«Не хотим быть похожи на „Шоколад­ницу“»: как выпуск­ники Бауманки открыли кофейню в Будве

Ежемесячная выручка — 15 000 €

11
«Не хотим быть похожи на „Шоколад­ницу“»: как выпуск­ники Бауманки открыли кофейню в Будве
Аватар автора

Артем Круглов

открыл кофейню в Будве

Страница автора
Аватар автора

Наталья Модель

узнала, какой кофе пьют в Черногории

Страница автора
Аватар автора

Евгения Голдобина-Ярцева

красиво сфотографировала

Страница автора

Я давно мечтал о собственном бизнесе, но открывать свое дело в Москве очень дорого, поэтому я думал, что навсегда останусь в найме.

Осенью 2022 года я оказался в Турции, а потом перебрался в Черногорию. Я работал удаленно на Россию и пытался придумать, чем тут заняться. В Будву переехало много релокантов, привыкших к российскому уровню сервиса и хорошему кофе. В Черногории с этим сложно — местные жители любят горькую пережаренную робусту, а не привычную нам арабику.

Мой друг Сергей увлекался кофе, и я предложил ему вместе запустить бизнес. Мы не сразу нашли нужное помещение, намучились при оформлении документов, зато повезло с поставщиком кофе. Наша кофейня More Coffee работает уже восемь месяцев, и через два месяца мы планируем отбить вложенные в бизнес 16 000 € (1 584 000 ₽)  . Планируем запускать новые точки и заниматься импортом кофе.

Мы находимся в стране, где нет ничего

Мы с Сергеем познакомились во время учебы в университете, окончили в Москве Бауманку. Я учился на факультете инженерного бизнеса и менеджмента по направлению «Организация и управление наукоемких производств». Потом работал специалистом по сертификации в Volkswagen. Сергей окончил кафедру промышленной логистики и занимался ей. Мы работали в найме и развивались каждый в своей сфере.

Когда в сентябре 2022 года в России объявили мобилизацию, я уехал в Турцию. Через месяц, когда билеты подешевели, ко мне присоединилась жена Маша. Довольно быстро стало понятно, что Турция нам не подходит: эмигрантам не давали ВНЖ, и мы стали искать альтернативу. Русским довольно легко получить ВНЖ в Сербии и Черногории, но в Сербии нет моря. Поэтому в ноябре 2022 года мы решили переехать в Черногорию и выбрали город Будву.

Я продолжал работать удаленно на компанию в России и параллельно понимал, что для жизни нам нужно больше денег. В Москве у меня всегда была мечта открыть свое дело, но там порог входа в бизнес достаточно высокий. Одно время я даже думал переехать в другой регион, чтобы открыть бизнес, но в конце концов решил оставаться в найме.

Мы с Машей стали думать, чем заняться в Черногории. В какой-то момент я осознал, что мы находимся в стране, где можно активно развивать сервис, потому что он здесь не лучшего качества. Тогда в Будве еще было мало заведений, которые открывали русскоязычные приезжие — все только освоились и выдохнули.

Мне очень хотелось попробовать все-таки запустить бизнес. Мы решили, что самое простое для нас — это общепит. А самые простые варианты — кофейня или бар.

Пиво я люблю, но в бары люди ходят ближе к концу недели и по вечерам, а за кофе — постоянно.

Ситуация на рынке тоже способствовала нашему выбору. В Черногории очень любят кофе, местные жители начинают утро с кафы в кафанах  . Но здесь привыкли пить не очень хороший кофе — это недорогая робуста, пережженная и горькая на вкус. Русскоязычным релокантам, судя по чатам, очень не хватало привычных напитков — больших латте и мягкого капучино, приготовленных на арабике.

К апрелю 2023 года мы с Машей окончательно утвердились в своем решении и начали заниматься запуском кофейни. Но для этого нам нужен был Сергей, который неплохо разбирался в кофе. Он настоящий фанат: дома у него много оборудования, он знает, какие зерна лучше, пробовал разные методы заваривания.

Ориентировались на Surf Coffee

Сергей продолжал работать в Москве и не планировал эмигрировать. Но я знал, как его заинтересовать, — составил смету, прописал бизнес-план.

Мы поговорили, он подумал пару дней и сказал — а почему бы и нет. У него были деньги и желание сделать до своих 30 лет что-то крутое. Сережа договорился, что будет работать удаленно, и приехал в Будву.

Мы стали обсуждать, какой должна быть кофейня. Решили ориентироваться на заведения, которые знаем и любим. Например, прикинули, что хотим быть похожими на российскую сеть Surf Coffee и делать место для молодежи. А быть как «Шоколадница» не хотим. Будва — туристический город с теплым климатом, нам виделось что-то легкое и летнее.

Название More Coffee придумали не сразу. Пытались фантазировать на игре слов, хотелось что-то связанное с волной — мы же на море живем. А потом нас осенило — так ведь море! На английском more coffee — это «больше кофе», а на русском и на черногорском просто «море кофе».

Дверь в дверь с нами открылась другая кофейня

Место под кофейню искали долго и мучительно. Будва в этом смысле очень сложное место — свободных помещений нет, ценообразование непонятное, разброс по ценам неадекватный. В городе на тот момент было очень много риелторов, которые сдавали жилую недвижимость, но совсем не было специалистов по коммерческой площади.

Весь апрель мы с Машей ходили по городу и искали помещения с надписью «сдается». Нашли два. Первое было с месячной арендой в 2500 €⁣ (225 000 ₽) в не самой удачной локации далеко от центра. Второе дешевле, за 1500 €⁣ (135 000 ₽), в центре Будвы — но владельцам нужно было время на ремонт. Вариантов у нас не было, и мы на него согласились.

Был план, что они будут делать ремонт месяца два, как раз к этому времени приедет Сережа, мы закончим с документами и заедем в помещение. Прошло пару месяцев, и как-то в пятницу вечером владелец написал мне, что у них все готово и нужно приехать завтра подписывать договор аренды. Мы в это время отдыхали на севере Черногории, и я спросил, можно ли встретиться в понедельник, он согласился. В понедельник я пытался до него дозвониться, но тщетно.

Оказалось, что он сдал другим людям наше помещение еще в воскресенье.

Мы стали искать помещения в интернете и нашли сайт, похожий на страницу «Яндекса» из девяностых. Выглядит ужасно, но новые объявления на нем появлялись.

Сережа нашел вариант, созвонился, мы приехали на встречу с риелтором. Мы были в очереди вторыми, но первые кандидаты отказались, потому что им нужна была кухня, а нам — нет. Так в середине мая мы нашли место под кофейню.

В нашем кафе много окон, поэтому оно очень светлое
В нашем кафе много окон, поэтому оно очень светлое

Мы очень довольны выбором: помещение находится на первом этаже бывшего торгового комплекса, по дороге от жилых кварталов к центру города, морю и старому городу. Сейчас это пространство напоминает зарождающийся креативный кластер — там две кофейни, бар и еще один бар с книжным магазином. Арендная плата очень выгодная для такой локации — около 1000 €⁣ (95 000 ₽).

По соседству с нами другие ребята тоже делали ремонт, и долгое время мы были уверены, что там будет кафе — нам так сказала их бригада. Когда они сняли пленку с окон, оказалось, что дверь в дверь с нами будет работать еще одна русскоязычная кофейня.

Это был сюрприз, но в процессе стало понятно, что нам нечего делить — у нас разная аудитория, концепции и ассортимент. Мы познакомились с владельцем и проговорили, что без классических видов кофе ни они, ни мы обойтись не сможем, но будем стараться делать разные оригинальные напитки, чтобы поменьше пересекаться. Пообещали друг другу, что демпинговать не будем. Мы не переживаем из-за конкуренции, считаем, что наши напитки вкуснее.

Это очень дорогая бригада, и она никуда не поедет

Я составил смету на открытие. Расходы оценивал по тому, сколько денег у нас есть и на что нужно потратиться — аренда, оборудование, кофемашина, ремонт. Мы использовали собственные накопления и вложились в бизнес поровну с Сережей.

Когда я прикидывал доходы, пытался оценить потенциальный спрос. Гуглил, сколько примерно народу уехало из России, в какие страны, сколько людей остались в Черногории. Цифры получились абстрактные, но нам их хватило. Также я слышал о доходах еще одной кофейни, которую открыли в Будве другие релоканты. Их выручка была около 500 €⁣ (45 000 ₽) в день. Потом и мы достигли таких показателей.

Мы были готовы выйти за пределы сметы на 30%. Так и получилось — пришлось докладывать в бюджет еще 35% суммы. Кофейня обошлась в 16 000 € (1 584 000 ₽)  вместо запланированных 12 000 € (1 188 000 ₽). Например, мы заложили на барную стойку 400 € (39 600 ₽), а она вышла нам в 800 € (79 200 ₽). С одного бока она получилась кривая, и пришлось переделывать с другим мастером.

Увеличение сметы пережили спокойно — на время отложили закупки некоторого оборудования и несрочные траты
Увеличение сметы пережили спокойно — на время отложили закупки некоторого оборудования и несрочные траты

Мы с Сережей ничего не понимаем в дизайне. Наше единственное требование к оформлению было такое: в кофейню должно быть приятно заходить.

Мы обратились за дизайн-проектом к специалистам из Москвы, они нарисовали свой вариант — схему расстановки столов и стульев, расположение бара, сделали небольшую выкладку по цветам и внешнему виду. Но план нам не понравился: мы хотели больше свободного пространства, а они наставили столов рядами вдоль всех окон, чтобы получилось больше посадочных мест. Мы друг друга не поняли, поэтому продолжать и оплачивать их дальнейшую работу не имело смысла. Заплатили им за этот первичный план 30 000 ₽ и попрощались.

16 000 €
ушло на открытие кофейни в Будве в 2023 году

На помощь пришла Маша, которая лучше понимала, что мы хотим, и, в отличие от московских дизайнеров, видела своими глазами помещение. У нее не было опыта в дизайне интерьеров, но в университете она изучала сервис на транспорте и умеет работать с AutoCAD и другими программами для создания чертежей и трехмерных моделей. Она погуглила, в каких программах можно сделать дизайн-проект, подготовила план расстановки, придумала цветовую гамму, нарисовала цветочные арки за баром и стену из бетона. В итоге ее проект мы и воплотили.

Ремонт мы делали сами, никого не нанимали. Сразу приняли решение, что потолок и пол не трогаем, нужно только сделать барную стойку и покрасить стены. Задача была ясна, «за недельку справимся» — подумали мы. В итоге на ремонт ушел месяц: мы плохо оценили, сколько времени занимает работа, которую мы ни разу в жизни не делали.

На бетонную стену вместо одного вечера потратили три. Вроде все просто — накидал раствор клея по плитке и разровнял целлофановым пакетом. Но каждый раз что⁠-⁠то не получалось
На бетонную стену вместо одного вечера потратили три. Вроде все просто — накидал раствор клея по плитке и разровнял целлофановым пакетом. Но каждый раз что⁠-⁠то не получалось

Например, на одной стене мы хотели нарисовать цветные полукруглые арки на белом фоне. Казалось бы — арка и арка, что там делать. Маша провела на стене дуги карандашом — а как их закрасить ровно по контуру? Пришлось заклеивать края малярным скотчем, чтобы не выйти за пределы рисунка. Пока приклеили скотч, пока дали краске высохнуть, пока сняли скотч — уже несколько часов прошло. Мы не могли предусмотреть такие мелочи.

Забавно, что через две недели после открытия пришел человек и попросил дать ему номерок рабочих, которые делали нам ремонт: ему тоже нужно открывать точку и он ищет бригаду. Мы ответили, что это очень дорогая бригада и она никуда не поедет.

Для барной стойки сделали деревянный каркас, чтобы поверх облицевать ее каменной плиткой. Так получалось дешевле, чем делать ее полностью каменной. Поехали искать гипсокартон и фанеру и с удивлением обнаружили, что обычный листовой материал найти в Черногории непросто — не в каждом строительном магазине он продается. Большая часть территории Черногории — лес, но по какой-то причине фанера здесь космически дорогая, и ее привозят из России.

Для облицовки барной стойки привлекали специалистов, которые нарезали и приклеили плитку поверх деревянного каркаса. Потом мы сами подводили туда электричество и воду.

Стройматериалы возили на тачке из местного магазина — 10 минут по проспекту. Там мы покупали шпаклевку, клей для плитки, смесь для отделки стен и доски для каркаса барной стойки. Плитку для облицовки стойки и смесь для бетона привозили на арендованной машине из другого магазина. Неоновые надписи заказывали из России, потому что в Черногории они не очень популярны.

Мебель собирали по сусекам — тут купили один стул, там два
10 брендированных чашек с названием кофейни сделали под заказ в гончарной мастерской нашей знакомой
Барная стойка с гипсокартонной основой

Искать мебель было сложно. Мы заезжали во все окрестные магазины — ассортимент там выглядел простенько, дизайн нам не нравился, при этом стоило все дорого.

Обычно кафе и рестораны оформляют заказ на много одинаковых столов и стульев в профессиональных магазинах и ждут доставку пару месяцев. Мы хотели обставить кофейню разной мебелью, чтобы она выглядела более симпатично, а не как фуд-корт. Под заказ по одному экземпляру местные магазины делать отказались, пришлось искать столы и стулья в мебельных магазинах. У такого подхода есть минус — домашняя мебель не такая износостойкая, ее приходится часто менять. Мы списали уже три стула.

Посуду искали по схожему принципу. Объездили три магазина для владельцев общепита, нам там ничего не понравилось. Пришлось смотреть посуду в обычных магазинах. Закупали кружки для капучино в одном стиле, но разных цветов — по 12 штук каждого. С бокалами проще — их в магазинах очень много и есть из чего выбрать.

Профессиональную посуду, например шейкер, покупали в магазинах для бизнеса. Для оборудования бара также понадобились льдогенератор, холодильник, витрины, ринзер  для стаканов.

Расходы на запуск кофейни в Будве в 2023 году

Всего расходов16 000 € (1 584 000 ₽)
Аренда за первый и последний месяц, два депозита4000 € (396 000 ₽)
Оборудование для бара3 500 € (346 500 ₽)
Ремонт2 300 € (227 700 ₽)
Мебель2 300 € (227 700 ₽)
Первая закупка1 800 € (178 200 ₽)
Открытие фирмы1 500 € (148 500 ₽)
Прочие расходы600 € (59 400 ₽)

Расходы на запуск кофейни в Будве в 2023 году

Всего расходов16 000 € (1 584 000 ₽)
Аренда за первый и последний месяц, два депозита4000 € (396 000 ₽)
Оборудование для бара3 500 € (346 500 ₽)
Ремонт2 300 € (227 700 ₽)
Мебель2 300 € (227 700 ₽)
Первая закупка1 800 € (178 200 ₽)
Открытие фирмы1 500 € (148 500 ₽)
Прочие расходы600 € (59 400 ₽)

На каждое действие нужно разрешение

Когда мы решили открывать кофейню, у меня уже было юрлицо в Черногории. Релоканты называют их «нулевка» — такую компанию открывают ради получения ВНЖ, но реальной деятельности она не ведет. Мы решили оформить кофейню на эту фирму.

Местный аналог ООО называется Društvo sa Ograničenom Odgovornošću, DOO. Заявитель трудоустраивается генеральным директором и оформляет ВНЖ себе, а потом и своей семье. Владелец компании должен уплачивать налоги, взносы и сборы в процентах от начисленной зарплаты. Изначально у моей компании был код деятельности, связанный с онлайн-торговлей, поэтому нам пришлось поменять его на общепит.

Мы обращались к «помогатору» — консультанту, который зарегистрировал компанию, оформил аналог ИНН для уплаты НДС, печать фирмы и подготовил необходимые документы для подачи на ВНЖ. Заплатили ему 1300 € (128 700 ₽).

Все, что связано с бюрократией, мы узнавали по сарафанному радио. Ребята, которые уже открыли заведения в Будве, делились информацией. В Черногории нет центра предпринимательства, куда можно прийти и получить информацию для открытия бизнеса. Ты можешь два месяца собирать комплект документов, чтобы потом узнать, что все не так, и вообще — кто тебе это сказал? Лучше обратись вот к этому, дай ему денег, и он все тебе сделает.

Каждый бюрократический этап в Черногории стоит денег. По ходу появились дополнительные траты на документы, о которых мы не знали заранее. Например, оказалось, что перед тем, как получить разрешение на открытие заведения, надо оплатить вывоз мусора на год вперед, и эту статью расходов нельзя отложить. Еще мы не знали, что нужно платить за вывеску, если она висит на окне. В России обычно платят за вывеску только на фасаде дома, а со своим стеклом можно делать что угодно.

К нам пришел представитель профильного государственного учреждения, замерил вывеску, и теперь каждый месяц мы платим за нее 6 €
К нам пришел представитель профильного государственного учреждения, замерил вывеску, и теперь каждый месяц мы платим за нее 6 €

Если есть проверяющий орган по какому-то направлению деятельности, то от него нужно получить разрешение. Когда ремонт подходил к концу, мы поняли, что нужных разрешений у нас нет. Например, нам нужно было разрешение на разлив напитков для кафе. Если бы в кафе готовили еду, понадобилось бы разрешение еще и на эту деятельность. Нам снова пришлось обратиться к «помогаторам».

Мы пришли в офис без вывески, там сидели две девушки, которые занимаются разрешениями для бизнеса. Они курили прямо в помещении, говорили только на черногорском и ломаном английском. Через «Гугл-переводчик» мы смогли объясниться, они забрали нужные документы, сходили в местный орган власти и за 200 €⁣ (19 800 ₽) оформили нам разрешения. Разрешение — аналог лицензии в России, мы получили его на год. Эта бумажка должна висеть на двери у входа в кафе.

Мы платим НДС 21% и налоги за сотрудников. В Черногории прогрессивная шкала налогообложения — чем выше зарплата, тем больше налог. Есть сомнения, что мои сотрудники будут получать в будущем пенсию в Черногории, поэтому необходимость платить взносы в местный пенсионный фонд кажется странной, но деваться некуда. Зато персонал может бесплатно ходить к врачу по местному аналогу ОМС.

«Вас много, а я одна»

Перед открытием кофейни нужно было найти поставщиков кофе и кофейного оборудования. Сначала мы искали варианты, как доставить в Черногорию кофемашину из Москвы, потом хотели привезти б/у из Сербии. Сережа связался с продавцом в Сербии, и тот пообещал дать контакт человека, который сможет ее привезти в Черногорию. Мы созвонились, но он не стал сразу обсуждать условия доставки, а зачем-то предложил встретиться в Подгорице.

Оказалось, что это владелец черногорской сети кофеен Caffeine, в которой варят довольно неплохой кофе. Я рассказал про нашу концепцию, и он предложил продавать нам зерно и предоставить кофемашину в аренду. Мы согласились.

Условия такие: мы берем у него минимум 15 кг кофе каждый месяц и бесплатно получаем кофемашину в аренду. Учитывая, что мы расходуем в день около 2 кг кофе, это отличная сделка. Он же занимается и обслуживанием кофемашины. Покупаем кофе в зернах, потому что молотый кофе заказывать нельзя — он плохо хранится и очень быстро выдыхается.

Этот бизнесмен — импортер сербского обжарщика кофе Java, он монополист хорошего кофе в стране. Кофе этой марки используют многие русскоязычные кофейни в Черногории. Поэтому цены у него не очень гуманные — 32⁠—⁠42 €⁣ (2880⁠—⁠3780 ₽) за килограмм кофе. Мы перепробовали все его сорта и закупаем по индивидуальным условиям самый дорогой за 35 €⁣ (3150 ₽), он самый вкусный.

Кофемашину мы не покупали, а взяли в аренду. В России такая схема тоже очень популярна
Кофемашину мы не покупали, а взяли в аренду. В России такая схема тоже очень популярна

Еще для бара нужны кофемолки — одна под эспрессо, вторая под фильтр-кофе и третья ручная под декаф  . Две кофемолки Сергей привез из России, одну мы арендовали тут. Мы используем три разных вида зерна с разным помолом, которые нельзя смешивать, поэтому приходится работать с тремя кофемолками.

Молоко мы покупаем в соседнем супермаркете, делаем закупку на юрлицо со скидкой в 10—20% от стандартной розничной цены. Потом мы нашли поставщиков продуктов и расходников. Спрашивали у других рестораторов — все активно делятся информацией. Скрывать что-то бессмысленно. По сути, это деревня, где все так или иначе обо всем узнают, потому что через три минуты я зайду с другого торца и найду ту же информацию.

Наладить работу с поставщиками было непросто. У дистрибьюторов тут такой же подход, как у владельцев прибрежных кафе, — к их сервису есть вопросы. Например, я хочу всегда иметь одни и те же стаканчики определенного цвета. Но у поставщика они могут внезапно кончиться, а новые приедут только через три месяца. У остальных поставщиков примерно такая же ситуация.

Я уже знаю расписание своих партнеров и подстроил под них свои заказы. Например, у одного поставщика менеджер общается со мной только раз в неделю. Я могу писать ей в любой день, но отвечать она будет только по вторникам. Зато черногорские партнеры не очень строги к оплате — можно забыть заплатить за товар, они спокойно привезут новую партию, и ты оплатишь сразу две.

Местные поставщики в сфере общепита особо не ищут новых клиентов, это устоявшееся болото.

Каждый сезон они работают на туристов, каждую зиму отдыхают. Поэтому сегмент русскоязычных заведений, которые работают круглый год, для них по сути не существует, и они не очень понимают, как с нами работать.

Их стратегия напоминает известную фразу «вас много, а я одна». Например, перед Новым годом кончились стаканчики, просто потому что никогда в жизни в октябре никто не покупал стаканчики в таких объемах. Тут пришли пятеро русских и выкупили все — а они не планировали новую поставку.

В будущем мы планируем наладить импорт расходников и разных видов кофе из Сербии. Для этого понадобится открыть новое юрлицо и международный счет в банке.

Привлекаем десертами, зарабатываем на кофе

Наш ассортимент состоит из классических кофейных напитков — латте, рафов, капучино — и необычных позиций. Во второй группе — бамбл-кофе из эспрессо с апельсиновым соком и эспрессо-тоник. Еще мы делаем фильтр-кофе, а вот от кофе в воронке отказались — слишком долго делать и вкус не всегда стабильный. Также у нас в меню есть лимонады и милкшейки.

Часто новые напитки предлагают сотрудники. Например, бариста дома делала себе какао с красным перцем, и когда гость попросил ее намешать ему какую-нибудь хитрую смесь, угостила его этим напитком. После этого многие клиенты просили сделать какао с перцем.

Мы подаем сэндвичи и десерты — печенье, шарлотку, чизкейк, брауни, медовик, булочки с маком. Их нам поставляют два русскоязычных производителя, которые открыли в Будве свои небольшие цеха. Они сами на нас вышли, пришли в кофейню и предложили сотрудничать.

На десерты мы делаем двойную наценку — это довольно мало, но у поставщиков изначально высокие цены. Тактика такая — на сладостях мы не зарабатываем, а привлекаем клиентов, чтобы те заходили еще и на кофе. Поэтому часто меняем десерты, чтобы посетители часто заглядывали попробовать что-то новенькое. Еду продавать сложно: много списаний, часто не удается продать все, что закупили.

На витрине разнообразие выглядит красиво, но на экономике заведения сказывается плохо.

На спрос влияет много факторов, например погода, и нам пока сложно просчитать оптимальный объем поставок. Поэтому мы решили закупать десерты меньшими объемами — на день.

Предлагаем клиентам сезонные виды меню — летнее и зимнее. Мы четко проследили в середине октября — начале ноября спад по напиткам со льдом и рост продаж горячего кофе и чая. Поэтому летом предлагаем лимонады и кофе со льдом, а зимой глинтвейн и брусничный горячий чай.

Все время собираем обратную связь по напиткам, смотрим по спросу и иногда меняем какие⁠-⁠то позиции, непопулярное убираем
Мы ранжируем десерты так, чтобы в каждом ценовом сегменте было минимум по одному варианту. Всегда в наличии есть что⁠-⁠то недорогое за 2 € и премиальный десерт за 6 €
Самый продаваемый кофе — капучино

Хотим привлекать посетителей-черногорцев

Мы работаем в главном туристическом городе страны, поэтому к нам часто заходят туристы — в основном это европейцы. Мы еще не работали летом, поэтому не видели пик сезона, но зимой туристов было меньше, чем в сентябре и в октябре.

Спад туристов никак на нас не повлиял, потому что наши основные клиенты — русскоязычные ребята, которые недавно переехали в Будву. Это платежеспособная аудитория, и у них не так много выбора, куда сходить. Местные заведения работают в основном для туристов, поэтому им не важен сервис и лояльность гостей. Ресторанам в Будве всегда есть кому подавать пережаренную или пересоленную плескавицу  .

Мы понимаем, что для стабильности бизнеса нужно ориентироваться не только на иммигрантов, но и привлекать еще и местное население. Но у черногорцев другой вкус — чтобы приучить их пить наш кофе, понадобится время. Здесь популярен «дойч» — эспрессо с небольшим количеством молока, а у нас местные жители заказывают в основном флэт уайт  .

Черногорцы не понимают, почему кофе кислый, а не горький.

Потенциальный риск для нашего бизнеса — массовый отъезд русскоязычной аудитории. В чатах пишут, что люди возвращаются в Россию или переезжают в другие страны, например в Сербию. Но пока я этого не наблюдаю — как слышал на каждом шагу русскоязычную речь, так и слышу, клиентов у нас меньше не стало.

Как в любой кофейне, у нас сидит много посетителей с ноутбуками. Мы пока не придумали, что с ними делать, — по сути, это вопрос о том, хотим ли мы выгонять своих клиентов. Пока этот вопрос не критичный, посадочных мест хватает на всех.

Первые 27 дней работали за стойкой без выходных

Первое время в кофейне работали только мы с Сережей. Он научил меня варить кофе, но по большей части я принимал заказы. Было тяжело совмещать удаленную работу и бизнес. Если нужно было провести срочный созвон, один убегал, второй оставался в кофейне. Так мы провели 27 дней без выходных, потом появились первые сотрудники. Вакансии размещали в чате в «Телеграме», искали людей с опытом.

Бариста получает 40 €⁣ (3600 ₽) за смену. Хотим поменять зарплатную политику, вводить бонусы за дни, когда в кофейне много посетителей и запара. А еще переходить от графика 2/2 на 3/2, но не по полному дню — так ребята будут работать меньше, но за те же деньги.

Мы с Сережей поделили зоны ответственности. Сергей как специалист по кофе придумывает меню, занимается закупками, отвечает за продукт. Я занимаюсь бюрократией и документами. Маша тоже помогает — на ней дизайн, коммуникации.

Сейчас у нас посменно работают четыре бариста, один из них кассир-бариста
Сейчас у нас посменно работают четыре бариста, один из них кассир-бариста

Увидели прибыль на второй месяц

Со временем стало понятно, что многие релоканты одновременно с нами подумали «здесь ничего нет, надо открываться». Сначала не было ни одной кофейни, а потом появилось сразу шесть. С одной стороны, было не по себе, а с другой, мы порадовались — значит, не одни мы решили, что это перспективный бизнес. Нам хватает клиентов, у каждого русскоязычного жителя Будвы появились свои любимые места.

Наш средний чек — около 5 €⁣ (450 ₽). Был план обеспечить выручку в 1000 €⁣ (90 000 ₽) в день, но тогда нам бы пришлось обслуживать по 200 человек ежедневно. Если пересчитать на часы работы кофейни, получился бы конвейер из людей — бариста пришлось бы готовить кофе нон-стоп. Сейчас мы продаем примерно на 500 €⁣ (45 000 ₽) в день, и этот результат для нас оптимален.

По первоначальному плану мы должны были выйти в ноль после первого месяца работы. Так и получилось, на второй месяц мы увидели прибыль. Нам ничего не приходилось докладывать в бизнес, кофейня сама себя обеспечивала и даже зарабатывала. Других вариантов у нас не было — накоплений не осталось. К десятому месяцу работы рассчитываем окупить все первоначальные вложения. Сейчас мы выводим из бизнеса по 1400 €⁣ (126 000 ₽) в месяц, возвращаем свои инвестиции.

Операционные расходы в марте 2024 года

Всего расходов15 900 €⁣ (1 446 742 ₽)
Прибыль3000 €⁣ (272 970 ₽)
Продукты для приготовления кофе5900 €⁣ (536 841 ₽)
ФОТ4000 €⁣ (363 960 ₽)
Готовые десерты3000 €⁣ (272 970 ₽)
Налоги1700 €⁣ (154 683 ₽)
Аренда, коммунальные услуги, бухгалтерия, прочие расходы1300 €⁣ (118 287 ₽)

Операционные расходы в марте 2024 года

Всего расходов15 900 €⁣ (1 446 742 ₽)
Прибыль3000 €⁣ (272 970 ₽)
Продукты для приготовления кофе5900 €⁣ (536 841 ₽)
ФОТ4000 €⁣ (363 960 ₽)
Готовые десерты3000 €⁣ (272 970 ₽)
Налоги1700 €⁣ (154 683 ₽)
Аренда, коммунальные услуги, бухгалтерия, прочие расходы1300 €⁣ (118 287 ₽)

Непаханое поле — спрос есть на все

Я уволился со своей работы в России, Сережа продолжает совмещать кофейню и удаленку. Мы сильно погрязли в операционной работе и хотим делегировать текучку управляющему, чтобы больше заниматься стратегией развития. В идеале поручить эту работу одному из действующих сотрудников. Для этого ему нужно передать базу знаний — прописать все процессы, сделать регламенты и инструкции.

Самое трудоемкое и затратное по времени — закупка. Например, нужна система, при которой сотрудник бы вовремя заказывал стаканчики, когда их осталось определенное количество.

Еще нужно оптимизировать наши внутренние процессы. Условно, до сегодняшнего дня поставщики присылали счета на оплату Сереже, он присылал их мне, чтобы я заплатил в банке, а потом присылал ему платежки. Ну, это же неправильно. Нужно сделать так, чтобы поставщики присылали их напрямую мне, я оплачивал и сам им возвращал. По сути это минутное дело. Просто таких мелких задач скапливается множество, и нужно, чтобы до них дошли руки.

Мы с Сережей хотим перейти от владения кофейней к владению индустрией
Мы с Сережей хотим перейти от владения кофейней к владению индустрией

Мы планируем и дальше заниматься кофейным бизнесом. Пока думаем над тем, как масштабировать More Coffee — строить сеть самим или по франшизе. Еще есть идея стать как тот владелец Caffeine, только для русскоязычной аудитории — то есть возить сюда все и продавать тем, кто не может найти ничего.

Черногория — непаханое поле, есть спрос на все. Можно что угодно продавать, что угодно делать, здесь это будет работать. Все, что открывается русскоязычной публикой, чаще всего не представлено на рынке — фо бо, кофе, суши, яйца бенедикт с лососем, хачапури. Есть русскоязычные ребята, есть туристы и местные жители, которые тоже со временем захотят качественных услуг. Только не стоит открываться на первой линии, на пляже у моря — там все поделено и лучше не соваться.

Мы ищем предпринимателей. Если хотите рассказать историю своего бизнеса — заполняйте анкету

Наталья МодельЧто главное в хорошей кофейне, по-вашему?
  • Глеб ЕремеевКрасивая кофейня и кофе супер. Тот случай, когда у текста есть запах. Пойду сварю воронку на сварщице, что ли24
  • Marina UdovitskayaАтмосфера! А у авторов поста, похоже, с этим пунктом все отлично. Успеха и счастливых гостей)12
  • Nutt RandomБыла у вас пару недель назад в отпуске. Спасибо за вкуснейший кофе10
  • Alevtina AЯ у вас была 2 раза, и мой мч однажды, оба довольные как слоны что нашли такое место, очень вкусный кофе у вас!!4
  • ИванКлассный дизайн кофейни - окна в пол и много света. Барная стойка за 400€ - это очень дёшево. Даже с учётом того, что она в итге вышла в 800€.9
  • ТатьянаЭто очень крутая и могу сказать-теперь любимая кофейня! Когда бываю в Будве-каждое утро туда) проверено-всем рекомендую) если бы ребят местные пустили на территорию пляжа, с видом на море, то они стали бы точно самыми популярными в Будве....но и так уютно, солнечно, вкусно, ой, а какие печеньки и медовик, мммммм! Удачи вам огромной, и спасибо за сервис и вкусное кофе)))4
  • КристинаОгонь история. Порадовалась за вас!1
  • Оптимум ПрайсКак бывший владелец кофейни, с трёхлетним стажем, знавший всю Питерскую кофейную тусовку и работающий сейчас менеджером в самой крутой кофейне Майами, авторитетно заявляю: кофейня - это не про бизнес. Много абсолютно дурных ежедневных кейсов, затрат, какой-то нелепой операционки ради среднего чека в 1.000 р. (в Штатах, в дорогушшшэм Майами средний чек $9 - убиться веником). У меня всю жизнь строительный бизнес параллельно, меееелкий такой и вот там средний чек 600.000 р. Чуть пошевелился и вот тебе деньги. Один клиент. В кофейне нужно 600 перелопатить ради сходного результата. При этом посторонним людям легче поверить, что ламповый лофт приносит тебе финансовое благополучие - ведь там так хорошо и вкусно пахнет, вряд ли эта грязная вонючая стройка про которую и показать-то нечего и не пригласить туда. Резюмирую: надумали открыть кофейню - подумайте ещё.4
  • Александр ХинОптимум, я так понимаю порог вхождения в стройку как финансово так и в плане компетенций и рисков выше. Ну и вопрос - а зашло бы это дело в Черногории? Даже по персоналу 5ю человеками тут не обойдешься. А кому отвечать за косяки, переделывать, а охрана труда, травматизм, или все на подрядчиках? Мне кажется тут что то не договаривают...2
  • АлександрСупер, ребята молодцы! Интересно, были ли попытки какого-то местного криминала или конкурентов отжать бизнес или предъявлять претензии по поводу конкуренции?0