Меня зовут Оксана, мне 41 год, и я шопоголик.

Долгие годы я живу с тягой тратить деньги на бессмысленные и ненужные вещи. Раньше на это нередко уходила большая часть зарплаты.

Но три года назад я поняла: моя страсть к покупкам — это зависимость. Тогда я придумала для себя разные трюки, которые не позволяют мне повестись на искушение. Моя зависимость не ушла полностью, но теперь мне удается лучше распоряжаться бюджетом и реже чувствовать себя несчастной из-за отказа от лишних покупок. Вот моя история.

Как на меня повлияло бедное детство

Я родилась в Архангельске в самом начале восьмидесятых. Детство прошло в период дефицита. Купить в магазине то, что хочется, было невозможно — приходилось брать то, что лежит на полке. И хорошо, если там вообще лежало хоть что-то.

Иногда во всем городе невозможно было найти детские сапоги нужного размера. О выборе более красивой модели и речи не было. Мои одежда и обувь были максимально простыми, а еще — немногочисленными.

Счастливое время. Мне два года — и одежда меня еще не интересует
Счастливое время. Мне два года — и одежда меня еще не интересует

В начале девяностых моя семья переехала в Крым. Хотя в магазинах уже появилось разнообразие, лишних денег у родителей не было. Новую одежду и себе, и мне они покупали только по мере необходимости — только если что-то рвалось или становилось мало.

Школьной формы тогда не было, и я могла неделю носить в школе одни и те же юбку и кофту. Сразу было видно: я из небогатой семьи. Издевательств и снисходительного отношения это обычно не вызывало. Но я видела девочек, которые каждый день надевали что-то новое, красивое и интересное — и завидовала им. Казалось, одноклассницы, которые красуются в разных нарядах, счастливее и лучше меня, раз у них есть все эти вещи.

Особенно остро нехватку одежды я почувствовала в тринадцать лет, когда вместе с другими ребятами стала ходить на дискотеку. Я открывала шкаф — и видела, что надеть нечего. Внутри висели только пара кофт и юбок, которые я носила в школу, одни джинсы и одна куртка.

Помню, когда мне исполнилось четырнадцать, родители привели меня в магазин и разрешили самой выбрать себе что-то из одежды. Я взяла юбку и сапоги. Мама удивилась: зачем мне, с моим 36-м размером ноги, сапоги 40-го? Я ответила, что это на вырост — и мама согласилась их купить.

Через несколько месяцев я прожгла новую юбку утюгом и долго плакала. А нога в итоге выросла только до 37-го. Но это не помешало мне несколько лет носить сапоги на пару размеров больше — не было выбора.

Мама понимала, что мне хочется наряжаться, и пыталась помочь. Иногда она сама шила для меня одежду. Например, она смастерила юбку из своего вельветового пальто. Но юбка выглядела старомодной, и я стеснялась ее носить.

Еще мама сшила мне красные штаны, на этот раз — из новой ткани. Их я носила на физкультуру, потому что формы у меня не было. Одноклассники — разумеется, в нормальных спортивных костюмах, — посмеялись над моими штанами. В итоге я перестала их носить.

Слева, в самом краю снимка — шестнадцатилетняя я в новой футболке с рок-группой Metallica. До сих пор помню, как радовалась этой обновке.
Слева, в самом краю снимка — шестнадцатилетняя я в новой футболке с рок-группой Metallica. До сих пор помню, как радовалась этой обновке.

Думаю, родители покупали бы мне чуть больше одежды, будь на это деньги. Но вряд ли они стали бы тратить слишком много. Они в целом предпочитали не покупать, а копить. Особенно отец: он часто говорил, что деньги достаются долгим и тяжким трудом, а растратить их можно мгновенно. Я иногда злилась на такие лекции.

Сейчас я понимаю родителей. И отец, и мама выросли в бедных семьях. Деньги доставались им не просто так. Например, в 80-х мать работала на швейной фабрике, а отец — водителем.

Даже когда время дефицита прошло, а с деньгами в семье стало полегче, родители следовали привычкам, которые сформировались у них в молодости.

Почему человек становится шопоголиком

Черты характера и прочие личностные особенности не могут быть точными предпосылками для подобного поведения.

С точки зрения психоанализа подобные проблемы всегда уходят корнями в детство — в отношения с родителями. Возможно, в какой-то травмирующий опыт. Чтобы лучше понять причины, стоит проанализировать, какие потребности человек пытается удовлетворить внешним — приобретением. Это могут быть потребности в безопасности, в близости или в признании.

Если определить, что именно хочется «подпитать» — например, желание быть замеченным и признанным другими людьми, — можно понять, когда и где возник кризис в удовлетворении потребностей.

Как я начала тратить свою зарплату

Когда я окончила школу и поступила в вуз, то стала подрабатывать после учебы. Денег это давало немного, стипендии не было, а финансовая помощь родителей ограничивалась арендой жилья. Почти все, что я зарабатывала, уходило на еду, оплату коммунальных услуг и скромные студенческие развлечения.

Шанса проявиться у шопоголизма просто не было, а покупка одних-единственных и совершенно обычных джинсов была для меня праздником. Иногда я и вовсе донашивала вещи родителей — это спасало в безденежные периоды.

Мне восемнадцать, и я ношу куртку отца и свитер матери
Мне восемнадцать, и я ношу куртку отца и свитер матери

Выбирать себе одежду я начала только в 25 лет, когда окончила вуз и стала работать полный рабочий день — штатным корреспондентом в одной архангельской газете. Платили около 13 000 Р в месяц — неплохая зарплата в Архангельске 2007 года. Вдобавок я стала подрабатывать внештатным корреспондентом в другом издании — и это давало дополнительные 4000 Р в месяц.

Как только я получала зарплату, я шла ее тратить — в основном на одежду и обувь. Обычно я ходила на центральный рынок. Но больше всего меня будоражили большие торговые центры. Конечно, там было дороже, но часто одежду продавали со скидкой 50% — тогда я и приходила.

Стоило зайти внутрь, как меня начинало трясти и бросать в жар. Я спешно обходила зал, подходила к стойке, где висели вещи со скидкой, набирала целую охапку одежды и шла мерить. Часто хватала что-то совершенно неподходящее по стилю или даже по размеру — но все равно покупала. Уходя из магазина с только что купленной одеждой, я испытывала радостное облегчение.

За покупками я ходила каждые выходные. Иногда — и после работы. За один поход я могла потратить 1500—2000 Р.

На что еще я тратила деньги

Больше всего мне нравилось покупать верхнюю одежду: куртки, пальто, плащи. Иногда бывали периоды увлечения другой одеждой, например одно время я покупала исключительно короткие сарафаны.

Все эти покупки не были связаны со стрессом и негативными эмоциями — работать мне нравилось. Скорее, мне хотелось компенсировать недостаток одежды в прошлом. Хотелось, чтобы ее было как можно больше — и шкаф ломился от того, что я не носила. Чтобы повесить туда что-то новое, приходилось регулярно отдавать «старые», купленные пару месяцев назад вещи приятельницам.

А в 2007—2010 годах я переключилась на DVD-диски. Один стоил около 150 Р. Однажды я пересчитала свою коллекцию и поняла: за пару лет я потратила на диски не меньше 30 000 Р.

Покупка DVD-дисков была настоящим ритуалом — я покупала их каждые выходные. Чаще всего брала пиратские версии фильмов, более дешевые. Конечно, я могла позволить себе и лицензионные, но покупать пришлось бы меньше и тщательнее выбирать. Мне не хотелось решать, что взять; мне хотелось все диски сразу.

Через пару лет моя страсть к DVD-дискам прошла сама собой — и я переключилась на парфюмерию. Здесь работал тот же принцип — не качество, а количество. Я предпочитала недорогие флаконы по 150 мл. Я брала сразу три-четыре. Иногда дарила их мужу и родственникам, но чаще оставляла себе.

Как я влезла в долги и отправилась в ломбард

У меня начались проблемы с деньгами — я могла получить аванс и тут же потратить его на новые сапоги и не думала, на что буду жить. Приходилось несколько дней есть пустую овсянку и лапшу быстрого приготовления.

Я часто занимала деньги у знакомых. А когда помочь никто не мог, закладывала в ломбард свои золотые украшения. Как только получала зарплату — выкупала их, а потом снова закладывала — и так по кругу. Но найти деньги получалось не всегда. Со временем я лишилась всех золотых украшений.

Проблемы с деньгами меня не сильно волновали, и я не думала, что моя страсть к покупкам ненормальна. Про безденежье я думала, это все временно — как только получу зарплату, то закрою все долги.

Когда я мерила только что купленные вещи и понимала, что не буду их носить, я чувствовала разве что легкую досаду. Если же мелькали мысли, что я трачу деньги на ерунду, я успокаивала себя: все же я не скупаю все подряд и не приобретаю ничего дорогого.

Когда окружающие намекали, что я слишком много трачу на одежду, я старалась это скрывать. Я чувствовала, что мужу не нравилось, что я покупаю очередное платье и сапоги. Я тратила на одежду свои деньги, а не семейные, и он ничего не говорил. Но я все равно стала вести себя осторожно. Например, оставляла пакеты в машине и забирала их, когда мужа не было дома. Если же муж видел обновки и спрашивал, откуда они, я отвечала, что давно это купила и просто не носила.

Одобрял муж практичные и удобные вещи, например берцы и туристические куртки. Когда я покупала что-то подобное, с гордостью ему демонстрировала.

Как понять, что ты шопоголик

Чтобы понять, не шопоголик ли ты, стоит определить, наносит ли любовь к покупкам реальный ущерб. Но заметить этот ущерб сложно: признать, что ты зависим, неприятно, а психика устроена так, что защищает человека от дискомфорта с помощью психологических защит — неосознанных процессов, которые минимизируют неприятные переживания.

Мешать заметить свою зависимость могут такие психологические защиты:

  • рационализация — объяснение, почему мы так действуем, с набором уважительных причин;
  • вытеснение — игнорирование каких-то очевидных вещей;
  • сравнение — «вот он зависимый, а я нет!»;
  • диссоциация — «ничего не помню — и вот я уже купил половину Цума в кредит».

Поэтому нужно внимательно смотреть на факты. В этом помогает схема БПСД — био-психо-социо-духовная модель зависимости. В этой модели есть четыре составляющие, и свое поведение нужно рассмотреть через призму каждой из них.

  1. Биологический аспект, он же материальный — какие есть прорехи в бюджете, как пострадали уровень жизни и здоровье.
  2. Психологический аспект — какие есть неприятные переживания относительно происходящего. Насколько высок уровень вины и разочарования, например.
  3. Социальный аспект — как зависимость вредит отношениям. Например, для близких не остается места — во времени и в шкафах. Приходится скрывать от родных обновки и долги и так далее.
  4. Духовный аспект — влияет ли разрушающе поведение на личность, не приходится ли идти на сделку с совестью и игнорировать собственные ценности, планы и мечты.

Если в любом из этих направлений заметно напряжение, страдание или неудовлетворенность — скорее всего, зависимость есть.

Как я стала тратить, когда денег стало еще меньше

Мой бездумный загул по магазинам продолжался до 2011 года. Потом я родила дочь, а когда через полтора года декрета вышла на работу, в газете сменилось руководство — и зарплаты стали ощутимо меньше.

При этом жить стало дороже — к прежним расходам прибавились траты на дочь. Все деньги — и мои, и мужа — уходили на самое необходимое: еду, коммунальные платежи, дорогу, одежду и обувь для ребенка. Иногда я все же покупала вещи, но только те, что и правда были нужны.

Потом с финансами стало еще хуже, и это совпало с моим профессиональным выгоранием. В 2014 году я ушла из журналистики и решила искать себя в чем-то другом. И перепробовала себя в разных профессиях: была продавцом, администратором, поваром, даже таксистом.

Ни одно занятие мне не нравилось. А поиск себя часто приводил к тому, что я была почти на мели.

Но даже в самые безденежные периоды тяга к покупкам не пропадала. Я чувствовала подавленность из-за того, что не могу ходить по магазинам, как и раньше. И я нашла выход — стала искать одежду со скидкой 90%.

Иногда я искала одежду на «Авито». В основном люди продают вещи, которые успели поносить, но иногда попадаются новые, с биркой. Последним я и отдавала предпочтение. Каждый раз, когда я открывала приложение и начинала искать что-то, мне казалось, что это жизненно необходимая вещь. Я не могла думать ни о чем другом, находила то, что нравилось, покупала — и успокаивалась.

А так выглядит мой шкаф. Большую часть вещей можно смело выкинуть, но у меня рука не поднимается
А так выглядит мой шкаф. Большую часть вещей можно смело выкинуть, но у меня рука не поднимается

Как и раньше, часто вещи не подходили мне по стилю, иногда были откровенно некачественными. Один раз я поехала на самую окраину за кожаным плащом и купила еще дубленку за 700 Р — на два размера больше моего. Она до сих пор валяется в шкафу.

Но попадались и любопытные экземпляры. Например, на «Авито» я купила за 800 Р натуральную дубленку, которую ношу до сих пор.

Как я осознала свою зависимость

Бороться с зависимостью от покупок я стала только три года назад. На меня повлияли два случая.

Первый — это поход на день рождения знакомого. Я собиралась и никак не могла выбрать, что надеть. Перебрала одежду и вдруг поняла: за некачественными, вычурными и ненужными вещами теряется все стоящее, что есть в моем гардеробе. Собственно, поэтому сборы всегда для меня так проблематичны.

Второй случай — гораздо более неприятный. Внезапно я загорелась идеей купить полушубок из натурального меха и стала искать варианты на «Авито». Нашла, поехала забирать через полгорода — и встретилась с коллегой со старой работы. Она и продавала полушубок.

Я как будто посмотрела на себя глазами коллеги. Взрослая женщина бегает по городу и собирает ношеные вещи, как будто не может купить себе новые. От покупки я отказалась — и решила изменить свое отношение к вещам.

Как я справляюсь с желанием покупать всякую ерунду

В последнее время я много читала в интернете про шопоголизм — меня интересовало, откуда он берется и возможно ли с ним справиться без психолога. Еще я заходила на форумы, в которых люди обсуждали зависимость от покупок и делились практическими советами, как если не побороть, то приглушить в себе эту манию.

Потом я стала применять способы, о которых узнала на форумах, на себе.

Отписалась от рекламных рассылок. Сообщения о распродаже — мощный триггер для моего шопоголизма. Раньше мне приходили рассылки, например, от обувного «Кари», и я отправлялась за сапогами с большой скидкой, а уходила и с этими сапогами, и с парой сумок.

Сейчас я не получаю рекламных предложений, и это реально помогает — пропал внутренний зуд, что надо быстрее ехать в магазин, пока вещи не разобрали.

Избегаю торговых центров. Если нет конкретной цели, например сапоги на зиму, то я не захожу в торговый центр. Постоянные распродажи и сама атмосфера подталкивают меня оставить там все деньги. Полностью избегать соблазн легче, чем пытаться побороть, столкнувшись с ним лицом к лицу. Помогает и то, что я работаю из дома, живу далеко от города, а рядом — только продуктовые магазины.

Иду в магазин с кем-то. Когда похода в торговый центр не избежать, я зову с собой мужа. Его взгляд на одежду — чисто прагматичный, так что купить лишнее он мне не дает.

Но этот прием не всегда срабатывает — муж не очень любит магазины. Если он отказывается, я приглашаю приятельницу. К сожалению, ее компания не так эффективно сдерживает мой шопоголизм. В прошлом году во время такой прогулки я купила белую куртку за 3000 Р, отдала ее племяннице. Уверена: будь рядом муж, эти 3000 Р остались бы в кошельке.

Контролирую себя во время покупок. Допустим, я зашла в магазин за сумкой и увидела симпатичную юбку. Раньше бы я бездумно схватила ее и понесла на кассу. Теперь же я спрашиваю себя: «Зачем тебе нужна конкретно эта юбка? Если ты сейчас ее купишь, куда ты ее наденешь?»

Объяснить самой себе, когда и при каких обстоятельствах я надену юбку, не получается. Юбки у меня уже есть, и я почти не ношу их, потому что много езжу на велосипеде. Следовательно, эта вещь мне не нужна, мне ее просто хочется. Обосновать покупку не выходит — юбка остается на вешалке.

Подобный внутренний диалог повторяется каждый раз, когда я борюсь с искушением совершить незапланированную покупку. Обычно он помогает держать себя в руках, но требует большой силы воли. Иногда ее не хватает — пару месяцев назад я все же купила красивый, колючий и совершенно не нужный мне свитер за 1500 Р.

Выделяю деньги на баловство. Раз и навсегда отказаться от соблазна сложно. Поэтому я позволяю себе раз в пару месяцев дать волю шопоголизму и хожу в крупный секонд-хенд — обязательно в день, когда на все вещи действует скидка 90%. Кофту, например, тогда можно купить за 70—80 Р. Чтобы не скупить полмагазина, я заранее договариваюсь с собой, сколько максимально могу потратить. Обычно это 500—700 Р.

Пользуюсь наличкой. Я прекрасно понимаю, что в любой момент могу сорваться и купить много ненужных вещей. Если я собираюсь отправиться в магазин за нужной одеждой, то заранее снимаю наличные, а карточку оставляю дома. То же самое я делаю, когда собираюсь баловать себя в секонде.

Что я покупаю сейчас

Теперь я стараюсь покупать только то, чем буду пользоваться. Например, месяц назад купила классные берцы за 3800 Р. Я много езжу на велосипеде, часто хожу пешком и гуляю в лесу. Берцы — именно то, что мне сейчас нужно.

Сейчас в моем гардеробе много туристической и удобной одежды
Сейчас в моем гардеробе много туристической и удобной одежды
Эту туристическую удобную куртку с флисовым подкладом я купила три недели назад и с удовольствием ее ношу
Эту туристическую удобную куртку с флисовым подкладом я купила три недели назад и с удовольствием ее ношу

Я не выделяю каждый месяц фиксированную сумму на одежду. Иногда она нужна, и тогда я трачу деньги, но не больше 20—25% от своего личного дохода. Например, в октябре я потратила около 8000 Р, три месяца до этого — ноль.

Со временем потребность покупать одежду стала не такой интенсивной. Но от походов в секонды пока отказываться не планирую — это доставляет мне радость. Еще это тренирует силу воли: раз в пару месяцев я сталкиваюсь с соблазном, но не срываюсь, а трачу ровно столько, сколько собиралась — около 500 Р.

Возможно, через время пройдет и желание ходить в секонды — оно посещает меня все реже и реже.

Что делать, если ты шопоголик

От любой сформированной устойчивой зависимости окончательно избавиться невозможно. Можно исследовать этого дракона — и приручить.

Для этого потребуется честность с собой, внимательность к своему состоянию и, возможно, помощь специалиста или терапевтического сообщества.

Вот несколько вопросов, которые можно задавать себе перед очередной покупкой или заказом в интернете.

  • Какие чувства я сейчас испытываю — и как их хочу изменить с помощью покупки?
  • Какую пользу и какой вред принесет мне эта трата?
  • Был ли я удовлетворен последней своей покупкой? Не является ли новая покупка попыткой возместить то, что прошлая не принесла ожидаемой радости?
  • С чем на самом деле связан мой дискомфорт, который я хочу нивелировать покупкой, могу ли я написать или рассказать кому-то об этом?
  • Есть ли у меня возможность не действовать сразу, а подумать, взять паузу, отложить у продавца или в онлайн-корзину, «переспать» с этой мыслью и перед принятием решения поговорить с кем-то о реальных причинах моего дискомфорта?