Как зарабатывать миллион рублей в месяц на печати

Что изменилось в бизнесе типографии из Петрозаводска за несколько лет

15
Как зарабатывать миллион рублей в месяц на печати
Аватар автора

Тойво Лиукконен

рассказал об изменениях в бизнесе

Страница автора
Аватар автора

Тимофей Разов

поговорил с владельцами типографии

Страница автора

Четыре года назад мы рассказывали историю нашей типографии в Петрозаводске.

Напомню ее: мы с моим другом Кириллом познакомились в техникуме в 2006 году. Когда поступили в университет, начали искать подработку. Решили устраивать вечеринки в ночных клубах — это было веселее, чем стоять на кассе в «Макдональдсе».

Для вечеринок нам нужны были афиши, флаеры и листовки. Мы заказывали их в местных типографиях, а потом поняли, что печатать самим — дешевле. Печать оказалась интереснее вечеринок. В январе 2011 года мы запустили производство и назвали его «Твоя типография».

Оборот типографии на ноябрь 2018 года был 48 млн рублей в год, а средняя ежемесячная прибыль — 500 000 ₽.

С тех пор многое изменилось: мы открыли швейно-тканый цех, в два раза увеличили оборот и прибыль, наняли 20 человек. И купили недвижимости на сумму более 30 млн рублей, чтобы сдавать часть в аренду.

Почти всю прибыль от типографии и недвижимости реинвестируем в бизнес. Мы тратим на это около 10 млн рублей в год. Одна половина уходит на оборудование, другая — на помещения для аренды.

Расскажу, как вырос бизнес за последние четыре года.

Зарабатываем больше, но расходники тоже подорожали

Как и раньше, основную прибыль нам приносят полиграфия и сувенирная продукция — 47,5 и 29,5 млн рублей соответственно. В среднем мы зарабатываем 7 млн рублей в месяц, из них 6 млн рублей идут на расходы.

84 млн ₽
составил оборот типографии за 2021 год

Мы стали больше выпускать продукции. При этом крупных тиражей стало меньше, а небольших партий — больше. Я связываю это со скачками цен. Бывают периоды, когда цены в некоторых сферах меняются очень быстро. Например, в недвижимости и общепите. Раньше строительные компании печатали буклеты на полгода-год, а сейчас обновляют раз в три месяца.

Сувенирная и брендированная продукция — это примерно 15⁠—⁠20% от годового объема выпускаемой продукции
Сувенирная и брендированная продукция — это примерно 15⁠—⁠20% от годового объема выпускаемой продукции
Самые ходовые товары в полиграфии — это визитки, флаеры и буклеты. В этом смысле за последние несколько лет практически ничего не изменилось
Самые ходовые товары в полиграфии — это визитки, флаеры и буклеты. В этом смысле за последние несколько лет практически ничего не изменилось

Мы, как и раньше, делаем календари, ежедневники, печатаем изображения и логотипы на кружках, футболках. В 2021 году к этому добавились печать на пауэрбанках и на бутылках для воды. Их часто заказывают в качестве подарков для сотрудников или для розыгрыша призов.

Еще мы стали чаще производить брендированную продукцию — потому что она стала доступнее. Например, сейчас при помощи ультрафиолетовой печати можно сделать ежедневник для своей компании в два-три раза дешевле, чем несколько лет назад. По технологии прямой печати по ткани принт на футболке можно сделать за 400 ₽. Шелкография обошлась бы в четыре раза дороже. Поэтому сегодня даже небольшая организация может позволить себе мерч.

Мы постоянно мониторим отраслевые журналы, форумы, выставки и интернет, чтобы предложить что-то новое. Например, подглядели на рынке печать изображения на флисовых пледах и стали предлагать ее сами.

Сначала мы печатаем изображение на сублимационном принтере, а потом переносим на плед при помощи каландрового пресса
Сначала мы печатаем изображение на сублимационном принтере, а потом переносим на плед при помощи каландрового пресса
Мы заметили, что клиенты часто хотят печать на упаковках, и решили заняться этим. В 2021 году купили резак за 1 850 000 ₽, чтобы быстрее резать наклейки — и он нам пригодился. Пока осваиваем новую технику, пробуем материалы, делаем тестовые экземпляры. Когда разберемся в деталях, анонсируем упаковку как новый вид услуг
Мы заметили, что клиенты часто хотят печать на упаковках, и решили заняться этим. В 2021 году купили резак за 1 850 000 ₽, чтобы быстрее резать наклейки — и он нам пригодился. Пока осваиваем новую технику, пробуем материалы, делаем тестовые экземпляры. Когда разберемся в деталях, анонсируем упаковку как новый вид услуг

Некоторые услуги устарели. Например, в три раза меньше стали печатать рекламные листовки, которые распространяют по почтовым ящикам. А еще перестали печатать уличные штендеры.

С 2018 года у нас все стало дороже примерно на 30—35%. Причина простая: выросли цены на бумагу, краску, комплектующие и оборудования.

Например, в 2018 году печать изображения на натуральном холсте на подрамнике стоила 3000 ₽ за м². Сегодня эта услуга уже стоит 5000 ₽. В эту сумму входит холст, деревянный каркас, печать, амортизация оборудования и зарплаты сотрудников.

Как изменились цены

Оборудование и расходники2018 год2021 год
Принтер Epson L81019 000 ₽26 400 ₽
Черный тонер для принтера8047 ₽9046 ₽
Блок коронарного заряда4093 ₽5778 ₽
Бумага 130 гр./м2 для листовой печати879 ₽1296 ₽
Бумага А4193 ₽248 ₽
Пакеты для рекламной печати7 ₽9 ₽

Как изменились цены

Принтер Epson L810
2018 год19 000 ₽
2021 год26 400 ₽
Черный тонер для принтера
2018 год8047 ₽
2021 год9046 ₽
Блок коронарного заряда
2018 год4093 ₽
2021 год5778 ₽
Бумага 130 гр./м2 для листовой печати
2018 год879 ₽
2021 год1296 ₽
Бумага А4
2018 год193 ₽
2021 год248 ₽
Пакеты для рекламной печати
2018 год7 ₽
2021 год9 ₽

Портрет клиента не изменился

Наши клиенты — это представители крупного бизнеса, ИП, дизайнеры, маркетологи и фотографы. В этом смысле ничего не изменилось. Те, кому нравятся наши услуги, чаще всего становятся постоянными заказчиками.

Иногда заказы делают во время выборов и муниципальных мероприятий. Люди из ЦИКа, например, сами нас нашли и заказали 100 000 листовок с текстом новой Конституции на сумму свыше 3 млн рублей.

Во время начала пандемии сильно пострадали наши заказчики — сфера общепита, культуры и туристический бизнес. Они почти перестали обращаться в типографию. Некоторые клиенты до сих пор не могут погасить долги.

6 млн ₽
нам должны заказчики за все время работы типографии

В то же время в пандемию мы начали производить маски и получили государственные заказы, и благодаря этому наша выручка в 2020 году увеличилась на 20% по сравнению с 2019 годом.

Проблемные соседи и долги по коммуналке

В 2014 году мы с Кириллом купили помещение 670 м² на улице Правды за 13 млн рублей. Часть помещений сдали в аренду. Тогда мы поняли, что на аренде можно тоже зарабатывать, а прибыль вкладывать в развитие типографии. Выручка со всех помещений составляет 272 000 ₽ в месяц.

С тех пор мы приобрели еще 830 м² площадей в этом здании и 600 м² на других объектах. За 1430 м² мы заплатили 30 млн рублей. Теперь у нас в собственности 2100 м², из которых 800 м² мы сдаем в аренду.

Расширение площади связано с ростом бизнеса. Чтобы успевать за объемом и количеством заказов, нам требовалось больше места, где мы смогли бы разместить новое оборудование
Расширение площади связано с ростом бизнеса. Чтобы успевать за объемом и количеством заказов, нам требовалось больше места, где мы смогли бы разместить новое оборудование
В недвижимости, которую мы покупали, люди уже снимали помещение. Так что мы просто продолжили работать с ними, никого искать на старте нам не нужно было
В недвижимости, которую мы покупали, люди уже снимали помещение. Так что мы просто продолжили работать с ними, никого искать на старте нам не нужно было

Покупали мы все постепенно и чаще всего из личных денег, поэтому было не так страшно. Основные сложности — соседи и коммуналка. Перед покупкой нужно выяснить, чем занимаются будущие соседи и не помешают ли они бизнесу. Еще проверить стоимость коммунальных услуг и отсутствие задолженности по ним. Я слышал, что бывают сложности с управляющими компаниями, но лично с этим не сталкивался.

В основном мы покупали арендные помещения с уже действующими арендаторами. Среди них — детский развивающий клуб, танцевальная студия, фитнес-студия, СММ-агентство, компьютерный сервисный центр.

За последний год в ремонт и отделку помещений на улице Правды мы вложили около 450 000 ₽. Мы заменили полы, освещение и освежили внешний вид. С самими помещениями никаких проблем нет, но есть сложности с общедомовой территорией. Например, чтобы убрать большую лужу перед зданием, которая мешает уже два года, нужно организовать собрание собственников и вместе решать. Так как собственников много, их сложно собрать в одно время и решить такую мелочь.

Когда весной 2020 года началась пандемия, мы с Кириллом решили помочь своим арендаторам и отменили для них платежи. Пока бизнес простаивал, им нужно было оплачивать только коммуналку. Сегодня все они продолжают работать и исправно оплачивают аренду.

Мы не стали ограничиваться зданием на улице Правды и в ноябре 2020 года купили помещение в 219 м² в самом центре города, где находился один из самых знаменитых ресторанов в Петрозаводске — «Санчес».

Это помещение мы покупали под конкретного арендатора, который сам нашел нас через общих знакомых. Поэтому при выборе учитывали трафик, искали проходное место. После покупки арендатор сделал ремонт в помещении и открыл коктейль-бар.

28 декабря 2021 года мы купили еще одно помещение площадью 114,4 м² — за 5,4 млн рублей. И снова будущий арендатор сам нашел нас: он искал место под бизнес. Мы вместе нашли подходящее помещение. В этом помещении теперь находится студия йоги.

Арендный бизнес напрямую влияет на типографию — мы реинвестируем почти всю прибыль.

Обычно мы стараемся покупать недвижимость на собственные средства, но в 2021 году взяли под эти цели много кредитов. В основном это были льготные программы для бизнеса, и стоимость кредитных денег оказалась очень низкой.

Иногда получается купить помещение в рассрочку, но собственники редко на это соглашаются. Они либо сдают помещение и получают ренту, либо хотят по-быстрому продать его.

Открыли швейный цех, чтобы шить многоразовые маски

В 2020 году в «Твоей типографии» была одна швейная машинка, которая стояла в проходном кабинете. На ней мы прошивали меню для кафе и ресторанов. Чтобы не простаивать во время пандемии, мы попробовали сшить многоразовые маски. Идея выстрелила, и маски стали пользоваться постоянным спросом.

С 16 апреля 2020 года мы произвели более 90 000 многоразовых масок
С 16 апреля 2020 года мы произвели более 90 000 многоразовых масок
В основном их заказывают различные организации. Маски мы делали брендированными, это было нашей фишкой
В основном их заказывают различные организации. Маски мы делали брендированными, это было нашей фишкой

Маски стабильно заказывают до сих пор. Причем 20% заказчиков масок не из Петрозаводска — их мы высылаем в разные уголки страны. Даже дважды отправляли партии по 100 штук в Италию.

А потом мы решили попробовать что-то новое — производить спортивную форму, флаги и пледы. Запуск производства обошелся нам в 12,2 млн рублей. Деньги взяли в кредит. Примерно половину потратили на покупку помещения, а другую половину — на оборудование. Запустились осенью 2020 года.

12,2 млн ₽
мы потратили на запуск собственного производства

Мы могли не покупать новые помещения и потеснить своих арендаторов. Но решили, что выгоднее взять кредит в 6,5% годовых и не терять доход от аренды. Если бы мы продавали сейчас помещение или оборудование, то выручили бы больше, чем вложили. А если бы что-то пошло не по плану, то мы бы просто сдали помещения и продали оборудование.

Швейно-тканый цех состоит из двух помещений: одно занимает швейное отделение, второе — помещение для печати по тканям. Сейчас в цеху у нас есть принтер для прямой печати, принтер для сублимационной печати, каландровый термопресс, 11 швейных машинок, вышивальная машинка, оверлок — машинка для обработки швов и срезов, гладильная техника, раскроечные столы и прочее.

Оборудование для пошива и вышивки стоило порядка 1 млн рублей, его мы покупали вместе с увеличением спроса. Главная сложность состояла в том, что мы еще не знали эту сферу, поэтому иногда было сложно определиться с выбором производителя.

Слева — экосольвентный принтер, который ребята из Курска перевели на заправляемые чернила. Все оборудование покупалось новым у поставщиков где⁠-⁠то с осени 2019 года
Слева — экосольвентный принтер, который ребята из Курска перевели на заправляемые чернила. Все оборудование покупалось новым у поставщиков где⁠-⁠то с осени 2019 года
А это принтер, который мы купили на льготный кредит
А это принтер, который мы купили на льготный кредит

Майки для биатлона и лазер для раскройки масок

В цеху мы используем только свои материалы. А в типографии, например, при помощи шелкографии мы печатаем и на футболках клиентов. Но это уже сувенирная продукция и она относится к типографии.

Недавно в цеху мы сделали брендированные майки на соревнования по биатлону. Нашу продукцию можно увидеть на участниках соревнований «Кубок Анны Богалий», которые прошли в Мурманске. Всего за 2021 год мы напечатали и сшили больше 3000 футболок и маек. На 2022 год уже предварительно подтверждена печать и пошив еще 7500 изделий.

Швейный цех. Сейчас у нас можно заказать спортивную форму, легинсы, велосипедки и даже целые костюмы. Мы пока не планируем заниматься созданием своего бренда одежды или продажей своих изделий, делаем вещи только под заказ клиента
Это шелкографный карусельный станок. Шелкография — это разновидность трафаретной печати. Слева и справа на станке закреплены рамы. На этих рамах натянута специальная сетка. Эта сетка и есть тот самый трафарет с изображением
Изображение на сетку наносится так: вы печатаете на принтере на специальной прозрачной пленке изображение. Дальше наносите на пленку эмульсию, даете ей время, чтобы высохнуть, и помещаете все в экспонирующую установку. Она как бы выжигает изображение на сетке. Это проще понять, если один раз увидеть процесс
Быстрее всего окупаются швейные машинки, их стоимость варьируется от 27 000 до 100 000 ₽

Стоит отметить креативность сотрудников. Они используют лазерный резак, который режет фанеру и дерево, для раскроя ткани для масок. Меньше чем за минуту получается нарезать материала на четыре с половиной маски. Это снизило скорость изготовления и себестоимость масок.

Условно цех можно поделить на две части: швейный и тканый. Швейный цех — это полный цикл производства — от макета до готового изделия. Происходит все очень просто: на раскроенные части изделия наносим изображение, потом сшиваем. Изделия без печати почти не заказывают, такой продукции у нас всего 5—7%.

В тканом цеху мы печатаем изображения на материалах без раскроя и сшивания. Например, клиент хочет сделать партию шторок для ванной. Он приносит нам макет, мы наносим изображения на ткань и продаем заказчику готовое изделие. Такую печать мы делаем на пледах, постельном белье, флагах и рекламных растяжках.

Бывает, клиент просит нас сделать что-то уникальное. Например, изготовить несколько штук баффов. Мы изготовили продукцию, оптимизировали процесс и сделали из этого новую услугу. Так же произошло и со школьными пеналами. Оргкомитет сделал заказ, мы его выполнили и теперь знаем, как шить пеналы для школьников всех возрастов.

Чистая прибыль нашего производства составляет примерно 60 000 ₽ в месяц. Деньги вкладывались частями с 2019 года, и окупается цех тоже постепенно.

5 млн ₽
выручки в год приносит нам швейно-тканый цех

Дальше мы хотим расширять ассортимент и предлагать новые услуги. И собираемся нанять больше сотрудников в швейно-тканный цех, потому что в пиковые нагрузки не хватает рабочих рук.

Когда взял на работу школьного учителя

С 2018 года наш штат вырос с 15 до 35 человек. Вместе с ним выросли и зарплаты — в среднем с 25 000 до 30 000 ₽. Костяк коллектива с 2018 года остался прежним, 13 из 15 человек продолжают работать у нас. Сегодня в типографии есть дизайнеры, сотрудники печати, постпечати, бухгалтерия и штатный водитель.

Увеличилось количество менеджеров и дизайнеров — сейчас в штате шесть менеджеров и три дизайнера. Кроме того, заказов на календари стало настолько много, что для этого выделили отдельного менеджера.

В 2021 году мы сделали отдельный кабинет для выдачи заказов. Два менеджера принимают заказы в офисе и выдают готовую продукцию, когда клиент приезжает в типографию
В 2021 году мы сделали отдельный кабинет для выдачи заказов. Два менеджера принимают заказы в офисе и выдают готовую продукцию, когда клиент приезжает в типографию
Выдача заказов изнутри. Чтобы заказы не терялись и не были разбросаны хаотично по типографии, мы сделали простую и понятную систему хранения. Здесь 100 пронумерованных полок для готовой продукции
Выдача заказов изнутри. Чтобы заказы не терялись и не были разбросаны хаотично по типографии, мы сделали простую и понятную систему хранения. Здесь 100 пронумерованных полок для готовой продукции

Раньше менеджеры и дизайнеры работали в одном кабинете, в том числе с заказами через электронную почту. В начале пандемии мы перевели всех на удаленку. Четыре менеджера работают только с заказами по электронной почте, еще двое принимают заказы в офисе и выдают готовую продукцию, когда клиент посещает типографию.

Одна из наших проблем заключается в том, что мы не знаем, как правильно строить и развивать типографию.

Некоторые вещи приходится придумывать, адаптировать, и иногда на это требуется определенное время. Например, в какой-то момент стало понятно, что рост количества заказов приведет к хаосу, поэтому мы придумали простую систему хранения. Сделали 100 полок для готовой продукции и ввели нумерацию всех заказов.

Номера заказов состоят из четырех цифр. Для клиента это всего лишь цифры, а для сотрудников — конкретное место для готового заказа. Первая цифра означает внутренний номер сотрудника, который ставил заказ в работу. Вторая цифра нужна для количества, обновление номеров происходит через 1000 заказов. Последние две цифры — это номер полки, где он будет лежать. Например, если заказчик говорит номер заказа 1345, то он лежит на 45 полке.

Клиенту нужно запомнить всего четыре цифры, а для нас удобно это тем, что даже человек, который не знает ничего о заказе, сможет его выдать.

Самое сложное для нас подразделение — это бухгалтерия. Оно состоит из трех постоянных позиций. За последний год уже три человека из бухгалтерии ушли в декрет, это самая частая причина текучки сотрудников.

Бизнес постоянно растет, и нам все время требуются люди. Новых сотрудников мы ищем через «Авито» и знакомых. Для большинства позиций в типографии опыт не требуется, кроме швей, бухгалтерии и дизайна — здесь он очень важен.

Все начинается со стажировки на производстве — это по сути первый месяц работы, чтобы нам посмотреть на работника, а ему на нас. Если все идет хорошо, то дальше начинается испытательный срок, он длится несколько месяцев, и обычно на первое время мы заключаем срочный трудовой договор. Стажировки в типографии стали проходить быстрее. Если нам кажется, что человек в первую неделю ленится, обычно это означает, что нам вовсе не кажется.

Рабочие обязанности между мной и Кириллом разделены: каждый занимается тем, что у него лучше получается. Я мониторю рынок, нахожу объекты, арендаторов, а Кирилл готовит документы и занимается арендной платой.

За четыре года распределение ролей стало более очевидным. Например, теперь за весь персонал отвечает Кирилл. Я могу обсудить с ним сотрудников или дать совет, но окончательное решение остается за ним. Таким же образом мы работаем с финансами, обсуждаем вдвоем, но окончательное решение будет за мной. При поисках тендеров на госзакупках я изучаю цены, рассчитываю себестоимость, а после Кирилл занимается организационными вопросами. Это логично, ведь я по образованию бухгалтер, а Кирилл — юрист.

Иногда происходят забавные случаи. Когда Кирилл ушел в отпуск, я проводил собеседования вместо него. На вакансию откликнулся мой учитель. Я взял его на работу, но не знал, как обращаться: на «ты» или «вы». В коллективе все друг с другом на «ты», но мне было неловко. В итоге мы договорились обращаться на «ты», но по имени и отчеству.

Мы всегда спрашиваем мнение коллектива по поводу новых работников. Коллеги в большей степени влияют на то, будет ли работать человек в типографии или нет
Мы всегда спрашиваем мнение коллектива по поводу новых работников. Коллеги в большей степени влияют на то, будет ли работать человек в типографии или нет

Оборудование ремонтируем сами

Сегодня у нас более 35 единиц оборудования. Мы стараемся покупать новое оборудование у официальных поставщиков и дистрибьюторов, так надежнее. Иногда можем купить подержанное или на запчасти, если будет очень выгодно.

Большую часть операций по обслуживанию техники мы выполняем сами. На своем опыте мы поняли, что нет смысла тратить деньги и вызывать техника для незначительного ремонта — если можно сделать самому.

Иногда с нами связываются коллеги и продают оборудование, которое вышло из строя. Мы используем его в качестве донора для действующего. Такие меры позволяют существенно снизить расходы на ремонт и покупку техники
Иногда с нами связываются коллеги и продают оборудование, которое вышло из строя. Мы используем его в качестве донора для действующего. Такие меры позволяют существенно снизить расходы на ремонт и покупку техники
Самостоятельный ремонт требует внимательности и терпения, приходится изучать техническую литературу и мануалы на «Ютубе», но результат стоит усилий
Самостоятельный ремонт требует внимательности и терпения, приходится изучать техническую литературу и мануалы на «Ютубе», но результат стоит усилий

Для очень специфичных вещей мы вызываем техников. Например, для замены сложных узлов принтеров. Стоимость двух печатающих головок принтера составляет порядка 400 000 ₽, страшно накосячить на такую сумму. Такие работы мы доверяем только высококвалифицированным специалистам. Последний вызов техника из Курска обошелся нам в 26 000 ₽ — с учетом дороги, двухдневного проживания и ремонта.

Вызовы техника стали происходить реже, не раз в два месяца, как раньше, а уже раз в три месяца. Отчасти потому, что почти все оборудование мы покупаем в двойном экземпляре. Это своего рода страховка от непредвиденных ситуаций. Оборудование рано или поздно ломается, а производитель может поднять цены или вовсе перестанет выпускать запчасти.

Но бывают непредвиденные ситуации. Наш постоянный поставщик картриджей для принтеров перестал возить их в Россию, а альтернатив для них не было. В итоге мы нашли сервисный центр в Курске, который решил проблему. Они сделали нам принтеры с системой непрерывной подачи чернил. Теперь картриджи можно заправлять самостоятельно, а не менять целиком каждый раз — то есть у нас почти вечные картриджи.

Общая сумма затрат на обслуживание выросла за три года с 42 792 ₽ до 75 000 ₽ в месяц. Но обслуживать каждую единицу оборудования стало дешевле, потому что его стало больше.

Ощутили на себе рост налогов

Наши основные операционные расходы — это сырье, зарплаты и логистика. Все траты увеличились примерно в 2,5 раза. В пять раз больше уходит на зарплаты — 1,5 млн рублей. Доставка товаров по городу и в другие регионы, а также доставка расходных материалов к нам выросла в два раза — до 250 000 ₽.

Мы стали меньше платить за электричество, несмотря на увеличение объемов производства — за счет того, что перевели все помещения на светодиодные лампы.

Ощутили на себе, что выросли налоги на недвижимость. В 2019 году пересчитали кадастровую стоимость помещений, которые используются типографией, после этого сумма налогов выросла. В месяц на недвижимость выходит около 45 000 ₽ налогов.

Операционные расходы типографии в декабре 2021 года

Чистая ежемесячная прибыль1 000 000 ₽
Операционные расходы5 625 000 ₽
Сырье3 500 000 ₽
Зарплаты1 500 000 ₽
Логистика250 000 ₽
Налоги120 000 ₽
Расходы на здание и коммуналка100 000 ₽
Обслуживание оборудования75 000 ₽
Электричество80 000 ₽

Операционные расходы типографии в декабре 2021 года

Чистая ежемесячная прибыль1 000 000 ₽
Операционные расходы5 625 000 ₽
Сырье3 500 000 ₽
Зарплаты1 500 000 ₽
Логистика250 000 ₽
Налоги120 000 ₽
Расходы на здание и коммуналка100 000 ₽
Обслуживание оборудования75 000 ₽
Электричество80 000 ₽

Берем льготные кредиты

Часть нашей работы — мониторить и участвовать в программах развития и поддержки бизнеса, в том числе берем льготные кредиты. В редких случаях нам рассказывают о них друзья, чаще находим сами.

Когда мы первые разы подавали заявки на участие, то испытывали недоверие, казалось, что получить субсидии и кредиты нереально. Но все оказалось не так. Есть сложности, но они решаемы. Кто-то психует и через неделю решает, что все справки не собрать, а кто-то собирает.

Конечно, не хочется тратить две недели на сбор документов. Но если в итоге мы получим субсидию 500 000 ₽, то в этом есть смысл.

С 2019 года мы взяли несколько разных кредитов и поучаствовали в нескольких программах господдержки.

На сегодняшний день мы должны по кредитам и займам около 16,5 млн рублей. Кредитный график контролируем 2—3 раза в месяц. По плану мы погасим все кредиты и займы к декабрю 2023 года, за период с января по июнь 2021 мы уже рассчитались.

Раньше мы старались не брать кредиты, но многое изменилось. В первую очередь мы выросли сами. Во-вторых, стало больше активов, той же недвижимости, и это успокаивает по поводу возврата. В-третьих, когда ставка по кредиту меньше, чем инфляция, то его проще взять.

Если мы и берем кредиты, то рассчитываем финансовый эффект от покупки, например помещения. Мы выработали несколько правил: не берем займов больше полугодового оборота и оцениваем выплаты за прошлый период. У нас в собственности недвижимость на сумму в 50 млн рублей, так что в случае чего нам хватит на обязательства.

Кредиты бывают выгодны для бизнеса. Например, мы купили один из принтеров за 1 500 000 ₽, и он принес чистыми около 500 000 ₽ в год. Таким образом, он отобьет себя за три года, при этом проценты по кредиту за год составят всего 45 000 ₽. Расскажу о некоторых программах, в которых мы участвовали.

В конце 2019 года мы воспользовались субсидией на покупку оборудования под производство текстильных изделий. Ее предоставила Корпорация развития Республики Карелия.

Можно было получить до 70% от потраченных средств — при условии, если бизнес создаст минимум одно новое рабочее место и человек проработает не менее одного года. Мы получили поддержку в размере 1 100 000 ₽, которыми оплатили часть стоимости оборудования. Это оборудование мы приобрели ранее на льготный кредит. Как шутит Кирилл: «Собрали комбо».

В 2020 году Корпорация развития Республики Карелия предоставила нам 750 000 ₽ под 3,5% годовых на пополнение оборотных средств. К маю 2021 года мы закрыли кредит, и уже в сентябре 2021 года взяли 5 млн рублей для покупки помещения для швейного цеха — на 2 года под 6,5% годовых.

В июне 2020 года мы взяли целевой кредит на зарплаты сроком в полгода почти на 2 млн рублей под 2% годовых. Его нужно было потратить за 6 месяцев, а оставшиеся полгода выплачивать. В этом кредите мы увидели «дешевые деньги». Это было выгодно, потому что свои средства мы тратили на развитие типографии. Например, заранее платили поставщикам, а они за это давали скидку на свою продукцию.

Убрать азартные игры

Все меры поддержки работали по ОКВЭДам — это документ, который содержит сведения о том, чем занимается компания. Нам просто повезло, что наши коды попали в реестр тех, кому положена помощь.

Только один раз перед получением субсидии в 2019 году нам пришлось убрать несколько ОКВЭДов. У нас были указаны в том числе «табачные изделия и другие непродовольственные товары», а также код, содержащий в себе азартные игры.

Когда-то он был нужен нам в рекламной деятельности, чтобы заказчик мог разыгрывать призы стоимостью выше 5000 ₽. Мы за одну-две недели поменяли документы на верные в налоговой и смогли воспользоваться мерами поддержки.

Об одной мере поддержки нам рассказал друг — в августе 2020 года мы с Кириллом купили автомобиль Лада Ларгус в льготный лизинг на 2 года. Так как автомобиль произведен в России и приобретался для бизнеса, Минпромторг оплачивает 12,5% от общей суммы, включая проценты по лизингу.

Водитель в штате — очень важный человек, он помогает нам увеличивать мобильность, снижать зависимость от транспортных компаний или курьеров, становится легче и быстрее доставлять продукцию до клиентов
Водитель в штате — очень важный человек, он помогает нам увеличивать мобильность, снижать зависимость от транспортных компаний или курьеров, становится легче и быстрее доставлять продукцию до клиентов

Стоимость нового автомобиля из салона была 603 600 ₽, а мы заплатим за него 598 500 ₽. Сегодня рыночная стоимость нашего автомобиля — уже 800 000 ₽. За лизинг мы все деньги уже заплатили досрочно.

Еще об одной программе мы узнали от клиента. К нам пришел туроператор, который работает в Карелии, и сказал, что 10% заказа оплатит он, а оставшуюся сумму за него заплатит Центр кластерного развития Карелии.

Эта мера называлась «маркетинговая поддержка» — любой представитель малого или среднего бизнеса, который раньше не получал этот вид помощи, мог подать заявку и получить финансовую поддержку на продвижение продуктов и услуг. Потом по этой программе пришли еще несколько клиентов.

Технически все происходило так: сначала мы подписали трехстороннее соглашение, дальше клиент, который получал поддержку, переводил нам аванс от 10% до 30% от суммы заказа, а после производства продукции и подтверждения этого мы подписывали акты, и Центр кластерного развития оплачивал свою часть.

Воспользоваться мерами поддержки было совсем несложно, заявку можно подать в электронном виде, но обязательно нужны оригиналы документов.

Чтобы получить льготный кредит и субсидию на покупку оборудования, нельзя иметь задолженность по налогам и сборам. Мы с Кириллом все тщательно проверяли и обнаружили, что должны по налогам 58 копеек, поэтому выплатили долг с запасом разными способами. Но все равно сильно нервничали, у налоговой были сбои в работе и целых три дня мы не знали, увидит Минэкономразвития отсутствие долга или нет.

Планы: расширять географию

Спустя три года мы все еще считаем, что в рекламе нет необходимости. Количество заказов растет год от года. Лучше заработать меньше, чем не успевать и отказать клиенту.

Каждый месяц мы тратим 2000 ₽ на имейл-рассылку по своей клиентской базе. Еще у нас есть сайт, страницы в «Инстаграме» и во «Вконтакте». Там мы размещаем новые предложения и актуальную информацию по нашей работе.

Главные страхи сейчас связаны с инфляцией. Мы чувствуем, что есть риски не в текущей деятельности, а скорее от непредсказуемых внешних событий. Тот же локдаун в 2020 году стал неожиданностью для всех. У нас производство, оно обслуживает клиентов, а когда случился карантин, клиенты исчезли. Поэтому мы предпринимаем любые действия, которые могут нам помочь.

Перед пандемией мы с Кириллом успели посмотреть Баку и побывать в Европе — с бизнес-миссией. Поехать туда нам предложил центр поддержки экспорта Корпорации развития Республики Карелия. Центр оплатил наши перелеты, проживание и расходы, связанные с командировкой, мы с Кириллом платили только за еду.

В марте 2020 года центр организовал командировку в Финляндию, чтобы предприниматели поучаствовали в выставке продукции. В первый день мы познакомились с финскими предпринимателями и обменялись контактами. На второй день ВОЗ объявила о начале пандемии, после чего выставка закрылась.

Несмотря на это, мы успели посотрудничать с финской стороной. Предприниматели в Финляндии, как и везде, ищут более выгодные предложения. Например, печать фото А4 стоит в Финляндии 2 €, а в Петрозаводске — 25 ₽.

В сотрудничестве с зарубежными клиентами мы видим отличную возможность для развития бизнеса, главное, чтобы пандемия закончилась.

Сравнение основных показателей в 2018 и 2021 годах

2018 год2021 год
Оборот48 000 000 ₽84 000 000 ₽
Средние операционные расходы в месяц2 900 000 ₽5 600 000 ₽
Прибыль500 000 ₽1 000 000 ₽

Сравнение основных показателей в 2018 и 2021 годах

2018 год
Оборот48 000 000 ₽
Средние операционные расходы в месяц2 900 000 ₽
Прибыль500 000 ₽
2021 год
Оборот84 000 000 ₽
Средние операционные расходы в месяц5 600 000 ₽
Прибыль1 000 000 ₽
Мы ищем людей, которые открыли свой бизнес. Проект должен работать официально и приносить прибыль. Если вы хотите рассказать свою историю — заполняйте анкету.
Теги: бизнес
Как вы оценивате успехи Тойво и Кирилла за четыре года?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество