В октябре 2020 года мой знакомый поверил мошенникам «из банка» и они взяли на него кредит — 936 500 Р.

Выплачивать долг под 18,49% годовых он не хотел и не мог. Поэтому мы дождались, когда банк подаст в суд за неуплату, заявили встречный иск и попытались аннулировать кредитный договор.

За полтора года мы прошли через четыре судебных заседания. Судья явно верила, что мой знакомый — жертва аферистов, но мы все равно проиграли. Сейчас он должен банку 1 018 597 Р — с учетом процентов по кредиту, пеней за просрочку и судебной госпошлины.

Расскажу, с чего началась эта история и почему мы не смогли доказать свою правоту в суде.

Как богатеть
Главные материалы обо всем, что влияет на ваши деньги и жизнь, — в вашей почте по средам и субботам. Бесплатно

Как на моего знакомого взяли кредит

20 октября 2020 года моему знакомому позвонили с номера +7 495 231-24-00. Звонивший представился сотрудником службы безопасности банка и сказал, что деньги нужно срочно спасать: якобы мошенники зашли в онлайн-банк и хотят привязать к нему другой номер телефона.

Собеседник уточнил у товарища фамилию, имя, отчество, дату рождения и номер телефона, на который и звонил. Затем попросил остаться на линии, а после паузы сообщил: мошенники все же попали в интернет-банк и пытаются взять кредит.

«Сотрудник службы безопасности» сказал, что попробует помешать аферистам, и предупредил, что сейчас моему знакомому будут приходить смс с кодами. Но подчеркнул, что называть их не нужно — достаточно просто установить «защищенное мобильное приложение». Он уточнил модель телефона и объяснил, как найти приложение в «Гугл-плее». Иконка и интерфейс были такими же, как у приложения банка, поэтому товарищ ничего не заподозрил и установил его.

После этого моему знакомому пришло сообщение с четырехзначным кодом для оформления кредита. Звонивший не спросил этот код — приложение «подтянуло» его само — и только грустно сообщил, что помешать мошенникам не удалось.

Затем собеседник попросил зайти в настоящее приложение банка. Там товарищ увидел, что на него действительно оформлен кредит на 936 500 Р. С этой суммы было удержано 216 500 Р за страховку, а на счете лежало 720 000 Р кредитных денег. Ставка по кредиту была 18,49% годовых, срок — 5 лет, а ежемесячный платеж — 20 400 Р.

Сообщение, которое получил мой знакомый. Код он никому не передавал, но это и не понадобилось
Сообщение, которое получил мой знакомый. Код он никому не передавал, но это и не понадобилось

Как знакомый отправил мошенникам кредитные деньги

«Сотрудник службы безопасности» сказал, что товарищ должен «вернуть» кредитные деньги в банк, иначе он напишет заявление в полицию по статьям 159.1 и 176 уголовного кодекса — «Мошенничество в сфере кредитования» и «Незаконное получение кредита». Мой знакомый не знал, что первая статья — для тех, кто берет кредит, предоставляет банку заведомо ложные или недостоверные сведения и не собирается возвращать деньги. А вторая вообще касается юридических лиц и предпринимателей. Поэтому согласился.

Собеседник сообщил, что создаст «защищенный счет» и на него нужно будет внести 720 000 Р. Чтобы воспользоваться счетом, товарищ должен был только добавить в «Самсунг-пэй» виртуальную карту. Звонивший продиктовал ее номер, срок действия, трехзначный код на обороте и пин-код. В качестве имени владельца карты знакомый вписал свое — так потребовал сделать «сотрудник службы безопасности».

После этого собеседник сказал пойти к банкомату, снять деньги и положить их на новую виртуальную карту. Мой товарищ был очень напуган — и послушался. Банкомат отказался выдавать ему больше 40 000 Р за раз, поэтому знакомый совершил 18 операций и снял все 720 000 Р. Все это время «сотрудник службы безопасности» не отключался и подбадривал его.

Это чеки, которые банкомат выдал моему знакомому, когда он снимал деньги
Это чеки, которые банкомат выдал моему знакомому, когда он снимал деньги

Затем мой товарищ положил деньги на «защищенный счет» — приложил к банкомату свой телефон с карточкой в «Самсунг-пэй», набрал ее пин-код и внес наличные. Получилось четыре операции: три по 200 000 Р и одна на 120 000 Р.

После этого собеседник попрощался и сказал ждать звонка, которого, конечно же, не последовало. На следующий день мой знакомый погуглил номер, с которого ему звонили, и нашел много историй о том, что телефон принадлежит мошенникам. Так он понял, что своими руками отправил аферистам 720 000 Р и теперь на нем висит кредит.

В интернете люди писали, что с такого же номера им звонили мошенники и представлялись сотрудниками разных банков. Источник: zvonili.com
В интернете люди писали, что с такого же номера им звонили мошенники и представлялись сотрудниками разных банков. Источник: zvonili.com

Что сказали полицейские и юристы

Мой знакомый написал заявление в полицию. Там возбудили уголовное дело по статье 159 УК РФ «Мошенничество», но предупредили, что аферистов вряд ли найдут и деньги, скорее всего, никто не вернет.

Спустя три месяца, в январе 2021 года, дело и правда приостановили, потому что полиция не установила обвиняемых.

К сожалению, возбуждение уголовного дела ни к чему не привело
К сожалению, возбуждение уголовного дела ни к чему не привело

Также на следующий день после случившегося товарищ обратился к частным юристам. Они посоветовали ему вернуть деньги за страховку, так как 14 дней с момента оформления еще не прошло, а после этого покорно выплачивать кредит. Объяснили, что он добровольно отдал деньги мошенникам, поэтому аннулировать кредитный договор невозможно.

Этот вариант не понравился моему знакомому. Он некоторое время думал, а когда решил отказаться от страховки, двухнедельный срок уже истек. В итоге он внес первый платеж по кредиту и решил, что больше гасить его не будет.

Товарищ понимал, что рано или поздно банк подаст на него в суд и потребует выплатить долг, но в ответ хотел подать встречный иск и попытаться признать кредитный договор недействительным. За этим он и обратился ко мне.

Я студент юридического факультета, и у меня не было опыта в подобных делах. Но я много раз встречал решения, в которых суды отказывали в таких требованиях. Поэтому предупредил знакомого, что дело почти безнадежное. Но мы все равно решили попробовать.

Иск банка

Через восемь месяцев, в апреле 2021 года, банк подал иск против моего знакомого. Об этом мы узнали из письма, в котором была копия заявления.

Банк требовал взыскать с товарища 1 018 597 Р. Вот что входило в эту сумму:

  1. Основной долг — 928 754 Р. Первый платеж покрыл только 7746 из 936 500 Р.
  2. Проценты за восемь месяцев просрочки — 69 579 Р.
  3. Госпошлина, которую уплатил банк за подачу искового заявления, — 13 227 Р.
  4. Пени за просрочку платежей — 7037 Р.

Встречный иск

По закону встречный иск можно подать при нескольких условиях. Нам подходило то, что встречное требование должно было полностью или частично исключить удовлетворение основного. То есть мы хотели, чтобы банк перестал требовать с моего знакомого кредитные деньги.

К тому же я точно знал, что мы успеваем подать встречный иск. По закону на обращение в суд есть год со дня, когда истец узнал, что сделка недействительна. В нашем случае прошло всего восемь месяцев.

Я сразу составил встречное исковое заявление о признании кредитного договора недействительным: вкратце описал суть истории и сослался на нормы закона. Нужно было уплатить 300 Р госпошлины и подать документ в тот же суд, где рассматривался иск от банка, — я сделал это через ГАС РФ «Правосудие». С этого момента банк стал не только истцом, но и ответчиком, а мой знакомый — не только ответчиком, но и истцом.

Ходатайство о помощи в сборе документов

Одного встречного иска, на мой взгляд, было мало. Мы решили убедить суд в том, что платить по кредиту должен владелец виртуальной карты, на которую ушли деньги. Для этого нужно было доказать, что она не принадлежит моему знакомому и кредит тоже оформлял не он.

Мы сослались на то, что мой знакомый вправе доказать, при каких обстоятельствах он оформил кредит, и составили ходатайство, чтобы суд обратился в несколько организаций:

  1. У банка, который выпустил карту, запросил данные ее владельца.
  2. У оператора сотовой связи — данные биллинга за день происшествия. Так стало бы ясно, где в этот момент находился товарищ.
  3. У банка-кредитора — IP-адрес устройства, с которого был оформлен кредит. Так суд бы понял, что его взял не мой знакомый, а кто-то, кто был в другом месте и пользовался другим смартфоном или компьютером.
  4. В отделе полиции, куда обращался товарищ, — копию материалов дела. Так суд убедился бы, что полиция не смогла ничего сделать.

Когда встречный иск и ходатайство были готовы, мы стали ждать первого заседания суда.

Как прошли судебные заседания

Судебный процесс длился с августа по октябрь 2021 года. Всего было четыре заседания.

Первое заседание. Процесс проходил в Нижнекамске, а мы с товарищем жили в Казани, в 226 километрах. Поэтому приехали в Нижнекамск за день до первого заседания, 5 августа 2021 года, а 6 числа отправились в суд.

Когда я объяснил суть дела, судья сообщила: раз мы подали встречное исковое заявление, а банк не направил дополнительных заявлений и возражений, то разбирательство откладывается. То есть мы зря ехали из другого города.

Но мы хотя бы передали ходатайство о помощи в сборе документов. Судья не глядя вложила его в папку с материалами дела, и мы не поняли, приобщено ли оно к делу и будет ли удовлетворено. Так что потом я на всякий случай повторно подал его через ГАС «Правосудие».

Еще я хотел передать письменное заявление о допуске к делу представителя ответчика, то есть меня. Но судья сказала, что оно не нужно: моему знакомому достаточно заявить об этом устно на следующем заседании.

Второе заседание должно было пройти 24 сентября, но оно не состоялось: судья была в отъезде. К счастью, ее секретарь сообщила нам об этом заранее — не пришлось два часа ехать в Нижнекамск.

Третье заседание прошло 1 октября. На нем банк представил возражения на наш встречный иск. Их основной аргумент — что товарищ лично сообщил мошенникам код из смс. Доказать обратное было невозможно.

Почему жертвы кибермошенничества несут ответственность перед банком

Подобные ситуации не редкость, и их количество будет только расти, ведь 1 октября 2019 года вступили в силу поправки в статью 160 гражданского кодекса, которые позволяют заключать сделки в электронном виде.

Раньше кредитные договоры оформляли только на бумаге, заемщик ставил подпись, его обязательно фотографировали — в подтверждение того, что именно этот человек берет кредит. Сейчас же можно брать кредиты через мобильные приложения без дополнительного контроля личности заемщика. Все это способствует учащению случаев мошенничества.

Министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев на расширенном заседании коллегии МВД обратил внимание на масштабы распространения киберпреступлений, разнообразие схем и методов их совершения и отсутствие единых алгоритмов, как их выявлять и раскрывать. Он отметил, что невозможно добиться кардинального улучшения ситуации одними только оперативно-разыскными мероприятиями. Все-таки в первую очередь каждому человеку нужно думать о своей финансовой безопасности.

Если человек, став жертвой кибермошенников, взял кредит и перечислил деньги преступникам, он все равно несет финансовую ответственность перед банком.

Судебная практика — на стороне кредитных организаций. Заемщикам отказывают в исках о признании недействительными кредитных договоров, а вот иски банков о взыскании кредитных денег удовлетворяют. И это происходит независимо от того, возбуждено уголовное дело о мошенничестве или нет.

Если после решения суда не заплатить, приставы возбудят исполнительное производство. И тогда возможно не только списание денег со счетов или арест имущества, но и такие неприятные последствия, как невозможность выехать за границу или устроиться на работу из-за включения в базу должников.

Позиция государства однозначная: если преступника найдут и преступление докажут, потерпевший по уголовному делу взыщет с него деньги по гражданскому иску в рамках уголовного дела. А пока этого не произошло и преступление не раскрыто, долг должен гасить заемщик.

Потом судья расспросила моего знакомого, как можно отправить непонятно кому такие большие деньги. Он ответил, что был напуган и не понимал, что делает. В этот момент по судье было видно, что она искренне ему сочувствует.

Также судья ответила насчет нашего ходатайства. Оказалось, она обращалась в банк, который выпустил карту, чтобы выяснить, куда ушли деньги. Но товарищ не помнил ее номера, а в чеках из банкомата были видны только первые шесть и последние четыре цифры. Из «Самсунг-пэй» карта тоже была удалена. Поэтому банк не предоставил данные о ее владельце.

Запрос оператору мобильной связи судья не делала: благодаря чекам о внесении наличных она и так не сомневалась, что в день происшествия мой знакомый был в Казани.

В банк-кредитор судья тоже не обращалась: она верила, что кредит оформили мошенники. А запрос в полицию оказался не нужен, ведь мы принесли оттуда ответ, что производство по делу приостановлено. То есть ходатайство мы подавали зря.

Дело было сложным, и, как мне показалось, судье понадобилось время, чтобы подумать. Поэтому она объявила перерыв в заседании и отложила рассмотрение до 4 октября. Но сказала, что в суд можно не приходить: она только объявит стадию прений — даст сторонам последнее слово, а новые доказательства принимать не будет.

Четвертое заседание прошло без нас, решение мы получили по почте: суд взыскал в пользу банка все, что тот просил. Мы с товарищем не сильно расстроились: шансов на победу почти не было, ведь он сам отдал деньги мошенникам.

У знакомого по-прежнему не было денег, чтобы платить по кредиту, а из имущества за ним числилась только ⅙ квартиры родителей. Она была его единственным местом проживания, поэтому ее нельзя было реализовать в счет погашения долга. Но мы все равно решили подать апелляционную жалобу на решение суда.

Апелляционная жалоба

Апелляционная жалоба подается в нескольких случаях. Нам подходили сразу два: если суд неправильно определил обстоятельства, которые важны для дела, и если эти обстоятельства не были доказаны.

Я скопировал текст встречного искового заявления, немного поменял формулировки, добавил нормы закона об апелляционных жалобах и, пока не истек месяц с момента вынесения решения, подал документ через ГАС «Правосудие». Госпошлина была 150 Р. Жалобу должна была рассмотреть тройка судей Верховного суда Республики Татарстан.

В январе 2022 года мы получили апелляционное определение: суд оставил решение первой инстанции без изменений. Можно было подать кассационную жалобу — ее рассматривают судьи кассационных судов общей юрисдикции, в России таких всего девять. Но мы поняли, что шансов выиграть нет. Поэтому не стали этого делать.

Что в итоге

Сейчас, спустя почти два года, мой знакомый по-прежнему не выплачивает кредит. Исполнительное производство возбудили, но его это не заботит, так как он работает неофициально.

Вот такую запись видит мой знакомый в личном кабинете на госуслугах. Банк получил исполнительный лист и направил его судебным приставам. Теперь они будут искать деньги, имущество и другие активы
Вот такую запись видит мой знакомый в личном кабинете на госуслугах. Банк получил исполнительный лист и направил его судебным приставам. Теперь они будут искать деньги, имущество и другие активы

Однако, на мой взгляд, тут есть о чем волноваться: судебные приставы могут прийти по адресу прописки товарища и арестовать имущество. Чтобы снять арест, родителям придется доказывать через суд, что имущество принадлежит им.

Мы оба многое вынесли из этой истории, и я прошу вас не повторять ошибок моего знакомого. Если вам звонят из службы безопасности, повесьте трубку и перезвоните в банк сами. Так вы, скорее всего, убедитесь, что на самом деле вам звонили мошенники.


Хотите написать такую статью для Т—Ж? Любой процесс, в котором в каком-то виде участвуют деньги, можно превратить в тему для Тинькофф Журнала. Прочитайте наш мануал для авторов и приносите заявку на статью.