Все началось в 2014 году — тогда у меня было 150 000 Р, которыми я мог распорядиться как угодно, хороший друг и идея независимого журнала о кино.

За пять лет работы мы собрали команду, и мои авторы стали постоянными гостями российских кинофестивалей. Мы успели взять интервью у огромного количества деятелей индустрии, среди которых были Юрий Быков, Жако Ван Дормаль, а еще планировали выпуск первой печатной версии.

В статье я расскажу, как запустил такое издание, почему для этого нужно очень много общаться с людьми и чем все закончилось: с 2020 года проект заморожен.

Самыми громкими материалами, которые мы выпускали, были интервью и репортажи с российских фестивалей авторского кино. Это уникальное интервью с Юрием Быковым еще на пике его режиссерской деятельности. Источник: vk.com
Самыми громкими материалами, которые мы выпускали, были интервью и репортажи с российских фестивалей авторского кино. Это уникальное интервью с Юрием Быковым еще на пике его режиссерской деятельности. Источник: vk.com

Почему мы делали журнал именно про кино

Кино — моя любимая форма искусства. Поэтому работать в этом сегменте мне было интересно. Другие темы я даже не рассматривал — хотел делать проект именно про кино.

Кроме того, в 2014 году в России было всего два крупных издания, специализирующихся на теме кино, — «Искусство кино» и «Сеанс», а также еще один ресурс — ​​Cinemaholics с большой аудиторией и хорошим потенциалом. То есть ниша изданий о кино была относительно свободна.

При этом даже имеющиеся издания выглядели в то время неактуально. И «Искусство кино», и «Сеанс» созданы в прошлом веке — в 1989 и 1936 году соответственно — и в другом государстве. Материалы для них, конечно, писали эксперты, глубоко погруженные в тему, но делали это они сухо, неинтересно и непонятно для большинства людей. Даже сайт «Искусство кино» в 2014 году выглядел так, будто он был сделан в 90-х и с тех пор совсем не менялся.

Позже, в середине 2015 года, эти издания провели ребрендинг, поменяли дизайн, форматы, команду — набрали в штат молодых авторов, дизайнеров, верстальщиков, стали проще писать и актуальнее выглядеть. Но когда мы начинали делать свой журнал, еще никто не писал о кино понятным и доступным языком. В этом и была наша цель.

Я хотел создать издание, в котором будет и научная база, и мнения непрофессиональных авторов, которым просто есть что сказать. Поэтому мы равнялись на такие проекты:

  1. «Постнаука» — проект о науке, который в формате видеолекций просто рассказывает о сложных научных явлениях и концепциях. И мы тоже хотели рассказывать просто о сложном.
  2. ВОС — издание о нашей стране. Они не боялись быть несерьезными, использовать каламбуры в заголовках, забавные подводки к материалам. Этот игровой элемент мы у них и позаимствовали.
  3. «Арзамас» — просветительский проект об истории культуры. У них мне нравились форматы подкастов и видеолекций: все выверено, выдержано, красиво снято, общие подводки во всех материалах, один диктор.

Мы планировали сделать что-то вроде экспертно-аналитического центра, где одновременно записывались бы видеолекции со специалистами, переводились и печатались бы статьи и книги о кино, проводились бы круглые столы с деятелями из сферы и так далее.

Вдохновившись ВОС, мы не боялись шутить в наших материалах
Вдохновившись ВОС, мы не боялись шутить в наших материалах

С чего начался наш журнал

Идея проекта появилась в 2014 году. Мне тогда было 17 лет. У моего хорошего знакомого был паблик во «Вконтакте», в котором он публиковал скриншоты из фильмов с красивыми кадрами или интересными диалогами. Он назывался Rare Content и там было 300 подписчиков.

Мне показалось, что уже созданный и функционирующий паблик — хороший вариант для старта. И я предложил своему товарищу работать над ним вместе. Тогда я еще ничего не знал про инструменты «Вконтакте», поэтому создавать сообщество с нуля мне не хотелось.

Знакомый согласился, и мы переименовали паблик в «Кинематограф», самостоятельно в «Фотошопе» собрали для него простой дизайн — шапку профиля, аватарку и макеты обложек для материалов, удалили все скриншоты и начали наполнять его авторскими рецензиями и статьями.

Над названием проекта мы думали долго — даже сомневались, нужно ли вообще его менять: когда начинаешь что-то с нуля, хочется всегда попасть в точку и не прогадать. Но в итоге мы все же остановились на том, что хорошо сработало в ранний советский период — конструктивизм с каплей наивной искренности. Ведь какое еще более наивное название можно придумать для журнала про кино, если не «Кинематограф»? Мне кажется, вся ранняя советская пропаганда построена на простых названиях и лозунгах, потому что они действительно эффективно работают.

Кроме названия мы придумали еще и слоган — «Бьем кинематографом по голове». Это аллюзия, которая родилась из обсуждения убийства Льва Троцкого.

Вот такие обложки для рецензий мы сделали для «Кинематографа» в 2014 году. Мы пользовались ими до марта 2016 года
Вот такие обложки для рецензий мы сделали для «Кинематографа» в 2014 году. Мы пользовались ими до марта 2016 года
А такими были обложки для статей в тот же период. Шрифт Rodchenko — это тоже отсылка к советскому конструктивизму
А такими были обложки для статей в тот же период. Шрифт Rodchenko — это тоже отсылка к советскому конструктивизму

Писали мы преимущественно о том, что смотрели сами, а не о том, что в то время показывали в кино. Так получилось, потому что мы с товарищем тогда жили в маленьких городах, и там в прокат выходило мало действительно стоящих фильмов или хотя бы громких массовых новинок. Я тогда увлекался итальянским кино, поэтому писал рецензии на фильмы Пьера Паоло Пазолини и Паоло Соррентино, делал материал про формирование пеплума — это жанр исторического кино. А мой друг смотрел много хорроров, поэтому писал про них.

План развития журнала был такой — привлечь как можно больше аудитории и наладить регулярный выпуск материалов. Финансовые вложения на этом этапе нам не потребовались: рекламу мы не покупали, статьи и картинки делали сами.

Чтобы привлечь аудиторию, мы делали взаимные репосты с другими маленькими сообществами. Благодаря этому с 2014 по 2016 год мы смогли набрать около 3000 подписчиков — живых людей, которым нравились маленькие авторские сообщества по интересам.

Вместе с постепенным ростом аудитории росли наш опыт, насмотренность и желание двигаться дальше. Но наблюдая за крупными изданиями того периода, я понимал, что нам не хватает команды и сайта.

Команда проекта

С 2016 года я стал привлекать в наш журнал новых людей и распределять функции. Товарищ, с которым я начал проект, стал выпускающим редактором, а я — главным редактором, эйчар- и СММ-менеджером. Еще у нас появилось несколько авторов из числа наших знакомых, а корректорами стали друзья с филфака. Каждый работал на добровольной основе. Мы считали наш проект перспективным и развивающимся — это и было основной мотивацией делать все бесплатно.

Авторов я искал разными способами. Например, обращался к друзьям, которые хотели стать журналистами, изучал тематические сообщества и подыскивал людей там. Одному автору я предложил сотрудничество после того, как посетил его лекцию в рамках любительского киноклуба.

Вопрос об участии в проекте всегда решался обычной беседой — я задавал человеку вопросы о его мотивации, регалиях и планах, а после решал, подходит он нам или нет. Никаких сформированных шаблонов с тестовыми заданиями тогда не было.

Условия для обеих сторон были простыми: журнал с растущей аудиторией и большими планами дает авторам площадку для самовыражения, а они, в свою очередь, должны самовыражаться — писать статьи, рецензии, предлагать новые форматы, помогать развивать проект. Большинство людей с радостью соглашались.

Чем больше выпускалось материалов, тем больше становился отклик: люди стали присылать мне предложения по улучшению проекта, некоторые сами хотели стать нашими авторами.

Как мы продвигали проект

Собрав команду, я стал активнее продвигать проект с помощью рекламы. Цель была — привлечь живую, заинтересованную и активную аудиторию. Деньги на рекламу я взял из личных накоплений — к тому моменту у меня было 150 000 Р, которые я мог потратить как угодно. Кроме того, нерегулярно, но бюджет проекта пополняли и другие ребята из команды — скидывались по 200, 300, 500 Р — кто сколько может.

Рекламные публикации в адекватных сообществах в 2016 году стоили 700—5000 Р в зависимости от аудитории. Адекватными я считаю те сообщества, которые делали хоть сколько-нибудь авторский контент, например «Newочем» со своими переводами научных статей и «Ртуть». В пабликах-мусорках вроде «5 великих фильмов» с аудиторией в три миллиона пустых подписчиков я публиковать рекламу не хотел.

Я тогда не вел бухгалтерию, поэтому не могу точно сказать, сколько денег мы потратили на рекламу в 2016 году. Но я помню, что отметку в 5000 подписчиков журнал преодолел с затратами в 18 000 Р за 17 публикаций. И этот результат превзошел все мои ожидания.

Больше всего подписчиков нам принесла публикация в журнале «Newочем» за 3500 Р. Также я обращался с запросом на рекламу в «Постнауку» и «Арзамас», но первые ответили, что пост стоит 10 000 Р — это было слишком дорого для нас, а вторые проигнорировали. Было обидно, но особых надежд я и не питал.

В то же время мы начали присматриваться к возможным способам заработка на проекте. Некоторые из них мы отбросили сразу, другие — аккуратно тестировали. Например, мы отказались от идеи сделать платные подписки на материалы журнала: вся команда работала добровольно и для нашей аудитории мы хотели оставить все в свободном доступе. Зато в 2016 году мы опубликовали две платных рекламных публикации и заработали на этом 1400 Р: по 700 Р за одну публикацию.

В середине 2016 года охваты упали, потому что мы перестали покупать рекламу и публиковать материалы. Мы остановили работу, потому что решили, что проекту нужно обновление — подробнее об этом расскажу дальше в статье. До перезапуска, который случился в 2017 году, журнал существовал в замороженном режиме.

После перезапуска за весь 2017 и часть 2018 года я потратил на рекламу 50 000—60 000 Р — сколько рекламы и у кого конкретно я покупал, я не помню. Благодаря этому аудитория выросла более чем в три раза — до 17 000 человек. Больше половины этих людей действительно были регулярными читателями.

Средний охват с начала 2017 по середину 2018 года — больше ста тысяч человек ежемесячно. Этого результата мы достигли только благодаря рекламе и регулярным публикациям в паблике
Средний охват с начала 2017 по середину 2018 года — больше ста тысяч человек ежемесячно. Этого результата мы достигли только благодаря рекламе и регулярным публикациям в паблике

Перезапуск проекта

В середине 2016 года мы решили сделать сайт журнала, полный редизайн паблика и постараться систематизировать работу всей команды. Редизайн был нужен, чтобы освежить журнал — мне казалось, что старый дизайн слишком простой и изживший себя.

Сайт должен был стать основной платформой для контента, потому что мне хотелось уйти из умирающего, на мой взгляд, «Вконтакте». К тому же мы могли бы продавать рекламу на нем, и это принесло бы журналу значительный доход.

Систематизировать работу команды требовалось, потому что никто не воспринимал свою деятельность в качестве работы — из-за этого график выпуска материалов часто плавал. Сразу скажу, что в 2017 году мы это исправили — начали вести график выпуска материалов.

На сайт и новый дизайн паблика требовались деньги. Для себя я решил, что постараюсь потратить на это не больше 50 000 Р, но в итоге потратил 63 240 Р. Дальше в статье я расскажу об этом подробнее.

Кроме того, в 2017 году мы планировали привлечь к проекту больше внимания и денег. На тот момент было ясно, что если журнал продолжит активно расти, тех денег, что у меня были даже сверх бюджета, не хватит. Журналу требовались новые форматы — видеолекции, медиабиблиотека с переводами статей и книг по теме, печать физической версии.

Также я хотел в ближайшей перспективе платить авторам. Большинство ребят были готовы продолжать работать бесплатно, потому что понимали, сколько денег я вложил в проект. А вот мне было стыдно, что такие прекрасные люди и мои друзья делают даже больше, чем нужно, и не получают за это никаких денег. Мне очень хотелось внедрить хотя бы символическую систему поощрений — 500 Р за рецензию, 1000 Р за статью и 1500 Р за интервью.

План развития журнала на 2017 год. В итоге манифест мы составили и опубликовали, сайт запустили, список постоянных партнеров и рекламный график сделали, медиакит тоже сделали, но он ни разу нам не пригодился. А вот розыгрыши проводить не стали из-за ограниченного бюджета, о партнерке договорились только с DTF и «Дискурсом», а к остальным даже не стали стучаться: решили, что сначала нужно значительно нарастить аудиторию, печатный журнал и видеоинтервью так и не запустили
План развития журнала на 2017 год. В итоге манифест мы составили и опубликовали, сайт запустили, список постоянных партнеров и рекламный график сделали, медиакит тоже сделали, но он ни разу нам не пригодился. А вот розыгрыши проводить не стали из-за ограниченного бюджета, о партнерке договорились только с DTF и «Дискурсом», а к остальным даже не стали стучаться: решили, что сначала нужно значительно нарастить аудиторию, печатный журнал и видеоинтервью так и не запустили

Редизайн паблика

Первое, с чего мы начали в 2017 году, — это редизайн паблика. Новый дизайн мы заказали у моей подруги Валерии. Она профессиональный дизайнер и делала, например, дизайн для тату-проекта Олега Навального — TRAP: Tattoos from RussiAn Prison, который он посвятил тюрьме. Мы хорошо понимали друг друга, и я полностью доверял ее вкусу, поэтому никакого ТЗ не было — я просто рассказал ей, чем занимается наш журнал и какие у нас цели.

В итоге подруга подготовила для нашего паблика новую обложку, макеты обложек для всех материалов и аватарку. И в 2017 году мы полностью обновили дизайн социальных сетей и поменяли название паблика на более элегантное — Cinematograph.

Кроме того, подруга помогла нам и с сайтом — сделала для него полный дизайн и новый логотип. За все это я заплатил 25 000 Р. Я был готов заплатить и больше, но по старой дружбе мне сделали скидку.

Вот такую новую аватарку для паблика сделала нам моя подруга-дизайнер
Вот такую новую аватарку для паблика сделала нам моя подруга-дизайнер
Такой стала обложка нашего паблика
Такой стала обложка нашего паблика
Это дизайн новой обложки для статей
Это дизайн новой обложки для статей
А это — новая обложка для рецензий
А это — новая обложка для рецензий

Как мы запустили сайт

Сайт cinematograph.media для журнала Cinematograph сделали два наших постоянных читателя-программиста. Мы нашли их благодаря объявлению в паблике — они просто откликнулись на нашу просьбу о помощи.

Концепцию сайта ребятам описала Валерия — наш дизайнер, которая, как я уже упомянул, сделала для него полный дизайн. Мы хотели, чтобы сайт был очень интерактивным — чтобы на нем было много всяких пасхалок, движущихся элементов, кнопок. При этом нам хотелось минимализма — белого фона с минимумом цветов.

За работу программистов над веб-версией сайта я заплатил 30 000 Р. Еще 5000 Р стоила мобильная версия.

Сайт сделали на «Битриксе» — это проверенная платформа, на которой можно было реализовать задуманный нами дизайн. На «Тильде», например, это не получилось бы. А еще сайты на «Тильде» очень узнаваемы, а нам хотелось выглядеть уникально.

Чтобы запустить сайт, нужно было зарегистрировать домен — его мы купили на nic.ru за 2990 Р в год. Хостинг на «Джино» стоил еще 249 Р за два месяца. «Джино» выбрали потому, что нам его порекомендовали ребята, которые делали сайт.

Запустили сайт мы в конце 2017 года. Ребята делали его больше четырех месяцев, потому что занимались им в свободное от учебы и основной работы время.

За месяц мы заполнили его материалами из паблика. Ничего нового специально для сайта мы в то время не писали, хотя и планировали, что в будущем все новые форматы будут выходить именно на нем.

Так выглядел наш новый логотип для сайта
Так выглядел наш новый логотип для сайта
Так — стартовая страница сайта. Увы, у нас получилось далеко не все: многие блоки до сих пор неактивны, многие элементы мы так и не добавили. Источник: cinematograph.media
Так — стартовая страница сайта. Увы, у нас получилось далеко не все: многие блоки до сих пор неактивны, многие элементы мы так и не добавили. Источник: cinematograph.media
А так — страница с разделами. Источник: cinematograph.media
А так — страница с разделами. Источник: cinematograph.media

Запустив сайт, мы провели его пиар-акцию во «Вконтакте» — сделали пост с анонсом запуска и разослали всем, у кого искали информационной поддержки. Например, мы отправили пост в паблики «Нож», «Батенька, да вы трансформер», «Ртуть», «Кинокультура», Cinema Critique, «Нерекомендуемое кино», Film Sense, Newtonew, «Чубакка» и FURY. Во всех этих сообществах мы уже периодически мелькали в рамках обычных рекламных интеграций, и их аудитория о нас немного знала.

Механизм сотрудничества был такой же, как и для обычной рекламы — кто-то согласился на условиях взаимного репоста, кому-то мы заплатили за публикацию, а кто-то, например «Ртуть», поддержали нас репостом бесплатно.

В результате этой пиар-акции у нас значительно выросли просмотры материалов на сайте. Если на первых публикациях у нас было по 500—600 просмотров, то после этого стало по 2000—3000. Когда акция закончилась, просмотры опустились в среднем до 1400 на материал. Меня такой результат полностью устроил.

Но в итоге я все же не могу сказать, что запуск сайта как-то кардинально повлиял на нашу работу. Плюсом стало то, что у команды выросла мотивация, ведь чем быстрее летит проект, тем быстрее хочется лететь и тебе. Минус заключался в том, что мы создали себе дополнительную статью расходов, абсолютно к этому не подготовившись. Сейчас я думаю, что интенсивно расширяться, не имея ресурсов, — глупая затея, даже если по-настоящему горишь тем, что делаешь.

Как мы расширялись в другие соцсети

В 2017 году мы также хотели расширить наш журнал и вывести его в «Телеграм» и «Твиттер». «Инстаграм» мы даже не рассматривали: разбираться в его функционале под бизнес-цели тогда совсем не было запала.

В результате от «Твиттера» мы быстро отказались: поняли, что в этом нет никакого смысла и его развитие будет просто отнимать время. А вот телеграм-канал Cinematograph мы все же запустили 9 ноября 2017 года. «Телеграм» в то время активно рос, и мы планировали раскрутить свой канал и продавать в нем рекламу.

Мессенджер требовал другого подхода к контенту: туда не было смысла публиковать огромные статьи или рецензии. Нам хотелось, чтобы человек мог быстро получить интересную информацию в игровой форме. Поэтому мы придумали, например, рубрику «Азбука». В ней мы на простых и конкретных примерах объясняли разные термины из теории кино. Термины брали в алфавитном порядке — отсюда и название рубрики.

«Азбука» — мой любимый формат. А иллюстрации для нее рисовала один из наших авторов
«Азбука» — мой любимый формат. А иллюстрации для нее рисовала один из наших авторов

Но продавать рекламу, если у тебя нет подписчиков, не выйдет. Поэтому я выделил еще 15 000 Р на раскрутку канала. И эти деньги сгорели практически мгновенно: средняя цена за рекламный пост в каналах, с которыми я сотрудничал, была около 3000 Р. В итоге в 2017 году я купил рекламу на шесть постов, но это привлекло всего 800 подписчиков.

Мы решили временно прекратить вкладывать в это деньги, но впоследствии так к этому и не вернулись.

Как мы искали деньги

Чтобы собрать деньги на развитие проекта, мы в первую очередь обратились к нашей аудитории — опубликовали в журнале пост с просьбой о финансовой помощи. Тогда я считал, что это точно сработает: заходить в приложение банка и вводить множество цифр, чтобы перевести нам деньги, — это одно, но тут — постоянно закрепленный пост и нужно сделать буквально два клика, чтобы оказать поддержку.

Также мы запустили сбор пожертвований через «Патреон» — это сайт, на котором можно собирать донаты, — и раскручивали его весь 2018 год, давая ссылку в каждой публикации. Но на нашу страницу там так никто и не подписался.

За период с 12 июля 2017 года до заморозки проекта в марте 2020 года мы собрали от читателей всего чуть больше 9000 Р:

Этого было очень мало, чтобы реализовать все наши планы.

Это первый пост, в котором мы спросили читателей, готовы ли они материально помогать проекту. Результаты опроса, как видите, удручающие. Источник: vk.com
Это первый пост, в котором мы спросили читателей, готовы ли они материально помогать проекту. Результаты опроса, как видите, удручающие. Источник: vk.com
А это второй пост — уже с просьбой о помощи. Источник: vk.com
А это второй пост — уже с просьбой о помощи. Источник: vk.com
Деньги, которые мы собрали в 2018 году, мы хотели направить на доработку сайта: исправить баги, докрутить пуш-уведомления, расширить количество активных элементов и т. д. Источник: vk.com
Деньги, которые мы собрали в 2018 году, мы хотели направить на доработку сайта: исправить баги, докрутить пуш-уведомления, расширить количество активных элементов и т. д. Источник: vk.com
В 2019 году читатели почти совсем перестали финансово помогать проекту. Источник: vk.com
В 2019 году читатели почти совсем перестали финансово помогать проекту. Источник: vk.com

При этом я принципиально не соглашался на рекламные интеграции за деньги, потому что считал, что это не понравится аудитории. Все, что рекламировалось в проекте, отбиралось очень тщательно и публиковалось бесплатно, потому что у проектов, которые мне нравились, тоже были ограниченные бюджеты.

Например, мы с радостью рассказывали о студенческих программах в Московской школе нового кино и помогали в продвижении проекту «Синематека: искусство кино» на условиях взаимного пиара и бесплатного доступа к показам и лекциям.

Вот пример рекламного поста для «Синематека: искусство кино». Источник: vk.com
Вот пример рекламного поста для «Синематека: искусство кино». Источник: vk.com
А это наша реклама Московской школы кино. Источник: vk.com
А это наша реклама Московской школы кино. Источник: vk.com

Какой результат мы получили после перезапуска

После перезапуска журнала мы начали сотрудничать с большим количеством людей и организаций из сферы кино. Сотрудничество заключалось в том, что нам помогали информацией и аккредитациями: мы оказались в том положении, когда нас буквально просили прийти, посмотреть, послушать и написать. С запуском сайта на взаимодействие стали идти еще активнее.

Так, в 2017 году наши авторы бесплатно посмотрели кино на фестивалях:

  1. Otkritie × Strelka Film Festival — 5 фильмов.
  2. The XXVII Message to Man International Film Festival — 10 фильмов.
  3. Beat Film Festival — 5 фильмов.
  4. XVIII New British Film Festival — 1 фильм.

В 2018 году нас пригласили:

  1. На Strelka Film Festival by Okko — 5 фильмов.
  2. На синематеку «Искусство кино» — 3 фильма.
  3. На «Иноекино» — 3 предпоказа.

В 2019 году у всех ребят выдался напряженный год, поэтому мы посетили только The XXIX Message to Man International Film Festival, где посмотрели три фильма.

Самым большим успехом, на мой взгляд, было «Послание к человеку» — это международный фестиваль, аккредитованный Международной федерацией ассоциаций кинопродюсеров — FIAPF. Фестиваль проходил с 14 по 21 сентября 2019 года в Санкт-Петербурге. Наших авторов пригласили на него, дали полную свободу и даже бейджики прессы. За возможность поучаствовать во всем мероприятии мы сделали для них целую серию материалов.

Пример партнерского материала для Beat Film Festival, который дал моим авторам бесплатные проходки. Источник: vk.com
Пример партнерского материала для Beat Film Festival, который дал моим авторам бесплатные проходки. Источник: vk.com
Примеры материала для фестиваля «Послание к человеку»
Примеры материала для фестиваля «Послание к человеку»

Также мы не отказывались от бартера с кинотеатрами и прокатчиками, среди которых были CoolConnections, Out Cinema, «Родина», «Англетер» и другие. Схема сотрудничества была такая: журнал анонсирует премьеру какого-то фильма или ретроспективы, а кинотеатр предоставляет нужное количество бесплатных билетов для наших авторов.

Так, например, крупный прокатчик CoolConnections в 2018 году дал нам доступ ко всей своей онлайн-базе, чтобы авторы могли обозревать актуальные авторские картины и писать на них партнерские материалы. А «Родина» давала фиксированное количество билетов — от 4 до 6 — часть для авторов, часть для розыгрыша среди наших читателей.

В конце 2017 года мне даже пришло предложение от руководителя крупного издания — я не могу его называть — о выкупе проекта за 100 000 Р. Нам гарантировали возможность не менять команду, наш формат работы и оставить все должности при себе, но просили отдать полное право вносить любые изменения в будущем. Включая вариант, при котором мы становимся сайд-проектом, то есть их побочным проектом, дочкой.

Я отказался практически сразу: я хотел, чтобы то, что я делал, продолжало принадлежать мне во всех смыслах. Кроме того, мне предложили меньше денег, чем я уже вложил в проект. Команда меня поддержала.

В итоге решение оказалось правильным, потому что этого издания теперь тоже не существует — оно разорилось.

Предложение о выкупе журнала пришло в тот период, когда деньги на развитие проекта были очень нужны, но я отказался
Предложение о выкупе журнала пришло в тот период, когда деньги на развитие проекта были очень нужны, но я отказался
Пока я писал статью, пришлось вернуться к этому этапу, лишний раз убедившись, что поступил тогда правильно
Пока я писал статью, пришлось вернуться к этому этапу, лишний раз убедившись, что поступил тогда правильно

На волне успеха мы задумались, почему бы, например, не посетить Каннский или Берлинский кинофестиваль? Поехать в другую страну, чтобы посмотреть самое новое и качественное кино в статусе аккредитованного журналиста! Большинство ребят, которые у меня работали, были студентами, и для каждого из них это был бы невероятный опыт.

Но, увы, журнал не мог им этого дать: для этого нужно было регистрировать СМИ и продолжать наращивать аудиторию. С российскими фестивалями проще — к ним можно пройти и без регистрации СМИ, но западные к аккредитации журналистов подходят достаточно формально. Они запрашивают официальные документы и статистику по количеству аудитории и охватам.

Сразу скажу, что вопрос с регистрацией СМИ мы так и не решили за следующие полтора года работы. Собирать документы для регистрации сложно, и лучше делать это с юристом. Кроме того, это не было первостепенной задачей: в те же Канны никто не взял бы журналиста на основании только регистрации, хотя она и нужна. Главное — охваты, аудитория — над ними мы и работали в первую очередь.

С 2014 по 2020 год Cinematograph заработал 23 092 Р

Две платных рекламных публикации в 2016 году 1400 Р
Донаты от читателей за 2017—2020 год 9092 Р
Билеты на фестивали 12 600 Р — из расчета средней цены билета на киносеанс по оценкам «Бюллетеня кинопрокатчика» 360 Р
Две платных рекламных публикации в 2016 году
1400 Р
Донаты от читателей за 2017—2020 год
9092 Р
Билеты на фестивали
12 600 Р — из расчета средней цены билета на киносеанс по оценкам «Бюллетеня кинопрокатчика» 360 Р

Когда начались проблемы

В середине 2018 года мои деньги закончились, а дополнительных источников финансирования мы так и не нашли: выходов на инвесторов у меня не было, для грантов не хватало формальных регалий, например регистрации ИП или СМИ, аудитория при всей ее активности поддерживала нас катастрофически слабо.

Тогда у нас начались конфликты в команде: некоторым ребятам не нравился жесткий подход к редактуре материалов, некоторым — моя падающая вовлеченность в процесс управления. Материальной мотивации не было, а приоритеты по развитию проекта часто менялись, потому что хотелось всего и сразу. Из-за этого все идеи реализовывались очень медленно. Материалы тоже стали выпускаться медленнее, старые авторы начали терять мотивацию и уходить.

К сожалению, в тот момент я не был достаточно внимательным и аккуратным, скорее — бескомпромиссным и очень нетактичным. Мне казалось, что уровень самоотдачи общему делу у других гораздо ниже и только я по-настоящему болею за проект. Не желая никого обманывать, я принял решение покинуть журнал. Я ушел из проекта осенью 2019 года. Руководство журналом я оставил двум доверенным друзьям — главному и выпускающему редакторам.

Но я ни о чем не жалею. Моя работа над Cinematograph — это возможность внести вклад в развитие культуры своей страны, попасть в комьюнити по интересам и просто поработать в компании людей, которыми ты по-настоящему гордишься. Это очень ценный опыт, ценнее, чем деньги, которые я вложил в проект.

Всего в проект я вложил 146 239—156 239 Р

Реклама в 2017—2018 году 50 000—60 000 Р
Сайт 35 000 Р
Редизайн паблика 25 000 Р
Реклама в 2016 году 18 000 Р
Реклама для раскрутки телеграм-канала 15 000 Р
Домен 2990 Р за год
Хостинг на «Джино» 249 Р за два месяца
Реклама в 2017—2018 году
50 000—60 000 Р
Сайт
35 000 Р
Редизайн паблика
25 000 Р
Реклама в 2016 году
18 000 Р
Реклама для раскрутки телеграм-канала
15 000 Р
Домен
2990 Р за год
Хостинг на «Джино»
249 Р за два месяца

Что с проектом сейчас

Без меня проект просуществовал еще около года — до марта 2020 года, а после — замолк совсем. Действующий главный редактор журнала — Дилара Даутова — рассказала мне, что его заморозили, потому что он так и не стал приносить достаточно денег. Причем не столько для тех, кто писал, сколько для тех, кто менеджерил. Авторов, готовых бесплатно писать о кино, найти несложно. Но очень сложно найти редакторов, которые будут бесплатно управлять контент-планом, работать над стилем чужих текстов, заливать их в «Битрикс» и общаться с пиарщиками кинокомпаний.

Выпускающий редактор Владислав Шуравин тоже рассказал об отсутствии денег. В некоторых других изданиях о кино, в которых авторы тоже работают бесплатно, благодаря отдаче с рекламы авторам, например, оплачивают поездки на кинофестивали. Но Cinematograph не мог себе такого позволить.

Кроме того, когда делаешь независимое издание, нужно трезво оценивать свои перспективы. Мне кажется, что в нашей стране система стартапов, краудфандинга и других форм поддержки независимых проектов очень слабая. Даже многие крупные издания по несколько раз за последние годы претерпевали кардинальные изменения, прекращали работу временно или насовсем.

Вы можете со мной не согласиться, но я считаю, что ответственность за работу ваших любимых независимых проектов лежит в том числе и на вас. На каждом, кто считает себя постоянным читателем.

Какие выводы я сделал из этой истории

  1. Важно быть компетентным в теме, которой посвящен ваш проект. Хотя бы на базовом уровне. Это звучит банально, но люди часто руководствуются статусностью, потенциальной прибыльностью — чем угодно, но не своим опытом.
  2. Для большинства интернет-изданий, СМИ и журналов текст — это по-прежнему основа контента. Поэтому нужно знать, как он устроен — уметь писать, редактировать и корректировать, знать типографские стандарты. Это поможет добиться успеха.
  3. Необходимо четко разграничивать рабочее и личное пространство. Особенно если работаете с друзьями. К сожалению, одно всегда будет влиять на другое, и чаще всего — негативно.
  4. При этом в коллективе должно быть общее взаимодействие: когда люди могут пообщаться, пошутить и просто обсудить насущное большой компанией, это их сплачивает. Как минимум стоит создать общий и рабочий чаты. Чаще всего этого будет достаточно.
  5. Если ваш бюджет ограничен, всегда считайте деньги. Никогда не угадаешь, в какой момент это пригодится.