Мы уже рассказывали истории нескольких читателей Т⁠—⁠Ж, которые сменили профессию и стали разработчиками. В этот раз — истории тех, кто перешел в ИТ, но не пишет код.

Кто-то резко и неожиданно погрузился в новую специальность, кто-то плавно перешел в ИТ из смежной области. Мы поговорили о том, каким может быть путь в ИТ без профильного образования, как удержаться на первой работе, если ничего не умеешь, и почему обучение никогда не кончается.

Это истории читателей из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Психолог-педагог, сотрудник колцентра → менеджер проектов

Работает в ИТ: 3 года
На момент перехода в ИТ: 20 лет
Город: Калужская область → Москва
Доход: 85 000 Р/месяц

Я получил образование психолога-педагога в регионе. Пока учился в универе, работал все четыре курса. Сначала в одном аутсорсинговом колцентре на позиции «специалист по работе с программой лояльности». Платили 25 000 Р в месяц. Проработал около двух лет. Консультировал клиентов компании-заказчика, рассказывал, как работает программа лояльности, какие есть акции и бонусы и как ими воспользоваться.

Потом работал по специальности: шесть месяцев — вожатым в детских лагерях, столько же — воспитателем в детских садах и месяц — в школе. Там я проходил летнюю и зимнюю практики, которые входили в экзамены. Зарабатывал около 15 000 Р в месяц. Нам выдавали план работы: допустим, провести какие-то исследования, а потом эти исследования отобразить в курсовой. Наверное, это была моя самая любимая работа в студенческие годы. Больше всего мне нравилось заниматься с детьми в лагере, пусть это и было финансово невыгодно. На этой работе ты чистишь свою душу. Я полностью уверен, что смог бы построить карьеру в сфере образования или досуга, потому что у меня получается и мне это нравится. Не стал развиваться в этой области, так как это был бы очень долгий путь. А тогда обстоятельства в семье и жизни вынудили меня искать, где бы поскорее заработать денег.

Из-за работы в лагере мне пришлось уволиться с должности специалиста по работе с программой лояльности, так как работодатель не хотел мириться с тем, что я студент, который должен проходить практику. Очень нужны были деньги, я уже полностью на тот момент обеспечивал себя и не хотел обращаться за помощью к родителям. Преодолев боль и разочарование, которые нахлынули в момент поиска работы, я согласился на очередной колцентр — пошел в техподдержку крупного оператора мобильной связи на позицию специалиста низшего уровня, с переработками и зарплатой около 50 000 Р в месяц. Проработал там около полутора лет — это было ужасно. Пришлось уйти, чтобы защитить диплом.

Все, что зарабатывал, тратил, не оставалось ни копейки.

Учился на бюджете, жил в общежитии при универе, за которое приходилось платить 1200 Р в месяц. Сколько себя помню, денег всегда не хватало. Окончил университет и вернулся в свой родной город. В Калуге, где я учился, было очень сложно найти нормальную работу. Вакансии были только в сфере обслуживания и в колцентрах. Цены на аренду квартир космические, сравнимые с Москвой. Так после окончания вуза у меня было четыре года опыта в трудовой, диплом на руках и полное отсутствие готовности к каким-либо решениям. Я не понимал, что вообще делать, но делать что-то было нужно.

В фирму, в которой работаю сейчас, попал случайно — меня порекомендовал знакомый. Собеседование прошло успешно, и через неделю я был в штате. Меня взяли на позицию менеджера маркетинговых проектов. В мои обязанности входило разрабатывать программы лояльности, придумывать акции и предложения. Компания специализируется на диджитал-маркетинге, ИТ, партнерских соглашениях. Проще говоря, это то место, где вам все сделают под ключ. Могут написать маркетинговую стратегию, снять рекламу, разработать приложение, обеспечить партнерами, запустить проект и поддерживать его. Зарплата на испытательный срок была 15 000 Р в месяц, через три месяца стала 20 000 Р.

Естественно, для меня это было очень мало. Возможность карьерного роста была, но сначала я совсем не понимал, как расти, что нужно сделать для этого. Но сам продукт и сфера мне очень нравились, и я был уверен, что это правильный путь. Я всегда был в теме современных проектов и технологий, читал «Хабр», vc.ru. Но когда меня взяли на работу, я не знал, что мне нужно делать и как это делать. Просто-напросто я влетел в ИТ «c двух ног». Меня мотивировал страх: находясь среди профессионалов, очень легко облажаться. Приходилось много слушать, корректно задавать вопросы и быстро вникать. Психологическое образование тоже помогло выстраивать отношения с людьми и добиваться от них необходимого результата.

Учился по книгам, в интернете и у коллег. Проходил бесплатные курсы в Geekbrains, Skillbox. Некоторые платные курсы были уже куплены компанией, их тоже проходил. Считаю, что нет ничего лучше практического опыта работы, со слезами, слюнями, потом и шишками. Но до сих пор подумываю поступить в профильный вуз. Может быть, в какой-то государственный или хотя бы в Geekbrains на продакт-менеджера.



Я начал с того, что умел на 100%. В организации был свой мини-колцентр. Сотрудники звонили клиентам, подтверждали заказы, предлагали всякие бонусы, собственно, работали в рамках программы лояльности. Решил помочь ребятам со стилем общения и скриптами. До этого никаких четких инструкций и регламента общения у колцентра не было. Большую роль сыграла моя первая работа, там я бил все рекорды и был в ладу с руководством. Мы вместе придумывали скрипты для коллег, оценивали качество обслуживания, мне тогда это было очень интересно, и я впитывал, как губка. А когда работал у крупного оператора, я понял, наоборот, как нельзя делать. Там я как раз узнал, что именно нужно сотрудникам колцентров, какие программы, проблемы и нагрузки бывают.

Заручился поддержкой руководителя и одного из сотрудников колцентра. Как оказалось, там все были готовы к переменам, но никто ничего не предпринимал. В итоге я консультировал операторов и требовал грамотного общения с клиентами, соблюдения регламента и написанных мною скриптов. Спустя некоторое время весь колцентр начал говорить ровно так, как я хотел, и положительные изменения стали отображаться в цифрах.

Это был первый опыт такого плотного взаимодействия с людьми, которые были старше меня лет на 10—20. Самому мне тогда было 20. Потом на меня начали вешать разные задачи. Я вел переговоры с исполнителями, специалистами по базам данных (БД), разработчиками, программистами и коллегами-маркетологами. Придумывал программы лояльности и маркетинговые акции.

Самым важным испытанием стал запуск первой акции для заказчика: она стимулировала клиентов совершить больше покупок в праздники плюс увеличивала количество повторных покупок. На тот момент я слабо понимал, что такое верстка, как работают БД и вся клиент-серверная часть. Но проект был успешным и оправдал ожидания — как мои личные, так и руководства.

Приходилось изучать все на лету, ошибка могла стоить очень много в момент запуска проекта. Поэтому мучил разработчиков и читал, мучил специалистов по БД и читал, читал. Основная сложность была в формулировке запросов: массивы информации очень большие, программистов мало и не все готовы с тобой долго и подробно разбираться, как что-то выгрузить или как настроить БД по-особенному. Бывает, обращаешься к программисту с запросом, а он вообще не знает, что нужно сделать. И приходится самому думать, как именно сортировать данные по таблицам, что выгружать и как настраивать.

А время всегда поджимает.

Потом компания переехала в Москву. Мне предложили перебраться в новый головной офис. Сейчас в мои обязанности входит запуск маркетинговых активностей для постоянных заказчиков. Я получаю задачу от руководства, и мы с командой начинаем разработку. Отдел состоит из меня и двух маркетологов, у каждого своя зона ответственности. Я не совсем их руководитель, больше я похож на управляющего операционной деятельностью. Четко знаю, чего хочет заказчик, какие у него бизнес-цели и какие цели у нашей компании. Я анализирую статистические данные, которые недоступны большинству сотрудников, и поэтому могу принимать верные решения и направлять команду в нужное русло.

Успех проекта — это тысяча маленьких шажков-задач, которые нужно сделать один за другим, чтобы дойти до запуска. Я пишу ТЗ, согласовываю с заказчиком план действий, выставляю дедлайны. Пока я веду переговоры, на «проектной кухне» идет подготовка к каждому этапу. В нашем распоряжении — все ресурсы компании: дизайнеры, разработчики, продакшен и так далее. ТЗ я сначала высылаю спецам: смотрим слева, справа, «нюхаем», придумываем, как будем делать. Наверное, проще будет сказать, что от меня полностью зависит весь цикл работы над проектом — от момента получения задачи до отчета о проделанной работе. Я консультирую коллег и проверяю, что они сделали, как работает та или иная фича. При этом каждый раз занимаюсь оптимизацией работы отдела.

Типичный рабочий день, когда все проекты находятся у разработчиков

09:00. Я в офисе. Читаю новости в «Твиттере», проверяю почту, пью кофе, присматриваюсь к акциям.

10:00. Списываюсь с разработчиками и дизайнерами, уточняю статусы проектов. Отвечаю на вопросы, проверяю выполнение задач по проектам.

12:00. Теперь все коллеги точно на местах. В нашей компании очень плавное начало рабочего дня. Продолжаю общаться с исполнителями и выполняю мелкие задачи.

14:00. Часто в это время провожу собрания с командой. Как долго — зависит от сложности проекта и от дедлайна. Однажды такое совещание шло с 14:00 до 22:00 — с перерывами на перекур, конечно. Но мы все горели и хотели найти решение в короткий срок. Маркетологи — фанатичные фантазеры, поэтому приходится постоянно напоминать о наших целях в проекте, задавать наводящие вопросы — похоже на роль учителя в школе.

15:00. Обед.

16:00. Потихоньку начинаю сбавлять темп. Смотрю, что придумали конкуренты. Рынок безумно быстро растет, и некоторые идеи, которые я носил в голове, но не успел предложить, уже реализовали другие технологические компании. Читаю что-то по менеджменту или о БД. Параллельно выполняю мелкие задачи.

18:00. Рабочий день закончился, и начинается магическое время: разработчики активизируются на полную, дизайнеры высылают макеты, партнеры тоже срочно желают пообщаться.

19:00. Ухожу домой, но остаюсь на связи.


Работа сложная в психологическом плане, есть вечное и не покидающее ни на миг ощущение напряжения. Ты постоянно куда-то бежишь, при этом в голове находится тонна информации: кто и что сейчас делает, когда и какой именно процесс нужно запускать. Вечные «суперкреативные» пожелания заказчика, которые бьют по срокам и только усиливают ощущение гонки. Как-то наткнулся на цитату и решил сделать ее своим кредо: «Каждое утро в Африке просыпается газель. Она должна бежать быстрее льва, иначе погибнет. Каждое утро в Африке просыпается и лев. Он должен бежать быстрее газели, иначе умрет от голода. Не важно, кто ты — газель или лев. Когда встает солнце, надо бежать».

Я стараюсь максимально хладнокровно относиться к работе и так же хладнокровно требую от других строгого выполнения задач. Когда я вхожу в отдел дизайна, меня сразу охватывает ощущение, что я коршун, ищущий жертву горящего дедлайна. Если я ее нахожу, происходят «стимулирующие мероприятия»: задаю вопросы, почему так долго, из-за чего мы выбиваемся из графика. Если причина в другом проекте, иду устраивать «мероприятия» менеджеру, который решил, что его задача важнее. У каждого специалиста есть свой менеджер, распределяющий нагрузку.

Если сотрудники чем-то недовольны, имеют какое-то свое видение или у них есть альтернативное предложение, я доступно объясняю, почему сделать так, как они хотят, нельзя, либо пасую и соглашаюсь с ними. Менеджер я очень дипломатичный, всегда открыт к диалогу и новым идеям, но считаю, что бизнес не должен страдать из-за ошибок сотрудников, поэтому я еще и строгий. И есть некоторые моменты, на которых я настаиваю. Например, если я говорю, что за выделенное время эту задачу выполнить невозможно или ее выполнять бессмысленно с технической точки зрения, тут лучше не спорить.

До моего прихода в компанию у коллег часто возникали проблемы на моменте выпуска проекта: в макетах — одно, в продакшене — другое. Я быстро понял, что меня ждут факапы, если я не поменяю саму систему работы. Пришлось много общаться с руководителями отделов, заручаться их поддержкой. После нескольких проектов все поняли, как со мной нужно работать, и до сих пор все идет как по маслу.

Иногда приходится говорить коллегам: «Здесь я буду решать, что сделано хорошо, а что плохо».

Неудачи были, как и у всех. Бывало, что проекты просто не запускались из-за моей оплошности и неопытности. Или из-за огромного количества одновременно разрабатываемых проектов мог забыть о продвижении уже существующих. Если говорить об успехах, то главное для меня — что я смог изменить среду вокруг себя, настроить все так, чтобы оно работало, даже когда меня нет. Большинство людей думает, что менеджер не нужен, ну или его роль не так важна. Я же, напротив, уверен, что команда с одним сильным менеджером может горы свернуть. Для меня эта работа — череда вызовов: реализовать проект, который никто до этого не смог воплотить, сделать работу, от которой все бегут, вписаться в какую-то сложную задачу. Поэтому нужно как минимум быть сильным духом и очень хорошо знать продукт и сферу.

Я работаю на позиции менеджера проектов уже третий год. Сейчас мой оклад — 85 000 Р. Есть премии за достижение цели по проекту, но награждают очень редко. Считаю, что такая зарплата полностью не соответствует тем сложностям, с которыми приходится сталкиваться, и тем условиям, в которых мы работаем с командой. Если коротко, задач, проектов, требований много, а людей мало. Рост в компании горизонтальный: очень сложно добиться повышения зарплаты и перехода на новый профессиональный уровень. Растет твоя экспертность, увеличивается количество и сложность задач, а в деньгах это никак не выражается, ты получаешь только новый опыт. Пытаюсь договориться с руководством о повышении и добавлении новой функциональности. Сложно сказать, какой будет результат, но все довольны работой нашей команды. Претендую на должность руководителя проектного отдела. По деньгам это плюс 10 000—30 000 Р к зарплате.

Живу я с невестой. Она тоже работает, ее оклад — 25 000 Р. Аренду квартиры — 40 000 Р в месяц — полностью оплачиваю я, остальное пополам. Мы стараемся экономить, но при этом не отказывать себе в приятностях: очень любим бри и дорблю с шардоне и медом, балуемся роллами. Не так давно нашли дешевый супермаркет в торговом центре, и на продукты стало уходить меньше денег, а самих продуктов стало гораздо больше. Пандемия сломала мою парадигму «если хочешь много денег, то нужно много работать и много зарабатывать». Поэтому было принято решение о ведении бюджета, создании валютного резерва и инвестиционного капитала.

Ежемесячно удается отложить 30 000 Р, из которых 20 000 Р уходят на покупку валюты, а 10 000 Р оставляю в рублях. Еще 10 000 Р откладывает невеста. Попробовал купить акции и понял, что это мое, мне это интересно. Сейчас деньги вложены в акции американских компаний, продолжу инвестировать после того, как будет сформирован резерв в долларах и евро. Хочу собрать капитал 1 000 000 $. Пока что точно не знаю, как у меня это получится, но я уверен, что это возможно.

В ближайшем будущем кровь из носу нужно выйти на доход от 150 000 Р в месяц. А стремлюсь к заработку от 500 000 Р в месяц, если говорить про наемный труд.

Вижу себя исполнительным директором крупной международной компании и активным инвестором.

С переходом в ИТ моя жизнь сильно поменялась. Нужно всегда быть в тонусе и движении, иногда — заставлять себя учиться чему-то новому. Мировоззрение изменилось в сторону идеи о том, что нет ничего невозможного. Больше стал думать о работе: какая она должна быть. Я знаю, что текущая позиция — это не потолок, что компания может быть лучше, что денег может быть больше. Научился бежать к сложностям, а не от них. Научился нести ответственность за финальный результат и говорить нет.


Работник кухни в ресторане, инженер по сбыту водопроводного оборудования → джуниор-продакт

Работает в ИТ: ~1 год
На момент перехода в ИТ: 23 года
Город: Нижний Новгород
Доход: 74 000 Р/месяц

В 18 лет из-за сложной финансовой обстановки в семье пришлось искать работу, которую можно совмещать с учебой в университете. Выбор пал на ресторан, поскольку там был гибкий график и всегда были нужны люди. Начал с рядового работника на кухне, за полтора года вырос до инструктора по обучению новых сотрудников. В мои обязанности входило приготовление блюд для гостей и обучение новых сотрудников после набора. Оплата была почасовая, максимальная ставка — 165 Р в час. Университет с работой сочетать было сложно, поэтому работал около 12—15 часов в неделю, в месяц зарабатывал до 10 000 Р.

Окончил физический факультет Нижегородского государственного университета. Мне предлагали остаться на кафедре за 8700 Р в месяц при нагрузке 40 часов в неделю. При этом у меня только на проезд уходило 3000 Р, и я отказался. После окончания учебы освободилось дневное время, поэтому в ресторане начал зарабатывать около 20 000—25 000 Р в месяц. Всего проработал там три года и месяц. Получив высшее образование по специальности «инженер», понимал, что нужно искать что-то посерьезнее ресторана. Начал ходить на собеседования. Но работодателям не нравилось, что у меня не было опыта работы по специальности. В меня поверили только в одном месте — это была компания по реализации и производству водопроводного оборудования.

Вакансию нашел на одном известном сайте по поиску работы, откликнулся, и меня пригласили на собеседование. В компании проработал примерно полтора года. Начал с должности инженера по сбыту. Это такой человек, который решает техническую проблему заказчика, продает ему свое решение и обслуживает оборудование после установки. То есть это не просто продажник, но еще и технический специалист, готовый в любое время выехать на объект, провести гарантийный ремонт оборудования или плановое техобслуживание.

Через восемь месяцев после трудоустройства я приблизился к уровню ребят, которые работали в компании три-четыре года. Под меня решили организовать экспериментальный отдел. Эксперимент был в том, что с клиентами общались только продавцы, которых в моем отделе было трое. А я выполнял инженерную — техническую — функцию: решал задачу клиента, обслуживал и ремонтировал оборудование. Эксперимент продлился полгода и не показал значительных результатов, вернулись к прежнему формату. Но я сильно просел в доходах. Если при старой системе «сам решаю задачу — сам продаю решение» я зарабатывал в среднем 40 000—45 000 Р в месяц, то в экспериментальном формате — только 30 000—32 000 Р. Именно тогда и начали закрадываться сомнения, что я нахожусь в нужном месте. Руководство предложило мне еще одну экспериментальную должность — стать менеджером нового продукта. Я тогда даже не понимал, что это за человек и чем он занимается, но не поверил в успех и решил найти другую работу. Так я попал в онлайн-школу.

Работая в компании по продаже водопроводного оборудования, я начал понемногу подрабатывать на других работах: учителем физики в школе на треть ставки — выходило примерно 5000 Р в месяц, репетитором для подготовки к экзаменам. Однажды увидел вакансию онлайн-школы. Стало страшно и одновременно интересно, и я решил, что хочу попробовать. Прошел собеседование на позицию менеджера по продажам уроков. Благодаря опыту в продажах это было несложно.

У онлайн-школы есть пул преподавателей по разным школьным предметам: русскому языку, математике, английскому языку, физике и другим. Могут заниматься как дети, так и взрослые. У продавца зарплатная схема простая: оклад плюс премия, если выполняешь план продаж. В среднем при нагрузке 20 часов в неделю мне удавалось зарабатывать 20 000—25 000 Р в месяц, причем параллельно я еще работал на водопроводчиков. Через полгода я понял, что это не имеет смысла. Да, финансово комфортно, но есть же семья, и сам я молод и хочу получать удовольствие от жизни, а свободного времени практически не было. Решил сфокусироваться на какой-то одной области, чтобы добиться в ней успеха.

Сфера онлайн-образования мне нравилась больше, поэтому начал искать позиции внутри школы. У меня накопился большой опыт в продажах уроков, и я решил, что хочу делиться им с другими сотрудниками, чтобы компания развивалась. Узнал, что открывается вакансия тренера по продажам — на полный день, 40 часов в неделю, предложил свою кандидатуру и успешно прошел собеседование. Был тестовый период в месяц, это было необходимо, чтобы спокойно сдать дела на прошлой работе и погрузиться в новые задачи. Так у меня осталась только одна работа, я стал бизнес-тренером.

Меня пригласили на оклад 30 000 Р плюс бонус 10 000 Р при успешном выполнении плана. В мои задачи входило создавать эффективные обучающие программы для менеджеров, непосредственно проводить обучение и анализировать его результаты. Первые три тренинга я написал сам — просто перевел свой опыт в слова так, как умею. Дальше начали приходить заказы на тренинги: мне говорили, что хотели бы улучшить, и нужно было разработать программу обучения под эти запросы.

В работе бизнес-тренера все было здорово, кроме одного: я вдруг осознал, что не хочу всю жизнь вести тренинги. Можно было и дальше развиваться в качестве тренера, были возможности как в компании, так и на стороне. Однако я решил найти свой путь. То, чем я буду готов заниматься всю жизнь. Мы переговорили с руководителем и решили составить мой индивидуальный план развития. С его составлением помог менеджер по развитию — это такая бесплатная опция для сотрудников компании. Если кто-то из персонала хочет развиваться, но не знает, как и куда, подключается менеджер по развитию. Менеджер помогает определить, чего человек действительно хочет, предлагает план развития, ставит дедлайны по шагам и контролирует их выполнение. Это как коуч или наставник, с ним всегда можно обсудить личные проблемы, ощущения, поделиться опытом решения задачи, задать любой вопрос. Для меня это чуть ли не самый близкий человек в компании.

Мы определили примерный пул позиций, которые мне нравились. В моем шорт-листе оказались менеджер проектов и менеджер продукта. Я склонялся больше в продуктовую историю, потому что хотел по минимуму контактировать с людьми и управлять чем-то от начала до конца: устанавливать свои правила игры, делать с продуктом что хочу.

Вообще, мое трудоустройство на позицию продакта — это самая удивительная история, которая произошла со мной за все время работы. Когда вакансия открылась, я отправил резюме и сразу получил отказ. Конечно, отказы не редкость, но чтобы это было полезно для меня, я спросил эйчара, почему я не прошел. В ходе диалога выяснилось, что все необходимые навыки у меня есть, просто в резюме я про них не написал. Например, на позицию нужен был человек хотя бы с минимальным опытом создания проекта с нуля. Почему-то этот опыт я посчитал неважным и пропустил его. Так я понял, что составление резюме — очень важная часть на пути к успеху.

Конкурс на вакансию состоял из трех этапов: собеседования с эйчаром, тестового задания и собеседования с руководителем. Самым сложным для меня оказалось собеседование с эйчаром, на котором я понял еще одну вещь: ты никто, если не можешь доказать свою крутость. В современном мире софт-скиллы бывают важнее, чем харды. На предыдущей позиции я был лучшим сотрудником, по мнению руководства, привык к похвале и к тому, что мне часто доверяют сложные или стратегически важные проекты. Но эйчар смотрит на кандидата непредвзято, поэтому нужно каждую секунду доказывать, что ты соответствуешь требованиям и справишься с этой работой лучше всех.

Самые важные навыки, на мой взгляд, это проактивность, самостоятельность и нацеленность на результат. В тестовом задании было несколько теоретических вопросов и практических кейсов. Если с теоретическими вопросами все понятно, то правильного решения для практического кейса не существует. Нужно доказать его реальность и определить метрики, по которым будет виден успех проекта или продукта.

Путь к новой должности в общей сложности занял три недели.

Полгода назад я перешел в продуктовый отдел на должность джуниор-продакта — это самая низкая должность в управлении продуктом. Суть моей работы — в создании продукта. Это может быть что угодно: тренинг, мессенджер, дополнительная кнопка в личном кабинете. Главное, чтобы продукт приносил пользу компании. Чтобы моим продуктом пользовалось больше людей, мне нужно придумать, как сделать его максимально полезным. Продукты создаются для внутренних пользователей, у меня нет большого бюджета, поэтому я сам придумываю, как его презентовать. Определяю необходимость изменений по цифрам: если сотрудники пользуются и ставят высокие оценки, ничего не меняю, если не пользуются, или оценки низкие, или сдвига в метриках нет — меняю либо начинку, либо подачу продукта с точки зрения пользы.

В работе мне нравится полная свобода действий. С одной стороны, это может быть очень сложно, ведь надо с нуля придумать классную штуку, на которую тебе могут выделить денег, а ты даже не представляешь, с чего начать. И никто не подскажет, как именно нужно сделать. С другой стороны, это очень интересно, потому что ты можешь делать все, что считаешь нужным. Если для твоего продукта важно, чтобы картинка была синяя, — делаешь ее синей. Если для раскрутки нужно создать новый телеграм-канал — создаешь. Часто приходится проводить тесты или эксперименты и смотреть, есть ли влияние на метрики или нет. Еще ни разу не запускал какую-то новинку без испытаний, но такие случаи тоже бывают.

Джуны — это ребята, которые учатся применять теорию на практике. Я больше человек-практик, лучше запоминаю что-то, когда делаю сам. Поэтому никакие курсы не проходил, просто задавал много вопросов коллегам и учился у них. Когда-то у меня было желание поступить в профильный вуз, но я не очень верю в отечественное образование. Зато верю в то, что любой человек может заниматься чем угодно: образование, если мы не берем такие области, как, например, медицина, не имеет значения. А если человек сам захочет что-то поглубже изучить — никогда не поздно. Обучение с мотивацией и интересом, а не из-под палки гораздо эффективнее.

Сейчас я веду пять проектов, два из которых еще на этапе экспериментов. На этой стадии ты предлагаешь свой проект или продукт небольшой группе пользователей, чтобы протестировать свои гипотезы о его пользе и влиянии на метрики. Например, методисты создали новый обучающий курс. Перед раскаткой этого продукта на всех пользователей необходимо убедиться, что продукт востребован ЦА, и собрать от нее обратную связь. Вдруг мы создали что-то, совсем оторванное от жизни.

Один из самых интересных и сложных проектов был связан с обучением сотрудников с низкими показателями. Идея была в том, что после их обучения не только их показатели, но и показатели школы значительно вырастут. Цель была амбициозная: чтобы 70% отобранных сотрудников завершили обучение за месяц. За первые три месяца проекта, пока мы только обкатывали методику и учились взаимодействовать с сотрудниками, мы отобрали 1200 учеников, из которых обучение вовремя прошли 880 человек, или 73%, — цель была достигнута. Дальше мы решили усовершенствовать систему отбора преподавателей и изменить коммуникацию с сотрудниками. За четвертый месяц проекта мы отобрали 1900 учеников, из которых более 1400 человек завершили обучение в срок, а это уже около 76%. Эффективность обучения пока проверить не удалось: слишком мало времени прошло. По предварительным данным, проект успешно влияет на общие показатели школы.

Неудачи, конечно, тоже бывают. Очень часто сдвигаются сроки выполнения задач, из-за них летят сроки завершения проектов. Лечится это очень просто: нужно развивать навык планирования. Скажу банальную вещь: успех в этой сфере, как и во всех других, зависит от количества усилий и немножко от везения.

Если получается угадать боль пользователей сразу и решить ее — успех неизбежен.

Примерно половину моего рабочего дня занимают встречи по проектам. Другую половину, которая без встреч, я провожу либо за административной работой — трачу на нее два дня из пяти в неделю, — либо за доработкой продуктов и созданием новых. Выделяю каждый день минимум час на развитие: чтение книги или статей по профессии, просмотр вебинара. Здесь важно находиться «в тусовке», среди коллег. Это помогает избегать выгорания, развивает взаимоотношения с коллективом. Ты набираешься у них опыта и растешь быстрее. Литературу читаю и профессиональную, и художественную, но чаще предпочитаю что-то по психологии и поведению человека. А вебинары и записи конференций нахожу в профильных сообществах, например в «Телеграме». Иногда слушаю подкасты, но видео, где коллеги делятся своим опытом в решении кейсов, нравятся больше, они человечнее, что ли. Всегда куча идей остается в голове после них.

Моя зарплата состоит из оклада 50 000 Р и премии 30 000 Р за выполнение KPI. Обычно я выполняю KPI процентов на 60. Они состоят из двух ключевых метрик отдела и одной индивидуальной, которая отражает эффективность каждого сотрудника. В эту метрику попадают пять главных личных задач на месяц. Результат может быть записан как «сделано» или «не сделано», так и в виде данных по экспериментам — например, 80% пользователей воспользовались кнопкой, которую тестируешь. То есть если четыре задачи из пяти выполнены, то и метрика выполнена. Каждая из трех метрик влияет на размер бонуса. Последние пару месяцев у меня были такие показатели: первая метрика отдела — 20% бонуса, вторая метрика отдела — 30%, индивидуальная метрика — 50%.

В ближайшие полгода, если все мои продукты покажут эффективность, смогу перейти на позицию мидла и заниматься более сложными проектами. Для этого нужно проявлять активность в текущих проектах, постоянно брать на себя больше ответственности и развивать нужные скиллы. Часто джунов не допускают к управлению бюджетом подразделения, а на должности мидла уже необходимо правильно его распределять — пример навыка, который мне точно придется освоить.

Я продолжаю подрабатывать учителем физики в общеобразовательной школе. И это не ради денег, а чтобы освежить в памяти все свои знания по физике. За пять часов занятий в неделю получаю около 6000 Р в месяц.

Я женат, жена беременна, живем в своей однокомнатной квартире. У жены доход до 10 тысяч в месяц. Мы тратим на двоих около 45 тысяч в месяц, все остающиеся деньги инвестирую. Копим на трехкомнатную квартиру в центре города. Влезать в ипотеку не хочется, планировали самостоятельно собрать всю сумму — ориентировочно 7 миллионов рублей. Но сейчас сильно выросли цены на недвижимость, поэтому через несколько лет эти 7 миллионов превратятся в 9 миллионов. И, кажется, ипотеки все равно не избежать.

После перехода в ИТ очень изменился стиль работы. Сейчас я всегда на удаленке, мне это нравится. Не нужно тратить время на перемещение до места работы, всегда можно контролировать уровень шума в своем доме и качество интернета, это удобно. В плане мировоззрения, наверное, самый большой сдвиг в том, что границы есть только у человека в голове. Когда я работал в компании, где было 100 сотрудников, я думал, что это большая компания. А сейчас только я отправляю обучаться по полторы тысячи человек в месяц, а ведь есть еще другие отделы. Изменилось представление о максимальном возможном доходе. Раньше я думал, что зарабатывать 200 000 Р в месяц — что-то нереальное и очень далекое. Сейчас это не кажется невыполнимой задачей.

Одно из интересных открытий — думал, что в ИТ везде нужно уметь программировать.

Оказалось, что совсем не обязательно самому писать код. Понимать, как строится работа разработчиков, вполне достаточно. В университете меня учили анализировать данные и цифры. Я не понимал, зачем мне этот навык. Приятной неожиданностью стало то, что в ИТ-сфере и особенно в продуктовом или проектном менеджменте цифры играют не последнюю роль, с их помощью можно сделать какие-то важные выводы о развитии продукта.


Специалист по безопасности → консультант-аналитик 1С

Работает в ИТ: 2 года
На момент перехода в ИТ: 22 года
Город: Москва
Доход: 130 000 Р

Я окончила вуз по направлению «техносферная безопасность» — в нее входят охрана труда, промышленная безопасность и охрана окружающей среды. По своей специальности только проходила практику — например, была стажером в региональном «Газпроме». В мои обязанности входило вести отчетность, проводить инструктажи, формировать удостоверения об аттестации. Проработала в сумме три месяца — скучно, однообразно, нет места для творчества.

Моя преподавательница в университете предложила сходить на собеседование в ИТ-компанию, и меня взяли. От компании меня сразу отправили на курсы по 1С «Знакомство с платформой», оплатил их работодатель. В дальнейшем мне помогали коллеги, я самостоятельно изучала литературу по 1С — у них очень много учебников и курсов. Желания поступать в профильный вуз не было. Мой муж оканчивал такой, и уже через полтора года после начала моего обучения мы были на одном уровне. Есть желание в будущем перейти из аналитиков-консультантов в разработчики, думаю, опять пойду на курсы в 1С.

На начальных этапах мешало ощущение, что ничего не знаешь, но потом оно прошло. Система, которую я сопровождала, была по охране труда и промышленной безопасности — как раз по моей специальности. Знания в этой области немного помогали. На начальной должности я получала 60 000 Р, через год было 80 000 Р, еще через полгода — 100 000 Р.

Последние полгода работаю в нефтегазовой компании. Сейчас моя зарплата — 130 000 Р, это немного выше рынка. Моя должность официально называется «ведущий специалист в отделе сопровождения информационных систем». Из плюсов — коллектив, индексация зарплаты, дешевая столовая. Я сопровождаю систему 1С: консультирую пользователей, общаюсь с разработчиками, пишу техзадания на разработку, а также проектную документацию. Больше всего нравится писать ТЗ — это такое «математическое» творчество. Мои клиенты — из моей же компании и ее дочерних предприятий. Это удобно, потому что окончательное решение в любом методологическом вопросе принимает центральное управление компании, и пользователи будут ему подчиняться. До этого работала в фирме, где пользователи были сторонние и при этом выставляли оценки. Со своими пользователями легче.

Консультировать чаще всего приходится по работе в системе: как правильно и в какой последовательности заводить документы, из каких источников данные идут в отчеты. Мой рабочий день обычно состоит из проверки почты, базы поддержки — это место, куда пользователи заносят заявки с вопросами, ошибками и пожеланиями доработок, — консультирования, составления отчетов по статистике обращений, тестирования новой функциональности, к которой я написала ТЗ до этого, обновления инструкций. Например, пользователю нужен новый отчет. Я смотрю, какие поля в этом отчете, есть ли у нас уже объекты, в которые вносятся эти данные. Если нет, то пишу, какой необходимо создать документ, реквизиты какого типа в нем прописать, нужна ли печатная форма и так далее.

В основном все крупные задачи спускаются сверху. Еще улучшения могут потребоваться из-за изменения законодательства или ради удобства функциональности, тогда я формирую задачи сама. Из крупных был очень интересный проект в одной госкомпании. Мы внедряли 1С в 38 компаниях, и я адаптировала под их деятельность большой блок. Внедрение прошло очень быстро и легко, горжусь собой.

Неудачи тоже были. Результат внедрения системы зависит не только от компании, которая внедряет, но и от той, в которую внедряют. Если, например, систему навязали и пользователи не хотят в ней работать, любят свою эксельку, то, бывает, попадаются особо вредные, которые ставят палки в колеса, и проект затягивается на годы. Успех консультанта-аналитика, мне кажется, зависит от умения найти общий язык как с пользователями, так и с разработчиками, а также от творческого математического мышления.

Самое трудное в этой работе — это если пользователь — придурок.

Из удивительных случаев: позвонил сотрудник, который не умел делать скриншот, было очень тяжело и смешно.

В ИТ проще, чем в других сферах, переходить между отделами — консультирования, аналитики, тестирования, разработки, управления проектами, — но карьерный рост в этой сфере, как мне кажется, неочевидный. Если работать в фирме, которая разрабатывает и внедряет продукт, то среди аналитиков-консультантов следующая иерархия.

📂 Консультант первой линии поддержки. Общается с пользователями.

📂 Консультант второй линии. Помогает консультантам первой линии со сложными вопросами.

📂 Консультант третьей линии. Пишет ТЗ.

В проекте тоже есть иерархия: ты можешь вести только свой блок, а можешь быть «хозяином продукта». Сейчас я выполняю обязанности всех трех консультантов и еще отвечаю за конечный продукт — на самом деле такое очень распространено. Поэтому в рамках функциональности консультанта-аналитика двигаться уже некуда. Для себя вижу два пути: можно изучать другие продукты и работать с ними либо уходить в разработку. Недавно начала разрабатывать легкие задачи, очень нравится. Понятно, что в любой области можно стать начальником, но я не очень люблю командовать людьми, поэтому туда не стремлюсь.

После перехода в ИТ становится больше денег, привыкаешь к системности, становится проще организовать свою жизнь.

Сейчас я трачу больше 80 тысяч в месяц, тысяч 20—30 обычно удается отложить. К счастью, экономить не приходится. Но если вдруг придется, пропущу косметолога, на которого уходит 8000 Р, и начну чаще готовить еду дома — сейчас на доставки и рестораны уходит еще 8000 Р. Финансовые цели: досрочно погасить ипотеку, оплатить путешествие маме во Францию, совершить трехнедельный автотур по США.

В теории я могу в любой момент уйти на удаленку и улететь на Бали — работая по специальности, так бы сделать не смогла. В 1С много продуктов и областей, поэтому работать очень интересно. Неожиданно приятное — это люди. Думала всегда, что разработчики — это замкнутые гики в темных комнатах, но оказалось, что все они крутые ребята, в этой сфере нашла много классных знакомых.

Устали работать в ИТ? Поделитесь опытом с теми, кто туда стремится.