Иностранные языки всегда давались мне легко.

В школе на дополнительных занятиях я учила английский, немецкий, французский — за пару месяцев могла догнать программу, по которой другие ученики занимались полгода. В девятом классе я пошла в Школу юного филолога при филфаке МГУ и три года учила ирландский. Учителя хвалили меня наперебой, а главное, мне самой было безумно интересно вникать в тонкости иностранных языков.

Во время учебы на историческом факультете МГУ в начале 2000-х я решила стать репетитором английского для школьников, а затем выучила испанский и стала преподавать его студентам. Я не воспринимала эту работу всерьез: репетиторство казалось мне студенческой подработкой. Но так получилось, что именно преподавание языков стало моим основным заработком.

Сейчас я преподаю только итальянский — это приносит мне около 120 000 Р в месяц. Я работаю онлайн и довольна тем, как складываются мои дела. В статье расскажу, как набрала базу учеников, нашла подработки и с какими сложностями столкнулась.

Первый опыт преподавания языков

В студенческие годы я впервые попробовала подрабатывать репетитором.

Английский язык. Однокурсница, которая уже работала репетитором, порекомендовала меня одной семье. Мальчику из начальной школы нужно было помогать с домашним заданием. Вопросов об образовании и уровне владения английским не возникло. Мы договорились о занятиях по часу один раз в неделю за 300 Р.

Я объясняла правила, помогала мальчику рассуждать, какое правило подо что подходит, и в итоге с заданиями мы справились. Мой ученик быстро перешел с троек на четверки. Мама мальчика посоветовала меня своим знакомым, а те — своим и так далее. Так постепенно количество моих учеников росло.

Мне было легко преподавать английский, ведь главным запросом у всех была помощь с домашним заданием. Объяснять мне нравилось, а когда ученик понимал и делал упражнение правильно, я радовалась вместе с ним. Приятно было видеть результат.

Минусы. Несмотря на все рекомендации, с учетом отмен, каникул и моих экзаменов получалось от силы два урока в неделю. В месяц на занятиях я зарабатывала максимум 2400 Р.

Я не отказывалась ни от каких предложений, ездила в любой район Москвы и тратила на дорогу много времени. Иногда уроки отменялись: дети болели, уходили на каникулы, родители решали, что ребенку нужен не английский, а что-нибудь другое.

Так я работала около двух лет. А однажды приехала к ученику и оказалась перед закрытой дверью. Мама мальчика по телефону сказала: «Ой, забыла вас предупредить, мы сейчас в Турции». Стало обидно за потраченное на дорогу время и еще обиднее за такое отношение к себе, и я прекратила занятия со школьниками.

Что мне дал этот опыт. Я стала больше ценить свое время и знания.

Испанский язык. Во время работы со школьниками я очень увлеклась испанским языком: непрерывно читала учебники, ездила на кинопоказы и слушала подкасты. Логическим продолжением этого стало преподавание испанского.

В языковой группе во «Вконтакте» я написала пост об обучении испанскому. За занятие решила брать 600 Р. Откликнулись две ученицы моего возраста. С ними я занималась по два раза в неделю: то ездила к ним домой, то преподавала у себя.

Девушки изучали язык с нуля. Я проводила занятия по материалам, по которым занималась сама: самоучитель Алисии Гонсалес-Фернандес и обучающий подкаст Notes in Spanish. Обе ученицы довольно скоро начали делать успехи. Они часто говорили, что им очень нравится испанский и то, как я провожу занятия.

Самоучитель был издан в 1991 году и не переиздавался, но до сих пор считается одним из лучших пособий по изучению испанского. В онлайн-магазинах сейчас встречается редко, но можно скачать электронную версию бесплатно или купить бумажную на «Авито»
Самоучитель был издан в 1991 году и не переиздавался, но до сих пор считается одним из лучших пособий по изучению испанского. В онлайн-магазинах сейчас встречается редко, но можно скачать электронную версию бесплатно или купить бумажную на «Авито»

В месяц выходило около 12 занятий: каждая девушка собиралась заниматься по два раза в неделю, но одно из моих четырех занятий в неделю обычно отменялось. В месяц я зарабатывала 7200 Р. Но потребности у меня были небольшие: сходить в кино, в кафе, купить книг. Поэтому меня все устраивало.

Что мне дал этот опыт. Я вывела для себя несколько правил:

  1. Все договоренности надо обсуждать сразу. Правила отмен и переносов, место и время занятий. Иначе приходится постоянно решать организационные вопросы, а на саму работу остается мало энергии.
  2. Не столь важно, по каким материалам ты работаешь. Важно то, как умеешь объяснять. Это очень творческая работа: иногда, чтобы ученик понял тему или запомнил новую лексику, надо отложить учебник в сторону и придумывать свои объяснения.
  3. Поначалу мне казалось, что я «ненастоящий» преподаватель, потому что у меня тогда не было диплома. Но прогресс у моих учеников был, а это главный показатель моих способностей.

Магистратура в Италии

Во время учебы на историческом факультете МГУ я поняла, что заниматься языками мне куда интереснее. В 2012 году я перевелась на истфил РГГУ, стала студенткой итальянского центра и полностью погрузилась в итальянский язык.

Формально моей специализацией осталась история, но по факту главным занятием было заучивание наизусть интервью с итальянскими писателями и режиссерами, чтение художественной литературы на итальянском и изучение истории литературы.

В 2016 году я без проблем поступила в совместную магистратуру РГГУ и Болонского университета на направление «Межкультурная коммуникация: язык, история, литература России и Италии». Учеба предполагала семестр в Болонье.

Идеей обучения там я горела: Болонский университет — самый старый в Европе. Это настоящий Хогвартс со множеством учебных корпусов, статуями, старинными библиотеками. Обучение было бесплатным, а еще мне платили стипендию 850 €⁣ (56 063 Р).

Учиться было сложно, но интересно. У нас были потрясающие преподаватели, и изучение языка приносило много удовольствия. На одном из экзаменов надо было сделать страницу художественного перевода с итальянского на английский, и мы сдали на отлично, сильно удивив преподавательницу. Она сказала, что еще не видела студентов, говорящих по-итальянски как люди, прожившие в Италии уже много лет.

Как я стала преподавателем итальянского

В 2018 году я окончила магистратуру и вернулась в Москву. Нужна была полноценная работа: не раз в неделю, не урок от случая к случаю, а что-то, что даст мне деньги на жизнь и будет приносить удовольствие. По доброй традиции начать я решила с преподавания. Но в этот раз четко сформулировала критерии поиска работы.

Преподавание итальянского. Английский и испанский преподавать я не хотела. Гораздо интереснее мне было бы углубиться в итальянский, наработанный на специалитете и в магистратуре.

Только взрослые ученики. Заниматься с детьми мне не хотелось, поэтому нужны были взрослые ученики. Днем они работают или учатся, так что заниматься могут в утренние и вечерние часы — меня это устраивало.

Стабильная работа. Помня о том, как легко отменяются частные уроки, я поняла, что стоит найти что-то более стабильное — например, языковые курсы.

Достойная оплата. Я посчитала, сколько хочу зарабатывать: мне хватило бы 60 000 Р. На тот момент сумма казалась пределом мечтаний.

Первым делом я стала закидывать удочки среди бывших однокурсников. Спрашивала, не знают ли они каких-нибудь курсов, нет ли на примете учеников, которых они не могут взять сами. В один прекрасный момент мне ответил Лука — мой бывший одногруппник-сицилиец. Он предложил забрать его группу, которую вел на курсах итальянского в языковой школе.

В группе Луки было четыре женщины. По его мнению, они двигались слишком медленно и не соответствовали его представлениям о том, какой прогресс должен быть у ученика. Оплата — 750 Р за академический час, занятие идет три часа. Это была средняя цена для курсов в то время.

Меня все устроило, и Лука спросил у администрации, не будут ли они против замены преподавателя. Через несколько дней меня пригласили познакомиться с группой и провести пробный урок. Резюме не просили — вероятно, сработала рекомендация Луки и репутация Итальянского центра РГГУ.

Как я работала на языковых курсах

Пробное занятие. Неделю спустя, во вторник, я приехала в прекрасное здание в самом центре Москвы. Лука представил меня группе, полчаса занятия провел сам, а потом передал бразды правления мне.

Это было первое в моей жизни групповое занятие, я волновалась. Группа была уровня В1. Они проходили сложную тему — условный период, то есть фразы вроде «Если бы я был миллионером, я бы купил себе остров». Но мне нравилось объяснять и делать долгие упражнения, требующие внимания и анализа фразы. Мне было комфортно, я порадовалась, что моя группа спокойная и при этом с юмором.

Собеседование. Знакомство с администрацией курсов прошло после пробного урока. Директор спросила, сколько групп я смогу взять, сказала, что преподаватели работают без договора, и пообещала дать пять-шесть групп.

Диплом никого не интересовал, я просто рассказала о магистратуре. Мое знание языка никто не проверял, а весь процесс собеседования занял минут десять. В итоге сказали, что я буду проводить занятия по вторникам в 18:30.

Мне показалось странным, что не проверили ни мои знания, ни диплом. Несмотря на то что я пришла по рекомендации, это все равно выглядело как-то настораживающе. Но месяцы после возвращения из Италии были для меня полны стресса. Я просто принимала все происходящее как должное. Не спросили диплом — наверное, так и надо. Работать без договора — нет проблем, мне же нужны деньги. Луку же не обманули — значит, и меня не обманут.

Как проходило обучение. Со следующей недели я вела по вторникам группу, на которой и отрабатывала свои преподавательские навыки. Заниматься полагалось по учебнику Progetto. Какие-то материалы я искала дополнительно в интернете — упражнения, игры, тексты. Тогда это давалось сложно, зато теперь у меня есть база заданий на все случаи жизни.

По этому учебнику занимались студенты курсов. Источник: bookline.hu
По этому учебнику занимались студенты курсов. Источник: bookline.hu

Заниматься с ученицами оказалось очень приятно. Все они были старше меня: самой младшей было около 45 лет, самой старшей — за 60. Учились они старательно, с интересом. Интересно было и мне: сейчас я уже объяснила каждую тему раз по двадцать, а тогда только начинала преподавать, все было в новинку. Я боялась что-нибудь перепутать, переживала, когда кто-нибудь не понимал смысла задания с первого раза.

Отмечу, что работа на курсах — отличный способ создания базы частных учеников. Я не говорю о том, чтобы переманивать людей с курсов к себе. Группы порой разваливаются, особенно в летний период, если курсы уходят на каникулы. А желание учить итальянский с тем же преподавателем у людей остается, и они возвращаются.

Зарплата. За занятие в три академических часа я получала 2250 Р, в конце месяца директор школы отсчитывала мне зарплату наличными. В месяц получалось четыре-пять занятий — соответственно, выходило 9000—11 250 Р.

Конечно, это было гораздо меньше, чем моя изначальная цель в 60 000 Р. Но я и не ждала, что одни только курсы дадут мне желаемый заработок. Подработки появлялись постоянно: кто-то просил несколько частных занятий, чтобы разобраться с непонятной темой, кому-то были нужны маленькие устные переводы. И еще я тогда начала переводить книги, поэтому постепенно мой доход рос. Об этом расскажу дальше в статье.

Минусы. Нагрузка на языковых курсах не росла. На мой вопрос, почему так, я получала ответ: «Ну, если новые группы наберутся». Но группы не набирались.

Так я работала около года, а в сентябре 2018 года нашла дополнительную работу.

Как я стала преподавать в Институте итальянской культуры

Моя одногруппница после магистратуры пошла работать администратором на курсы итальянского языка при Институте итальянской культуры.

Собеседование оказалось серьезнее: мы долго разговаривали с методистом на итальянском о моем преподавательском опыте. Все прошло хорошо, мне предложили вести две группы и заключили официальный договор с почасовой оплатой. У каждой группы было по два двухчасовых занятия в неделю.

Институт итальянской культуры в Москве — здесь я и преподавала. Источник: «Яндекс-карты»
Институт итальянской культуры в Москве — здесь я и преподавала. Источник: «Яндекс-карты»

Как проходило обучение. В среднем в каждой группе было по восемь человек.

Мои новые группы учили итальянский с нуля по другому учебнику — Nuovo Espresso. Он понравился мне куда больше — иллюстрации, на мой взгляд, были красивее, а диалоги увлекательнее.

Всего в курсе шесть учебников, в новой группе я начала преподавать с этого. Источник: almaedizioni.it
Всего в курсе шесть учебников, в новой группе я начала преподавать с этого. Источник: almaedizioni.it

Ученики были очень разными: кто-то еще учился в университете, а кто-то хотел выучить язык, чтобы ездить к внукам в Италию. Я чувствовала себя уверенней: материал был совсем простой, мне было легко его объяснять.

А еще в самом начале обучения очень виден прогресс — ученики всегда этому радуются. Приятно смотреть на человека, который полгода назад знал по-итальянски два слова, а теперь рассказывает о своих планах на выходные.

В то же время я продолжала преподавать в группе на первых языковых курсах. Ученицы поддерживали во мне уверенность, что я хороший преподаватель. Я видела, что они понимают все больше и получают от занятий огромное удовольствие. Для меня это один из главных показателей успеха и ученика, и преподавателя.

Зарплата. В ИИК я зарабатывала 870 Р за академический час, а за месяц работы на двух языковых курсах получала 27 000 Р.

Через несколько месяцев дела пошли в гору: люди из регулярных групп ИИК начали иногда просить о частных занятиях — если много пропустили, перестали успевать или просто понимали, что хотят заниматься индивидуально.

За частное полуторачасовое занятие я брала 2500 Р, а проводила его в кафе. Я очень радовалась, что живу в центре и на уроки могу ходить пешком. В итоге вышло, что одна группа на первых курсах, две группы в Институте культуры, два частных ученика по два раза в неделю и приносили мне желанные 60 000 Р в месяц.

Как еще я зарабатывала

Дополнительная группа в ИИК. Первые курсы я бросила в конце 2018 года. Мне предложили взять вечернюю группу в ИИК, которая принесла бы больше денег, да и занятия вести предстояло в РГГУ — это было в десяти минутах ходьбы от дома. Но самую первую группу я до сих пор вспоминаю, так как мы очень сошлись. Когда я уходила, одна из учениц сказала: «Я помню, как вы к нам пришли. Вы были такая серьезная, вы сразу нам понравились». Было очень приятно.

Перевод книг. Моя подруга из университета работала редактором в издательстве «Пешком в историю». Оно выпускает познавательные книги для детей, переводит многие иностранные произведения на русский язык. А мне как раз было очень интересно попробовать себя в переводе.

Я написала Кате, она почти сразу прислала мне книгу и попросила сделать пробный перевод. Книга была о различных проявлениях несправедливости в мире и об известных людях, старающихся эти несправедливости искоренить.

Я старалась как могла, перевела свои несколько страниц максимально быстро и внимательно, отправила текст Кате и застыла в ожидании. Вот тут я волновалась по-настоящему: мне очень хотелось переводить. Через час пришел ответ от Кати: «Отличный перевод! Продолжай в том же духе».

Мы подписали договор, я приступила к переводу. Переводила два месяца по паре часов в день, ближе к завершению работы — по три часа. За книгу я получила 45 000 Р. После первой книги мне присылали следующие и следующие.

Та самая книга. Переводом и итоговым результатом я очень довольна. Источник: labirint.ru
Та самая книга. Переводом и итоговым результатом я очень довольна. Источник: labirint.ru

Если пересчитать количество часов перевода и поделить его на полученные деньги, то за час перевода я получала меньше, чем за час преподавания. Оплата зависела от объема книги. Самая «дешевая» книга, которую я перевела, — это комикс для того же издательства. За него я получила 12 000 Р. На его перевод я тратила по часу в день в течение двух недель.

Самая «дорогая» — одна из трех частей фэнтези-саги для подростков. Это были полгода изнурительной работы с периодическими простоями дней на десять, когда переводить совсем не хотелось. Книга сильно меня утомила. Я не любитель фэнтези, меня подкосило обилие персонажей и ветвистость повествования. За эту книгу я получила 120 000 Р.

Смешно, но эта книга оказалась очень успешной и продавалась куда лучше других, которые я перевела. Источник: labirint.ru
Смешно, но эта книга оказалась очень успешной и продавалась куда лучше других, которые я перевела. Источник: labirint.ru

В целом работа приносила огромную радость. Переводить мне было в чем-то проще, чем преподавать, ведь это одиночная работа. Можно переводить в кровати, на кухне, сидя во дворе. В такой работе есть только ты и текст, который не делает ошибок, не переспрашивает, не расстраивается, если что-то не получается. Все зависит только от тебя, в то время как преподавание предполагает работу в команде.

Еще мне нравилось переводить книги, потому что деньги приходили разом за весь проект, их можно было потратить на что-нибудь приятное — например, поездку куда-нибудь.

Презентация перевода фэнтези-трилогии «Петрадемоне» — я на фото справа
Презентация перевода фэнтези-трилогии «Петрадемоне» — я на фото справа

Вся моя занятость сформировалась в расписание: по утрам я вела уроки, днем — переводила, раз в неделю уезжала вести занятия на курсы.

К 2019 году я пришла с хорошим относительно моих прежних ожиданий заработком в 80—90 тысяч рублей в месяц, двумя группами в Институте итальянской культуры, достаточным количеством частных учеников — и страшной усталостью. Все уроки я вела офлайн, и на поездки туда-сюда уходило очень много сил и времени.

Я начала мечтать о том, чтобы перевести всех в онлайн, но понимала, что это едва ли возможно: заниматься офлайн было для моих учеников привычно, а вот онлайн вызывал большие сомнения.

Пандемия коронавируса и переход в онлайн

В марте 2020 года случился первый локдаун. Институт культуры предложил всем группам продолжить обучение онлайн. Одна моя группа решила попробовать «Зум», другая — подождать пару недель, пока ковид закончится. Несколько учеников сказали, что не смогут больше заниматься или будут заниматься раз в неделю — это были те, кому урезали зарплату.

Но на смену тем, кому урезали зарплату, кто оказался заперт в крошечной квартире с детьми или был идеологически против занятий онлайн, пришли люди, у которых было все в порядке с работой, с местом для занятий и готовностью учиться удаленно. Таких людей оказалось неожиданно много.

Я смогла взять несколько новых учеников и вести занятия, сидя на даче. За 60-минутное онлайн-занятие я брала 1500 Р. Это, а еще две группы от Института культуры, давало 90 000 Р в месяц. Также я вовсю переводила книги.

Зарабатывать я стала больше, а тратить намного меньше: с пандемией многие траты просто исчезли. У меня впервые появилась подушка безопасности — 200 000 Р. Это грело душу и успокаивало, но по-настоящему я поняла, что в моем восприятии работы что-то поменялось, когда перестала вести занятия по выходным.

Когда все начали возвращаться в офлайн, я немного переживала, что мои ученики захотят вернуться к занятиям дома и в кафе, но этого не произошло. По-видимому, всем понравилось не тратить время на дорогу, плюс в домашней обстановке люди чувствуют себя расслабленнее и спокойнее. Группы в Институте культуры тоже остались онлайн. Моя мечта работать из дома, а не ездить по ученикам, сбылась.

Так теперь выглядит мое рабочее место
Так теперь выглядит мое рабочее место

Главные сложности

Переработки. Я не могу провести больше четырех занятий в день. Внутренний трудоголик периодически требует впихнуть в расписание пятый урок. Если я так делаю, то каждый раз жалею об этом.

Когда в день оказывается больше занятий, чем я могу себе морально позволить, я чувствую огромную, давящую усталость. Мне начинает казаться, что меня не существует вне «Зума», что я живу с единственной целью — повторять правила итальянского языка и поправлять ошибки. Это очень неприятно. Когда я слежу за нагрузкой, занятия вызывают у меня радость и только улучшают настроение.

Отсутствие социальных гарантий. Если я заболела и отменила занятие — это потеря денег. Оплачиваемого больничного у меня нет. В отпуск я хожу тоже исключительно за свой счет. Зато езжу в него тогда, когда мне захочется, а не когда положено по расписанию.

Негативное отношение к расценкам. Иногда я сталкиваюсь с негативной реакцией на стоимость занятий. Несколько раз мне даже пришлось выслушать тирады в духе: «У меня знакомая занимается с настоящей итальянкой за 600 Р за полтора часа, почему у вас так дорого?» На это у меня есть ответ.

Во-первых, преподавателей, берущих дешевле меня, много. Как и тех, кто берет больше. Каждый преподаватель сам оценивает стоимость своего времени, внимания и усилий. Ученик всегда может выбрать кого-то подходящего. Во-вторых, я просто не встречала среди коллег-итальянцев кого-то, кто брал бы такую маленькую плату. Поэтому считаю такие заявления лукавством.

Обесценивание моего опыта. Иногда мне заявляют: «У тебя очень простая работа — ты и так уже все знаешь, просто сидишь и повторяешь одно и то же». Так кажется на первый взгляд. Поддержать ученика, показать, где его перспективы роста и что надо делать, чтобы прийти к своему максимуму, обратить внимание на прогресс — это съедает огромное количество сил. Кроме того, одну и ту же тему можно объяснить множеством разных способов, и объяснение, которое поймет один ученик, совершенно не поможет другому.

И у меня, и у моих коллег есть бесплатная, благотворительная работа. Для тех, кому итальянский внезапно оказывается жизненно необходим. Например, сейчас я дважды в неделю веду в «Зуме» занятия для украинских беженцев, оказавшихся в Италии. Само собой, бесплатно. Мои коллеги тоже бесплатно переводят на благотворительных мероприятиях, где помогают тяжелобольным детям.

Итоги и планы

Я ни секунды не скучаю по офлайн-урокам. Мне приятно заниматься у себя дома, а моим ученикам — у себя. Кстати, когда человек чувствует себя спокойно, он лучше воспринимает новый материал. Это я заметила, когда стала преподавать онлайн.

Стоимость занятия я повысила до 2000 Р в час и в будущем планирую повышать еще: вижу большой спрос на свои уроки, оцениваю результаты и скольких усилий мне это стоит.

Все, что мне нужно для работы
Все, что мне нужно для работы

Мне сложно сказать точно, сколько я зарабатываю в месяц именно уроками. В среднем выходит 120 000 Р при нагрузке где-то 20 часов в неделю — это только время уроков, подготовку к ним и проверку домашних заданий я сюда не закладываю.

На жизнь хватает: у меня так и не появилось много новых потребностей. Сейчас мне предстоит переезд в другую страну, поэтому собираюсь растить свой доход — но уже не так, как делала раньше.

Я планирую поменять подход к урокам и заниматься уже не по учебнику, а по оригинальным материалам, и так, чтобы один и тот же материал подходил и был полезен ученикам с разным уровнем. Так что буду претворять эту идею в жизнь.


Хотите написать такую статью для Т—Ж? Любой процесс, в котором в каком-то виде участвуют деньги, можно превратить в тему для Тинькофф Журнала. Прочитайте наш мануал для авторов и приносите заявку на статью.