«Я поняла, что умею чувствовать и переживать»: 3 истории о том, как учатся психологи

Опыт читательниц

1
«Я поняла, что умею чувствовать и переживать»: 3 истории о том, как учатся психологи
Аватар автора

Лада Кошман

собрала истории

Страница автора

В России растет спрос на услуги психологов.

Чтобы стать таким специалистом, нужно получить профильное образование. В идеале оно должно быть высшим, но многие работают и после программ профессиональной переподготовки. Собрали истории трех читательниц, которые выбрали свое направление в психологии и постоянно повышают квалификацию.

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции

ИСТОРИЯ № 1

«Поиск клиентов для молодого специалиста — это всегда задача со звездочкой»

Аватар автора

Татьяна Исаева

работает в направлении психодрамы

Страница автора

Как выбрала профессию. Хотела быть психологом, сколько себя помню. Моя мама — практикующий психолог, и в детстве я мечтала быть как она. По мере взросления углубилась в нюансы профессии и поняла, что она мне очень близка.

Обучение. Когда я определилась, кем хочу стать, начала готовиться к поступлению. Моей целью был психологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.

Последние два года в школе я училась в профильном классе с медицинским уклоном. Кроме того, занималась с репетиторами по всем предметам, по которым собиралась сдавать ЕГЭ.

В итоге я хорошо справилась с экзаменами: по русскому получила 100 баллов, по математике и биологии — примерно по 70. Это помогло мне поступить в СПбГУ на бюджет.

Сейчас учусь в магистратуре того же вуза на программе «общая и когнитивная психология», тоже бесплатно. Выбор направления связан с тем, что на четвертом курсе я работала в лаборатории и интересовалась академической деятельностью. На этой программе как раз готовят исследователей в сфере психологии.

Пишу магистерскую диссертацию
Пишу магистерскую диссертацию

Для поступления на психфак СПбГУ не просто так сдают математику и биологию. Математика необходима, потому что будущих специалистов учат обрабатывать экспериментальные данные, а для этого используют сложные математические методы. А без знания биологии психолог не сможет разобраться в нейрофизиологии и психогенетике. В результате выпускники получают фундаментальное естественно-научное образование, которое помогает заниматься исследованиями.

На первых курсах было много серьезных предметов: высшая математика, анатомия центральной нервной системы, нейрофизиология. Мы два года проходили основной курс по общей психологии, где разбирали, как устроены психические процессы человека. Это было максимально далеко от психологической практики, но помогло сформировать критическое мышление и системный взгляд на мир и устройство личности.

С третьего курса начались ознакомительные предметы: введение в психологическое консультирование, клиническая психология, основы семейной психологии, основы психодиагностики. Каждому из них отведено примерно сто часов — достаточно, чтобы получить базовые представления, но мало для практики. Я понимала, что нужно будет учиться дополнительно. К тому же нам не говорили, что необходимо проходить личную терапию, хотя я считаю это важным.

На психологических факультетах учатся необычные в положительном смысле люди. Здесь они более осознанные и склонные к рефлексии. Те, кто приходит с абстрактным желанием понять себя, обычно отсеиваются на этапе изучения анатомии и высшей математики.

Факультет психологии не поможет решить внутренние конфликты: для этого нужна психотерапия, часто многолетняя.

Дополнительное образование. В магистратуре меня заинтересовало направление психодрамы, потому что это классическое психотерапевтическое направление, позволяющее работать с широким спектром запросов. Психодрама — многогранный и глубокий метод групповой психотерапии, но его техники можно использовать и в индивидуальной работе — тогда это называется монодрама.

Суть метода заключается в том, что мы работаем с внутренним миром пациента через игру. Воссоздаем важную для клиента — в психодраме его называют протагонистом — сцену и проигрываем ее, давая возможность прожить ситуацию заново. Такая сцена часто уже есть в голове у протагониста, а задача терапевта — дать ей развернуться в реальности, чтобы она стала полезной для клиента.

Если работа ведется в групповом формате, роли персонажей может сыграть кто-то из участников. Но никто не должен говорить от себя: все реплики задает протагонист.

Чтобы набраться опыта, я пошла учиться в Мастерскую современной психодрамы, МСП, так что сейчас параллельно получаю два образования. Совмещать их легко, потому что мне повезло с расписанием в магистратуре. Обычно студенты учатся шесть дней в неделю, а иногда пары идут с десяти утра до девяти вечера. Я занимаюсь пять дней в неделю, а в МСП хожу раз в два месяца — по пятницам, субботам и воскресеньям.

Поступить в мастерскую могут только люди, у которых есть психологическое или педагогическое образование, или студенты этих направлений. В мастерскую часто приходят практикующие психологи, потому что они учатся всю жизнь.

МСП — это место, где учат психодраме, а еще, как говорит наш руководитель, быть психотерапевтами «старого разлива, такими, как Ялом». Я очень люблю мастерскую за возможность обучаться у профессионалов и за поддерживающее сообщество, в котором мне комфортно.

В программе две ступени. Они совмещают формат групповой терапии и обучения.

Первая, ознакомительная, длится четыре месяца. На ней участники изучают основы психодрамы и индивидуальной психотерапии. Каждый месяц проходят трехдневные семинары в формате закрытой учебно-терапевтической группы.

На второй ступени слушатели осваивают и отрабатывают техники психодрамы, учатся вести групповую и индивидуальную психотерапию. Она длится четыре года в таком же формате: закрытое сообщество, встречи раз в месяц.

Мастерская — негосударственное учебное заведение, так что бюджета в нем нет. Цены одинаковы для слушателей из всех городов. Каждый трехдневный семинар оплачивается отдельно.

Семинары на первой ступени стоят 6000 ₽ для студентов младше 27 лет, которые учатся на психологических факультетах очных отделений, и 7000 ₽ для остальных. Для многих участников это более доступный формат, чем оплата всего обучения.

Участники, которые посетили все семинары, получают сертификат. Он подтверждает прохождение обучения по программе «основы психодрамы и индивидуальной психотерапии».

Мой сертификат участника от Мастерской современной психологии
Мой сертификат участника от Мастерской современной психологии

На второй ступени семинары стоят дороже: для студентов — 7000 ₽, а для тех, кто окончил университет, — 10 000 ₽. Я потратила на обучение в МСП около 60 000 ₽ — считаю, что это довольно недорого.

60 000 ₽
примерно в такую сумму обошелся год обучения в Мастерской психодрамы

В конце участникам выдают еще один сертификат. Чтобы получить его, нужно выполнить четыре условия:

  1. Написать реферат по теории психодрамы.
  2. Сдать зачет по профессиональной этике.
  3. Проработать клиентский кейс с использованием психодраматических техник в присутствии преподавателя и группы.
  4. Набрать 600 академических часов супервизии у специалиста из МСП и 150 академических часов практики в малых группах.

Дополнительно можно получить сертификат, подтверждающий, что образование выпускника соответствует европейскому стандарту обучения психодраме FEPTO. Для этого нужно выполнить условия, которые я указала выше, и пройти дополнительную практику — 160 часов под супервизией и 80 часов самой супервизии.

Сейчас я прохожу вторую ступень. На каждый семинар участники групп приносят темы для психодраматической работы. Важно, что в этот момент они не только учатся терапевтическим интервенциям, но и сами проживают много разных чувств, всматриваясь в себя и других. Такой опыт сложно получить где-то еще, а для терапевта умение глубоко «вчувствоваться» — один из самых важных навыков в практике.

Работа. На третьем курсе я прошла стажировку в Лаборатории поведенческой нейродинамики СПбГУ. Это междисциплинарный проект мирового уровня, который изучает процессы обучения и восприятия языка и речи через призму нейронауки и психологии. Там же прошла практику и с четвертого курса официально работала инженером-исследователем.

Я в офисе Лаборатории поведенческой нейродинамики
Я в офисе Лаборатории поведенческой нейродинамики

В основном я собирала данные в проектах, связанных с электроэнцефалограммой и транскраниальной электростимуляцией. В тот период смогла поработать с опытными инженерами-исследователями и посмотреть, что из себя представляет «взрослая» наука — такая, где ученые участвуют в международных конференциях, взаимодействуют с коллегами из разных стран, публикуются в высокоуровневых журналах.

Мне удавалось совмещать учебу и работу, потому что весь четвертый курс мы учились дистанционно. Если бы пары проходили очно, думаю, было бы гораздо сложнее.

Сейчас я работаю только на себя. Такой формат мне подходит, потому что я могу сама регулировать нагрузку. На фрилансе у меня есть возможность качественно работать и учиться без выгорания.

Поиск клиентов для молодого специалиста — это всегда задача со звездочкой, потому что сначала очень страшно заявлять о себе. Многие новички консультируют бесплатно, но я так не делала: считаю, что оплата позволяет клиенту осознать ценность процесса, иначе получается неравный обмен.

Первые полгода я консультировала за небольшую сумму — 700 ₽. Затем начала постепенно поднимать цены. Сейчас стоимость моих услуг составляет 2500 ₽ за часовой сеанс.

Сначала я находила клиентов в закрытых чатах психологов, где ищут специалистов. Теперь пациенты рекомендуют меня знакомым и друзьям по сарафанному радио. Кроме того, веду блог в соцсетях, и через него тоже приходят люди. Планирую развивать его и дальше.

Еще участвую в разработке приложения для отслеживания эмоций Mind Tracker. Его установили уже более 25 тысяч пользователей, и оно круто работает. Я изучаю научную литературу, посвященную эмоциям, и помогаю дополнять функциональность.

Иллюстрации шкал состояний в приложении для отслеживания эмоций. Я помогаю создавать их
Иллюстрации шкал состояний в приложении для отслеживания эмоций. Я помогаю создавать их
1/2
Иллюстрации шкал состояний в приложении для отслеживания эмоций. Я помогаю создавать их
Иллюстрации шкал состояний в приложении для отслеживания эмоций. Я помогаю создавать их

Планы. Хочу защитить магистерскую диссертацию, в которой, если в двух словах, исследую полноту понимания цифровых текстов. Мне интересна научная деятельность, поэтому мое исследование довольно масштабное: один только сбор данных занял около 150 часов.

Кроме того, я планирую продолжать учиться психодраме и получить международную аккредитацию FEPTO. Еще хочу принимать иностранцев — для этого нужно заняться английским. Сейчас у меня уровень В2 или чуть выше, но его недостаточно, чтобы комфортно общаться с клиентами.

ИСТОРИЯ № 2

«К программам переподготовки относятся неоднозначно, и это обоснованно»

Аватар автора

Юлия

интегративный психолог

Страница автора

Как выбрала профессию. В школе я училась в 80-е годы. В СССР профессия психолога была редкой. В медицинских вузах в основном готовили клинических психологов, а в педагогических — специалистов по дошкольной психологии или дефектологии.

Ни одно из этих направлений меня не привлекало, так что после школы я поступила в Московский педагогический государственный университет на учителя иностранных языков. Окончив вуз, преподавала английский в Российском университете дружбы народов. В конце 90-х уволилась и ушла в декрет, но психология по-прежнему меня интересовала.

Обучение. В 2008 году я поступила в институт дополнительного профессионального образования на годовую программу по телесно-ориентированной психологии — работе с психикой через дыхательные и физические упражнения. Учеба обошлась мне примерно в 100 000 ₽.

100 000 ₽
стоило обучение телесно-ориентированной психологии

Программа состояла из лекций и практических занятий. Нужно было обязательно пройти личную терапию с одним из наших преподавателей: каждый час фиксировался в зачетке, без нее не дали бы сертификат.

В конце нужно было защитить дипломную работу, которая состояла из теоретической и практической частей. Ее предварительно смотрели руководители программы, пришлось вносить много правок. На защите присутствовали все наши преподаватели. Они задавали уточняющие вопросы, иногда с подвохом. Некоторые студенты защищались час и дольше. Было сложно, но я справилась и получила сертификат о повышении квалификации.

Затем я больше десяти лет работала в направлении телесно-ориентированной терапии — вела групповые занятия. Мои клиенты выполняли специальные физические и дыхательные упражнения, которые помогали им проработать эмоции и травматичный опыт, чтобы выйти в ресурсное состояние.

В 2019 году я прошла авторский курс «Работа с подсознанием в глубинной психосоматике» в научно-методическом центре. Пошла туда из интереса, вдохновившись роликом сеанса психолога. Учеба продлилась около года и стоила чуть больше 100 000 ₽.

За время обучения я посетила пять четырехдневных семинаров, которые шли весь день. Мы изучали основы эриксоновской терапии, применение вербальных и невербальных внушений, работу с ограничивающими убеждениями, использование метафор в психологической и соматической помощи, основы психосоматики.

Курс был ориентирован на практику: теория составляла 30%, а остальные 70% мы работали в парах и мини-группах. Сначала преподаватель демонстрировал метод на добровольце, а потом мы отрабатывали техники друг на друге под контролем педагога. На это уходило много времени, но только так мы могли сформировать навыки практической работы.

У меня не было базового психологического образования, поэтому в дальнейшем я решила пройти профессиональную переподготовку. Выбрала государственную академию в Москве. Обучение на программе «практическая психология» стоило около 40 000 ₽.

К программам переподготовки относятся неоднозначно, и это обоснованно. В соответствии с приказом Минобрнауки освоить дополнительную профессиональную программу можно всего за 250 часов. Примечательно, что сюда входит и самостоятельная подготовка.

Наша программа длилась 504 часа и заняла четыре месяца. Конечно, за это время подготовить полноценных психологов с нуля невозможно. По ряду дисциплин я владела более глубокими знаниями, полученными в пединституте и самостоятельно, так что мне было проще.

Со мной учились люди из трех категорий:

  • астрологи, тарологи, ведущие групповых практик, которым была нужна корочка;
  • те, кто получал дополнительные знания для основной работы, например врачи, HR-специалисты;
  • специалисты из других областей, которые хотели работать психологами.

Лекции нам зачитывали в быстром темпе, поэтому успевали дать только основы основ. Преподавателей приглашали из разных вузов. Например, предметы, связанные с клинической психологией, вел доцент Третьего меда. Большинство лекторов были теоретиками, и их пары были монотонными и скучными. Так, преподаватель основ психотерапии рассказывал про разные методики, но сам владел лишь когнитивно-поведенческой терапией и считал эффективной только ее.

Самые интересные занятия вела женщина, которая много лет была психологом МЧС и работала в горячих точках, например во время захвата заложников в Беслане.

Иногда организовывали пары с приглашенными преподавателями, которые показывали разные методики. Так, мы проходили мастер-классы по песочной и танцедвигательной терапии, гипнотерапии. На таких занятиях можно было понаблюдать за работой специалистов, но, чтобы самим проводить такие сеансы, нужно отдельно учиться.

Изучив новые предметы, мы сдавали тесты на электронной платформе академии. Они были не очень сложными, но иногда пункты оказывались очень хитро сформулированы, словно авторы хотели подловить невнимательных студентов.

На каждый тест нам давали, кажется, три попытки. Пересдать можно было любую оценку, которая не устраивала. Несколько экзаменов я сначала написала на четыре и потом сдавала их повторно, чтобы узнать правильные ответы.

Самым сложным оказался итоговый тест, так как в него почему-то вошли вопросы по темам, которые мы вообще не изучали. Например, он включал вопросы по педагогической психологии. Я неплохо помнила ее еще со времен пединститута, но других эта часть тестирования застала врасплох. Тем не менее в результате все его успешно прошли.

Кроме того, в конце курса нужно было написать аттестационную работу. Научных руководителей у нас не было. Я выбрала тему гипнотерапии и готовила свой текст, опираясь на личный опыт ведения телесно-ориентированных практик. Знаю, что большинство делали только теоретическую часть.

Отдельно работу мы не защищали. Сначала нужно было сдать выпускной экзамен, а потом преподаватели задали пару вопросов по дипломной. За плохие работы санкций не последовало.

В конце нам выдали диплом о профессиональной переподготовке, который подтверждает квалификацию психолога и дает право работать в этой сфере.

Диплом о профессиональной переподготовке
Диплом о профессиональной переподготовке

После обучения те, кто уже работал с клиентами, просто продолжили это делать, гордо выложив свой диплом в соцсетях. А вот те, кто рассчитывал из юристов или менеджеров переобучиться на психологов, были разочарованы: их никто не брал на работу, потому что они слишком мало учились. Например, на сайтах вроде «Ясно» и Alter модераторы требуют, чтобы специалист прошел личную терапию и супервизию. Выпускники поняли, что нужных навыков у них нет, и пошли учиться дальше.

Работа. Сейчас я работаю в интегративном подходе: использую синтез вербальных, телесных, дыхательных и других техник. Консультирую по «Скайпу» и провожу личные встречи в Москве, оформила самозанятость.

Когда только начинала работать, брала 1500 ₽ за сеанс, а сейчас принимаю за 3000 ₽.

Клиенты находят меня по сарафанному радио и через профессиональный блог: я веду странички в социальных сетях, стараюсь писать полезные посты об отношениях и работе над собой.

Планы. В последнее время ко мне часто обращаются семейные пары с детьми. Чтобы помогать им более эффективно, хочу пройти дополнительное обучение по программе «системная семейная психология» и начать применять новые знания на сессиях.

ИСТОРИЯ № 3

«Считаю, что психологам стоит идти во фриланс»

Аватар автора

Елена Метлева

гештальт-терапевт

Страница автора

Как выбрала профессию. Я с детства мечтала стать психологом. Меня всегда интересовала личность человека, я хотела понимать мотивы поступков людей и то, как складываются отношения между ними. Но в моей семье были только экономисты, юристы и военные, и психолог не считался серьезной профессией. Я была домашней и послушной девочкой, так что пошла учиться в Российский государственный торгово-экономический университет, как хотела мама, ведь «маму надо слушать».

В 2018 году познакомилась с гештальт-терапией, когда обратилась к специалисту для решения личных проблем. Я думала, что со мной что-то не так: мои старания и жизнь во имя других не проводили меня к счастью. Казалось, что я неправильная или недостаточно страдаю. Я хотела сделать себя совершенной, но после трехдневного тренинга взглянула на свою жизнь под другим углом.

Во время групповой терапии я поняла, что умею чувствовать и переживать, но почему-то прячу и не принимаю свои эмоции, а опираюсь только на то, что происходит с другими. Мне захотелось это изменить. Тогда же я поняла: пришло время исполнить давнюю мечту и стать психологом. С тех пор начался мой путь в этом направлении.

Обучение. В 2019 году я прочитала про Московский институт гештальт-терапии и консультирования в интернете. Прошла собеседование и поступила на обучающую программу.

МИГТиК занимается профессиональной подготовкой терапевтов и тренеров. Кроме того, это научно-практическое сообщество, куда входят люди, открытые к искреннему и неравнодушному общению. В таком окружении и формируются начинающие терапевты.

Обучение гештальт-терапии делится на три ступени, каждая длится год. Недавно я окончила вторую ступень. Меня зачислили на третью, но обучение еще не началось.

Во время обучения студенты осваивают 14 модулей, которые включают теорию и практику гештальт-терапии. На третьей ступени изучают преподавание подхода, ведение групповых программ и супервидение — работу с клиентом под непосредственным наблюдением супервизора. Кроме того, слушатели участвуют в конференциях и малых группах на выездных летних интенсивах, проходят личную терапию.

Каждый модуль стоит 10 000 ₽ для слушателей из Москвы и области, 8000 ₽ — для иногородних. Так как я живу в Москве, плачу по 10 000 ₽. Разовой платы за все ступени в институте нет.

Учеба в МИГТиК ведется через свободный эксперимент. Теоретические знания нам тоже дают, но основу составляет практика: мы взаимодействуем с собственным опытом, соприкасаемся с людьми, проживаем ситуации и формируем эмпатию.

Расскажу об одной гештальт-технике, которую мы испытали на себе. Каждому раздали список чувств и распределили в пары. Мы должны были посмотреть на партнера и назвать эмоции, которые возникают при взгляде на него. Тогда я возмутилась и удивилась: мне было сложно осознать, что я ощущаю, и как озвучить свои эмоции без попыток угодить. Сейчас считаю, что это хорошее упражнение, ведь многим людям трудно понять, что они испытывают, и назвать чувства своими именами.

Кроме учебных модулей, студенты должны пройти 50 часов личной терапии, два выездных интенсива, получить часы личной супервизии, посетить супер- и интервизорские группы.

Занятия, которые нужно посещать, проходят раз в два месяца. Также есть факультативные конференции. Летом учебы нет, но институт проводит платные выездные интенсивы на берегу Черного моря, в Краснодарском крае. Студенты должны поучаствовать минимум в двух таких мероприятиях, иначе им не выдадут диплом и сертификат.

Для участия в выездных занятиях студенты заполняют регистрационную анкету и платят организационный взнос, сумма которого меняется в зависимости от срока оплаты. Например, в этом году проведут интенсив, актуальный для терапевтов, работающих с парами или детьми, и для тех, кому сложно строить отношения. До 22 апреля оргвзнос составляет 27 000 ₽, до 31 мая — 33 000 ₽, с 1 июня — 38 000 ₽. Дополнительно нужно оплатить жилье в отеле — 3000—3200 ₽ за сутки — или найти его самостоятельно.

Со мной в институте учатся самые разные люди: психологи со стажем, консультанты, психиатры, студенты. Одни приходят после длительной терапии с гештальт-терапевтом, другие узнают об этом направлении в интернете. У многих нет психологического образования, но и не все планируют работать после окончания курса.

Прошлогодний летний выездной семинар. Я в центре
Прошлогодний летний выездной семинар. Я в центре
Фото с интенсива по групповой терапии в Ереване
Фото с интенсива по групповой терапии в Ереване

Чтобы получить допуск к экзамену, нужно сдать работы руководителю группы:

  1. Теоретический реферат, подтверждающий понимание понятий и принципов гештальт-терапии.
  2. Неформальную автобиографию с упоминанием возрастных периодов жизни студента, событий, сильно на него повлиявших, и причин выбора профессии.
  3. Описание динамики терапевтических отношений и изменений во время личной терапии.
  4. Три практических реферата — один большой и два малых. Малые представляют собой анализы сессий, а большой — характеристику минимум десяти сессий с реальным клиентом.

Кроме того, нужно пройти не менее 25 часов личной терапии у рекомендованного терапевта, еще от 25 — клиентом в малой терапевтической группе, а также не менее 40 часов в супервизорской группе.

Экзамен представляет работу с приглашенным клиентом под руководством супервизора.

Параллельно с МИГТиК я получила очно-заочное высшее психологическое образование в Московском университете имени С. Ю. Витте, МИЭМП. Мне выдали спецификацию педагога-психолога. За обучение платила 55 000 ₽ в год.

55 000 ₽
в год стоило обучение на педагога-психолога в МИЭМП

Работа. Сначала я искала клиентов через специальные телеграм-чаты и проводила бесплатные сессии, будучи волонтером на горячей линии «Мы вместе» — общероссийского проекта помощи гражданам во время кризисных ситуаций. Это дало мне базу и хороший старт в профессии. Сейчас мои услуги стоят 3000—3500 ₽ за сеанс.

Фотографии кабинетов, где я принимаю клиентов. Первый находится недалеко от станции метро «Павелецкая», второй — у «Белорусской». Бронирую тот, что свободен в нужное мне время
Фотографии кабинетов, где я принимаю клиентов. Первый находится недалеко от станции метро «Павелецкая», второй — у «Белорусской». Бронирую тот, что свободен в нужное мне время
1/2
Фотографии кабинетов, где я принимаю клиентов. Первый находится недалеко от станции метро «Павелецкая», второй — у «Белорусской». Бронирую тот, что свободен в нужное мне время
Фотографии кабинетов, где я принимаю клиентов. Первый находится недалеко от станции метро «Павелецкая», второй — у «Белорусской». Бронирую тот, что свободен в нужное мне время

На мой взгляд, лучший способ найти пациентов — заявить о себе, честно сказать, что вы учитесь на психолога и вам нужны клиенты, чтобы написать выпускную работу. Именно так я и нашла первого платного клиента.

Если людям понравится терапия, скорее всего, они будут рекомендовать вас друзьям. Помогает и групповое движение — когда вы с коллегами советуете друг друга своим знакомым. Есть и психологические агрегаторы, например B17 или Zigmund.Online, но я считаю, что это не самый эффективный вариант, поскольку в моем случае сработало именно сарафанное радио.

Вообще, я считаю, что психологам стоит идти во фриланс. Тогда у вас появится больше свободного времени на изучение материала, восстановление ресурсов после терапевтических сессий и, конечно, на приемы клиентов.

Если человек занят в другой сфере, советую проводить консультации в свободное время. Радикальная смена деятельности — стресс для психики, поэтому не обязательно сжигать мосты и сразу бросать старую работу. В нашем деле главное — быть бережным к себе и понимать свои возможности.

Планы. Я хочу продолжить обучаться гештальт-подходу. Планирую получить аккредитацию рекомендованного психолога в МИГТиК, чтобы проводить личную терапию для студентов программы. В этом же институте хочу преподавать.

Думаю сосредоточиться на работе с семейными парами и клиентами, страдающими от расстройств пищевого поведения.

Лада КошманУчились на психолога? Расскажите, как это было: