«За последний курс отдал 1 500 000 ₽»: 3 истории о том, как учатся стоматологи

«За последний курс отдал 1 500 000 ₽»: 3 истории о том, как учатся стоматологи

Опыт читателей

12
Аватар автора

Лада Кошман

собрала истории

Страница автора

У стоматологов, как и других врачей, длинный образовательный путь: учеба занимает примерно семь лет.

Но останавливаться нельзя и на этом: чтобы быть в курсе событий в индустрии, специалисту нужно проходить стажировки и постоянно повышать квалификацию. Собрали три истории молодых стоматологов, которые все время учатся новому в России и за рубежом: кто-то из них уже открыл свою клинику, а кто-то только начинает путь в профессии.

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

ИСТОРИЯ № 1

Когда вместе с семьей открыл клинику, прошел курсы за границей и сам стал преподавать

Аватар автора

Игорь Налиткин

хирург-имплантолог

Страница автора

Выбор профессии и подготовка к поступлению. Я родился в семье врачей — и, наверное, мое профессиональное будущее было предопределено с первых лет жизни, хотя родители ничего не навязывали. Меня вдохновлял пример отца: он работает стоматологом больше 40 лет, принимал в Мозамбике и Германии. Я восхищался его упорством, трудолюбием, талантом — и хотел так же. У меня есть старший брат, он тоже пошел по папиным стопам и работает стоматологом-ортопедом. Мама окончила лечебный факультет Московского государственного медико-стоматологического университета, МГМСУ, и работала врачом-офтальмологом.

До пятого класса я учился в школе с углубленным немецким, а потом перешел в одну из подшефных школ МГМСУ. До введения ЕГЭ она давала много преимуществ: можно было брать дополнительные занятия по профильным предметам у преподавателей из института и готовиться с ними к внутренним экзаменам.

К тому же школа обеспечивала сильную естественно-научную подготовку. С восьмого по одиннадцатый класс мы дважды в год отправлялись в учебные поездки: зимой защищали доклады, а летом изучали биологию в полях — пропалывали километровые грядки под Коломной и параллельно зарисовывали растения и насекомых.

Мы с братом и отцом на фотосессии для клиники
Мы с братом и отцом на фотосессии для клиники

Учеба в университете. Я окончил школу в 2011 году, спустя пару лет после введения ЕГЭ. Получил неплохие результаты, но до бюджета в МГМСУ не хватило, поэтому поступил на платное. В Третьем меде — так неформально называется университет — студенты делятся на стоматологов и лечебников.

Первые три года учебный план на обоих направлениях практически одинаковый: анатомия, микробиология, патологическая физиология и другие фундаментальные предметы. Тогда было непонятно, зачем они нужны, но дисциплины пригодились позже: в ординатуре, научной деятельности, на собственных курсах.

Кроме основных предметов, мы осваивали массу непрофильных вещей вроде философии, социальной гигиены, судмедэкспертизы. На последней по фотографиям трупов определяли, от чего умер человек. Забавно, что красный диплом я не получил только из-за экзамена по философии: мне поставили тройку, я не стал ее исправлять.

Проблем на сессиях не было: я хорошо учился и регулярно ходил на пары, а в медицинском вузе посещаемость всегда учитывается. Вообще, первые годы учеба давалась мне легко благодаря мощной подготовке в школе при МГМСУ. Она же помогла хорошо сдать экзамены в конце первого курса и перевестись с платного на бюджет.

Профильные предметы начались на четвертом году учебы. Мы лепили зубы из пластилина, препарировали полости на удаленных зубах, делали на них пломбы, обтачивали гипсовые модели под коронки, но все это было далеко от жизни. В вузе были модели с зубами и фантомные кабинеты.

Еще мы начали ходить на приемы к практикующим врачам, появился прикладной предмет — клиническая стоматология: самостоятельно искали пациентов и отрабатывали на них навыки. Вуз предоставлял оборудование, а инструменты и материалы студенты покупали сами. Преподаватели присматривали за нами и оценивали работу. Еще нас учили сидеть рядом с пациентом: если работать в неправильном положении, можно заработать проблемы со спиной.

Я с трудом нашел пациентов, готовых к тому, что на них будут набивать руку. Друзья и знакомые не хотели рисковать и предпочли качественный результат у опытного врача в клинике. В ход шли социальные сети и всевозможные связи. В итоге набралось три-четыре добровольца, которые хотели вылечить кариес. Иногда приходилось отрабатывать навыки на других студентах: учиться снимать слепки, делать осмотр полости рта и чистку. Однажды одногруппник поставил мне пломбу, и она до сих пор на месте.

Помню, нам почти ничего не рассказывали об имплантации. За пять лет была только одна двухчасовая лекция, ее читала с компьютера студентка ординатуры. На помощь приходили книги, статьи, видео на «Ютубе», общение с врачами. Судя по рассказам ассистентов, сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону, и у студентов больше современной информации.

На четвертом курсе уже можно принять взвешенное решение о выборе специальности. Сначала я готовился стать ортопедом — он делает коронки, виниры и другие зубные протезы. Папа очень советовал это направление: во времена его учебы оно считалось самым престижным и прибыльным. С хирургией у него были самые неприятные ассоциации: «кровища» и сложные случаи. Тем не менее я ходил на кафедру хирургии и присутствовал на операциях.

Как-то раз попал на имплантацию, и она меня очаровала. Мне понравилось все: манера доктора и атмосфера в операционной. Так я влюбился в хирургию и больше не представлял себя в ортопедии. Папа мое решение принял не сразу, пришлось пойти наперекор ему.

Оперирую с ассистентом
Оперирую с ассистентом

Учеба в ординатуре. В 2016 году я поступил в ординатуру в Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии по направлению «хирургическая стоматология». Ранее я устроился в круглосуточную стоматологию, где работало много молодых врачей, в том числе в ночные смены. Там я принял своих первых пациентов. Но вскоре понял, что совмещать невозможно, и уволился, чтобы сконцентрироваться на учебе.

Ординатура — лучшее, что могло случиться со мной в плане развития. Там студенты принимали пациентов вместе с преподавателями, нам ставили руку и подсказывали, что делать. Я всегда вызывался ассистировать и проявлял инициативу: ее заметила наша преподавательница и поверила в меня. Она стала давать мне больше дополнительной информации и помогала с практикой.

В то время у отца была небольшая клиника в Московской области, которая больше напоминала частный кабинет. Преподавательница по собственной инициативе ездила туда со мной утром по субботам и ставила мне руку на операциях по имплантации. К концу первого курса ординатуры я удалял сложные «восьмерки», ставил импланты, делал костные пластики. Набрал много кейсов, среди которых были и непростые случаи.

Открытие семейной клиники. В 2018 году, выпустившись из ординатуры, я начал работать семь дней в неделю одновременно на шести работах в клиниках разного ценового сегмента — от эконома до премиума. Благодаря этому научился находить подход ко всем категориям клиентов, разговаривать с ними и успокаивать тех, кто особенно боится операций.

Уже в конце ординатуры я знал, что мы с семьей откроем новую клинику в Москве. Это была папина мечта, к которой он шел всю жизнь. Выбрали помещение площадью 180 м² с десятиметровыми потолками на первом этаже жилого комплекса рядом с торговым центром.

Мы с мамой все придумали сами, без дизайнера и проектировщика. Нашли несколько референсов — три фотографии клиники в Португалии, остальное взяли из головы. Самостоятельно выбирали материалы: помню, как ездил на стройку в перерывах между пациентами и решал вопросы с рабочими. В результате получилось два этажа и шесть кабинетов.

Клиника не была для нас бизнес-проектом. Мы открывали место для себя, будто строили второй дом. На работе ты проводишь две трети дня, поэтому тебе должно быть максимально комфортно. Хотелось, чтобы люди возвращались к нам и чувствовали себя как дома.

Мы четко делим обязанности: брат занимается оснащением клиники и закупкой медикаментов, я отвечаю за работу с персоналом и маркетинг, а большие покупки и собеседования проводим совместно. Конечные решения принимает отец как главврач, но прислушивается к нам. Не хочу останавливаться на достигнутом: в перспективе у нас не одна клиника, а может, даже не в одной стране.

Клиника открылась в 2020 году, и я ушел с побочных работ в стоматологиях. Я довел всех пациентов — вплоть до снятия швов — и остался с руководством в хороших отношениях. Оставил только два места: нашу семейную стоматологию и клинический госпиталь, куда устроился еще в 2019 году, — примерно пару лет назад меня перевели в его более премиальное отделение. Так что я все еще работаю семь дней в неделю с десяти утра до девяти вечера.

Мы с отцом в нашей клинике
Мы с отцом в нашей клинике
Один из кабинетов нашей клиники
Один из кабинетов нашей клиники

Учеба после университета. В ординатуре преподаватели дали понять, что даже после выпуска из университета врач должен постоянно учиться. Уже тогда я начал посещать мастер-классы и дополнительные семинары. Первый был посвящен костной пластике по методике Кюри. Еще слушал двухдневную лекцию американского хирурга Денниса Тарноу, одного из первых учеников изобретателя имплантов.

Стоматология сильно изменилась даже с тех пор, как я окончил ординатуру в 2018 году. Все уходит в цифровизацию, а значит, надо следить за трендами и нововведениями.

Неизменно одно: учиться нужно постоянно — и чем больше, тем лучше.

Узнавать новое можно где угодно: на конгрессах, вебинарах, из статей, постов врачей в социальных сетях и в нетворкинге с другими специалистами. К примеру, я посетил несколько событий за границей. В первый раз поехал на выставку стоматологии в Кельне в 2018 году, побывал там еще раз спустя год.

В России такие мероприятия похожи на рынок: специалисты приезжают, смотрят и покупают новые инструменты и материалы. В Германии по-другому: ты не можешь ничего купить, только смотришь. Стоматологи рассказывают про последние разработки, можно отработать ту или иную операцию, к примеру синус-лифтинг, на курином яйце. Практика бесплатная, но входной билет стоил 100 €⁣ (7683 ₽). На такой выставке я познакомился с навигационной хирургией: там был аппарат, который в режиме реального времени показывал нахождение сверла в кости.

Также я ездил в Германию на курс по пластике мягких тканей. Удивительно, но молодых специалистов там практически не было, только я и еще один доктор. Все остальные — врачи старше 40, на программы которых я ходил в России.

За последний курс я отдал 1 500 000 ₽ — это был продвинутый и фундаментальный семинар для опытных врачей в Венгрии из двух поездок. Лекции читал классный стоматолог Иштван Урбан, который изобрел методику костной пластики. Сначала я не знал, как заработать такую сумму, а потом — как потратить ее на учебу. Но поверьте, это стоит того и окупается достаточно быстро.

К сожалению, с 2022 года некоторые зарубежные компании отказывают в обучении российским специалистам. Я лично сталкивался с тем, что за границей врачам из России запрещали фотографировать. Но нужно просто перетерпеть. В скором времени я еду учиться к итальянскому доктору Пьерпаоло Кортеллини — будем учиться сохранять безнадежные зубы.

В прошлом году я сам начал преподавать: давно хотел попробовать, к тому же слышал от коллег, что у меня бы получилось. Я веду курс по базовой имплантации, и за год научил около 200 человек. С организацией помогает компания, которая устраивает обучение для стоматологов. Все презентации делаю сам, перед занятиями несколько раз сам с собой репетирую речь. Помню, как готовился к курсу три месяца в свободное от работы время.

На мне очень большая ответственность: я не могу лить воду или давать информацию, не подкрепленную наукой. Занятие длится около восьми часов. Всегда начинаем с практического блока, где я оцениваю уровень аудитории. Потом переходим к теории — так разделы чередуются между собой, и студенты не устают от новой информации. Отрабатываем ушивания на баклажанах, а все этапы операции — на свиных челюстях. В последнем блоке я обязательно рассказываю про свои ошибки в практике и про то, как исправлял их.

В 2022 году я провел первую лекцию по базовой имплантации в РУДН. Там классный медицинский факультет и неплохая кафедра стоматологии, куда пришли некоторые преподаватели из Третьего меда. У них прогрессивный подход, и они часто приглашают молодых докторов. Планирую также почитать лекции и в других вузах.

Еще я провел два онлайн-вебинара: один бесплатный, другой платный. Но считаю, что курсы по стоматологии должны быть практическими, чтобы преподаватель наблюдал за учениками и ставил им руку.

Учащиеся курса отрабатывают навыки на свиных челюстях. Фото: Bend Stomatology
Фото с очных курсов в 2022 году. Фото: Bend Stomatology
Фото с очных курсов в 2022 году. Фото: Bend Stomatology

Совет начинающим стоматологам. Рекомендую молодым специалистам как можно раньше устроиться в хорошую стоматологию и поработать ассистентом. Если постоянный врач уволится по личным обстоятельствам, клиника может обратить внимание на ассистента, которому доктор уже передал свой опыт, и взять его.

Вместе с тем молодым врачам не стоит гнаться за деньгами и ждать высокой зарплаты сразу после выпуска. У специалиста редко когда есть фиксированный оклад, он работает за процент: начинающий врач может получать 15%, опытный — 40%. К молодым стоматологам идут мало, потому что клиентская база еще не сформирована и может смущать возраст. Здесь не стоит разочаровываться и считать деньги. Если ты хороший специалист, со временем обязательно будешь зарабатывать много.

ИСТОРИЯ № 2

Когда прошел много зарубежных стажировок, подтвердил диплом в Женеве и открыл клинику

Аватар автора

Andrey Latyshev

челюстно-лицевой хирург

Страница автора

Выбор профессии и подготовка к поступлению. Я из медицинской династии, поэтому сомнений насчет профессии у меня никогда не было. Осознанно я начал интересоваться медициной в восьмом классе: ходил на работу с отцом и мамой, чтобы посмотреть, как выглядит мир врачей изнутри. Мама — акушер-гинеколог, а отец работал общим хирургом и недавно стал главным врачом больницы.

Моя бабушка — стоматолог, она вела частный прием через квартал от моей школы, и на переменах я бегал к ней. Она с искренней любовью рассказывала мне о каждом инструменте. Я заразился таким отношением к делу и в будущем ни разу не пожалел о своем выборе.

Для подготовки к ЕГЭ по профильным предметам приходилось много заниматься. У меня вечно были репетиторы и не было времени на друзей. Три-четыре раза в неделю дедушка или родители отвозили меня после школы в город в 30 километрах от нашей деревни и ждали в машине по полтора часа, пока я учил английский, биологию и химию.

Челюстно-лицевую хирургию я выбрал рано. В девятом классе у меня появился репетитор по биологии, потрясающая женщина с утонченным вкусом и правильными манерами. Она подала мне идею поступать в московский Третий мед, МГМСУ, а после специалитета — в ординатуру по челюстно-лицевой хирургии к определенному профессору. Так у меня появилось внутреннее стремление попасть именно к нему. Я знал, что хирургия — самая сложная сфера в стоматологии. А сложности для меня — отдельный вид мотивации.

У меня был жесткий график подготовки к ЕГЭ. По баллам я показал очень приличный результат: химия — 98, русский — 92, биология — 85. Конечно, случались периоды отрицания, когда я уставал, сопротивлялся и не понимал, зачем так часто ездить на занятия в соседний город. Но все оказалось не зря: в 2011 году я поступил на бюджет в МГМСУ.

Учеба в университете. Это была целая жизнь! Выстраданные предметы — биохимия, патологическая анатомия, нормальная анатомия, физиология, гистология, фармакология — длились до третьего курса, а потом начались профильные дисциплины по стоматологии: ортопедия, пародонтология, челюстно-лицевая хирургия. На этом этапе учиться гораздо интереснее, в глазах появляется азарт. А кто-то, наоборот, понимает, что стоматология — не его путь.

Я бывал во многих университетах Европы и с уверенностью скажу: в российских вузах общемедицинская программа у стоматологов самая глубокая, но в узконаправленных областях есть пробелы. Например, хромают эндодонтия, терапевтическая и профилактическая стоматология. А вот уровень преподавания ортодонтии и челюстно-лицевой хирургии очень достойный и не уступает зарубежным школам.

Учиться было сложно, потому что предметы в программе очень специфичные. Я всегда удивлялся студентам, которые на отлично сдавали фармакологию или гистологию без медиков в семье. Мне в этом смысле было легче: каждая встреча с родственниками — медицинский консилиум, я с детства знал много терминов и названий препаратов.

Проблем на сессиях у меня не было. Конечно, стресс присутствовал, но я много занимался спортом, а со второго или третьего курса — научной деятельностью. Возможно, разделение активности на физическую и умственную помогло мне безболезненно проходить эти периоды.

Учеба в ординатуре и аспирантуре. В 2016 году я поступил в ординатуру на кафедру челюстно-лицевой и пластической хирургии МГМСУ, на специальность «челюстно-лицевая хирургия». Это был сложный период, потому что два года свободного времени не оставалось совсем: мы начинали работать в восемь утра, заканчивали в одиннадцать вечера. Но я не жалею, опыт оказался невероятный.

В ординатуре я начал проводить небольшие этапы операций благодаря наставникам и виртуозным хирургам, которые вложили в меня свои силы и многому научили. Позже под их присмотром я делал и большие операции только для штатных врачей. Поначалу было сложно соблюдать операционный график и приходить вовремя, иногда прилетало от профессионалов за опоздания: «Чтобы Латышев последний раз оперировал здесь! Ждем его стоим!» Если не учитывать такие нюансы, это было замечательное время, когда строился фундамент моего мастерства.

После ординатуры я пошел в аспирантуру на кафедре челюстно-лицевой и пластической хирургии МГМСУ. Хороший и вечный вопрос: что дает специалисту статус кандидата медицинских наук, к которому я стремлюсь? Глобально — ничего, но в процессе получения звания приобретаешь очень многое.

Во-первых, это сложно, а сложности всегда меня привлекали. Нужно разобраться в медицинских научных работах, изучить факторы включения пациентов в исследования, сформулировать цели, поставить задачи, проанализировать выводы, правильно посчитать медицинскую статистику. Сейчас я готовлюсь к защите кандидатской диссертации. Уже на финишной прямой: весь материал есть, осталось систематизировать и представить диссертационному совету.

Во-вторых, это интересно. Я всегда был перфекционистом и хотел разобраться во всем досконально. Например, задавался вопросами, почему врач использует именно этот дентальный имплантат, какие они бывают, как соединяются с костью и десной. Чтобы найти ответы, нужно читать литературу и проводить собственные исследования.

В-третьих, это точка роста. Занимаясь научной деятельностью, ты контактируешь с другими учеными, выступаешь на конгрессах, общаешься, попадаешь в сообщество профессионалов. Я выступал с докладами в Дубае, Мадриде, Лиссабоне и Мюнхене — и практически растворился в специальности, завязал много знакомств.

Как получал рабочий и научный опыт. Я работал не так много, будучи студентом, — больше фокусировался на учебе. Разве что месяца три ассистировал. Кажется, мне просто не повезло с врачами, я не получил от них ни информации, ни вдохновения — мне не нравилось, как они работают.

На последних курсах и в ординатуре я бесплатно устраивался вторым ассистентом к именитым специалистам, чтобы набраться опыта. Точно помню, что работал с тремя-четырьмя специалистами, хорошо известными в Москве. Причем все они были разной специализации: ортопеды, хирурги, даже зубные техники. Было время, когда я ездил в зуботехническую лабораторию, сам изготавливал керамические коронки и съемные протезы, это хороший опыт.

После окончания МГМСУ было сложно. С одной стороны, появилась абсолютная свобода, с другой — началась взрослая жизнь, нужно было активно действовать, а спросить, как лучше, особо не у кого. Родители не связаны со стоматологией, они не учились и не работали в Москве. В столице у меня жили два-три дальних родственника, друзей не было. Поэтому свой профессиональный путь пришлось начинать самостоятельно.

Я всегда был голодный на опыт и знания, думаю, поэтому варианты работы сами находили меня.

Сменил порядка десяти клиник. Меня никогда не увольняли, я всегда уходил по собственному желанию, аргументируя решение тем, что мне нужно расти профессионально.

Стоматологии были абсолютно разные — от сетевых до эксклюзивных, так что я смог аккумулировать их позитивный и негативный опыт. Дольше всего, три года, я проработал в одной московской частной клинике, где коллектив и оснащение были на высоком уровне.

Портретная съемка для работы
Портретная съемка для работы

В некоторых учреждениях я работал стоматологом-хирургом, в других совмещал хирургию и ортопедию, ставил коронки, было время, когда даже лечил кариесы. Ко всему подходил серьезно: перед первым сложным лечением кариеса неделю читал книги и статьи, чтобы максимально подготовиться.

Последние несколько лет я занимаюсь исключительно хирургией и протезированием в полном объеме — от удаления простого зуба до сложных костнопластических операций на челюстях, от изготовления одной коронки до протезирования всех зубов.

Работаю не только в России, но и в Швейцарии. Прожил там год, с сентября 2020 по сентябрь 2021 года, когда проходил стажировку в Женевском университете. На нее я попал по ежегодному конкурсу от международной ассоциации по дентальной имплантации ITI в Базеле. Молодые врачи до 35 лет со всего мира подают заявки и ждут результатов. Всего 30 мест и 12 центров по миру: в США, Канаде, Франции, Германии, Швейцарии. Я второй кандидат из России, который прошел конкурс и получил возможность год учиться в Женеве.

У нас сложился хороший тандем с коллективом и руководством. Я принимал много пациентов, учился цифровой стоматологии и протезированию. Недавно подтвердил в стране свой диплом, это был сложный и долгий процесс.

В Женеве я проводил операции раз в два-три месяца, сейчас получается реже из-за сложной ситуации с авиасообщением. В январе этого года я подписал контракт на должность ассистента кафедры несъемного протезирования и имплантологии Женевского университета. В мои обязанности входит научная работа — написание статей и исследований, клинический прием пациентов и обучение студентов. Прежде я занимал должность клинического советника: она подразумевала консультации по тактике лечения для пациентов клиники. На деле я также участвовал в коммерческих научных проектах.

Еще на четвертом курсе специалитета я увлекся 3D-моделированием и планированием в стоматологии. Меня заметили, когда я выступал с докладом о своих наработках в 3D-планировании и визуализации в Женевском университете, в том числе показывал научные исследования нашей московской команды.

Теперь занимаюсь симуляцией лечения в международном проекте с компанией Invisalign, Швейцарской высшей технической школой Цюриха, клиникой Женевы и студией Disney Research. Мы разрабатываем софт, который покажет врачу и пациенту лицо, зубы, костные ткани в 3D и то, как они изменятся в зависимости от выбранного лечения.

С коллегами на зарубежной стажировке, я по центру
С коллегами на зарубежной стажировке, я по центру

Стажировки за границей, на мой взгляд, вообще надо ввести в обязательную программу. В каждом учебном заведении есть своя школа, свои наработки и методики. А чем больше методик в арсенале врача, тем шире возможности лечения. Я практиковался и работал в Дюссельдорфе, Фрайбурге, Лиссабоне, Шардже.

В Лиссабоне учился у стоматолога, который лечил зубы Криштиану Роналду, и даже делал коронку футболисту Рикарду Куарежме. А в Дюссельдорфе мы выполняли очень сложные операции на челюстях: онкологию, микрохирургию, реконструкцию. Иногда работа могла длиться и 12 часов. Конечно, это дает колоссальный опыт, который ты не получишь, работая на одном месте.

Параллельно прохожу дополнительное обучение. Считаю, пару раз в год врач должен посещать конференции федерального масштаба, чтобы быть в курсе изменений в индустрии. Было время, когда я ходил на четыре-пять конференций в месяц и на пару-тройку мастер-классов по хирургии или протезированию. Сейчас фильтрую события и выбираю только лучшие.

Я со стоматологом, лечившим Криштиану Роналду, в Лиссабоне
Я со стоматологом, лечившим Криштиану Роналду, в Лиссабоне

Открытие собственной клиники. В 2022 году мы с партнером открыли клинику в Москве. До этого, в 2021 году, у меня с друзьями был другой бизнес-проект — необистро на Чистых прудах. На запуске я работал и кассиром, и официантом, и администратором, и курьером, и уборщиком, даже ночевал там.

Идея и видение клиники пришли мне в Швейцарии. Я был убежден, что нужно, во-первых, заниматься стоматологическим просвещением, во-вторых, вводить новый уровень качества, сервиса и подхода к организации стоматологической помощи.

Про само открытие клиники скажу кратко: мы с партнером прошли через огонь и воду, но я бы с удовольствием это повторил. Сначала казалось, что мы делегируем обязанности профессионалам и каждый будет заниматься своим делом. В результате пришлось вникать во все аспекты бизнеса: ремонт, позиционирование, рекламу.

Мы старались сделать клинику максимально комфортным местом для всех. Постарались воплотить в жизнь идеи наших друзей: талантливых дизайнеров, архитекторов, бренд-менеджеров и СММ-специалистов. Постоянно добавляем необычные фишки, которые создают уютную атмосферу в клинике. Например, делаем полароидные фотографии довольных пациентов и просим написать отзыв, а потом публикуем все на странице клиники.

К тому же я веду личный блог. Для меня это удобная площадка для общения с пациентами и партнерами, для популяризации стоматологической грамотности и в целом качественной и компетентной медицины.

Дизайн клиники, который мы разработали вместе с партнером
Дизайн клиники, который мы разработали вместе с партнером
Сейчас я сам иногда делаю фотографии для соцсетей клиники
Сейчас я сам иногда делаю фотографии для соцсетей клиники
ИСТОРИЯ № 3

Когда окончила вуз по целевому, прошла курсы и начала врачебную практику как ассистент стоматолога

Аватар автора

Софья

стоматолог-ортопед

Страница автора

Выбор профессии и подготовка к поступлению. Профессию стоматолога я выбрала, когда мне было пять или шесть. Сложно сказать, откуда возникла такая любовь, возможно, в детстве я попала к хорошему врачу. Отчетливо помню, как устраивала в комнате кабинет, когда у младшего брата начал меняться прикус: укрывала его кукольными пеленками, брала в руку ватку и удаляла шатающиеся молочные зубы.

Мне очень нравился процесс, и уже тогда я определилась с будущей работой. Сказалась и любовь к химии и биологии в старших классах: они вызывали трепет в душе, а вот история и обществознание совсем не нравились.

Чтобы поступить в МГМСУ, нужно было усердно учить химию и биологию. По этим предметам я сдавала ГИА и ЕГЭ, а также выбрала профильную математику как запасной вариант, чтобы расширить возможности для поступления.

В качестве подстраховки решила податься на целевое обучение. Заказчика удалось получить по чистой случайности. Я просто пришла в местную городскую поликлинику и сообщила, что хочу оставить заявку на целевое.

Мне ответили, что таких, как я, миллион и шансов у меня мало. Когда в период поступления сроки уже поджимали, мне позвонили и сообщили, что меня взяли. Думаю, в этом вопросе многое зависит от связей, если кто-то из знакомых работает в городской поликлинике, проблем с получением целевого не будет.

Учеба в университете. Я поступила в МГМСУ в 2016 году. Учеба в университете в корне отличалась от школьной. Первокурсникам сразу дали понять, что высшее образование — система 80/20, где 80% информации студент добывает сам, а 20% ему помогают получить преподаватели.

Даже на вводных парах от нас ждали профильных знаний и правильных ответов на вопросы. Некоторые профессора считали, что мы должны прийти в вуз с неплохим знанием латыни. Помню, первой парой была анатомия, и нас уже просили называть препараты, названия костей и органов на латыни, хотя сам язык должен был начаться через несколько дней.

Еще более серьезный подход был на профильных предметах. На первом занятии по пропедевтической стоматологии нас спросили, что такое тридцать шестой зуб. Все мы только окончили школу, и в голове у меня была одна мысль: «Как это возможно, если их всего 32?» Оказалось, что это первый моляр, расположенный на нижней челюсти слева: 3 — номер зубочелюстного сегмента, 6 — номер зуба в нем.

Практические занятия начались на введении в стоматологию на первом курсе: мы лепили зубы из пластилина, вырезали их из мыла, удаляли их на манекене и учились накладывать швы на баклажанах. Запомнились пары в фантомном кабинете, там мы упражнялись на макетах голов с зубами. Часто нам давали такое задание — правильно отпрепарировать кариозную полость. Каждому давали наконечник с бором, на приборах стояли датчики, которые считывали, как студент держит наконечник и водит бором, убрал ли он лишние ткани зуба. Компьютер оценивал выполнение работы.

Зубы из пластилина, которые получились у меня
Так выглядит тренажер для прохождения корневых каналов зубов
Процесс изготовления протеза на учебе

Первая настоящая практика была летом после первого курса. Она проходила в одной из больниц в отделении реанимации и интенсивной терапии. Студенты ухаживали только за пожилыми людьми с тяжелыми заболеваниями. Все они были в бессознательном состоянии, было морально тяжело. Мы учились особым образом крутить ватку, записывать показания с приборов в карту, делали пациентам уколы под наблюдением врача и медсестры. Тогда я и сделала первый укол инсулина человеку.

Вскоре мне предстояло выбрать направление в стоматологии, и на втором курсе я твердо решила, что буду ортопедом. Выбор дался легко: отрасль я просто обожала. Еще часто слышала гендерный стереотип, что лучшие ортопеды — мужчины. Я хотела разрушить миф и своим примером доказать обратное.

Сессии в МГМСУ проходили нормально, не скажу, что было особенно тяжело. Чтобы выйти на экзамен, мы сдавали коллоквиумы — устные ответы преподавателю. За них начисляли баллы, для допуска нужно было набрать определенное количество — мы называли это погоней за баллами. Экзаменационные вопросы строились по всем пройденным темам. Я всегда приходила подготовленной, потому что не пропускала занятия. Те, кто прогуливал пары или не сдавал коллоквиумы, заваливали аттестацию из-за нехватки баллов.

Один из фантомных кабинетов МГМСУ. Источник: msmsu.ru
Один из фантомных кабинетов МГМСУ. Источник: msmsu.ru
С такими манекенами у нас проходили лекции
С такими манекенами у нас проходили лекции

И все же во время подготовки к сессиям я иногда выгорала оттого, что не могла запомнить всей информации, которую требовали. В день я учила по 5—7 тем, и мозг говорил: «Хватит, остановись, я больше так не могу». Но я старалась грамотно планировать и распределять время и объем задач.

Также успех экзамена всегда зависел от преподавателя, который его принимал. В конце третьего курса произошла такая история. Моим любимым предметом была патофизиология — область, которая изучает закономерности развития патологических процессов. Мне казалось, что я знаю ее отлично и понимаю логику.

Но экзамен принимала преподавательница с тяжелым характером: после того, как я ответила весь билет, она задала каверзный вопрос. Я не смогла ответить, и меня отправили на пересдачу из-за одного дополнительного вопроса. Сказали, что если я затрудняюсь ответить, то вообще не знаю патофизиологию. Я расстроилась, мир казался жестоким и несправедливым, но в следующем семестре я пересдала предмет другому экзаменатору и получила положительную оценку.

Я понимала, что самое тяжелое — первые три года учебы. Особо сложными считались анатомия, гистология, биохимия и фармакология. В медицинском даже ходила присказка, что после сдачи фармакологии на третьем курсе можно и замуж выходить. С четвертого курса стало полегче: предметы шли циклами, когда студенты занимались одной дисциплиной две или три недели, после чего сдавали экзамен или зачет. Учеба стала заканчиваться раньше, появилась возможность начать работать.

В начале третьего курса мы с однокурсниками практиковались друг на друге: искали кариес, пломбы и заполняли зубную формулу — описание зубной системы для медкарты
В начале третьего курса мы с однокурсниками практиковались друг на друге: искали кариес, пломбы и заполняли зубную формулу — описание зубной системы для медкарты
Мы с одногруппниками на практике в больнице летом 2017 года после первого курса
Мы с одногруппниками на практике в больнице летом 2017 года после первого курса
1/2
В начале третьего курса мы с однокурсниками практиковались друг на друге: искали кариес, пломбы и заполняли зубную формулу — описание зубной системы для медкарты

Как получаю рабочий опыт. В 2018 году, еще в конце второго курса, я устроилась ассистентом стоматолога в частную клинику. На учебе мне не хватало практики: я хотела видеть различные клинические случаи, наблюдать, как строится стоматологический прием.

Меня взяли по знакомству. Помню свои первые эмоции в кабинете стоматолога, непередаваемое чувство. Во время первой работы я убедилась: ортопедия — именно то, что мне нужно в жизни. Сначала мне доверяли немного: что-то доделать за доктором или вместе с ним. В мои обязанности как ассистента врача входили подготовка рабочего места, стерилизация инструментов, помощь во время приема — например, просили почистить зубы пациенту, снять слепки или ушить рану.

Потом в клинике мне предложили приводить своих друзей и знакомых в качестве новых пациентов и делать им профессиональную гигиену полости рта.

Первой пришла мама, она осталась довольна результатом.

В первой клинике я проработала ассистентом стоматолога два с половиной года — мне не платили, но я нуждалась в кейсах и опыте. Когда поняла, что впитала в себя все навыки, захотела перейти в более оснащенную и премиальную клинику. Я обратилась к ее руководству, и меня взяли сначала на оплачиваемую стажировку, а потом и на работу.

Учеба в ординатуре. В 2021 году я поступила в ординатуру. Перед тем как выбрать место, я узнала, что там делают студенты. Выяснилось, что в некоторых вузах преподаватели перекладывают многие обязанности на ординаторов: им приходится вести пары, писать истории болезней и заполнять карты. Мне хотелось совсем другого — в первую очередь учиться, а не преподавать, поэтому я и выбрала ГБУЗ МО МОНИКИ.

В ординатуре мы могли выбрать государственную поликлинику или остаться в частной, где уже стажировались или работали. Я выбрала второй вариант, потому что ортопед на моем месте работы давал много возможностей для профессионального развития: позволял проводить ортопедические процедуры на пациентах во время приема, рассказывал о клинических случаях, советовал книги, отвечал на мои многочисленные вопросы.

К тому же в МОНИКИ я получаю еще больше теории — это исключительно нужная информация, которая раскладывает имеющиеся знания по полочкам. Ординатуру окончу в 2023 году.

Карьерные планы и совет начинающим стоматологам. Сейчас я работаю ассистентом стоматолога и веду врачебный прием. Всегда руководствуюсь принципом «не навреди» и стараюсь обеспечить пациенту максимально комфортные условия во время лечения.

Параллельно я проходила дополнительные курсы и семинары по композитным и керамическим реставрациям, то есть по винирам. Стоматологу необходимо постоянно держать себя в тонусе, повышать квалификацию и быть в курсе новых веяний в сфере.

Мои сертификаты с курсов
Мои сертификаты с курсов
1/2
Мои сертификаты с курсов
Мои сертификаты с курсов

Сейчас активно ищу постоянную работу, но дела обстоят не очень. Работодатель хочет видеть перед собой опытного специалиста со стажем от трех до пяти лет, а у меня пока не хватает опыта. Планирую доработать ассистентом до конца года и полностью перейти во врачевание: за время учебы я увидела и прочитала столько, что руки просятся творить красоту с зубами пациентов.

Студентам посоветую примерно на втором курсе устраиваться ассистентами в клиники. Так вы быстрее зарекомендуете себя как ответственного и старательного человека. Сначала опытные врачи будут давать вам банальные задачи, например просто почистить пациенту зубы, но дальше будет больше и интереснее.

Учились на врача? Расскажите, как это было:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
0

Молодцы ребята, все успевают! Откуда только столько сил у них на все? Оч крутые клиники, стильные и комфортные!

Желаю третьему герою (Софье) такого же успеха в будущем, несмотря ни на что!

15
0

Всегда восхищалась стоматологами. Учиться после 11 лет в школе еще 7 лет в университете — мощно! Жаль, что ради получения опыта некоторым студентам приходится еженедельно и на протяжении несколько лет работать без зарплаты. Но, судя по историям, все было не зря!

12
0
Герой
Отредактировано

Читала и радовалась, какие у нас замечательные молодые врачи: талантливые, трудолюбивые, красивые! Про каждого можно было отдельную статью писать!

9
0
Герой

Желаю последней героине найти работу её мечты! С 6 лет знать, что ты станешь зубным врачом и в итоге стать им - это круто!

9
0
Герой

Что-то я не понимаю, как второй герой статьи успевал и в Швейцарии стажироваться/работат/учиться и официантом в своем необистро быть.

А так не хватает историй без людей со связями в медицине. Обычно таким людям гораздо труднее пробиться в частные клиники.

7
0
Герой

Первая история такая воодушевляющая, видно, что вам нравится профессия и не хочется бучить, что все возможности дала семья, успехов в карьере вам!

6

Сергей, вы прям слишком категоричны)) восхищаюсь врачами и с лечебного факультета, и с хирургического, и со всех других, если они действительно горят своим делом. просто конкретно данная статья про стоматологов. так что не понимаю причин, по которым стоило цепляться к словам)

3
0

Интересная статья👍 Спасибо

1
0
Редактор Т—Ж

Стоматологи неизменно вдохновляют своей целеустремленностью и работоспособностью. Спасибо, что поделились своими историями!

0
0
Герой

"Неизменно одно: учиться нужно постоянно — и чем больше, тем лучше."
Красивая фраза и звучит вроде правильно, но... всему свое время.
Когда человек только закончив обучение вместо того, что бы работать в практической медицине начинает разъезжать по всяким семинарам... ну да, ты будешь в курсе последних достижений науки (теоретически), а руками не научишься делать ни-че-го...
Пиз..[censured] ты будешь знатный, а как специалист - ничто.

0

Сообщество