Мы точно знаем, что читатели Т⁠—⁠Ж ведут бюджет, составляют финансовый план, откладывают подушку безопасности и инвестируют.

Но в это время кто-то рядом может вкладываться в сомнительные организации, отдавать последние деньги мошенникам и увлекаться кредитами. Мы попросили читателей рассказать о финансовых проступках их родных и составили грустный рейтинг.

Это истории читателей из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Мама оформила кредитную карту без ведома остальных членов семьи

Мне 23 года. Работаю с 16 лет, но полноценно обеспечивать себя начала недавно, после окончания университета. С детства мне привили бережливость, поэтому накопить на какую-то относительно крупную покупку мне сейчас не составляет труда. Финансовые грехи, конечно, есть, но обхожусь без кредиток, займов и рассрочек. Надеюсь, что буду продолжать держаться подальше от соблазнов и предложений типа «0—0—24».

А вот моя мама — любительница взять что-то в кредит, не важно, мебель это для гостиной или новый пылесос. Кредитки и рассрочки — ее главная слабость. Например, однажды — дело было в 2010 году — ей втайне от папы одобрили кредитную карту на 70 000 Р. На взятые в долг деньги мама пошла отовариваться в магазин одежды. Я тогда мало понимала, но знала одно: такой суммы у мамы быть не может, ведь мы недавно уже накупили спортивных вещей и кроссовок всей семье на 30 000 Р. Более того, мама закупилась в кредит прямо перед отпуском, забыв о том, что каждый месяц за просрочку платежа ей будут начисляться проценты. Так и случилось — в итоге долг стало нечем отдавать, и мама была вынуждена попросить помощи у папы. Для него все это стало большим сюрпризом. Первые пару минут он был в ярости, однако потом смирился с неизбежностью ситуации. Как родной человек, он не отказал маме в помощи — но закрывать кредитку они пошли уже вместе.

Увы, из-за маминого неденежного мышления порой скандалы в семье неизбежны. Но надо отдать папе должное: он обладает феноменальной выдержкой, хотя у меня в такие моменты терпение просто на пределе.

К слову, история с кредиткой повторилась еще несколько раз, и потом с платежами маме помогала рассчитываться уже я. Хорошо, что она не брала в долг больше 70 000 Р за раз. Может быть, поэтому существенно на моем бюджете ее кредиты не отразились: в месяц требовалось всего около 2000 Р. Но неприятный осадок, конечно, остался. В целом такие ситуации лишний раз мотивируют меня собирать неприкосновенный финансовый резерв. Никогда не знаешь, что сегодня вытворит мама.

Мама случайно сдала деньги в макулатуру

Мне 26 лет, полностью обеспечиваю себя сам. У меня с детства боязнь ощутить себя без денежного запаса. Я всегда знал, сколько и где у меня отложено. Поэтому до сих пор все свои доходы делю на накопление и использование, а при получении зарплаты всегда по привычке часть откладываю.

А вот моя мама не совсем умеет управлять деньгами. Ей сильно мешают эмоции, страх.

Однажды она накопила заметную сумму. Но когда ставки в банках начали падать, стала искать другие предложения. Инвестиции маму не привлекли, так как не гарантируют дохода, а облигации — потому что могут «дефолтнуться». Привел аргументы, что при дефолте государства банки тоже будут не в порядке, но не помогло. Мама закрыла часть вкладов, и на руках у нее оказался нал, который некуда было «припарковать». Она стала прятать его дома, сделала разные нычки. Я с такой тактикой не согласен: нужно четко знать, где лежит конкретная сумма, и это точно не должен быть один из томов Джека Лондона, кипа документов или просто бумага для сдачи в макулатуру. Так и вышло: мама отправила в переработку стопку бумаг, в которой было спрятано 160 000 Р. О том, что деньги лежали именно там, она вспомнила гораздо позже.

За сданную макулатуру мама получила 800 Р. Значит, ее потери составили 159 200 Р. В такой ситуации я только ей посочувствовал и шутканул, что теперь придется сдать 20 тонн офисной бумаги, чтобы отбить такие траты, и что не каждый может себе позволить пустить 160 тысяч на туалетную бумагу.

Мама все еще лелеет надежду, что она что-то напутала и сумма лежала не там. Но она уже все перешерстила, а той нычки так и не нашла. А я теперь каждый раз, покупая рулон, думаю, что в одном из них может быть денег на четыре месяца жизни.

Отец набрал кредитов и лишился работы

Мне 25 лет, обеспечиваю себя сама с 21 года. До сих пор удавалось обходиться без долгов, но при этом жила от зарплаты до зарплаты. Когда в начале пандемии я лишилась работы, мне пришлось серьезно задуматься о своем финансовом положении. Начала отслеживать траты в приложении, читать статьи и книги, стала откладывать часть дохода. Пока получается не очень стабильно, но все лучше и лучше. Сейчас я удаленно работаю фронтенд-разработчиком в столице российской грусти — Волгограде.

Мой единственный близкий родственник в этой стране — отец. Однажды он набрал веер кредитных карт и расплачивался ими вообще за все, но в основном за еду и алкоголь. Так продолжалось до тех пор, пока он не упился настолько, что потерял последнюю работу и не смог выплачивать кредит. В итоге набежала весьма крупная сумма — более полумиллиона рублей.

Как всегда, сначала я пыталась спокойно разобраться в ситуации. Но это не действовало, потому что яйца курицу не учат, особенно пьяную. Был период, когда все казалось настолько бесполезным и так негативно действовало на меня, что я просто неделю не звонила и не приходила к отцу. Этого времени хватило, чтобы у него кончились последние деньги, он не по своей воле протрезвел и сам со мной связался. И тут мы начали совместными усилиями искать ему работу. Я понемногу обеспечивала отца продуктами и деньгами на проезд, а также купила ему телефон взамен утерянного по синей дыне.

В кредит ради спасения отца я по своей воле не полезу.

Но и совсем отказаться от финансового участия не готова — из жалости. Пока что вкладываюсь во все это больше морально. По финансам получается в районе 10 тысяч. Сейчас, когда у отца нет денег на алкоголь, а еду ему даю я и немногочисленные оставшиеся у него друзья, он и правда пытается найти хоть сколько-нибудь стабильную работу. Надеюсь, он это сможет и начнет сам расплачиваться со своими долгами. Если вернуть отца в рабочий строй не получится, я постараюсь устроить процедуру банкротства со всеми вытекающими тратами, а папе предложу пораньше выйти на пенсию — вроде в его возрасте так можно сделать.

Вся эта ситуация разворачивается с конца зимы. За это время наши взаимоотношения с отцом стали чуть более крепкими и здоровыми, в том числе потому, что алкоголь больше не притупляет ничей разум. Впрочем, я не питаю больших надежд, что так будет и дальше: наверняка он упьется при первых же деньгах, но тут уже мои полномочия иссякнут. Я осознала, что в моей семье закладывалась очень неправильная модель обращения с деньгами, и теперь я ее постепенно меняю.

Родители купили машину на деньги, накопленные дедушкой на образование внучки

Мне 28, я уже давно живу далеко от родителей. Мои финансовые привычки сформировались еще в детстве: я никогда не была склонна к импульсивным тратам и всегда любила копить — складывала зайчиков в бархатную сумочку. С 15 лет веду свой бюджет — и немного горжусь этим. Ко многим материальным вещам я равнодушна, поэтому импульсивностью не страдаю.

Я довольно рано поняла, что мои родители не умеют распределять деньги, и до сих пор так считаю. Мы всегда жили при директиве «нет денег». В какой-то момент меня это стало удивлять, особенно когда я узнала, сколько зарабатывают мои родители, — оказалось, выше среднего по области. Думаю, много средств у них уходило из-за непродуманности бюджета и желания пустить пыль в глаза.

Мой дед, уже пенсионер, всегда помогал родителям деньгами. Он даже накопил крупную сумму, около 12 000 $, на мое обучение в университете. Правда, переводить ее на мой счет он не захотел — я же растрачу, поэтому отдал деньги родителям.

И вот однажды, возвращаясь домой, я увидела возле дома незнакомую машину. Оказалось, ее купили родители. Я поздравила их с покупкой — Фольксваген и правда выглядел очень мило. Но когда через несколько месяцев я завела разговор о деньгах на обучение, потому что планировала поступать в столицу, то узнала правду.

Автомобиль был куплен как раз на эту сумму, а я же «умная, смелая» и «сама выкручусь».

Я была в тихом шоке. Наверное, больше потери денег меня обидело совершенное равнодушие к моему будущему и нежелание мне помочь. Ведь, как и любому ребенку, мне хотелось, чтобы меня любили и заботились обо мне. Конечно, 12 000 $ — не бешеные деньги, но для меня они должны были стать залогом комфортной учебы, по крайней мере на первых порах.

Вишенкой на торте стало то, что дед об этой истории так и не узнал. Родители очень просили его не расстраивать. У него проблемы с сердцем, и я их послушала. Да и что бы это изменило?

Вся эта ситуация усугубила мое недоверие к людям, боязнь близости и синдром «все сама». Сейчас стараюсь изменить это в себе. Впрочем, в чем-то родители оказались правы: я действительно умная и умею выкручиваться. Поступила на заочное, работала. Не закончила — эмигрировала. Выучила язык, поступила в местный вуз, где сейчас учусь. Конечно, мне хотелось бы начать движение к свой цели на десять лет раньше. Но я верю, что мое от меня не уйдет.

Родители потеряли деньги, вложенные в кредитный кооператив, а отца еще и развели мошенники-брокеры

Мне 25 лет, я живу отдельно от родителей, работаю. К финансам отношусь очень внимательно. Откладываю от 5 до 20% месячного дохода, есть подушка безопасности и ИИС.

Несколько лет назад мои родители вложили деньги в кредитный потребительский кооператив — КПК. Доходность была что-то около 15% годовых, и первые два раза деньги удалось без проблем забрать. В 2019 году родители перезаключили договор и весной 2020 года расторгать его не стали. А к началу 2021 года, когда пришло время забирать вклад, стало понятно, что отдавать деньги им никто не собирается. Более того, родителям позвонили из полиции и сказали, что люди уже жалуются на мошенничество со стороны этого КПК. В мае 2021 года начались суды. Но так как на руководителе этой организации уже висят иски на миллионы, то вероятность получить свои деньги у моих родителей минимальная.

Мало того, в 2020 году отца развели мошенники-брокеры. Ему 65 лет, и он верит во все эти космические доходности без самостоятельного управления портфелем. Сначала он отдал этим людям 200 000 Р, потом взял кредиты на миллион. Его сразу же увели в ноль. Казалось, он все осознал, но… Он поехал к ним в офис и вместо того, чтобы угрожать полицией, потребовал восстановить ему доступ к торгам!

Вот так миллион накоплений моих родителей всего за полтора года превратился в миллион долгов.

Сейчас те же мошенники снова мутят какую-то схему: якобы перечислили на счет отца 10 000 $ в качестве компенсации, но вывести эти деньги можно, только если он сам отыграет эту сумму. Папа до сих пор им верит и ставит на валютные пары — сам, не имея никакого понятия о том, что такое инвестирование, путая понятия «‎трейдер» и «‎инвестор».

В 2019 и 2020 годах с отцом постоянно общались я, мама, другие родственники. Он никого не слушал. Сейчас мы уже смирились — вкладывать ему все равно нечего. Да и наличие кредитов обычно неплохо чистит мозги. А я для их выплаты сейчас думаю искать вторую работу или подработку — но только в том случае, если отец окончательно порвет все связи с брокерами-мошенниками.

Свекровь отдала мошеннику крупную сумму

Мне 31 год. Мы с мужем оба работаем и нормально зарабатываем. У нас есть финансовая подушка безопасности, а накопления мы стараемся диверсифицировать: вкладываем как в акции, так и на депозит.

Недавно моя свекровь отдала мошеннику около 3 000 000 Р. Конечно, не сразу — переводила ему деньги постепенно, пока они не кончились и взять кредит уже было нельзя.

Все началось с того, что она зарегистрировалась в «Инстаграме», позвонила мне и спросила: «Мне какой-то иностранец прислал пластинки, как их получить?» И скинула ссылку, по которой было написано, что товар на таможне и надо заплатить 2500 Р, чтобы его оттуда выпустили. Я сказала свекрови, что это мошенничество и чтобы она никому ничего не платила.

Но потом ей в «Инстаграме» написал какой-то врач — она сама медик, — который стал рассказывать, что он родом из Германии, а сейчас беженец в Сирии и ему срочно нужны деньги. Сначала свекровь переводила ему через «Вестерн-юнион», потом взяла кредит, а затем еще один. Когда денег у нее не осталось, она позвонила моему мужу и сказала, что ей не хватает на билет. Муж сразу заподозрил неладное и предложил купить сам билет, а не давать денег. Потом мы поехали к его маме, вынули все платежки, сделали их копии и пошли все вместе в полицию. Понятно, что ничего ей не вернут, но свекровь до последнего не верила, что это развод, и нужно было, чтобы ее встряхнули дяди в погонах.

В итоге кредиты удалось закрыть, но проценты по ним свекровь выплатила сполна. А мы с мужем поняли, что надо обращать внимание на тревожные звоночки от близких. Когда началась эта история, его мама перестала покупать вещи внукам, больше не приезжала к ним и не ждала их в гости. А когда мы сами бывали у нее, то еды на столе было очень мало. Жаль, что мы тогда не придали этому значения.

Мама сильно вышла за смету при строительстве дома

Моя мама родом из одной бывшей советской республики, откуда в свое время ее «выписала» московская фирма. Как иногородней ей снимали квартиру — в течение 25 лет. У мамы был дом в Подмосковье, где мы были прописаны и проводили выходные. Мы хорошо знали: если маму уволят, будем жить в нашем доме. Но буквально в один день маму уволили, а дом сгорел.

Другая мамина недвижимость, квартира бабушки и дедушки, была в другой стране — Эстонии. Жить там она не могла, ведь мы обе работали здесь. Поэтому ту квартиру мама продала и выбирала, взять в ипотеку новую или построить дом. Остановилась на последнем варианте.

Теоретически ее решение было верным: в случае покупки квартиры денег хватило бы только на однушку «далеко от человечества», а в доме как минимум больше места. По смете маме хватало на дом с отделкой и мебелью, но без излишеств типа сауны или камина. Она планировала покупать все постепенно, с премий и зарплат. Но мама все-таки вышла за смету — и очень сильно. В итоге даже на то, чтобы просто достроить дом, пришлось брать многолетние кредиты. У мамы тогда был неплохой и стабильный доход. А когда ее фирма закрылась и мама нашла другую работу, ей уже приходилось отдавать всю свою зарплату, чтобы выплачивать кредиты. Всю — значит всю: она получала 45 000 Р и ровно 45 000 Р отдавала.

Мы целый год жили в доме без воды, отделки и дверей. Устраивали друг другу скандалы. Но потом я смирилась с ситуацией: мы в одной связке и никуда от этого не денешься. В отличие от мамы, меня почему-то не утешала мысль, что «хоть этот дом навсегда наш». Переехать я никуда не могла: получала очень мало — 25 000 Р, у парней успехом не пользовалась. Да и самой жить в съемной комнате, оставив маму без продуктов, мне казалось глупым. Поэтому я поддерживала ее, как могла. Долгие годы мама отдавала свою зарплату за кредиты, а мои деньги шли на продукты, проезд и одежду.

А потом в течение полугода мой доход увеличился в десять раз: неожиданно я стала получать 250 000 Р в месяц. Я погасила мамины кредиты и сняла квартиру. Теперь живу в ней постоянно, мама — наездами.

Итого наши примерные расходы составили 3 000 000 Р. Теперь все, конечно, налаживается, но я не хочу достраивать дом — завершать отделку, ставить двери и так далее, — потому что понимаю, что так все мои деньги будут уходить на строительство, а потом — на поддержание дома. Мама не то чтобы поняла мой выбор, но приняла его.

Ей уже 65 лет, и жить в доме ей очень трудно. Сейчас она оформляет документы, регистрирует дом, чтобы его можно было продать и купить квартиру. А я в итоге не беру кредитов — вообще, никогда, никаких. И не буду приобретать жилье в ипотеку — никогда и ни за что.

Тетя осталась (и оставила) без наследства из-за своего мужа

Мне 35 лет, я не замужем. Получаю около 140 000 Р в месяц. Есть машина — очень экономичная, три гаража — два из них сдаются, дача и три квартиры в Москве, которые достались мне по наследству. Копить умею, но без фанатизма: на черный день припрятано около 1 500 000 Р в валюте, есть ИИС. Я из тех, кто гасит свет в коридоре и включает стиралку после 23:00. Даже еду любимому коту я всегда взвешиваю на кухонных весах.

После смерти бабушки, папиной мамы, осталась трехкомнатная квартира в маленьком городе, райцентре, и дача неподалеку. На тот момент все это вместе стоило столько же, сколько однушка в столице. Но так как мой папа живет в Москве и лучше обеспечен, то от наследства он отказался в пользу своей сестры — моей тети. Ей на тот момент было около 40 лет, она была разведена, детей у нее не было. И она неоднократно говорила, что завещает квартиру и дачу мне.

Но внезапно к тете вернулся ее бывший муж — гражданин прекрасной республики на Кавказе. Чтобы купить ему машину, тетя продала бабушкину дачу. К сожалению, вскоре после этого тетин муж попал в аварию. Мало того что машина не подлежала восстановлению, так еще и по его вине пострадал автомобиль другого водителя — местного цыганского барона. Чтобы расплатиться, тете пришлось продать квартиру и снять комнату. По крайней мере, такая версия была нам озвучена.

Скандалов в семье по этому поводу было огромное количество. Мы с мамой заставили папу практически прекратить любое общение с сестрой, но он время от времени посылал ей деньги. Она еще несколько раз сходилась и расходилась с мужем, а через несколько лет внезапно скончалась.

Ничего исправить, понятно, не удалось, и бабушкино наследство пропало безвозвратно. Мои потери по максимальной оценке — около 4 000 000 Р.

Тетю жалко, но не очень. Родственников у меня и так полно, а квартир не хватает :)

Моя мама приняла эту историю так близко к сердцу, что с тех пор в каждом моем бойфренде ей видится альфонс вроде тетиного мужа. Разумеется, идея продать свое, тем более недвижимое имущество ради покупки машины мне кажется идиотизмом. Так вышло, что у меня сейчас уже много своего, и мне не хотелось бы что-то потерять. Поэтому теперь я тщательно изучаю семейный кодекс, законы о наследстве и правила раздела имущества при разводе.

Мама попала в секту и погрязла в долгах

Мне 29 лет. Работала юрисконсультом в Москве, недавно уволилась. Копить начала еще на первом курсе. Есть печальный опыт, который научил не влезать в кредиты и избегать долгов.

В детстве я жила в провинции с мамой, бабушкой и дедушкой в четырехкомнатной квартире, по которой каталась на велосипеде и была счастлива. Для 90-х мы неплохо питались — хотя маме несколько лет зарплату выдавали вещами и продуктами, например колбасой или фото- и видеотехникой. Бабушка готовила в основном супы и выпечку. Они с дедушкой закупали муку и сахар мешками по 50 кг, а мясом запасались у родственников в деревне — тоже впрок. Овощи, фрукты и ягоды были свои.

Потом мама нашла хорошую работу в крупном городе и перебралась туда. Когда дедушки не стало, она продала нашу квартиру, купила двушку с доплатой и перевезла нас. Через три года, рассчитавшись с кредитом, мама решила отделиться от бабушки, выделив наши доли в этой квартире. А тетя с мужем и дочерью, наоборот, переехали сюда, продав свою малосемейную однушку.

Добавив кредитных денег, мы купили себе двушку и какое-то время, пока была возможность пожить у дальних родственников, сдавали ее. Потом сделали ремонт и сами в нее заселились. Вся мамина зарплата уходила на выплату кредита. Бабушка помогала с продуктами — даже подрабатывала вахтером, разрываясь между нами и семьей тети.

Но у нас в семье не было мужчины, и мама хотела решить этот вопрос. А тут ее подруга как раз нашла интересный «тренинговый центр», где обещали и со здоровьем помочь, и чуть ли не все проблемы решить. Постепенно маму стала затягивать эта организация. Ее центр находился в Самаре, но мамина подруга открыла филиал в нашем городе. Обучение требовало денег, плюс нужно было покупать недешевую сопутствующую литературу и разные индийские товары: порошки, травы и прочую мишуру.

Тогда как раз набирали оборот всякие секты. Я в тот период была занята учебой в старших классах и выступлениями в музыкальной школе, поэтому поначалу не очень критично ко всему этому отнеслась. Но довольно быстро поняла, что рассуждения «целителей» не всегда логичны, а наше финансовое положение становится только хуже. Окончив музыкальную школу, я не могла себе позволить даже подумать о том, чтобы продолжать заниматься музыкой. Понимала, что нет хорошей материальной базы и придется выбирать более высокооплачиваемую профессию. После девятого класса начала подрабатывать промоутером в магазинах косметики.

Участников организации призывали привести туда с собой как можно больше людей, поэтому потихоньку от нас стали отворачиваться родственники, а потом и коллеги. В итоге, несмотря на большой опыт, маму сократили. Когда я окончила школу с отличными результатами и поступила в МАИ, мама не имела возможности даже купить мне билет в Москву. Я понимала, что она не сможет высылать мне ежемесячно хотя бы минимальную сумму. Поэтому осталась в своем городе и поступила на бюджет в местный престижный университет. Сейчас понимаю, что допустила стратегическую ошибку и надо было все-таки ехать, потому что почти все мои друзья, которые тогда так и сделали, сейчас находятся на более выгодных позициях.

В кризисные 2008—2009 годы в нашей семье тоже наступил финансовый крах.

Мамин долг составлял две трети стоимости квартиры или даже больше. С 2016 года она задолжала «организации» порядка 350 000 Р — это были кредитные деньги. Ремонт с мебелью стоили 300 000 Р, долг за одежду и обувь приближался к 200 000 Р, плюс было более 100 000 Р долгов перед родственниками и знакомыми.

Чтобы рассчитаться с долгами, пришлось продать квартиру — за 1 800 000 Р. Жаль, тогда еще не было закона о банкротстве физических лиц, который позволил бы нам сохранить единственное жилье. После оплаты услуг риелторов и выплаты всех долгов осталось порядка 450 000 Р. Эти деньги ушли на жизнь и аренду квартиры, в которой мы жили в дальнейшие месяцы. За следующие десять лет на съем жилья у мамы ушло порядка 1 500 000 Р.

Я училась и подрабатывала — в основном в рекламе и банках. Потом встретила в университете своего будущего мужа, предпринимателя. Когда мама уехала на Север, а арендовать жилье мне было не на что, он предложил мне переехать в его съемную квартиру. Платил он, но было сложно. А на старших курсах я открыла собственный бизнес по продаже женской дизайнерской одежды.

Поначалу я бурно реагировала на всю эту ситуацию с мамой, протестовала. На протяжении двух-трех лет, когда мама жила на Севере, часто без работы, а меня поддерживал мой молодой человек и свой маленький бизнес, я уже могла помогать ей, но принципиально старалась этого не делать. Мне казалось, что человек сам должен что-то понять.

Ситуацию спасла бабушка, которая подарила свою долю в квартире маме. Я добавила денег, и теперь у мамы снова есть своя квартира. Сейчас она ухаживает за бабушкой, у которой деменция. Доходов у мамы нет, до пенсии далеко. Я оплатила ей ремонт, покупаю самую необходимую мебель и технику, регулярно перевожу на жизнь. Итого расходы мамы и бабушки составили примерно 2 400 000 Р, мои — около 1 900 000 Р.

Мы с мужем переехали в Москву, он работает программистом. Квартиру арендуем, об ипотеке пока не думаем. Я считаю, что лучше ноль, чем долги. Но я не могу двигаться дальше, думать о собственных детях, пока знаю, что есть незакрытый гештальт в виде нужд родителей. Впрочем, я многое переосмыслила и считаю, что родители не обязаны обеспечивать ребенка жилплощадью и финансами, тем более если у них нет такой возможности.

Муж сестры взял кредиты на квартиру, машину и свадьбу, а потом остался без работы

Мне 26 лет. Я обеспечиваю нас с девушкой — она пока не работает, учится на третьем курсе. В большинстве случаев удается жить по средствам, основная статья расходов сейчас — еда. Но иногда у меня случаются финансовые провалы, когда хочется порадовать девушку или приобрести что-то себе. Например, в прошлом месяце купил нам по паре кроссовок New Balance.

Шесть лет назад будущий муж моей сестры взял в ипотеку однокомнатную квартиру по цене существенно выше рынка — за 6 000 000 Р. Тогда он занимал хорошую должность, много зарабатывал, но тратил все в ноль: дорогие рестораны, частые поездки за границу, Лексус за 3 000 000 Р в кредит. В том же году они поженились, взяв на свадьбу еще один кредит — 1 000 000 Р. К сожалению, повлиять на это никак не удалось, так как люди, окрыленные деньгами, живут в полной уверенности в себе.

В итоге его зарплату сократили в два раза, а потом около семи-восьми месяцев он вообще сидел без работы. Машину продали, ипотеку до сих пор не закрыли, кредит на свадьбу тоже все еще выплачивается. Ко всему прочему добавился второй ребенок. Удивительно, но люди, которые едва сводят концы с концами, при этом продолжают ходить в рестораны и совершать ненужные покупки.

Из всей этой ситуации для себя я вынес главный урок: если появляется финансовая возможность, ею всегда нужно грамотно пользоваться — откладывать, вкладывать в активы или инвестировать. Точно знаю, что не буду повторять подобных ошибок, чтобы к 40 годам стать финансово независимым, а не обремененным кредитами.

Станьте героем Т⁠—⁠Ж. Поделитесь своей историей финансового успеха, провала или выживания