Как открыть глэмпинг в Подмосковье: опыт владелицы «Чиптрипа»

Выручка ее второго бизнеса — 62 млн рублей в год

26
Как открыть глэмпинг в Подмосковье: опыт владелицы «Чиптрипа»
Аватар автора

Ирина Мамай

рассказала, как открыть глэмпинг

Страница автора
Аватар автора

Ольга Такмазьян

поговорила с предпринимательницей

Страница автора

Мой первый проект — турагентство «Чиптрип» — вырос из ЖЖ.

В 2018 году я запустила еще один — глэмпинг «Зеленая тропа». Глэмпинг — разновидность кемпинга, только вместо проживания в палатках гостям предлагают комфортные шатры или домики с кроватью и душем.

Я купила участок земли за 15 000 000 ₽ и потратила несколько лет на то, чтобы привести его в порядок: избавиться от болот, крапивы и сорняков. Построив шатры и домики, я завела аккаунт в соцсетях и быстро привлекла клиентов без таргета.

В 2021 году выручка «Зеленой тропы» была 62 млн рублей, в 2022 я хотела получить 100 миллионов, но в итоге рассчитываю выручить около 85 млн рублей. Расскажу, как устроен бизнес глэмпинга.

Первый бизнес — «Чиптрип»

Я занимаюсь туристическим бизнесом уже 18 лет. Карьеру начинала в журналистике: работала в развлекательных изданиях. Например, в журнале «Большой город», который выпускал издательский дом «Афиша». Параллельно вела сообщество в ЖЖ «Чиптрип», где рассказывала о горящих турах. Мои родители жили за границей, и я к ним постоянно ездила, поэтому отслеживала туры и делилась информацией с читателями блога.

В 2004 году знакомые пригласили меня работать пиар-менеджером в маленьком турагентстве. Клиенты приходили ко мне через «Чиптрип», где на тот момент было до 1000 подписчиков.

Очень быстро я поняла, что я — единственный человек, который генерирует клиентов в агентстве, и через три месяца начала работать сама. Открыла свое агентство с тем же названием, что и сообщество в ЖЖ. Тогда мне было 23 года.

Первое время работала одна, тогда ко мне обращались примерно четыре клиента в день. Через два-три месяца с ростом количества заявок я наняла менеджера, через полгода — еще двух. К 2009 году у нас было три офиса: на «Красном Октябре» работали 48 сотрудников, на Таганке — 12 и на Хохловке — 10—12.

Мы с сотрудниками проводили корпоративы на природе и каждый раз расстраивались из-за формата загородных отелей. Шатры для гостей размещались близко друг к другу, из соседних машин громко играла музыка.

Мы ждали от загородного отдыха уединения, природы, а не соседей с пивом и шашлыками.

После одной из таких поездок мне пришла мысль, что у многих людей тоже есть запрос на место для другого формата отдыха на природе. Тогда, в 2010—2011 году, я еще не пришла к идее глэмпинга. Вначале я вообще была настроена на оздоровительный проект. В голове был образ некоего рекреационного пространства глубоко в лесу. Как мы шутили с коллегами — надо было открыть клинику лечения неврозов для менеджеров.

В 2011 году я купила участок на 68 гектаров в Тульской области, в 120 км от Москвы. Он стоил 15 000 000 ₽. Деньги взяла из личных накоплений.

Болото на участке и крапива по голову

Я не торопилась заниматься купленной землей — начала только в 2013 году.

Чтобы использовать ее под рекреационный проект, например дачный поселок или дом отдыха, нужно было решить много юридических вопросов. Сначала перевести участок из категории сельскохозяйственного назначения в земли населенных пунктов. Объясню подробнее.

Собственник не всегда может распоряжаться своей землей так, как хочет. Муниципальные власти присваивают территориям категории и виды разрешенного использования — ВРИ. Например, категория — «земля населенных пунктов», а ВРИ — «дачное строительство» или «рекреация».

Категорию земли можно изменить, но на это уходят годы. Заявку приходится согласовывать с губернатором и вносить изменения в генплан области. А добавить ВРИ проще: посмотреть в правилах землепользования и застройки района, выбрать нужный и подать заявление в органы муниципальной власти.

Участок, который я купила, относился к Страховскому муниципальному образованию. На нем можно было заниматься сельским хозяйством, а строить дома отдыха и оздоровительные объекты — нельзя. Поэтому мне нужно было изменить категорию земли и ВРИ.

Участок находится в Заокском районе Тульской области. Из центра Москвы до него — примерно два часа на автомобиле
Участок находится в Заокском районе Тульской области. Из центра Москвы до него — примерно два часа на автомобиле

Я выбрала категорию «земля населенных пунктов» и ВРИ «отдых (рекреация)». Это повысило кадастровую стоимость участка в несколько раз: ее оценили в 230 000 000 ₽ только из-за того, что там будет построен объект здравоохранения. Я была в шоке из-за того, что эта цена в несколько раз превышает рыночную. Для сравнения: в рекреационной зоне 1 м² земли с ВРИ «отдых (рекреация)» оценивают в 920 ₽, а земли с ВРИ «спорт, туризм» — в 193 ₽.

На тот момент я не приводила участок в порядок. Это была длинная болотистая «кишка» глубоко в лесу с крапивой по голову и валежником. Налог на землю — 1% в год.

Получалось, что я должна выплачивать по 2 300 000 ₽ налога за землю, которую надо приводить в порядок еще несколько лет.

Я попыталась выяснить, можно ли изменить ВРИ, чтобы кадастровая стоимость была ниже. Никто не знал: ни местная администрация, ни кадастровая палата. Тогда я открыла правила землепользования и застройки и разобралась сама. Размежевала свой участок на 20 маленьких, обратилась в МФЦ и у каждого участка сменила виды разрешенного использования.

Чтобы поменять категорию земли, необходимо сделать проект и презентовать его местной администрации района. Если проект кажется главе администрации перспективным, он подает новый генплан района на утверждение губернатору. Если тот согласовал изменения, они вносятся в генплан области, который утверждается раз в два года. В некоторых областях — раз в год или даже в три года.

На смену ВРИ ушло почти четыре года
На смену ВРИ ушло почти четыре года

Пока мы ждали всех согласований, несколько раз сменились чиновники и законы. Например, в 2013 году, чтобы сменить ВРИ, нужно было пройти комиссии и общественные слушания. Потом стало возможно сделать это через МФЦ, если ВРИ был в числе разрешенных или условно разрешенных по правилам землепользования и застройки муниципального образования. Причем, когда я обратилась в МФЦ, сотрудники еще не знали о новом законе. Мне пришлось приглашать юриста, который пообщался с начальником и показал вышедший закон.

В итоге в начале 2017 года земле присвоили нужные мне категорию и ВРИ. Пересчитали кадастровую стоимость. Она была более чем в четыре раза ниже — 48 000 000 ₽.

Как обрабатывали болото и побеждали сорняки

На момент покупки участок выглядел грустно: через всю территорию проходил ручей, который заболотился и разлился. Параллельно смене категории и ВРИ я нашла подрядчика, который помог с мелиорацией — осушением, обработкой и улучшением земли.

Я не люблю идеально ровные газоны, мне нравится естественная природа. Поэтому за помощью обратилась к последователям пермакультуры — экологического земледелия. Этот подход подразумевает бережное отношение к природным ландшафтам и использование природных ресурсов. Например, для борьбы с сорняками не используют химию, а сеют сидераты — растения, которые мешают сорнякам расти.

Еще один пример пермакультуры: мы не стали спиливать деревья, чтобы расчистить место под домики, а поставили шатры прямо в лесу или рядом
Еще один пример пермакультуры: мы не стали спиливать деревья, чтобы расчистить место под домики, а поставили шатры прямо в лесу или рядом

Подрядчики почистили русло ручья. Чтобы удерживать воду, сформировали чашу из глинистых грунтов, а не ПВХ-пленки. Такое решение не имеет срока годности и не мешает растениям расти и размножаться в водоеме. Также подрядчики победили почти всю крапиву, засеяв холмы сидератами.

За работу я заплатила 6 000 000 ₽. Мелиорацию провели на участке 33 гектара. Оставшиеся лесные поляны, где в будущем планирую строить оздоровительный отель, пока не трогали. Во-первых, это дорого, во-вторых, не имеет смысла до тех пор, пока не будет ясна перспектива участка. Сейчас, когда я приступила к проекту отеля, буду заказывать мелиорацию на этой территории.

6 млн ₽
я заплатила за обработку 33 гектаров участка
Так выглядит наш пруд. Это первый сезон после мелиорации, берега еще не заросли травой
Так выглядит наш пруд. Это первый сезон после мелиорации, берега еще не заросли травой
Рада, что обратилась именно в эту компанию. Последователи пермакультуры сохранили природные изгибы русла и неправильную форму пруда, как обычно бывает в природе
Рада, что обратилась именно в эту компанию. Последователи пермакультуры сохранили природные изгибы русла и неправильную форму пруда, как обычно бывает в природе

Идея с глэмпингом пришла из-за ограничений

Когда вопросы с ВРИ и мелиорацией были закрыты, можно было начинать строительство. Но от идеи с дачным поселком пришлось отказаться. В 2017 году неожиданно оказалось, что в 14 километрах от участка находится музей-заповедник Поленово, а на 40 км вокруг него действует зона охраняемого ландшафта.

Эта зона была утверждена в 1991 году, но никто о ней не знал: на этой территории построено 6500 дач. А теперь оказалось, что запрещено капитальное строительство. Те землевладельцы, которые не успели поставить свои дома на кадастровый учет, получили предписание о сносе.

Поскольку у меня большой участок, его дальняя часть уже не входит в охраняемую зону: только та, что расположена у дороги. Но именно там я и планировала строить дачные домики.

Маркетолог, которую я наняла в новый проект, предложила идею: строить дома запрещено, но можно поставить шатры и сделать глэмпинг. Работая в туристическом бизнесе, я знала о новом тренде и видела такие проекты в США, Великобритании и Хорватии, общалась с создателем первых глэмпингов в России. Мне показалось интересным потестить идею и попробовать зайти на этот рынок.

Мы обратились к архитекторам с техзаданием: составить план строительства 22 шатров и домика-ресторана. Они начертили план, но не учли природных особенностей участка: например, расположили дом на месте малинника, который я не собиралась выкапывать.

Это сельский ресторан, о котором я говорила выше
Интерьер ресторана. Продуктов сюда мы закупаем примерно на 1 200 000 ₽
Вид из окна на нашу землю. Здесь его не видно, но забор по периметру всей территории был 3 км и стоил нам 2 300 000 ₽

В итоге я просто прошлась по местности с нашим строителем, посмотрела, где лучше расположить шатры, он вбил колышки. Потом приехали геодезисты, отсняли эти колышки и перенесли на карту. Затем мы взялись за шатры. Сперва хотели разработать свой дизайн и отшить на производстве. Но быстро поняли, что это будет дорого.

Найти правильную ткань для шатра — тот еще квест. Хлопок, из которого шьет большинство китайских производителей, плесневеет. В этом мы убедились уже после того, как сделали заказ.

Через год после покупки 22 тента отправились на помойку. На всех была плесень, которую не получалось вывести.

Тенты из искусственных материалов, которые тоже используют в Китае, создают парниковый эффект: дышать в такой палатке невозможно. Некоторые производители, например российская компания «Дикий дом», нашли решение: ткань, которая дышит, но не плесневеет.

На постройку 22 шатров ушло три месяца
Я не знаю, какие волокна для ткани использует «Дикий дом», производители не раскрывают эту информацию. Но ткань не плесневеет
Интерьер одного из шатров

Кроме шатров мы возвели дачный дом, в котором оборудовали кухонную и ресторанную зоны. Воспользовались готовым решением: заказали каркасный деревянный домик. Но поскольку все типовые дачные домики выглядят довольно некрасиво, мы с архитектором предложили подрядчику внести изменения в наш проект: добавить веранду, поменять окна. А в дальнейшем сами пристроили к домику крыльцо и навес. Также мы проложили коммуникации: электричество, воду.

Сейчас мы строим домики сами: архитектор чертит план, мы передаем его строительной бригаде и контролируем процесс. Следить за рабочими приходится постоянно: могут неаккуратно сделать наличник или где-то еще схалтурить. Так происходит, потому что у небольших подрядчиков нет прослойки в виде клиентского менеджера, который понимает запросы бизнеса и контролирует качество. А нам приходится обращаться только к небольшим подрядчикам: наш объем работ не интересен крупным игрокам.

Стоимость домиков напрямую зависит от стоимости древесины. Например, прошлой весной дерево за один месяц подорожало в три раза. Это значительно величило затраты на строительство. Сейчас цены на дерево немного снизились.

Расходы на запуск глэмпинга

Всего расходов49 000 000 ₽
Покупка участка15 000 000 ₽
Установка 22 шатров и коммуникаций12 000 000 ₽
Вторая очередь — зимние домики8 200 000 ₽
Улучшения в течение года: беседки, парники, мебель5 500 000 ₽
Услуги юристов, которые помогали с изменением ВРИ5 000 000 ₽
Гостевая кухня1 700 000 ₽
Топосъемка1 100 000 ₽
Строительство домика для сторожа500 000 ₽

Расходы на запуск глэмпинга

Всего расходов49 000 000 ₽
Покупка участка15 000 000 ₽
Установка 22 шатров и коммуникаций12 000 000 ₽
Вторая очередь — зимние домики8 200 000 ₽
Улучшения в течение года: беседки, парники, мебель5 500 000 ₽
Услуги юристов, которые помогали с изменением ВРИ5 000 000 ₽
Гостевая кухня1 700 000 ₽
Топосъемка1 100 000 ₽
Строительство домика для сторожа500 000 ₽

Первые гости

Мы спешили завершить работы к 23 июля, когда в глэмпинг планировали приехать первые гости — кружки школы математики «Маткласс». Школа каждое лето проводит выездные программы. Я знакома с собственницей этого проекта, Яной Туровецкой. Весной рассказала ей о том, что планирую строить глэмпинг, и она захотела привезти к нам учеников на две недели.

Мы успевали все доделать, но было нервно. За неделю до открытия глэмпинга пошел страшный ливень. На территории уже стояли шатры, и я решила съездить и проверить, как они выдерживают дождь.

С шатрами все было в порядке, но земля перед домиком-рестораном выглядела апокалиптично.

В этом месте проводили коммуникации и земля была перерыта. Из-за дождя образовалась огромная грязная лужа. Рядом с ней стояла семья с ребенком и осматривала территорию.

Оказалось, ребенок учится в «Матклассе» и собирается приехать в глэмпинг. У этой семьи неподалеку дача, поэтому решили посмотреть участок. Они с сомнением спросили, успеваем ли мы достроиться — я заверила, что успеваем.

Все было почти готово, но грязь полностью меняла картину
Все было почти готово, но грязь полностью меняла картину
Сферический шатер для занятий йогой зимой — он стоил 1 550 000 ₽
Сферический шатер для занятий йогой зимой — он стоил 1 550 000 ₽

Земля высохла, поляну перед домиком привели в порядок, но после каждого дождя она превращалась в месиво. Чтобы решить эту проблему, специалисты по мелиорации потратили два года. Поляну три раза перепланировали, меняли уклон, чтобы вода стекала с нее. Затем построили канаву, постелили рулонный газон. Вырастить газон было нереально, потому что по поляне постоянно ходили.

На расходах из первой таблицы мои вложения в глэмпинг не закончились. К сегодняшнему дню потратила еще около 60 млн рублей. Ниже — дополнительные расходы.

Дополнительные расходы после запуска

Всего расходов57 936 000 ₽
Строительство ресторана на территории фермы20 510 000 ₽
Строительство A-модулей: домиков, дороги к ним и прокладка коммуникаций12 680 000 ₽
Покупка новых тентов для шатров8 170 000 ₽
Строительство амбара под ферму с козами и лошадьми4 130 000 ₽
Обновление интерьера шатров и домиков3 170 000 ₽
Административные инвестиции1 740 000 ₽
Автономный дом с солнечными батареями1 540 000 ₽
Чайный домик1 320 000 ₽
Санаторий965 000 ₽
Место под костер: сваи, чаша, деревянный настил856 000 ₽
Ремонт кухни и летних санблоков758 000 ₽
Дорожки и настилы к домикам735 000 ₽
Обустройство въездной зоны: вывеска, подсветка370 000 ₽
Глэмпинг306 000 ₽
Доделка бара из дерева296 000 ₽
Новый большой дом250 000 ₽
Воркаут-площадка110 000 ₽
Навес для проката и дровница30 000 ₽

Дополнительные расходы после запуска

Всего расходов65 000 000 ₽
Строительство ресторана на территории фермы20 510 000 ₽
Строительство A-модулей: домиков, дороги к ним и прокладка коммуникаций12 680 000 ₽
Покупка новых тентов для шатров8 170 000 ₽
Строительство амбара под ферму с козами и лошадьми4 130 000 ₽
Обновление интерьера шатров и домиков3 170 000 ₽
Административные инвестиции1 740 000 ₽
Автономный дом с солнечными батареями1 540 000 ₽
Чайный домик1 320 000 ₽
Санаторий965 000 ₽
Место под костер: сваи, чаша, деревянный настил856 000 ₽
Ремонт кухни и летних санблоков758 000 ₽
Дорожки и настилы к домикам735 000 ₽
Обустройство въездной зоны: вывеска, подсветка370 000 ₽
Глэмпинг306 000 ₽
Доделка бара из дерева296 000 ₽
Новый большой дом250 000 ₽
Воркаут-площадка110 000 ₽
Навес для проката и дровница30 000 ₽

Как мы продвигаем глэмпинг

Как только мы запустились, завели страницу в «Инстаграме». Количество подписчиков росло быстро: в первый год пришло около 5000 человек — причем почти без усилий с нашей стороны. Мы просто делали красивые фото и транслировали нашу идеологию, которая совпала с запросом аудитории молодых людей, которую мы хотели у себя видеть.

Подписчики отлично конвертировались в клиентов. Уже в первые выходные после того, как съехал «Маткласс», у нас были забронированы все места. Некоторым желающим даже не хватило. Мы поняли, что надо строить зимнюю очередь — теплые домики в глубине участка, где разрешено капитальное строительство.

После того, как мы поставили шатры и летнее жилье, то начали строить зимние домики
После того, как мы поставили шатры и летнее жилье, то начали строить зимние домики
Одновременно с подготовкой теплых домой мы начали вкладываться в рекламу
Одновременно с подготовкой теплых домой мы начали вкладываться в рекламу

В начале декабря 2018 года мы начали готовить зимние домики и тогда же решили впервые прорекламировать глэмпинг у блогеров. В команде «Зеленой тропы» работали СММ-менеджеры, они выбирали людей для сотрудничества и согласовывали их со мной.

Я не слишком углублялась в процессы, мне было важно, чтобы блогеры сочетались с нашими ценностями. Поскольку мы транслируем эстетику естественности, природности и этичности, нам не подходили блогеры, использующие много «фейстюнов» и искусственных фильтров.

После того как я утверждала или отвергала кандидатуры, СММ-менеджеры выбирали из этого шорт-листа по своим параметрам — охват, вовлеченность аудитории.

Результат от интеграций получался разный. После рекламы блогера с аудиторией 7000 подписчиков в глэмпинг могло приехать 20 человек. В другой раз блогер с 500 000 подписчиками не привлекал к нам никого. С блогерами мы работаем только по бартеру: приглашаем пожить у нас в будни.

В выходные шатры почти всегда заняты, и мы отдаем предпочтение клиентам, которые приезжают за деньги. В месяц у нас остается примерно три блогера. От них требуется сделать сторис с отметкой в глэмпинге и пост в ленту. Часто мы просим проанонсировать свою поездку в «Зеленую тропу».

Зимой 2020 года я протестировала таргет. Вложила около 20 000 ₽ в месяц и решила на этом остановиться: не увидела профита. Подписчики и так прибавлялись органически, с помощью сарафанного радио и блогеров.

Большинство наших гостей с удовольствием постят фото и видео из глэмпинга. Можно считать это сарафанным радио, потому что они рассказывают о нас своим 300—400 подписчикам. Каждые выходные у нас живут по 80 человек, и многие из них делают посты. Это наравне с рекламой у блогеров дало нам отличный рост. Сейчас у нас 57 000 подписчиков.

Мы пригласили архитекторов и стремились создать эстетичное пространство, чтобы глэмпинг выглядел красиво. Поэтому гости постят фото у себя в соцсетях
Мы пригласили архитекторов и стремились создать эстетичное пространство, чтобы глэмпинг выглядел красиво. Поэтому гости постят фото у себя в соцсетях
Гости часто говорят, что вся наша территория — сплошная фотозона. Если бы у нас было не привлекательно, фотографии с глэмпингом не набирали бы такой охват. Другие каналы по привлечению клиентов мы не использовали
Гости часто говорят, что вся наша территория — сплошная фотозона. Если бы у нас было не привлекательно, фотографии с глэмпингом не набирали бы такой охват. Другие каналы по привлечению клиентов мы не использовали

Аудитория и конкуренты

Мы работаем в основном в сегменте B2C. Корпоративные клиенты приезжают реже. Летом у нас много маленьких лагерей и организованных групп, например йоги и бегуны.

Изначально мы не работали над тем, чтобы привлекать корпоративных клиентов: казалось, что компании сами будут выбирать нас. Только в этому году мы пришли к пониманию, что нужен отдельный менеджер на направление MICE — деловой туризм, связанный с проведением корпоративных мероприятий. Сейчас мы делаем презентацию о нашем глэмпинге, рассказываем о возможности провести у нас стратсессии и другие мероприятия. Презентуем продукт с элементами природного тимбилдинга, посиделками у костра с гитарой, собирательством в лесу, баней, походами на речку: такой архетипичный досуг очень сплачивает коллективы.

Мы следим за индексом потребительской лояльности — NPS — и стремимся, чтобы он был не меньше 70%. Летом он может быть ниже из-за того, что приезжают большие компании. Среди них попадаются люди, которым не близки наши ценности. Например, им не нравится, что у нас не скошена трава, хотя это принципиальная позиция. Мы косим только у дорожек, а на основной территории растут луговые травы. Зимой NPS обычно 80%. Мы измеряем этот показатель через оценки гостей. Помимо этого мы смотрим отзывы на картах Яндекса и Гугла.

Наша целевая аудитория — молодые пары и компании из креативного класса. В плане аудитории у нас нет прямых конкурентов: большинство глэмпингов ориентируются на семьи. У семейного отдыха выше средний чек, дольше продолжительность бронирования и процент возвратности больше.

Также на рынке есть несколько люксовых глэмпингов, где номер стоит 15 000—30 000 ₽ за ночь. Это премиум-сегмент, с которым мы тоже не пересекаемся.

Из рекреационных проектов, которые работают с нашей аудиторией, могу назвать только «Болотов-дачу». Она тоже в Тульской области, но там не глэмпинг, а гостевые дома. Это другой формат: у нас фокус на природу.

Развлечения, которые мы предлагаем, напоминают дачные: побегать у карьера, покататься на велосипедах, съездить на речку, побывать на ферме
Это тропинки, которые ведут к бане
А это баня. На постройку комплекса мы потратили 5 300 000 ₽

У нас висит большая карта с маршрутами, можно отсканировать QR-коды и сохранить маршруты на телефон. Мы вообще очень много времени уделяем изучению окрестности.

Например, наша соседка — пасечница, мы водим к ней экскурсии. Особенно в августе, когда она собирает мед. В нашей дачно-природной атмосфере, где много свежего воздуха и простых развлечений, я вижу основное наше отличие от загородных отелей и гостевых домов.

Как росла команда

«Зеленую тропу» я запускала вместе с одним сотрудником — маркетологом, который взял на себя еще и соцсети и сайт. С техническими моментами мне помогали папа и его жена, которые живут недалеко от глэмпинга. Перед открытием наняла нескольких человек для работы на кухне и администратора, который на деле был исполнительным директором.

Осенью нашла еще четырех администраторов. Они работают по графику три дня через четыре или четыре через три. В каждой смене — по два человека. Получается, нам нужно четыре постоянных администратора и одного мы «держим про запас». Приглашаем, когда нужно кого-то заменить. Зимой работают не пять администраторов, а трое.

Также у нас есть «бронисты»: летом по два в смену. Администраторы не успевали отвечать на все звонки и сообщения клиентов, поэтому я выделила для этого отдельную роль.

У нас есть отдел маркетинга, который трансформировался в маркетинговое агентство. Я хочу превратить «Зеленую тропу» в экосистему проектов, поэтому запустила маркетинговое агентство. Пока оно занимается только внутренними проектами, но в будущем мы планируем брать и сторонние. В команде маркетинга — СММ-менеджер, редактор, который пишет нам тексты, дизайнер, проджект-менеджер, операционный директор и я. Часть специалистов агентство привлекает для разовых задач.

Самая большая боль в найме сотрудников в моей сфере — найти горничных, которые готовы работать по стандартам отелей. Им трудно объяснить, что каждый предмет после уборки должен оставаться на своем месте, а пыль нужно протирать всегда, а не через раз.

Крупные отели прописывают четкую последовательность действий: жестко регламентируют, как горничная должна убираться, сколько секунд у нее уходит на разные действия. При четком исполнении регламента на это уходит, условно, 25 минут. А если горничная убирается так, как она считает нужным, может уйти и час.

По территории горничные передвигаются на электромобилях. Покупка этих машин обошлась нам в 722 000 ₽.

У нас прописаны все стандарты работы, но для их соблюдения нужен ежедневный контроль, а на это нужна отдельная должность
У нас прописаны все стандарты работы, но для их соблюдения нужен ежедневный контроль, а на это нужна отдельная должность
За уборку и обучение горничных отвечает управляющий, но сейчас ищем старшую горничную, которая будет отслеживать качество работы сотрудников
За уборку и обучение горничных отвечает управляющий, но сейчас ищем старшую горничную, которая будет отслеживать качество работы сотрудников

За четыре года команда выросла до 30 постоянных сотрудников зимой и 40 — летом. В высокий сезон нам нужно больше администраторов, горничных, разнорабочих и техников.

У нас появились управляющий и операционный директор, и я отошла от операционки. Директора искали три месяца: отправляли объявление по знакомым эйчарам, постили у себя в сторис. Я искала человека, с которым мы совпадаем во вкусах и взглядах на то, что такое «Зеленая тропа».

В этом бизнесе многое построено вокруг атмосферы, которую надо уметь поддерживать, на понимании и управленческой компетенции. Этот микс меня обрадовал, потому что я понимала, что такому человеку не нужно объяснять, что такое «Зеленая тропа» с точки зрения маркетинга, позиционирования, работы с аудиторией.

Снова занялась «Чиптрипом»

Я делегировала операционку в «Зеленой тропе» и смогла снова уделять внимание своему первому бизнесу — «Чиптрипу», от которого я отошла около 10 лет назад.

Из-за пандемии бизнес турагентств пострадал, моя компания сократилась в пять раз: до 2020 года в ней работало 150 сотрудников, а сейчас — около 30. Я воспринимаю это как удачное время для перезагрузки, в которой компания давно нуждается.

Недавно мы с командой думали, куда и как двигаться дальше. Компания старая — в этом году ей исполнится 18 лет. Позиционирование, которое у нас было изначально, ей уже не подходит. Тогда посыл был в том, что «Чиптрип» — молодые ребята, которые настроены против рынка, — за осознанное потребление и экономию.

В 2004 году в России было много пережитков 90-х. Считалось, что тратить деньги — это круто. А мы, наоборот, говорили, что круто — не переплачивать. Искать дешевые туры не зазорно. Тогда в других турагентствах это не приветствовалось.

Для старой компании образ бунтаря уже не подходит.

На стратсессии мы переформулировали позиционирование: сосредоточили его на менеджерах, которые у нас остались, на их экспертности.

Люди, которые сейчас у нас работают, в компании уже 10—15 лет, у них огромный опыт в туристической сфере. Мы хотим разработать новый сайт, на главной странице которого будут фотографии наших менеджеров. Концепция называется «Свой человек в туризме».

Сколько мы зарабатываем на глэмпинге

С самого начала у глэмпинга почти полная загрузка летом. С мая по октябрь занято 75% мест. Зимой ситуация сначала обстояла хуже: в сезон с 2018 на 2019 у нас была очень плохая загрузка — всего 42%. Во вторую зиму — примерно так же. Зато в следующую она поднялась до 75%, и в эту — сезон с 2021 по 2022 год, осталась на том же уровне.

За 2019 год выручка составила 15 000 000 ₽, за 2020 — 34 500 000 ₽, а за 2021 — 62 000 000 ₽.

Я ставила цель на 2022 год — 100 000 000 ₽, но будет, наверное, около 85 000 000 ₽. Ферма, которая размещалась на нашей территории, съехала. Пустующий амбар я решила переоборудовать под ресторан. Домик с кухонной и столовой зоной, который мы возвели изначально, стал очень тесен для турпотока. Мы построили много новых домиков, а кухня была одна.

Ресторан в амбаре мы планировали продвигать отдельно: туда можно приходить не только гостям «Зеленой тропы». По нашей финмодели ресторан будет генерировать около 25 000 000 ₽ в год. Мы планировали запустить его в мае этого года, но нам сильно задержали стройку, и в итоге мы открывались в сентябре. Вот почему на выручку 100 000 000 ₽ я уже не рассчитываю.

Мы превратили старый амбар в ресторан
Мы превратили старый амбар в ресторан
Планировали открыть его в мае, но ремонтники затянули сроки
Планировали открыть его в мае, но ремонтники затянули сроки

Инвестиции в проект пока не окупились. Я рассчитываю выйти на окупаемость через шесть лет после открытия — в 2024 году, если мы прекратим стройку. Но пока получается так, что мы каждый год что-то достраиваем и улучшаем.

Недобросовестные продавцы франшизы глэмпингов обещают окупаемость за два года. Из-за этого зимой на «Фейсбуке» разгорелся скандал: старожилы отельного бизнеса попытались вывести на чистую воду таких продавцов франшиз.

По моим данным, средний срок окупаемости подобного бизнеса — шесть лет. Франчайзи попадают в ловушку, когда им показывают цифры 2020 и 2021 годов, когда была пандемия и повышенный спрос на внутренний туризм. А я знаю цифры 2018 и 2019 года — они кратно отличаются.

Когда границы были открыты, в российские отели и глэмпинги ездили реже. Если в будущем границы откроются так, как это было раньше, турпотоки перераспределятся и выручка в загородных отелях уменьшится. Это надо учитывать, просчитывая финмодель.

Операционная прибыль «Зеленой тропы» зависит от сезона. Летом у нас больше номеров, потому что открыты шатры, а зимой в них холодно и гости живут только в теплых домиках. Рентабельность летом около 50%, а в среднем за год — 35—38%.

Это ферма, о которой я говорила чуть выше. Она закрылась по семейным причинам: фермерам пришлось уехать
Это ферма, о которой я говорила чуть выше. Она закрылась по семейным причинам: фермерам пришлось уехать

Аренда шатров в «Зеленой тропе» стоит от 5900 ₽ за сутки, домиков — от 7500 ₽. У нас динамическое ценообразование: мы установили систему Hotel Lab, которая анализирует конкурентов, нашу загрузку, динамику бронирования и выводит определенную сумму. Это стороннее решение, которым пользуются отели. В нашем случае оно интегрировано в систему бронирования Bnovo — это облачная система управления и контроля для гостиничного бизнеса.

В стоимость проживания входит аренда шатра или домика, культурная программа, которую мы организуем. Питание и аренда спортинвентаря оплачиваются отдельно.

Операционные расходы в июле 2022 года

Всего расходов4 606 800 ₽
ФОТ без налогов1 919 000 ₽
Административные расходы700 000 ₽
Расходы на номера: ремонт, мелкие покупки, амортизация477 000 ₽
Закупки продуктов455 000 ₽
Налоги350 000 ₽
Аренда жилья и компенсация проезда сотрудникам243 000 ₽
Неучтенные затраты, которые невозможно квалифицировать230 000 ₽
Культурная программа и спортинвентарь114 500 ₽
Безопасность: техосмотр электроснабжения, пожарная безопасность67 000 ₽
Коммунальные услуги37 000 ₽
Банковское обслуживание14 300 ₽

Операционные расходы в июле 2022 года

Всего расходов4 606 800 ₽
ФОТ без налогов1 919 000 ₽
Административные расходы700 000 ₽
Расходы на номера: ремонт, мелкие покупки, амортизация477 000 ₽
Закупки продуктов455 000 ₽
Налоги350 000 ₽
Аренда жилья и компенсация проезда сотрудникам243 000 ₽
Неучтенные затраты, которые невозможно квалифицировать230 000 ₽
Культурная программа и спортинвентарь114 500 ₽
Безопасность: техосмотр электроснабжения, пожарная безопасность67 000 ₽
Коммунальные услуги37 000 ₽
Банковское обслуживание14 300 ₽

Планируем развивать сельские территории

В оставшиеся месяцы 2022 года мы планируем заниматься новыми проектами — маркетинговым агентством и сельскими гайдами. Гайды — это платные путеводители по интересным местам. Пока у нас готовы маршруты только по Тульской и Ярославской областям. Заниматься агентством и гайдами вплотную не получалось из-за высокого летнего сезона.

В сентябре открыли ресторан, которому тоже нужно придать импульс, чтобы он развивался.

В конце года планировали приступить к разработке оздоровительного отеля: собрать бизнес-концепцию, генеральный план и финансовую модель. Затем начать ландшафтные работы, привести в порядок ручей. Но из-за мобилизации мы приостановили проект.

Если говорить про перспективы на 5—10 лет, мы хотим создавать экосистему. На прошлогодней стратсессии мы сформулировали наш слоган или основную идею — создаем условия для счастья. Тогда мы поняли, как концептуально вписать в «Зеленую тропу» оздоровительный отель и другие проекты.

Сейчас я бы переформулировала идею в сторону развития сельских территорий. Это очень интересное направление, в котором можно запустить много классных проектов. Мы уже над этим — сельские гайды помогают развитию туризма на сельских территориях.

Наше маркетинговое агентство тоже будет сфокусировано на маленьких локальных проектах, которые не умеют себя продвигать. Пока мы создавали гайды, путешествуя по Тульской и Ярославской областям, увидели, как там много интересных, но совсем небольших проектов. Им точно нужно продвижение. Возможно, я буду даже инвестировать в сторонние проекты, которые близки мне по духу. В 2023 году мы хотим учредить сельскую премию, например, для гастропроектов или отелей на селе. У меня очень много идей, и хочется постепенно все реализовывать.

В Подмосковье много интересных мест с историей, которые локальные энтузиасты развивают своими силами. Мы хотим поддерживать подобные проекты
В Подмосковье много интересных мест с историей, которые локальные энтузиасты развивают своими силами. Мы хотим поддерживать подобные проекты

Я не жалею, что купила такой сложный участок земли. С любым участком в России могут возникнуть проблемы. У вас может появиться газопровод или линия секретной связи, и тогда возникнет зона обременения, которая не указана ни в каких документах. У меня так и произошло.

Рабочие провели топосъемку, ее подписали газовщики, а спустя время они вернулись и сказали, что перепутали: по участку проходит газопровод. Потом в какой-то момент пришел лесхоз и сказал, что у нас зона пересечения на 20 или 30 метров. У меня большой участок, мне не критично, что изымут 20 метров. Но как быть тем, у кого маленькие участки? И ведь такое иногда происходит: приходят к дедушке, который на этом участке всю жизнь живет, и изымают часть.

Российские ведомства не особо дружат друг с другом, поэтому получить полную информацию об участке, об обременениях и ограничениях в одном месте невозможно. Неожиданностей может быть очень много.

Мы ищем людей, которые открыли свой бизнес. Проект должен работать официально и приносить прибыль. Если вы хотите рассказать свою историю — заполняйте анкету.

Самое интересное про бизнес — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @t_biznes.

Теги: бизнес
Как думаете, реалистично ли окупить глэмпинг с большими вложениями?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество