Когда-то я и сам был жертвой буллинга. Правда, тогда такого слова не знали, но травля в школах все же случалась.

Впервые я столкнулся с буллингом еще в 80-х годах. Причем в моем случае активное участие принимали учителя. В итоге после восьмого класса мне пришлось уйти из школы. Затем я окончил техникум, институт и вернулся в эту же школу учителем. Главное, что я понял: защитить своего или чужого ребенка от буллинга можно и нужно.

Тема детского насилия сложная и решается только в комплексе: с помощью учителей, психологов, родителей, самих детей, а иногда — правоохранительных органов. Расскажу, как буллинг трактуется с точки зрения закона и что с этим делать.

Как растить детей и не разоряться
Лучшие материалы о том, как справляться с родительством и получать максимум от государства, — каждый вторник в вашей почте. Бесплатно

Что такое буллинг

Буллинг происходит от английского bullying — запугивание. Это бытовой термин — он не закреплен ни в законах, ни в школьных документах, но им пользуются и родители, и педагоги, и психологи.

Так называют форму взаимодействия, когда одни дети создают нетерпимую обстановку для других детей. Например, когда хулиган в классе, пользуясь физическим превосходством, «быкует» и регулярно донимает более слабых сверстников.

Ситуацию можно расценивать как буллинг, только когда она происходит на системной основе и достаточно длительное время. Так, если два ребенка подрались, а потом помирились, это не считается буллингом. Но если избиения или психологическое давление повторяются — тогда да.

Кто может стать жертвой, а кто — инициатором

И жертвой, и инициатором может стать любой ребенок. Рациональных и логически понятных причин может вообще не быть — формальным поводом для преследования, например, могут стать кудрявые волосы, слишком большой или маленький рост, национальность. А также абстрактные признаки — фамилия, профессия родителей или даже случайно данное обидное прозвище.

Многим кажется, что проблема исчезает с окончанием детского сада или школы, но далеко не всегда это так. Преследования могут не исчезнуть полностью — только меняются их названия и специфические черты. В армии это называют дедовщиной, в среде коллег — моббингом, в семье — абьюзом. Причем совершенно необязательно жертва буллинга станет жертвой абьюза, когда вырастет, — бывает наоборот.

Роли могут меняться даже в процессе взросления. Например, в младшей школе ребенок был жертвой, но потом сменился коллектив, и ребенок начинает самоутверждаться по уже знакомой схеме — только в роли инициатора насилия.

Буллинг, в отличие от обычного конфликта, — всегда коллективное явление, и в нем нет корыстных мотивов. Объясню на примере.

Если старшеклассник отбирает карманные деньги у более слабых учеников после уроков, то это не буллинг. Ведь мотив здесь — обогащение, и свидетели в этом деле ни к чему. С точки зрения закона речь идет о грабеже — открытом хищении имущества.

В то же время у буллинга нет цели обогащения за счет жертвы, хотя иногда доходит и до этого. Основной же мотив — самоутверждение, и без зрителей это не работает — нет смысла доказывать свое превосходство, когда никто не видит. Поэтому в буллинг вовлечены будут все: не обязательно нападать всем классом, но кто-то из зрителей будет подбадривать задиру, другие молча наблюдать.

«Потащили через весь класс, чтобы мы видели»

Помню, что буллинг начался примерно класса с третьего среди мальчишек, когда появилось четкое разделение на отличников и троечников. Класс у нас был сильный, 22 мальчика, из них всего трое учились не очень, им и доставалось. Удивительно, что ботаники были самыми большими задирами: начинали ссоры, как правило, насмехаясь над неудачами во время уроков. Периодически дрались после школы и на переменах.

Один эпизод прямо врезался в память. Нас с другими девочками было всего шестеро, мы не вмешивались и держались подальше, но это было уже слишком. С одного мальчика стянули до обуви штаны вместе с трусами, подхватили за руки и ноги и потащили через весь класс, чтобы мы видели. Кто-то улыбался, но большинству было совсем не смешно.

Взрослых не было, мальчик тот не жаловался никому. Жаловаться 20 лет назад в принципе было не принято, это был стыд и позор, который кончался еще большим буллингом и переводом в другой класс или даже школу. Такое я тоже наблюдала.

С каждым классом буллинг сходил на нет, и после девятого класса я не помню, чтобы кого-то травили. Все были настолько заняты, что делились на друзей и равнодушных, агрессивных не осталось.

Мальчик тот вырос и стал тяжелоатлетом, у него красивая девушка, может, уже и жена. Трудно поверить, что когда-то он был самым затравленным в классе. Ботаники тоже стали успешными людьми, кто в Бауманку поступил, кто на нефтегазовые отрасли. Интересно, помнят ли они о том, что творили и стыдно ли им…

Как участвуют в буллинге взрослые

Родители, родственники и даже школьные учителя — зачастую объекты подражания для инициаторов буллинга.

Например, у детей нет понятия субординации и структуры подчинения. И если учитель несколько раз отчитал при всех неопрятного ученика, другие дети могут воспринять это как руководство к действию. При этом внутренних ограничителей у детей нет, и «воспитательный» процесс часто перетекает в издевательство.

Другой пример: ребенок в семье наблюдает, как родители оскорбляют друг друга, и переносит эту модель поведения в свой класс. Тут тоже нет ограничителей — если можно делать это дома, значит, можно и в школе. А дальше такое поведение распространяется как вирус: одноклассники копируют его.

Родственники могут и непосредственно участвовать в детских конфликтах. Так, в июле 2022 года в Красноярском крае 36-летний мужчина избил подростков, которые обидели его сына. В результате один из пострадавших попал в больницу. Мужчине теперь грозит уголовное дело.

Бывают ситуации, когда участники буллинга — педагоги. Причем иногда умышленно. Например, если у родителей ребенка сложные отношения с учителем, тот может не замечать нападки на этого ученика или напрямую их провоцировать: достаточно периодически отчитывать ребенка перед всем классом. Если делать это систематически, класс рано или поздно начнет копировать учителя.

Иногда к буллингу приводит так называемый принцип коллективной ответственности — когда за проступки одного наказывают весь коллектив. Понятно, что в таком случае все озлобляются на нарушителя. Педагоги при этом могут считать, что дети сами между собой разберутся. Так оно и бывает, только формы «разбирательств» могут быть довольно жестокими.

Что приводит к появлению и продолжению буллинга

Буллинг не обязательно возникнет в любом коллективе, но он может появиться там, где есть подходящие условия. Чаще всего они заключаются в политике и действиях взрослых: равнодушие к происходящему между детьми, поддержание токсичных отношений — любимчики, изгои и тому подобное. А также отсутствие включенности в происходящее и игнорирование конфликтов.

Жертвой буллинга может стать любой ребенок, для этого не нужно обладать чем-то выдающимся. Авторами буллинга чаще становятся дети неуслышанные, находящиеся где-то под таким же давлением, возможно, желающие проявить власть и привлечь внимание.

Если ваш ребенок оказался зачинщиком травли, главное — не оставлять без внимания подобные действия. Чуткие отношения, разрешение ребенку проявлять чувства, наличие разумной свободы выбора и возможности управлять своей жизнью — обычные постулаты адекватного родительского подхода будут полезны и здесь.

Если говорить о работе психолога, то она будет эффективна в целом с тем коллективом, где происходит буллинг. Но может быть эффективна и с отдельными участниками. При этом так же важна включенность педагогов и родителей в эту работу. Благодаря этому участники буллинга могут выйти из своих ролей и продолжить успешно находиться в том же коллективе.

Как выглядит буллинг

Технически буллинг в детском саду или начальной школе почти всегда, за редкими исключениями, начинается с формального нарушения.

Оно может быть реальным — например, когда ученик опаздывает на урок. А может быть вымышленным — ребенок выделяется одеждой, походкой, цветом волос. На этой почве зарождается буллинг.

В такой ситуации инициаторы буллинга искренне считают, что с помощью вымышленного предлога наводят порядок и устанавливают дисциплину. А жертва при этом воспринимает, что ее наказывают за что-то реальное.

Именно поэтому жертвы редко обращаются за помощью к взрослым. Логика тут такая: вчера за проступок отругал учитель, сегодня — одноклассники. Зачем идти к родителям и рассказывать про конфликты, ведь они почти наверняка тоже отчитают за это.

Скрывать издевательства одноклассников — это один из способов самозащиты ребенка. Он неэффективен, но ребенок обычно этого не знает. И когда издевательства станут систематическими, ребенок по привычке выберет именно этот способ защиты.

Почему с буллингом сложно бороться

Инициаторы и участники буллинга — такие же несовершеннолетние, как и жертва. По закону к административной ответственности нельзя привлечь человека до 16 лет.

К уголовной ответственности также можно привлекать только с 16 лет, за исключением некоторых статей — например, за убийство, похищение человека, умышленное причинение здоровью тяжкого вреда или средней тяжести. За эти преступления уголовная ответственность — с 14 лет.

Также за нарушение устава и внутреннего распорядка образовательного учреждения к ученику могут применяться меры дисциплинарного взыскания — замечание, выговор и отчисление.

Для многих хулиганов такие меры — пустые слова. На кого-то подействуют, на кого-то нет. Кроме того, к дошкольникам, ученикам начальных классов и детям с ограничениями по здоровью — например, с задержкой психического развития — даже дисциплинарные наказания применять нельзя.

Поэтому толчки, плевки, легкие побои и прочие нарушения, за которые взрослого можно привлечь к ответственности, детям почти ничем не грозят. Тут даже заявление в полицию не поможет: если возраст виновного не позволяет наказать его — разбирательство прекратят.

С возмещением причиненного ущерба — например, за разбитый телефон, порванный учебник, одежду, а также с компенсацией за моральный ущерб тоже все непросто. Вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет, возмещают родители, усыновители или опекуны. Но если малолетний причинил вред во время, когда он находился под надзором образовательной организации, то за это отвечает школа.

Например, если учитель знал, что ребенок подвергался травле, но ничего не сделал, чтобы это прекратить, скрыл это от родителей или администрации — отвечать школе. Правда, доказать вину учителя будет сложно: в случае буллинга школьная администрация часто не признает проблему и старается спустить ситуацию на тормозах. Родителям объясняют, что ничего страшного — дети просто ссорятся и мирятся. А если они и дерутся, то за воротами школы.

Нести ответственность за ваших детей школа не хочет, поэтому учителя будут делать все, чтобы доказать свою невиновность. О том, как лучше поступить в таком случае, — расскажу ниже.

А еще есть куча элементов буллинга, за которые в принципе не может быть ответственности. К ним, например, относятся:

В общем, не ждите, что ситуация легко разрешится.

Что делать, если ребенок столкнулся с буллингом

Чтобы с буллингом бороться — нужно о нем узнать. Это непросто. Дети неохотно рассказывают о том, что стали жертвой, могут специально скрывать это от родителей. Или наоборот — рассказывать о буллинге как о вполне обыденном факте, не показывать, что это их расстраивает или задевает. Свидетели тоже могут воспринимать ситуацию как нормальную: в итоге взрослые просто не знают, что с детьми что-то не в порядке.

Важно интересоваться делами в школе и обращать внимание на детали: если ребенок доверяет родителям — рано или поздно расскажет обо всем.

Не пытайтесь решить вопрос насилием. Наказывать чужого ребенка — плохая идея. А за физическое воздействие могут привлечь к уголовной ответственности.

Наказание будет зависеть от тяжести причиненного вреда здоровью, а возраст потерпевшего станет отягчающим обстоятельством. Например, за причинение тяжкого вреда здоровью ребенку до 14 лет можно лишиться свободы на срок до 10 лет.

Даже если просто причинить чужому ребенку физическую боль, могут привлечь по статье 6.1.1 КоАП РФ. Возможные санкции:

Замечания чужим детям тоже работают не всегда. Вы для постороннего ребенка — человек без прав и полномочий, и слушаться вас он не обязан. А если и послушается — не факт, что ситуация изменится. Ведь буллинг обычно растянут во времени и пространстве: он может происходить в классе, около школы и даже во дворе дома, если одноклассники живут по соседству. После разговора с обидчиком агрессия может на время утихнуть, а через какое-то время возобновиться.

А вот поговорить с родителями обидчика и с учителями надо.

Если узнали о буллинге — не молчите. Даже если травля не касается напрямую вашего ребенка, а он только свидетель — обязательно сообщите родителям жертвы и школьным учителям. Молчать вам не выгодно — ведь сегодня ваш ребенок просто свидетель, а завтра сам может стать жертвой.

Также стоит поговорить с родителями агрессоров. Можно сделать это при личном общении или в родительском чате. Но не ждите адекватной реакции в стиле «я разберусь и накажу его». Родители обычно отвечают, что их ребенок не такой и не мог так поступать — это ваш все придумывает. Но высока вероятность, что родители обидчика с него спросят и зададут неприятные вопросы, — иногда этого достаточно, чтобы агрессия прекратилась.

Со школой устные переговоры, как правило, неэффективны. Признавать факты буллинга школе невыгодно — ведь родители могут попытаться взыскать ущерб. Поэтому педагоги будут уходить от ответа, либо заверят, что разберутся и примут меры, но ничего не будет сделано.

Поэтому я рекомендую составить письменное заявление на имя директора, например такое:

Заявление можно отдать в школьную канцелярию, попросить зарегистрировать и сказать вам входящий номер. Но если боитесь, что вам откажут, — можно воспользоваться сервисом заказных писем Почты России. Потребуется регистрация на сайте госуслуг.

Такое письмо считается равнозначным подписанному собственноручно и отправленному электронной почтой, и факт отправки можно подтвердить даже в суде.

При отправке письма выберите адрес школы и укажите свой домашний адрес. Если у вас нет принтера — бумажная версия не обязательна. Нажмите на кнопку «Создать письмо» — почта сама его распечатает и доставит
При отправке письма выберите адрес школы и укажите свой домашний адрес. Если у вас нет принтера — бумажная версия не обязательна. Нажмите на кнопку «Создать письмо» — почта сама его распечатает и доставит
А так выглядит шаблон для заполнения письма
А так выглядит шаблон для заполнения письма

Дальше администрация обязана действовать в соответствии с законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Правила работы с такими обращениями одинаковые для всей страны, и для школы исключений нет. На рассмотрение и принятие мер у администрации обычно не более 30 дней.

Гарантий, что не дадут простую отписку, нет. Зато любую отписку и отказ можно обжаловать. Но на практике до жалоб в прокуратуру или департамент образования обычно не доходит — все решается на уровне учебного заведения, особенно если администрация видит, что родители настроены серьезно.

Соберите как можно больше информации и доказательств. Травля всегда коллективная, и у каждого участника — своя роль и место. Часто школьные учителя наказывают участников буллинга по принципу коллективной ответственности — всех одинаково. Эта схема работает плохо, ведь часть детей будут чувствовать себя несправедливо наказанными, и травля начнется по новой.

Чтобы этого избежать, школьная администрация должна четко разделять роли каждого участника, и наказание должно зависеть от этого. Например, наблюдателей буллинга вызвать на профилактическую беседу, а инициатору поставить вопрос об отчислении.

Если есть видео или аудиозаписи — предоставьте их администрации школы. Если ребенок пострадал физически — снимите побои в травмпункте. Если причинен материальный ущерб — не бойтесь выдвигать требования о его возмещении. Предъявить их можно как к школе, так и к родителям виновных.

Изменят ли учителя отношение к ребенку после жалоб

Родители часто переживают, что учителя станут хуже относиться к ребенку, но этого бояться не стоит. Я неоднократно помогал родителям защищать интересы детей в учебных заведениях. Иногда вопрос решался на уровне администрации, иногда — на уровне прокуратуры. Но во всех случаях администрация начинала относиться к такому ребенку как к хрустальной вазе — аккуратно и с соблюдением всех прав.

Логика тут такая — если родители не побоялись один раз дойти до прокуратуры, то и во второй раз не испугаются. И в третий, и в четвертый. А такое количество проверок не каждый директор выдержит. Да и может получиться, что будут искать одни нарушения и в процессе найдут другие.

Поэтому никто вашего ребенка не тронет. Плохо относиться к таким детям — себе дороже.

Стоит ли переводиться в другую школу

Есть вероятность, что это поможет — в другом коллективе может быть и более здоровая атмосфера. Но это в любом случае лотерея: там может быть как лучше, так и хуже.

Поэтому перевод ребенка в другую школу я рекомендую, когда противодействие со стороны учебного заведения и коллектива учеников превышает возможности родителей: когда времени, терпения и сил не хватает.

Есть еще один вариант — перевести ребенка на семейное обучение. Но это вопрос индивидуальный, его нужно рассматривать отдельно.

Также важно помнить, что любой коллектив — это конфликтная среда. Не обязательно в виде буллинга, но какие-то коллизии и недопонимания всегда будут. Полностью оградить от них ребенка не получится при всем желании — а вот обеспечить ему защиту и моральную поддержку можно всегда.

«Смутно помню какие-то драки за школой»

Я пережила буллинг в школе. Первый класс я помню отлично, потом мы переехали, я сменила школу и все, провал в памяти. Со второго по шестой класс — ничего: ни имена учителей, ни одноклассников, как училась, что происходило. Смутно помню какие-то драки за школой или как лечу по школьному коридору. Но это будто бы сны, не уверена, что это правда было.

О буллинге знаю от мамы: она говорила, что одноклассники отнимали у меня рюкзак, забирали тетради с домашней работой, чтобы списать, и не возвращали. Я получала двойки, на это мама и обратила внимание. Ее беспокоили проблемы с успеваемостью, ведь она видела, что дома я исправно выполняла все заданное. Сама я случаев с рюкзаком тоже не могу вспомнить.

В седьмом классе мама перевела меня в параллельный класс, и вот там все было чудесно. Не было никаких сложностей с социализацией — я будто всегда там и училась, одноклассники сразу стали друзьями. Причина во многом в классном руководителе, которая чутко следила за атмосферой в коллективе и устраивала внеурочные мероприятия. К примеру, все — от отличников до отъявленных хулиганов, приходили к ней на день рождения и весело проводили время вместе. Поэтому мне не пришлось даже вписываться в коллектив.

С бывшими одноклассниками я не пересекалась. К счастью, они потеряли ко мне интерес сразу после перевода.

«Было ощущение, что я осталась одна и мне никто не поможет»

С травлей я столкнулась в школе, мне было 12—13 лет. Травила меня компания одноклассниц, которым очень не нравилось, что я отлично учусь, на хорошем счету у учителей и нравлюсь мальчикам.

Началось все с мелких издевок, обзывательств, выкриков в спину. Затем они стали поджидать меня на выходе из школы, подговаривать своих друзей из параллельных классов ждать меня на повороте у дома, говорить мне гадости. Самый жесткий момент, который помню до сих пор — они шли за мной от школы до подъезда дома, затем зажали у подъезда четверо на одного, угрожали. Спасло, что кто-то из соседей вышел из подъезда и поинтересовался, почему тут такая толпа стоит. Я воспользовалась моментом и пулей влетела по лестнице на свой этаж и зашла в квартиру.

Меня трясло, я плакала. Мама была в этот момент дома, и я ей все рассказала. На что она ответила, что вмешаться не может, так как я уже взрослая, и помощь родителей сделает только хуже. В общем, было ощущение, что я осталась одна и мне никто не поможет.

Травля продолжалась несколько месяцев. Наша классная руководительница заметила неладное, начала по очереди со всеми беседовать, пытаться разобраться. Не знаю, были ли разговоры с родителями травивших меня девочек, но в какой-то момент вместо ругательств в мою сторону наступил молчаливый бойкот, а затем все сошло на нет.

Повлияла ли на меня эта ситуация? Однозначно да. С того момента я более настороженно отношусь к людям, тяжело завожу новых друзей. Были еще эффекты в виде неуверенности в себе, страха осуждения, но это я прорабатывала с психотерапевтом во взрослом возрасте.

Кратко о буллинге

  1. Сам ребенок с буллингом не справится. Но чтобы помочь ребенку, о травле нужно узнать: развивайте доверительное общение с детьми, уделяйте им время и узнавайте, как у них дела.
  2. Не стоит учить ребенка давать сдачи. Так конфликт может обернуться против него: от серьезных травм до уголовного дела, если ребенку уже есть 14 лет. Родителям тоже грозит уголовное наказание, если они попробуют решить конфликт с чужим ребенком силой.
  3. Школа постарается замять любой инцидент с буллингом. Тем не менее поговорить с учителями и написать заявление на имя директора стоит. Это покажет ваш серьезный настрой, и школа станет более щепетильно относиться к буллингу в ее стенах.
  4. За права своих детей бороться не только можно, но и нужно. Если письменные обращения в школу не помогают, а учителя бездействуют — жалуйтесь на это в прокуратуру и департамент образования.

Материалы, которые помогут родителям сохранить бюджет и рассудок, — в нашем телеграм-канале @t_dety.

О том, как написать статью о своем родительском опыте, рассказываем в нашем мануале: прочитайте его и станьте нашим автором.