королеве, нередко не могу отказаться, даже если завтра на работу

Я принимаю заявку и жду, пока информационный координатор выяснит все детали. После анализирую вводные, выезжаю на место, выбираю точку для штаба и выдаю поручения другим волонтерам. Меняю задачи по мере сбора новых сведений.

Быть координатором — сложно и ответственно, но очень интересно: мне нравится решать нетривиальные задачи и продумывать, как организовать поиск
Быть координатором — сложно и ответственно, но очень интересно: мне нравится решать нетривиальные задачи и продумывать, как организовать поиск

Я учусь в Российском государственном социальном университете на музыкального педагога и работаю репетитором начальных классов. Свободный график позволяет мне выпадать из жизни на несколько дней, но многие координаторы работают 5/2 и берут задачи ночью или по выходным. Если вдруг поиск не завершился, а ответственному пора уезжать, он передает задачи другому или продолжает искать удаленно.

Если поиск затягивается, добровольцы уезжают домой отдохнуть или спят в автомобиле. Обычно я, как координатор, остаюсь, чтобы не тратить время на дорогу. В моей маленькой машинке есть все для автономной жизни на несколько дней: запас воды, плитка, место для сна.

Туалеты мы находим на заправках, в кафе и магазинах. Если поиски проходят в лесу или в каком-нибудь поселке, обычно нам помогают местные жители. Обязательно какая-нибудь замечательная тетушка предложит нам воспользоваться ее душем и туалетом. Люди охотно отзываются, и часто их даже не надо просить.

У некоторых координаторов есть специализация: например, одни лучше всего разбираются в поисках детей, другие — пожилых людей. Мое любимое направление — поиск людей с особенностями здоровья. Еще в подростковом возрасте я грезила специальностью «Педагогика и девиантное поведение». Кроме того, обычно такие поиски особенно сложные, а мне интересно подумать и порассуждать.

В 2023 году мы искали в Подмосковье бабушку с двумя собачками в лесопарке — у нее была деменция. Когда она ушла прогуляться, у нее дома гостил товарищ. Он звонил и спрашивал, когда она придет обратно, пока через 10 часов бабушка не призналась, что потерялась. Приятель позвонил в 112, но телефон у бабули уже сел.

Мы обыскали весь лесопарк, но не нашли никаких следов. На третий день мы узнали от спасателей, что она звонила из леса в 40 километрах от места поисков, — решили переместить штаб туда. Нашли место, где она стояла в момент звонка. Параллельно прозванивали больницы, пока не нашли бабушку в одной из них.

Оказалось, что она жила в поселке, у которого поменялось название. После прогулки бабушка села в маршрутку, сказала водителю старое название и уехала в другой населенный пункт за 40 километров от дома. Там она вновь заблудилась в лесу, на четвертые сутки прошла его насквозь, выбралась из него босая, зато с грибами. Ее увидели девчонки, вызвали скорую, и бабулю отвезли в больницу, где мы ее и нашли. Обрадовались невероятно — мы очень переживали, не спали четверо суток. Позже удалось отыскать и двух ее собак.

Эта история запомнилась мне своими неожиданными поворотами и взаимодействием с чудесными людьми. Бабушку искали несколько десятков человек, к операции подключились сотрудники нескольких отрядов МЧС, с которыми мы прекрасно сработались.

Когда мы только перебрались на новое место, пошел ливень. К нам вышел хозяин кафешки поблизости и пригласил разместиться в строящемся помещении, принес для нас чай, сладости и еду.

В поисках бабушки участвовали несколько десятков человек в каждый момент
Сотрудники МЧС работали в несколько смен, я же провела на поисках бабушки все четверо суток
Местные жители часто нам помогают, но это чудесное место под штаб я запомню навсегда

Люди очень благодарны, когда мы находим их близких. От этого радостно на душе. Многие после хотят помочь, передают оборудование или присоединяются к отряду. Например, летом 2023 года в лесу потерялся мужчина 65 лет. Он опытный грибник, приехал к лесу на автомобиле, но что-то пошло не так.

В поисках активно участвовали его родственники: постоянно были в штабе и ходили на задачи, отдыхали в машине или не спали вовсе — нам приходилось выгонять их отдохнуть. Спустя восемь дней потерявшегося нашли — в тяжелом состоянии, но живого.

Через несколько месяцев на поисках в Королеве я встретила девушку, лицо которой показалось знакомым. В следующий раз она была уже с сестрой, и по фамилии я вспомнила, что это племянницы того мужчины. Они пришли в отряд, участвуют в поисках, обучаются, и я с ними отлично общаюсь.

Как вступить в «ЛизаАлерт»

В отряде всегда рады новичкам: чтобы присоединиться, нужно подать заявку через горячую линию или группу во «Вконтакте». Новичков добавляют в чат с куратором, где в любое время дня и ночи можно задать вопросы и получить поддержку. Там же публикуется информация о предстоящих обучениях.

В одной беседе не больше 10—15 участников, чтобы куратор успевал реагировать, поэтому в крупном городе вроде Москвы точно больше десятка чатов. Когда новички проходят обучение и готовы отправиться в самостоятельное плавание, они выходят из диалога.

Для новобранцев проводят «новичковые» лекции. На них рассказывают, как устроен отряд, какие бывают поиски, как одеться и что с собой взять. Также по предварительной записи можно попасть на поисковые занятия в лесу и в городе. На первых учат обращаться с компасом, рацией и навигатором, на вторых — расклеивать ориентировки и проводить опросы.

Я посетила «новичковую» встречу спустя месяц после своего первого поиска. Кроме того, прошла дополнительную подготовку еще по нескольким направлениям, например на регистратора и оперативного картографа.

Присоединиться к поискам можно и без специальной подготовки. Бывает, что человек увидел из окна, что кого-то ищут, или наткнулся на объявление в местной группе во «Вконтакте» и решил помочь. Тогда добровольцу объяснят все на месте. Для безопасности мы всегда ходим на задачи минимум двойками, так что в паре с новичком будет опытный старший товарищ.

Об актуальных поисках можно узнать через смс-рассылку, на форуме или на карте «Авито». Правда, если вы решите заниматься этим постоянно, рекомендую все же пройти обучение — там дают много полезной информации.

У волонтеров есть свои позывные, мой — «Наумова»
У волонтеров есть свои позывные, мой — «Наумова»

С какими трудностями сталкиваюсь

Самая большая трудность — упущенное время. Тяжело работать с заявками, которые поступили поздно. Когда человек пропал буквально пару часов назад, гораздо проще получить записи с камер наблюдения и опросить тех, кто мог его видеть. Чем больше времени прошло, тем меньше шансов, что записи не сотрут, а свидетели поделятся подробностями. Спрашиваешь, не помнит ли человек дедушку в черной куртке и синих джинсах, а за неделю мимо него могли пройти сотни таких людей.

Мы всегда говорим, как важно не терять время. Если ваш сын должен был вернуться из школы в 14:00, а сейчас 15:00, он все еще не дома и не отвечает на звонки, пора бить тревогу. Ничего страшного, если ребенок обнаружится через час и скажет, что задержался, — мы только порадуемся.

Многие до сих пор верят в миф, что заявление в полиции примут только через три дня с момента пропажи. Обратиться к нам или в МВД можно сразу же. Не бойтесь кого-то потревожить, в таком вопросе беспокойство не бывает лишним, о ком бы ни шла речь — о ребенке, пожилом человеке или взрослом. Даже если это не ваш родственник или друг, а сосед, который ежедневно гуляет с собакой, а сегодня не вышел и почему-то не отвечает на стук в дверь.

Бывает, что мы сталкиваемся с агрессией и недоверием. Например, опрашиваешь свидетеля, а он думает, что ты мошенник, или просто раздражен и не хочет общаться. В большинстве случаев нам удается договориться: как правило, если доброволец по-человечески объяснит ситуацию, то ему все расскажут.

Еще одна проблема, с которой встречаемся редко, — равнодушие. Недавно мы искали пожилого заслуженного работника культуры. Ему стало плохо на улице в Москве, и он упал буквально посреди толпы. Окружающие просто обошли его, чуть ли не перешагнули. Единственная девушка помогла ему подняться, но потом пошла по своим делам.

У дедушки были проблемы с памятью, вероятно, он не ориентировался и, скорее всего, не понимал, что ему нужна помощь. Он прошел не один километр и просто замерз на улице. Людское равнодушие иногда действительно убивает. В таких случаях важно позвонить в скорую или полицию, даже если вы не можете ждать, — хотя бы чтобы прошел вызов.

В Королеве есть мурал нашего поискового отряда «Помочь ей можешь только ты». Он напоминает: не бывает чужих детей или взрослых, каждый из нас может стать тем, кто спасет человеку жизнь. Однажды наш штаб располагался прямо под этим муралом
В Королеве есть мурал нашего поискового отряда «Помочь ей можешь только ты». Он напоминает: не бывает чужих детей или взрослых, каждый из нас может стать тем, кто спасет человеку жизнь. Однажды наш штаб располагался прямо под этим муралом

После каждого поиска я провожу внутренний анализ: все ли мы сделали правильно, можно ли было действовать быстрее и эффективнее. По моим оценкам, успешно завершаются более 90% поисков.

Иногда находим человека погибшим. В этом случае мне почти всегда удается абстрагироваться, хотя я эмоциональный человек. Я понимаю: если уходить в депрессию после каждой подобной ситуации, меня просто не хватит. Да, это печально, но чаще всего мы не можем ни на что повлиять: например, заявка подана слишком поздно или трагедия произошла моментально из-за проблем со здоровьем.

Очень грустно, если не удается спасти пропавшего, у которого есть телефон: по закону о геолокации мы не можем получить доступ к его координатам. В 2023 году по этой причине погибли более тысячи человек, которых мы искали. Это печальная статистика, и мы уже много лет боремся, чтобы внести поправки в закон.

Куда хуже, если человек не находится вовсе. У меня было два таких случая. Бывает, что вспоминаю об этом и размышляю: надо еще раз карту посмотреть, может, что-то упустили и куда-то не дошли.

Неизвестность — самое страшное.

Мы рекомендуем почаще фотографировать родных, которые могут потеряться: пожилых, детей или людей с особенностями здоровья. Иногда бывает, что ищем 70-летнюю бабушку, а есть только фотография с паспорта 30-летней давности. Будет здорово перед каждым выходом ребенка на улицу делать снимок с его актуальной одеждой. Также стоит купить прибор с GPS-трекером, например часы или маячок: самый дешевый стоит 500 ₽. Главное — следить, чтобы он был заряжен.

Если вы уходите в лес, возьмите воду, перекус и полностью заряженный телефон, а лучше — два: найти человека на связи гораздо проще. Обязательно предупредите своих родственников, друзей или соседей, куда идете и когда планируете вернуться, чтобы они оперативно забили тревогу. Наденьте яркую одежду, это облегчает поиски, в том числе — с воздуха. Если у вас какие-то заболевания — непременно берите медикаменты.

Что мне дает волонтерство

Я участвовала больше чем в 300 операциях как поисковик, более чем в 100 — как координатор или его помощник. Благодаря волонтерству в «ЛизаАлерт» чувствую, что живу не просто так, а делаю что-то хорошее.

Мне нравится быть частью огромного механизма по спасению людей. Здорово, что можно потратить буквально пару часов жизни — и стать тем, кто первым увидит пропавшего. Даже если находишь не лично ты, переживаешь невероятные эмоции, ведь это получилось благодаря работе всего отряда.

Я пришла в отряд «ЛизаАлерт» в 18 лет, когда происходит взросление и становление определенных принципов. Конечно, волонтерство повлияло на меня как на личность, сильно изменилось восприятие мира. Теперь я не могу пройти мимо человека, если думаю, что ему нужна помощь, — даже если опаздываю. Более того, когда я за рулем, всегда поглядываю по обочинам и остановкам.

Я получила много полезных навыков для жизни. Например, мне в работе помогает опыт взаимодействия с детьми, который я приобрела во время бесед в школах. А благодаря координации поисков научилась эффективнее думать.

А еще в «ЛизаАлерт» прекрасные люди. Все очень разные: есть студенты, бизнесмены, мамочки в декрете, пенсионеры. У них разные характеры и разное восприятие жизни, но у всех добрые намерения и светлые глаза. С мужем я тоже познакомилась благодаря отряду, а сразу после загса мы отправились на поиск.

Благодаря отряду я нашла супруга
Я много рассказывала сестре об отряде, и она хотела присоединиться. Вместе с нетерпением ждали ее совершеннолетия, а сейчас она волонтер «ЛизаАлерт»
Волонтерами становятся люди разных возрастов, взглядов и профессий. Нас объединяет неравнодушие к чужому горю

В 2021 году я провела родительское собрание, где рассказала про отряд и детскую безопасность. Одна женщина подошла ко мне и попросила объяснить, как присоединиться. С тех пор она тоже участвует в поисках, и мы с ней стали близкими подругами.

Советую тем, кто хочет стать добровольцем «ЛизаАлерт», не бояться и не стесняться. Вам все подскажут и объяснят, всегда помогут. Даже если вы попробуете и вам не подойдет, никто не будет осуждать или удерживать. Возможно, именно вы сыграете ключевую роль в спасении чьей-то жизни. Людей не хватает всегда.

Как еще помочь в поисках потерявшихся людей

Поисковый отряд «ЛизаАлерт» с 2010 года ищет потерявшихся людей. Волонтеры принимают в дар разное оборудование: фонари, компасы, дроны, снегоходы — на сайте можно узнать, как его передать. Клиенты сети заправок «Газпромнефть» также могут перевести свои бонусы на топливные нужды отряда.

Мария ПассерУчаствовали в поисках людей? Расскажите, как все прошло:
  • ЛюбовьМы с собакой собираемся в этом году идти в группу на обучение ПТП, ждем мая, когда начнется набор новичков. Группа аккредитована в Лиза Алерт, так что может быть рано или поздно и мы присоединимся к поискам. Долго я думала и сомневалась, параллельно занимаясь с кинологом послушанием, но посмотрела большую лекцию о ПТП от кинологического направления Лиза Алерт, и решила, что все, мне это надо. Не уверена, что мы вообще когда-либо сможем осилить аттестацию на настоящие поиски - у меня бультерьер, и он мягко говоря туговат в дрессировке. Хотя к ОКД мы уже почти подготовились, так что надежда есть)))))13
  • ann_joy_the_silenceРазве не в честь Лизы ФомКиной назвали? Не Фоминой2
  • Алиса Семенюквосхищаюсь такими людьми7
  • Влад АскеровУже почти 7 лет не могу найти моего друга - Никиту Артёменко Ни на что не надеюсь, просто хочу поделиться этим0
  • Несу во имя ЛуныСпасибо вам за вашу работу! Не поняла только один момент - в начале статьи написано, что без заявления МВД не ищете, а в конце - что если через час человек не пришел - надо искать. Разве МВД примет заявление через час? Или все-таки можно без него?0
  • Валентина Наумова«Многие до сих пор верят в миф, что заявление в полиции примут только через три дня с момента пропажи. Обратиться к нам или в МВД можно сразу же»9
  • Alexander MigЗамечательные люди!2
  • Несу во имя ЛуныВалентина, спасибо, проморгала, видимо, про сразу же0
  • Мария Пассерann_joy_the_silence, спасибо Вам, поправили!2
  • Мария ПассерВлад, даже не могу представить, как это ужасно... Сочувствую Вам!1
  • Cutty SarkСпасибо вам за вашу работу! Прочитала на одном дыхании, какой же это большой труд, и какое важное дело.1
  • Alexandra P.Спасибо за рассказ! Впервые узнала о поисковых отрядах из фильма Звягинцева "Нелюбовь", а потом прочитала книгу Мршавко Штапича "Плейлист волонтёра", где автор рассказал о своём опыте работы в поисковом отряде. Потом по этой книге сняли сериал, тоже хороший.0
  • Андрей ЛюбченкоЯ владею луком и оружием. Занимался боевыми исскуствами, могу анализировать ситуацию на месте. По необходимости могу обзавестись дроном.0

Вот что еще мы писали по этой теме