Несколько лет назад мы с мужем решили, что фотобудка может стать для нас хорошим дополнительным заработком.

Думали, что дело будет приносить доход, а сил и времени забирать немного. Взяли кредит, закупили оборудование, за месяц сами изготовили фотостойку и начали работать.

Клиенты были, какие-то деньги тоже, но мы так и не смогли превратить это в бизнес с регулярным доходом и через четыре года закрылись.

Расскажу, как мы собрали фотостойку, искали клиентов, сколько зарабатывали и какие ошибки допустили.

Хотелось, чтобы бизнес принес дополнительный доход

Я и мой муж Олег живем в Екатеринбурге. Когда мы решили открыть бизнес, я была в декрете, ушла в него из пресс-службы энергокомпании. Олег уже года три был фрилансером-видеографом, до этого работал видеооператором на местном телевидении.

В декрете я иногда писала на заказ, вместе с пособием выходило около 20 000 Р в месяц. Сколько зарабатывал Олег на видеосъемке, не знаю, но наших доходов было достаточно, чтобы покрывать бытовые расходы и платить ипотеку. Тратили мы тогда около 60 000 Р в месяц.

Мы хотели иметь дело, которое будет приносить дополнительный доход и не будет таким хлопотным, как видеосъемка.

В январе 2016 года Олег загорелся идеей сдавать в аренду фотостойку в Екатеринбурге. Это небольшое устройство, которое фотографирует человека и тут же распечатывает снимок.

Олег работал видеооператором на корпоративах, свадьбах и городских праздниках и видел, что фотостойки пользуются спросом. К ним всегда были очереди.

Фотостойка ставится в любом месте и печатает фотографии. Задача таких устройств — развлекать интерактивом. Люди подходят к стойке, фотографируются и меньше чем через минуту получают готовое фото. Снимки также сохраняются в электронном варианте
Фотостойка ставится в любом месте и печатает фотографии. Задача таких устройств — развлекать интерактивом. Люди подходят к стойке, фотографируются и меньше чем через минуту получают готовое фото. Снимки также сохраняются в электронном варианте

Муж убеждал меня, что фотостойка — дело простое. Поставил ее, настроил, только и стой рядом — фотографии выдавай. Не то что работа видеографа, где видео надо сначала снять, а потом еще и смонтировать.

Мы планировали сдавать фотостойку в аренду на свадьбы, юбилеи, дни рождения, корпоративные и спортивные мероприятия. У нас уже был опыт с поиском клиентов для видеосъемки, и мы рассчитывали, что для фотостойки тоже найдем заказы.

Посмотрели средние цены на аренду по городу и прикинули, сколько можем заработать. Даже если сдавать стойку на пару часов 1—3 раза, это могло принести от 8000 до 35 000 Р в месяц.

Минимальный доход в 8000 Р был не самым лучшим вариантом для нас, но хотя бы не в минус. Мы все-таки были оптимистами и решили, что фотостойка могла зарабатывать больше.

Как устроена фотостойка

Это короб, внутри которого есть фотоаппарат, свет, принтер и ноутбук с программами для фотопечати. Все оборудование устанавливается и подключается внутри корпуса. В него же монтируется сенсорный экран, на котором люди видят свое изображение.

На ноутбуке запускается специальная программа: например, «Фотолук» — для моментального фото, или Byo Booth — «инстапринтер» для печати из снимков «Инстаграма».

Чтобы сделать моментальное фото, человек встает напротив камеры, а администратор фотостойки нажимает на экране кнопку «Снять». На экране начинается отсчет от 10 до 0. Фотоаппарат делает снимок. Если оно нравится человеку, администратор нажимает кнопку «Печать», если нет — кнопку «Переснять». Готовое фото через 6 секунд принтер выдает в специальный лоток в нижней части корпуса.

Вот такие фото можно получить при помощи фотостойки с программой «Фотолук»
Вот такие фото можно получить при помощи фотостойки с программой «Фотолук»

Есть и другой формат работы фотостойки — автономный.

На мероприятии, где есть инстапринтер, создается определенный хэштег — он пишется на стойке и объявляется ведущим. Гости делают селфи, публикуют его в соцсети с нужным хэштегом, и снимок автоматически отправляется на печать. Администратор выкладывает все фото на стол, и гости их забирают.

Такими получаются фото, сделанные через программу Byo Booth
Такими получаются фото, сделанные через программу Byo Booth

Решили, что сделаем фотостойку сами

Когда мы определились, начали присматриваться к оборудованию. Искали б/у варианты на «Авито», но предложений в 2016 году не было. Купить можно было только по франшизе — в нее входило оборудование и название, под которым надо было работать.

В интернете мы нашли несколько предложений от франшиз. За 150 000 Р предлагали комплект оборудования, где есть одна функция — например, моментальный снимок или инстапринтер. А чтобы купить фотостойку, где есть больше функций, нужно было выложить от 200 000 до 230 000 Р.

Модели были громоздкие, похожие на холодильник. Они не влезли бы в наш Опель Астру, а нам было важно перевозить стойку на своей машине и экономить на логистике.

По предварительным расчетам получалось, что сделать фотостойку самостоятельно выходило чуть дешевле, чем купить франшизу. При этом мы могли сделать ее более легкой и мобильной, а еще придумать дизайн, который будет отличаться от конкурентов. Решили, что сделаем сами.

Олег знал, как настроить фотоаппарат, выставить свет. Проблем с тем, чтобы подключить принтер и настроить программное обеспечение, тоже не было.

Корпус сделали за два дня

К корпусу было три главных требования — он должен быть прочным, легким и влезать в нашу машину. По дизайну должен был напоминать старый логотип «Инстаграма» — квадрат с объективом в центре.

Олег от руки набросал примерную схему корпуса. Внешне это был куб, внутри смонтирована полка для фотоаппарата и в нужных местах есть отверстия для объектива камеры, экрана, лотка для готовых фото, света и выходящих проводов.

Чтобы определиться с размером корпуса, Олег измерил оборудование, которое должно быть внутри. Рассчитал, сколько места нужно для каждого предмета, а также заложил дополнительное пространство для проводов и розеток. В результате нужен был корпус примерно 60 × 60 см.

Основу корпуса решили делать из металлических профилей, и на них крепить пластиковые панели. Дальше сделать прорези под оборудование и обклеить каркас пленкой с брендированием. Пленка нужна была, чтобы скрыть стыки в панелях и задекорировать стойку. На корпус и его оформление потратили 40 000 Р.

Изготовить короб заказали рекламно-производственной компании — нашли в интернете. Офис находился в двух минутах от нашего дома, цены не кусались и мастера показались нам толковыми.

Корпус сделали за пару дней. Олег почти все время находился в цехе, контролировал процесс, объяснял, где и какое отверстие вырезать. Результатом он был доволен на 90%: хотел получить ровный куб, но сбоку корпус получился не квадратным, а прямоугольным. Переделывать не стали.

Как мы подбирали и устанавливали оборудование

Первой покупкой стал термосублимационный принтер Mitsubishi CP D80. Он печатает не чернилами или сухим порошком, а красителем на пленке. У него хорошая скорость печати — 11 секунд, и фото получаются высокого качества.

Тогда этот принтер был одним из лучших на рынке и стоил относительно недорого — 65 000 Р. Заказывали его из интернет-магазина техники в Питере, в Екатеринбурге не было в наличии.

Принтер Mitsubishi CP D80. Красящее вещество в нем наносится под поверхность бумаги. Внутри есть два валика, с одного на другой перематывается лента с несколькими участками, покрытыми твердыми красителями различных цветов. Краска нагревается и из твердого переходит в газообразное состояние. Источник: mitsubishielectric-printing.com
Принтер Mitsubishi CP D80. Красящее вещество в нем наносится под поверхность бумаги. Внутри есть два валика, с одного на другой перематывается лента с несколькими участками, покрытыми твердыми красителями различных цветов. Краска нагревается и из твердого переходит в газообразное состояние. Источник: mitsubishielectric-printing.com

Для сублимационной печати нужна бумага со специальным напылением — оно фиксирует красящие вещества после переноса изображения. Бумагу мы купили за 10 000 Р. В комплекте было два рулона, в каждом — по 450 фотографий 10 × 15. Полосок 5 × 15 получалось больше.

Еще 18 000 Р потратили на ноутбук Asus K52JT, купили б/у на «Авито». Ноут — это мозг фотостойки, на него устанавливаются программы, к нему подключаются фотоаппарат и принтер. Для нормальной работы нужен был не супермощный комп, но с процессором не ниже i5.

Б/у фотоаппарат Canon 1100D купили на «Авито» за 8000 Р. На этой модели работало большинство фотокабинок в России. Дорогой не нужен, так как программы работают с фотографиями невысокого качества.

С внешней стороны корпуса закрепили сенсорный ЖК-экран, который подключается к ноутбуку. Делали его на заказ, так как нужны были определенные размеры. Обратились в компанию Tessen — она изготавливает сенсорные экраны для промышленных предприятий.

Муж обозначил размеры и попросил нанести антивандальное покрытие — дополнительное стекло поверх экрана. Добавили его для защиты монитора во время транспортировки и эксплуатации.

Сначала на заводе сделали толстый слой покрытия, и сенсор на экране плохо реагировал. Изготовитель все исправил, и экран стал шустро откликаться на прикосновения. За все отдали 15 000 Р.

Чтобы фотографии получались лучше, купили освещение. Также докупили металлические «ноги» для стойки, удлинители, светодиодную ленту и вайфай-роутер. На это ушло еще 8000 Р.

Первый дизайн нашей фотобудки выглядел так, сделали его в начале 2016 года. В мае соцсеть изменила дизайн: вместо иконки с камерой появился маджентовый градиент, и мы тоже поменяли пленку
Первый дизайн нашей фотобудки выглядел так, сделали его в начале 2016 года. В мае соцсеть изменила дизайн: вместо иконки с камерой появился маджентовый градиент, и мы тоже поменяли пленку

Для любой фотостойки главное — программа

Когда мы запускались, будки и стойки уже не были в новинку, поэтому привлечь клиентов просто моментальным фото было сложно. Нужны были интересные фишки.

Мы долго выбирали программное обеспечение: предложений на рынке было немного. Отечественные разработки только-только появлялись, в ходу были зарубежные программы. Мы выбрали два сервиса, которые устанавливались на ноутбук и могли работать по очереди или одновременно.

В качестве инстапринтера выбрали американскую программу Byo Booth. Доступ по лицензии к ней стоил 300 $ — примерно 18 000 Р по тем временам. Ежегодное продление — еще 50 $⁣ (1 Р). У программы была демоверсия, Олег установил ее, потестил, ему понравилось работать с сервисом. Служба поддержки была только на английском, но всегда оперативно отвечала.

В 2016 году у Byo Booth был самый большой набор функций. Программа позволяла печатать фото по хэштегу из соцсетей и делать слайд-шоу — все снимки с одним или несколькими хэштегами показывались на экране фотостойки.

Также можно было загружать видео из соцсетей и случайным образом выбирать победителя в режиме «Конкурс». Допустим, 100 человек в течение часа выкладывают фото, и на нескольких снимках появляется необычный дизайн или "обозначение" победителя.

Такой конкурс был на мероприятии, которое проводила компания «ЕЖК». Гости размещали снимки в «Инстаграме», а программа случайным образом выбирала победителей. В подарок они получали по банке майонеза.

Вторая программа, которую мы купили, — «Фотолук». Стоила она 12 000 Р. В ней частично повторяются функции Byo Booth — например, можно печатать снимки по хэштегу. Кроме того, есть печать фото из «Вконтакте», по никнейму и QR–коду. Но в основном «Фотолук» заточен именно на моментальное фото.

На момент покупки программа была «сырая», с неудобным меню и настройками, периодически случались сбои. Но все же это было лучшее предложение на рынке.

Две выбранных программы выгодно отличали нас от конкурентов. Всего в Екатеринбурге тогда работало восемь фотокабинок, но ни у кого не было так много функций и фишек. Как они работали — по франшизе или самостоятельно, мы не узнавали.

Чтобы гостям было интереснее делать фото, мы купили реквизит. Сначала бумажный на тонких палочках за 300 Р: очки, усы. Позже заказали аксессуары из дерева — по 150 Р за штуку. Они были прочнее, чем бумажные, и не мялись. По мере работы фотостойки докупали тематические наборы — новогодние и для свадьбы в интернет-магазине «Сима-ленд». Стоили они от 100 до 300 Р за штуку.

Чтобы разместить реквизит рядом со стойкой, купили раскладной столик для&nbsp;кемпинга в «Декатлоне» за 500 <span class=ruble>Р</span>. Стол был легкий и удобно складывался
Чтобы разместить реквизит рядом со стойкой, купили раскладной столик для кемпинга в «Декатлоне» за 500 Р. Стол был легкий и удобно складывался

Первые вложения в фотостойку вышли в 187 500 Р. 37 000 Р взяли из своих накоплений, еще 150 000 Р — в кредит.

Тогда не было другой возможности: всей суммы сразу у нас не было, у родственников или друзей занимать не хотели. Брали на три года под 17%, ежемесячный платеж — 5400 Р.

Расходы на запуск бизнеса в 2016 году

Всего расходов 187 500 Р
Принтер 65 000 Р
Создание корпуса 40 000 Р
Программное обеспечение 30 000 Р
Ноутбук 18 000 Р
ЖК-монитор с антивандальным покрытием 15 000 Р
Фотоаппарат 8000 Р
Свет, металлические «ноги» для стойки, удлинители, светодиодная лента, вайфай-роутер 8000 Р
Реквизит для фотосессии 3000 Р
Раскладной стол 500 Р
Всего расходов
187 500 Р
Принтер
65 000 Р
Создание корпуса
40 000 Р
Программное обеспечение
30 000 Р
Ноутбук
18 000 Р
ЖК-монитор с антивандальным покрытием
15 000 Р
Фотоаппарат
8000 Р
Свет, металлические «ноги» для стойки, удлинители, светодиодная лента, вайфай-роутер
8000 Р
Реквизит для фотосессии
3000 Р
Раскладной стол
500 Р

Не все было готово к запуску

Через месяц после того, как Олег придумал зарабатывать на фотостойке, она была готова — к концу января 2016 года.

Стойку тестировали дома. Все оборудование размещалось внутри корпуса, было включено в удлинитель, который выводился наружу и подключался к электросети. Собрали, подключили и попробовали в работе — выкладывали по хэштегу, смотрели, как печатаются фото. Еще тестировали в режиме фотобудки: вставали перед экраном и делали моментальные снимки.

Сразу стало понятно, что программы могут глючить из-за нестабильного интернета, особенно «Фотолук». Приходилось быстро залезать внутрь устройства и на ноутбуке заново выставлять нужные настройки — размер фото и количество копий.

После сборки увидели, что корпус на ножках устойчив не на 100%.

Опрокинуть стойку было не так просто, но были опасения, что люди могут опереться на нее или толкнуть — и тогда стойка станет раскачиваться. К счастью, опасения не подтвердились. Лишь пару раз за все время стойка стояла не очень уверенно, но из-за неровного пола, а не по вине буйных гостей.

Сотрудников у нас не было. Мы решили, что Олег сам будет возить оборудование, собирать фотостойку, настраивать ее и объяснять гостям принцип работы. В среднем на транспортировку до места и сборку фотостойки уходил час, на разборку — минут 20. Иногда мероприятие было на другом конце Екатеринбурга или за городом, и тогда времени, чтобы доехать, нужно было больше.

Компанию мы назвали GoodSelfie. Тогда в большинстве названий фотокабинок было слово Box или Photo, нам хотелось что-то другое. Кроме того, слово «селфи» было всем понятно.

Из ежемесячных расходов был только интернет

Перед тем как определиться с ценой фотоуслуг, мы посчитали расходы.

Учли расход бумаги: одной упаковки стоимостью 10 000 Р хватало на 900 фотографий 10 × 15. Себестоимость одного снимка — 11,1 Р.

Цена на бумагу могла отличаться в разных магазинах. Когда она нужна была срочно, заказывали там, где быстрее доставка, даже если выходило дороже. За одно мероприятие гости могли сделать 100 фото, а могли и 400. Но чаще всего делали 100—150. Мы заложили среднюю цену на 200 снимков — 2200 Р.

Дополнительно посчитали затраты на бензин и доставку оборудования от парковки до места мероприятия. Иногда муж перевозил фотостойку на грузовом такси. На эти расходы заложили 1000 Р.

Получилось, что минимальные расходы на мероприятие — 3200 Р. Это сумма, ниже которой мы не могли опускаться.

Могли быть и дополнительные траты — например, на реквизит. Нужно было докупать что-то на свадьбу или новогодний корпоратив. Реквизит мог ломаться или пропадать, тогда приходилось покупать новый. Из ежемесячных расходов у нас был только интернет: программы работали от модема. Безлимитный интернет от «Мегафона» стоил 1000 Р в месяц.

Дальше мы посмотрели среднюю стоимость аренды фотобудок по городу. Решили, что нормальной ценой для услуги моментальных фото будет 5000 Р в час, а для инстапринтера — 4000 Р. Если нужны сразу два сервиса — то 7500 Р в час. Продление стоило 3000 Р на полчаса или 5000 Р на час. Даже если принтер печатал много снимков по хэштегу, цена окупала расход фотобумаги.

Минимальный заказ — 1,5 часа. Если брать заказ на 1 час, тогда дорога и сборка оборудования занимают больше времени, чем сам заказ, и это нелогично.

Мы понимали, что тариф с почасовой оплатой подходит не всем. Например, аренда фотостойки на три часа стоила бы 22 500 Р. Корпоративный заказчик может себе это позволить: у компаний, как правило, хорошие бюджеты на мероприятия. А вот для свадьбы это дорого.

Тогда мы решили, что нужно учесть платежеспособность клиентов и сделать разные пакеты услуг. Так появился пакет «Свадебный». Он стоил 14 000 Р за три часа работы фотобудки и инстапринтера.

Олег часто снимал на мероприятиях, где работали фотобудки и инстапринтеры, и видел, как гости пользуются этими услугами. Еще он общался с ребятами, которые уже занимались подобным бизнесом и спрашивал у них об активности гостей. Мы понимали, что на свадьбе хватит трех часов.

Во все пакеты услуг входила безлимитная печать, реквизит для фотосессий, брендирование фото — готовый снимок с логотипом компании или рисунком.

Обычно компании предоставляли готовые шаблоны для&nbsp;брендирования. Мы настраивали все в программе перед мероприятием
Обычно компании предоставляли готовые шаблоны для брендирования. Мы настраивали все в программе перед мероприятием
Фотографии с первого заказа на свадьбу. Клиенты заказали формат фото полосками 5&nbsp;× 15
Фотографии с первого заказа на свадьбу. Клиенты заказали формат фото полосками 5 × 15
Обычно компании предоставляли готовые шаблоны для&nbsp;брендирования. Мы настраивали все в программе перед мероприятием
Обычно компании предоставляли готовые шаблоны для брендирования. Мы настраивали все в программе перед мероприятием
Фотографии с первого заказа на свадьбу. Клиенты заказали формат фото полосками 5&nbsp;× 15
Фотографии с первого заказа на свадьбу. Клиенты заказали формат фото полосками 5 × 15

Иногда на корпоративных заказах или свадьбах муж предлагал дополнительно снять небольшой видеоролик про мероприятие. Но это было скорее исключение: фотостойка требовала много внимания. Обычно Олег находился рядом с ней.

Несмотря на то что на корпусе была пошаговая инструкция, гости все равно спрашивали: «Что делать» или «Как получить фото». Приходилось объяснять и помогать.

Скидки мы не делали: тарифы, как нам казалось, были оптимальными. Иногда немного уступали в цене, если вместе с фотостойкой заказывали видеосъемку.

Первым клиентом стал «Сбербанк»

Олег стал рассказывать знакомым ведущим, декораторам, артистам и организаторам, что у нас есть фотобудка. Предлагал рекомендовать нас на мероприятия и получать 5—10%, если по их совету фотостойку возьмут на мероприятие.

Первым клиентом было Уральское отделение «Сбербанка» — на 8 Марта заказали фотостойку на 2 часа. Олег снимал для банка как видеооператор, знал многих людей из управления и пресс-службы. Перед праздником убедил кого-то, что фотографии будут отличным подарком для сотрудниц.

В день мероприятия мы собрали все оборудование и еще раз проверили его работу. Больше всего беспокоила скорость интернета: от этого зависело, как будет вести себя программное обеспечение. Первое мероприятие прошло гладко, гости активно пользовались фотостойкой, программы не тормозили.

В начале марта также был заказ на свадьбу — на три часа. Заказчики пришли по рекомендации от ведущего, с которым Олег раньше работал. За первый месяц мы заработали 29 000 Р.

После первого заказа я завела группу во «Вконтакте», сейчас она уже мертвая. Выбрала эту соцсеть, так как у нас уже была группа по видеосъемке, и мы привыкли работать и общаться там.

Во «Вконтакте» мы публиковали фото и видеоотчеты с мероприятий, где работала наша фотостойка
Во «Вконтакте» мы публиковали фото и видеоотчеты с мероприятий, где работала наша фотостойка

Позже завели аккаунт в «Инстаграме». Контент я взяла на себя, но посты публиковала нерегулярно: не хватало времени и желания. Тогда не было понимания, что от контента в бизнесе многое зависит.

Иногда выходил один пост в месяц, в другие дни — сразу три за неделю.

В основном в аккаунтах были отчеты и отзывы о заказах, а также информационный контент: я рассказывала о работе фотостойки, из чего она состоит, как работают установленные внутри программы.

В группе во «Вконтакте» за все время работы набралось 200 участников, это были наши заказчики, друзья и коллеги мужа. Клиенты иногда делали репосты, но особой активности не было.

Из «Вконтакте» за все время пришла пара заказов — кто-то увидел группу и захотел заказать услугу. В других соцсетях иногда задавали вопросы, но заказов не было. На таргет и другие способы продвижения мы не тратились: тогда в этом не разбирались, да и поток заказов сначала устраивал.

В соцсетях мы публиковали фото, на которых гости мероприятий пользуются фотостойкой
В соцсетях мы публиковали фото, на которых гости мероприятий пользуются фотостойкой
И показывали, как выглядят распечатанные фото
И показывали, как выглядят распечатанные фото
В соцсетях мы публиковали фото, на которых гости мероприятий пользуются фотостойкой
В соцсетях мы публиковали фото, на которых гости мероприятий пользуются фотостойкой
И показывали, как выглядят распечатанные фото
И показывали, как выглядят распечатанные фото

Большинство заказов — от скромных семейных праздников до больших корпоративных мероприятий — пришли к нам по «сарафану». Нас рекомендовали знакомые из ивент-индустрии и те, кто уже заказывал фотостойку у нас.

Клиенты почти всегда писали Олегу в личные сообщения. Как правило, сами упоминали, по чьей наводке нашли нас. Либо муж уточнял, кто посоветовал обратиться к нам.

Через полгода мы разместились на сайтах «Артист-ру» и «Горько-ру». Там рекламировалась вся ивент-индустрия Екатеринбурга: ведущие, музыканты, экстрим-шоу, стриптиз.

Объявление об аренде фотостойки опубликовали в разделе «Услуги», регистрация на сайте бесплатная. Можно было оплатить продвижение и оказаться наверху списка анонсов, это стоило около 300—500 Р, мы оплачивали пару раз.

Статистики на этих сайтах не было — мы не видели количество просмотров объявлений. Получили оттуда пять заказов на аренду.

В 2016–2017&nbsp;годах конкуренция в Екатеринбурге была невысокой. В городе было 3—4 фотобудки с похожим функционалом — те, что работали и как инстапринтер, и как фотобудка. Сейчас в Екатеринбурге рекламируется больше 10 фотокабинок. Источник: ekaterinburg.artist.ru
В 2016–2017 годах конкуренция в Екатеринбурге была невысокой. В городе было 3—4 фотобудки с похожим функционалом — те, что работали и как инстапринтер, и как фотобудка. Сейчас в Екатеринбурге рекламируется больше 10 фотокабинок. Источник: ekaterinburg.artist.ru

До пандемии в Екатеринбурге часто проводились мероприятия для ивент-индустрии. На них можно было пообщаться или познакомиться с ведущими, организаторами, артистами.

Случались свадебные выставки, на них приходили будущие молодожены — для нас это был дополнительный источник клиентов. Участие в выставке стоило от 3000 до 5000 Р.

Мы с мужем на выставке «Свадебный вальс»
Мы с мужем на выставке «Свадебный вальс»

На выставки мы старались приходить с визитками или буклетами. Дизайн визитки разрабатывали сами. На печать полиграфии уходило около 1000 Р за 200 штук.

Насколько эффективен был такой способ продвижения, мы так и не поняли: либо заказов после выставок не было вообще, либо клиенты просто не уточнили, что узнали о нас таким способом.

Клиенты были разные

Иногда нашу фотостойку заказывали на свадьбы. Активный свадебный сезон начинался в мае и длился до августа, между ними выпадали лишь случайные заказы.

Работа с частными заказчиками обычно ограничивалась одним разом. Было только пару случаев, когда мы работали повторно — свадьба, потом юбилей или детский день рождения.

Чаще всего фотостойку арендовали на корпоративные мероприятия. Для компаний не было высокого или низкого сезона, праздники более-менее равномерно распределялись в течение года.

Как правило, с нами связывался менеджер компании, он же занимался оргвопросами и оплатой. Сразу обговаривали время работы стойки, необходимость брендирования, наличие реквизита. Важно было учесть технические условия: есть ли рядом с местом проведения лифт для подъема техники и розетки электропитания.

Подписывали договор. Компании обычно платят после мероприятия. Мы обязательно прописывали в договоре порядок расчетов, но не включали штрафы за просрочки в оплате. А задержки случались: менеджеры валили все на медленную бухгалтерию и долгое согласование счетов. Иногда за фотобудку рассчитывались через день-два, иногда через пару недель. Обычно чем крупнее компания, тем медленнее происходила оплата.

На 8 Марта, 23 Февраля и предновогодние корпоративы часто приходило несколько заказов на одну дату и время. Выбирали тот, где платили самый большой гонорар. О создании второй фотобудки мы не думали: работы и так хватало.

Первые два года мы работали в основном с частниками и маленькими компаниями, которым не нужен был договор оказания услуг и счет от юрлица.

Потом, чтобы начать работать с компаниями, Олег открыл ИП с упрощенной системой налогообложения и ставкой 6% от доходов. Выбрал ее, так как не планировал нанимать сотрудников и там не нужно подтверждать расходы.

От ИП выставляли счета юрлицам
От ИП выставляли счета юрлицам

На одном корпоративе программа перестала печатать фото

Чаще всего оборудование работало без сбоев, гости с удовольствием фотографировались, а заказчик был доволен услугой. Но иногда все шло не по плану. Принтер мог зажевать бумагу во время печати или внезапно начинал рисовать полоску по центру фотографии. Это все было решаемо, но приходилось тратить время и нервы.

Критических и неразрешимых ситуаций за все время не было, возвращать деньги клиентам не пришлось.

Однажды на заказе в День города инстапринтер не доработал 40 минут оплаченного времени. Некачественный интернет привел к тому, что фотографии не отображались в программе. Заказчик отнесся к ситуации с пониманием. Договорились, что вместо 15 000 Р он оплатит 12 000 Р.

На другом корпоративе за час до конца мероприятия слетела программа. Она срочно потребовала обновление и перестала печатать. Договорились с клиентом, что все фото, выложенные с хэштегом мероприятия, мы распечатаем и привезем в компанию на следующий день. Он согласился, и аренду фотостойки оплатил.

Однажды подвыпившие гости печатали на принтере не переставая — бесплатно же.

И если обычно пачки фотобумаги хватало на несколько заказов, то в этот раз она практически закончилась за вечер. После нескольких сотен фото Олег понял — если так будет продолжаться, аренда фотостойки не покроет даже расходов на бумагу. За час до конца вечера сказал заказчику, что бумага закончилась. Клиент отнесся к ситуации спокойно.

Во время другого заказа пропала атрибутика — усы, шляпы и короны на палочках. Ущерб был небольшой — все это потом докупили за 1000 Р, но было неприятно, что гости незаметно растащили реквизит. Муж все время был рядом с фотостойкой, но он помогал гостям, объяснял, что делать, и когда возле стойки собирается одновременно 8—10 человек, сложно уследить за реквизитом. Олег звонил заказчику, просил найти пропажу, но ничего не вернули.

Мы действовали хаотично и непоследовательно

Муж постоянно развивал фотостойку технически: делал новый дизайн, добавлял свет, вводил новые функции. Например, печать с геолокацией.

А вот маркетинг у нас «лежал». Там мы действовали хаотично и непоследовательно. Для нас фотостойка все еще была дополнительным занятием. Олег по-прежнему занимался видеосъемкой, которая требовала много внимания. Я сначала была в декрете и занималась ребенком, а потом вышла на работу в офисе.

Продвижение услуг сводилось к «настраиванию» сарафанного радио, редкому постингу в соцсетях и попытках рекламироваться на свадебных сайтах. Заказы были непостоянными: иногда по 3—4 в месяц, а порой оборудование простаивало 2—3 месяца и мы ничего не зарабатывали.

Когда изменился дизайн соцсети, белый корпус стилизовали под&nbsp;новые цвета. Оклейка пленкой стоила около 3000 <span class=ruble>Р</span>
Когда изменился дизайн соцсети, белый корпус стилизовали под новые цвета. Оклейка пленкой стоила около 3000 Р

К счастью, ежемесячный платеж по кредиту был небольшой. Хватало одного заказа в месяц.

Одной из наших проблем была самоуверенность: мы искренне верили, что нашу услугу все равно купят. Мы рассчитывали на ведущих, которые расскажут о нас клиентам, на самих заказчиков, которые посоветуют фотостойку знакомым. А еще что люди найдут и выберут нас среди конкурентов на рекламных сайтах.

Самый большой оборот за месяц у нас был в июне 2017 года. Мы тогда заработали 65 000 Р. 14 000 Р нам заплатили три часа работы на свадьбе, 40 000 Р за работу на презентации нового продукта клиента — два дня по четыре часа. Еще 11 000 Р за три часа работы на корпоративном детском празднике.

За четыре года работы мы так и не научились относиться к фотостойке как к бизнесу. И в 2020 году задумались о закрытии.

Наши основные конкуренты активно продвигались в интернете и развивались. На рынке появлялись ретробудки, стойки, которые делали GIF-ролики для публикаций в соцсетях, флипбук-студии — они делали мини-фотоальбомы, которые при перелистывании превращаются в видео. Мы же буксовали на месте.

Для развития не хватало желания и понимания, куда идти. И наверное, мы уже подустали от фотостойки. Все чаще думали, что надо либо вкладываться по полной, либо закрываться. Чтобы бизнес развивался, на нем нужно сосредоточиться, у нас же получалось заниматься им только параллельно с другими делами.

Для&nbsp;мужа на первом месте все&nbsp;же была видеосъемка: это его страсть и дело жизни. Фотостойка стала, скорее, увлечением и пробой сил
Для мужа на первом месте все же была видеосъемка: это его страсть и дело жизни. Фотостойка стала, скорее, увлечением и пробой сил

Иногда Олег подумывал полностью переключиться на фотостойку, но потом снова возвращался к любимой камере. Я тоже не представляла себя только в этом деле, мне больше нравилось писать.

Мы обсуждали с мужем вариант нанять помощников и передать в их руки работу с GoodSelfie, но поняли, что не сможем доверить кому-то фотостойку на 100% и придется все контролировать.

Для дальнейшего развития нужны были финансовые вложения — для продвижения, замены оборудования. Нужен был более мощный ноутбук, наш иногда тормозил. И муж хотел купить дополнительный свет для фото. Но уже был страх, что заказов станет меньше: с каждым годом конкуренция была больше.

И все-таки мы проект не закрывали: расходы были небольшие, а хоть какие-то заказы, пусть и нерегулярные, были.

Операционные расходы в июне 2019 года

Всего расходов 14 400 Р
Закупка бумаги 10 000 Р
Налоги 2400 Р
Бензин 1000 Р
Интернет 1000 Р
Всего расходов
14 400 Р
Закупка бумаги
10 000 Р
Налоги
2400 Р
Бензин
1000 Р
Интернет
1000 Р

Коронавирус и решение закрыть проект

В марте 2020 года ивент-индустрия Екатеринбурга, как и во всей России, «схлопнулась». Даже поставить фотостойку кому-то в офис или в торговый центр мы не могли, все опустело.

Спустя несколько месяцев деловая активность начала восстанавливаться, но было понятно, что фотостойка не актуальна: и людям, и бизнесу было не до развлечений. Все пытались выжить и адаптироваться к новым условиям.

Сколько это продлится, мы не знали: были в растерянности и думали, как удержаться на плаву с основными занятиями. У Олега стало меньше небольших заказов на видеосъемку, но появился один крупный корпоративный заказ — и он полностью сконцентрировался на нем. У меня плюсом к основной работе в пресс-службе появился частный клиент, для которого я писала тексты.

Фотостойку мы решили поставить на паузу, которая затянулась почти на два года. Первые полгода заказов не было вообще, потом ограничения начали потихоньку ослабевать. Но для мужа важнее было реанимировать видеосъемку, поэтому фотобудка продолжала пылиться.

Осенью 2021 года шла очередная волна коронавируса, снова начались ограничения. Казалось, что это не закончится никогда. Мы уже перестали верить, что активная развлекательная жизнь когда-то вернется и фотостойка снова будет востребована на мероприятиях — и решили закрыть проект.

Оборудование продавали по частям и с большой скидкой. Объявления давали на «Авито» и в группах во «Вконтакте».

Фотоаппарат ушел за 7000 Р, принтер вместе с остатками бумаги — за 35 000 Р. Корпус фотостойки сам по себе ничего не стоил, поэтому отправился на мусорную площадку. Ноутбук отдали ребенку для мультиков. С частью реквизита тоже играл сын, что-то из атрибутики до сих пор лежит дома.

Мы не жалеем о том, что ввязались в проект с фотостойкой. И тем более — что закрыли его.

Наступило время нестабильности и неопределенности. Не представляю, как бы мы продвигали услуги фотостойки в таких условиях.

Но винить только пандемию и западные санкции в провале бизнеса было бы неправильно. Мы сами допустили ряд ошибок, которые не дали нам работать дальше.

Во-первых, мы изначально считали фотостойку «запасным» бизнесом, который требует меньше вложений, но это так не работает. В любое дело надо вкладываться полностью — временем, силами, деньгами, креативом.

Во-вторых: никакого бизнес-плана никогда не существовало. Мы не планировали даже ближайший месяц, не пытались выстроить стратегию развития. Действовали импульсивно и хаотично.

В-третьих, мы не уделяли время продвижению. Интернет-маркетинг если и давал какой-то результат, то скорее случайный. Сейчас мне кажется, что правильнее было бы сосредоточиться на части целевой аудитории, например корпоративных клиентах, и направить туда «маркетинговые» силы. И уже для этой аудитории делать прямую рекламу, создавать контент, публиковать обратную связь. Частные заказы могли быть, но лишь как дополнительные.

Мы продали оборудование из фотостойки и решили закрыть проект из-за всеобщей неопределенности
Мы продали оборудование из фотостойки и решили закрыть проект из-за всеобщей неопределенности

Семейный бизнес — испытание для брака. Мы часто не могли договориться, иногда доходило до ссор. Как-то Олег захотел сделать одну сторону корпуса фотостойки зеркальной — чтобы девушки перед съемкой могли прихорашиваться. И хотел прикрепить на корпус крючок для женских сумок. У него были такие аргументы: если они не поправляют прическу перед фото, приходится переснимать, потому что им не нравится результат. И еще они не знают, куда сумку деть.

Я упорно возражала — зеркало и крючок осложнят транспортировку. Первое может разбиться, а крючком легко зацепиться за стену. И вообще, женские сумки — коварная вещь. Даже маленький клатч может весить как кирпич. Мы долго спорили, но в итоге Олег отказался от этой идеи: решили положить небольшое зеркало на столик с атрибутикой.

Хорошие новости: вложения окупились

Были и позитивные моменты. Например, мы поняли, что вложения в фотостойку окупились и она даже принесла немного прибыли. За четыре года мы заработали 400 000 Р и еще 42 000 Р выручили при продаже оборудования.

Мы погасили кредит: на это ушло еще 150 000 Р и проценты по кредиту — около 40 000 Р. Кредит закрыли досрочно за 10 месяцев — вносили побольше в те месяцы, когда была прибыль. За все время 80 000 Р съели расходы на бумагу, бензин и интернет.

Чистая прибыль за четыре года работы — 148 000 Р. Из этой суммы справедливо было бы вычесть взносы в пенсионный фонд, но Олег работал с этого же ИП как видеограф, поэтому эти траты мы не учитывали в проекте фотобудки.

В итоге мы заработали немного денег и получили опыт в новом для себя направлении, а еще научились договариваться. Иногда приходилось убеждать клиентов, чтобы они заказали нашу услугу, или искать компромиссы, если глючило оборудование или мы не успевали напечатать снимки.

Самое ценное, что мы получили — понимание, что в любом деле нужно двигаться последовательно и учитывать все детали. Идея с фотостойкой была неплохая, но нам не хватило более ответственного подхода.

Сейчас мы не планируем уходить в новые направления, занимаемся только основной работой.


Мы ищем людей, которые открыли свой бизнес. Проект должен работать официально и приносить прибыль. Если вы хотите рассказать свою историю — заполняйте анкету.