Каким будет образование будущего в России и мире
Образование
12K
Обложка — ThisisEngineering RAEng / Unsplash

Каким будет образование будущего в России и мире

Рассуждаем сами и спрашиваем экспертов

10

Цифровые технологии меняют не только рынок профессий, но и подход к обучению — в России и в мире.

Эксперты и аналитики прогнозируют, что в будущем часть профессионалов заменят роботы и искусственный интеллект. В то же время возрастет спрос на специалистов, которые разбираются в программировании, и это будет важным навыком практически во всех отраслях. С запросами рынка поменяется и система образования.

Изучили исследования и выяснили, с какими проблемами образование сталкивается сейчас, какие тренды прослеживаются и в чем изменится школьная и университетская учеба в ближайшие 5—10 лет.

Письма о технологиях и интернете
Помогут использовать технологии по полной и будут держать в курсе мемов и трендов. В вашей почте дважды в месяц. Бесплатно

Проблемы современной системы образования

Образованию будущего предстоит решить много проблем. Исследования чаще указывают на формализацию знаний, недостаток финансирования и плохую мотивацию учеников. Разберемся, откуда взялась каждая проблема и что она значит для будущего.

Формализация знаний — проблема многих стран, в том числе России, указывают авторы доклада о перспективах образования от Юнеско. В этом случае образование не выявляет и не развивает способности учеников, а лишь способствует получению формальных документов: аттестатов, дипломов. У формализации несколько негативных последствий, включая нежелание учиться новому во взрослом возрасте и слабую реализацию человеческого капитала.

Соответствие между применением навыков и формальным уровнем образования исследует, например, ОECD — Организация экономического сотрудничества и развития. Под эгидой OECD каждые три года проходит международное исследование качества образования PISA. Оно оценивает различные виды грамотности — читательскую, математическую и естественно-научную. Последний раз Россия участвовала в таком обзоре в 2018 году: экзаменаторы опросили 7608 россиян в возрасте 15 лет.

Что понимают под разными видами грамотности

Читательская грамотность — это способность понимать, использовать, оценивать тексты, размышлять о них, чтобы расширять знания.

Включение заданий, которые оценивают беглость чтения независимо от других процессов, стало нововведением для PISA-2018. OECD подчеркивает: запоминание информации больше не служит основной целью обучения. Важнее, насколько хорошо ученик работает с информацией из одного и нескольких источников.

Отсюда вытекают базовые умения, нужные каждому: беглое чтение, интерпретация и интеграция информации, выделение центральных тем и формулирование выводов.

Математическая грамотность включает использование математических понятий, процессов, фактов и инструментов для описания, объяснения и предсказания явлений. К примеру, к первому классу ребенку нужно не только считать до десяти в прямом и обратном порядке, но и понимать, что такое «больше», «меньше», «равно», замечать закономерности.

Естественно-научная грамотность — готовность интересоваться естественно-научными идеями и способность использовать такого рода знания.

Человек с высоким уровнем этой грамотности занимает более активную позицию в вопросах, связанных с естественными науками, например интересуется изменениями климата. Еще он может различать аргументы, основанные на научных данных и теориях, оценивать альтернативные способы проведения сложных экспериментов и интерпретировать несложные научные явления.

Исследование OECD включало тесты и развернутые ответы на вопросы. Так, в задании по читательской грамотности ученик готовился к лекции о работе одного профессора на острове Рапануи 

. Школьники читали три источника: блог профессора, рецензии на книгу, статьи из научного интернет-журнала. После — отвечали на вопросы сначала с опорой на содержание каждого источника, а затем — объединив информацию.

Оценивали по 1000-балльной шкале со средним значением 500: чем выше балл — тем лучше. Результат российских школьников:

  1. Средний балл по читательской грамотности — 479 против 495 в 2015 году.
  2. По математической грамотности — 488 против 494 в 2015 году.
  3. По естественно-научной грамотности — 478 против 487 в 2015 году.

По каждому показателю Россия заняла примерно 30-е место из 79 стран-участниц 

. В лидерах же были несколько китайских провинций и Сингапур, в случае с математической грамотностью разрыв составил около 100 баллов. Москва участвовала в исследовании как отдельный субъект, оказавшись в тройке-пятерке лидеров в каждой группе. Неожиданный вывод: работать с несколькими источниками российским школьникам оказалось легче, чем с одним. Также они понимают прочитанное лучше, чем ищут информацию.

Источник: PISA 2018: Insights and Interpretations

Один из выводов исследования такой: ученикам особенно важно развивать читательскую грамотность, поскольку работа с информацией, разной и по качеству, и по количеству, развивает критическое мышление. Умение быстро ориентироваться в потоке данных служит основой для получения знаний в будущем и упрощает обучение — а это может мотивировать к учебе в целом, поскольку образовательные результаты тоже будут лучше.

Недостаточная мотивация. По данным опроса компании «ЯКласс» 

, российских школьников ходить на уроки мотивируют в основном не знания: каждый третий считает, что это просто необходимо, а каждый седьмой — потому что заставили родители.

Источник: «ЯКласс»
Источник: «ЯКласс»

Взрослые россияне относительно редко учатся дополнительно, завершив формальные уровни образования: школу, колледж или университет. Согласно исследованию ВШЭ, доля россиян от 25 до 60 лет, вовлеченных в любые формы образования, в два-три раза ниже, чем в некоторых других странах. Такое отставание приводит к серьезным последствиям.

Например, с точки зрения объема человеческого капитала в 2017 году Россия занимала четвертое место в мире — этот показатель измеряется как раз через вовлеченность в формальное образование. Вместе с тем страна стояла на 42-й позиции по реальному использованию навыков в работе и включенности в непрерывное образование. По доступности квалифицированных работников Россия и вовсе на 89-м месте в мире — в возрастной группе от 25 до 64 лет.

Такой разброс косвенно подтверждает формальность образования и его слабое влияние на экономический рост страны. Также он указывает на низкую мотивацию учиться и применять знания на практике. Решать эту проблему, скорее всего, придется не одно поколение.

Переработки учителей тоже формализуют образование. Нехватка времени отбивает желание творчески подходить к подготовке уроков, причем учителя моложе 30 лет воспринимают проблему острее, чем более старшие коллеги. Вывод подтверждает исследование SuperJob, в котором участвовали 3000 респондентов со всей страны. Сверхурочные привычны для шести из десяти педагогов, длительность переработок тоже немаленькая — 38%. Все это вместе нередко приводит к стрессу и выгоранию у наставников.

Источник: информационный бюллетень «Школьные учителя в изменяющихся условиях: адаптивность и готовность к инновациям», ВШЭ

Нехватка финансирования. Доля бюджетного финансирования образования в России растет. Согласно Минфину, в 2021 году федеральные расходы на образование составили 1 трлн рублей, в 2022 и 2023 годах — по 1,3 трлн рублей. В 2024 году затраты по плану вырастут до 1,4 трлн рублей, но в 2025 году уменьшатся до 1,2 трлн рублей. Еще 3,5—3,9 трлн рублей на образование тратят регионы страны.

Это сопоставимо с затратами в некоторых других странах, например в Швеции, но растущая стоимость образования все равно выявляет нехватку средств — особенно с учетом того, что конституция гарантирует бесплатность основных видов образования в России.

Когда денег для финансирования школы не хватает, граждане больше тратят на дополнительное образование в учебных заведениях. Это нарушает механизмы социального выравнивания через общее образование, указывают аналитики из ВШЭ. Чтобы изменить положение дел, необходимо увеличить расходы на образование еще на 1,5—2% ВВП — примерно на 1,5 трлн рублей.

Источник: статистический сборник «Индикаторы образования: 2023», ВШЭ

Согласно данным Росстата, зарплата преподавателей растет. За первое полугодие 2023 года средняя зарплата школьного учителя в России составила 63 632 ₽, что на 13 964 ₽ больше в сравнении с 2022 годом. С 2013 по 2022 год почти втрое выросла зарплата преподавателей вузов — с 40 000 до 115 000 ₽. Но больше всего получают в Москве, Санкт-Петербурге и Дальневосточном федеральном округе. Самые низкие зарплаты — в Северо-Кавказском регионе.

Впрочем, среди трудностей, которые мешают погрузиться в преподавательские обязанности, низкую зарплату называют 38% опрошенных 

. Дифференциация по регионам и должностям приводит к тому, что многие преподаватели сконцентрированы не на научно-исследовательской работе, а на подработках.

Аспиранты тоже вынуждены совмещать исследования и работу на полный день — зачастую в неакадемических организациях. ВШЭ подсчитала, что в случае социальных наук этот показатель достигает 60%. Средняя стипендия в 9526 ₽ не покрывает прожиточный минимум 14 375 ₽. Минобрнауки планирует повысить аспирантскую стипендию до 50 000 ₽ в месяц: примерно столько, по данным ВШЭ, аспиранты зарабатывают самостоятельно.

Источник: информационный бюллетень «Опыт совмещения учебы и работы аспирантами и его роль в карьерных траекториях выпускников аспирантуры», ВШЭ
Аватар автора

Ольга Назайкинская

директор Центра трансформации образования школы управления «Сколково»

С какими проблемами сталкивается российская система образования

Я бы выделила две проблемы.

Потеря смысла элементов системы. Из-за того, что в российской системе образования работают части из разных моделей и времен, некоторые подменяют друг друга. Например:

  • учеба в старших классах по большей части превратилась в подготовку к ЕГЭ вместо того, чтобы давать знания, которые пригодятся в дальнейшем обучении и карьере;
  • профориентация закрепляет путь в какой-то конкретной специальности, исключая возможность пробовать разное и учиться выбирать самостоятельно;
  • многие университеты продолжают представлять собой исключительно кузницы кадров, что лишает их возможности давать фундаментальное, многоаспектное, исследовательское образование.

Отсутствие индивидуального подхода в образовании на любом этапе и уровне. Многие образовательные организации сейчас обсуждают индивидуальные траектории, но большинство внедряет их формально — в виде кружков и курсов по выбору. Тогда как индивидуальный подход затрагивает не только содержание учебного процесса, но и темп обучения, форматы, интересы учащегося, личностные особенности. В итоге центральной фигурой остается учитель или преподаватель, а не школьник или студент.

В современном мире, когда мы хотим, чтобы образование проходило через всю жизнь, помогало ориентироваться в сложном информационном пространстве, принимать решения, невозможно в такой конструкции получить необходимые для этого навыки.

Аватар автора

Диана Королева

заведующая лабораторией инноваций в образовании Института образования НИУ ВШЭ, кандидат наук об образовании

Какие факторы влияют на систему образования в России

После пандемии у школьников, студентов и их родителей появился запрос на другие форматы получения знаний, нежели на очный. Например, продолжает расти спрос на учебу в онлайне.

Если говорить про высшее образование, большие вызовы связаны с изменениями на рынке труда. Развитие технологий приводит к тому, что некоторые профессии отмирают, другие появляются. Но университеты по инерции готовят студентов к профессиям, которые, если верить прогнозам, скоро исчезнут.

Второй момент — массовость. Сегодня не работает или работает плохо «конвейер», актуальный для индустриального общества, когда надо было научить много людей примерно одинаковым навыкам. У общества появился запрос на персонализацию. Тем не менее массовость остается и при этом сопровождается неоптимальной системой оценивания результатов, которая не учитывает индивидуальные особенности учащихся.

Также к проблемным факторам можно отнести старение учительского корпуса и низкое качество подготовки будущих учителей. В 2023 году вступил в силу закон, разрешающий студентам последних курсов педагогических колледжей официально работать в детских садах и начальных классах школы. Ранее аналогичное право было у студентов педагогических вузов.

Другой важный момент, который особенно характерен для российской системы образования, — слабая последовательность и преемственность программных инициатив. Например, после 20 лет участия Россия отказалась от Болонской системы. Это приводит к тому, что у преподавателей нет понимания единой цели и общего движения к ней.

Тренды образования будущего

В совместном отчете Открытого университета Великобритании и Университета Кейптауна за 2023 год выделяют несколько трендов — и методических, и технологических.

Мультимодальность — это использование в общении не одной знаковой системы, а нескольких: так, лекцию можно послушать в университете, потом посмотреть к ней пару разъясняющих роликов, а следом — почитать статью по теме. Поэтому преподавателям станет важнее понимать возможности и ограничения разных способов общения и обучения. Например, письменный текст лучше показывает логику мыслей, а картинки — пространственное восприятие.

В школе мультимодальность можно задействовать, скажем, разрешив ученикам не только отвечать на привычные опросы или тесты, но и приводить аргументы в формате видео или как-то иначе. Так ребята смогут продемонстрировать знания, которые не видны в традиционных способах проверки, — и не чувствовать себя отстающими.

Обучение через культурный опыт и вызовы. Среди учеников растет спрос на то, чтобы образование отражало культурный опыт, возможности и навыки каждого. Все больше стран выступают за то, чтобы включить в программы знания коренных народов: не просто добавить глав в учебники, а перестроить план учебы.

В России, например, живут представители 47 малых коренных народов, но их культуры и истории в обязательной школьной программе нет. Изучение родных языков обязательно в школах, программа которых включает соответствующий предмет. Но родители сами могут выбрать, какой язык ребенок будет изучать в качестве родного, в их числе есть русский.

Также, по мнению исследователей из Британии и ЮАР, все популярнее становится приобретение знаний с помощью соревнований, испытаний — как индивидуальных, так и коллективных. Учебные задачи с таким подходом могут требовать разносторонних умений, командной коммуникации. Соревновательный элемент готовит школьника или студента к будущей работе, мотивирует учиться дальше.

Аватар автора

Ольга Назайкинская

директор Центра трансформации образования школы управления «Сколково»

Что включает в себя персонализация процесса

Главный тренд — индивидуализация. Если мы с ним справимся, образование будет отвечать на запросы современного мира. У индивидуализации есть несколько аспектов.

Образовательная программа. Понятно, что у каждой программы есть определенные рамки, ведь она готовит к какой-то профессии. Но внутри дисциплины, курсы, модули могут быть чуть шире или глубже — в зависимости от того, что нужно студенту и какие у него карьерные и личные планы.

Форматы обучения напрямую соотносятся с индивидуальными особенностями и потребностями человека. Кто-то лучше усваивает знания в игровом режиме, кто-то в тренинговом — и так далее. Индивидуальный подход в этом плане повышает результативность учебы. Вместе с тем он сложнее и затратнее других методов, требует дополнительной подготовки преподавателей.

Разнообразие площадок для обучения. Это про выход из одной образовательной организации и возвращение в нее: к примеру, можно взять курс в другом институте, колледже или школе, заняться волонтерской деятельностью, которая может засчитаться за результат учебы. Также нужна свобода в выборе темпа и графика. Скажем, есть программа, которая длится пять лет, или в ней определенное число зачетных единиц, но ты можешь проходить ее частями, останавливаться, перезачитываться, возвращаться.

Образовательные результаты. Всегда есть минимальная база, которую должна обеспечить программа. Но формирование личной траектории подразумевает и получение результатов, важных именно для тебя и твоей будущей карьеры. Так мы получим выпускников, каждый из которых на выходе будет обладать уникальным набором компетенций, знаний, навыков, развитых личностных качеств. Это как раз то, что обеспечит успешность в нынешнем непредсказуемом мире, даст им гибкость, позволит входить в новые типы рынков, индустрий и профессий.

Распространение метавселенных. Метавселенные — это виртуальные пространства, где люди взаимодействуют с цифровыми объектами и друг с другом. Отличия метавселенной, например, от компьютерной игры в том, что она бесконечна, дополняет реальный мир и открыта для всех, по крайней мере в теории. Пока же для участия нужен VR-шлем, его цена — несколько десятков тысяч рублей.

Особенности метавселенных могут усовершенствовать образовательные процессы. Например, спроектировать обучение так, чтобы ученик полностью вовлекался в процесс, изучал окружение, самостоятельно выбирал задачи и решал их, потому что хочет этого, а не потому, что нужно. В метавселенных можно создавать школы, колледжи, университеты, открывать филиалы, классы — дополнительные или альтернативные физическому пространству. Можно проектировать групповые встречи, проводить иммерсивные нетворкинг-сессии.

Подкасты. В последние годы преподаватели внимательнее присматриваются к подкастам как образовательному инструменту. Их можно не только слушать, узнавая что-то полезное, но и создавать, пользуясь мультимодальным подходом.

Неформальность подкастов, широта форматов и тем — аудиолекции, интервью, кейсы, записи экскурсий — может заинтересовать учащихся. Но насчет их эффективности в образовании расходятся мнения даже читателей Тинькофф Журнала.

Усиление роли ИИ в образовании. Технологический тренд, который в том числе захватывает работу учителя. Уже сейчас ИИ упрощает подготовку к занятиям: набросать презентацию, сделать картинки, составить чек-листы, разыграть сценку. Также нейросети уже помогают учить иностранные языки и исправлять ошибки в коде. Правда, пока такие системы только начинают встраиваться в повседневную работу педагогов, а в разных учебных заведениях процесс идет с разной скоростью.

Зато частные образовательные компании активно задействуют ИИ в своих продуктах. Например, в «Дуолинго» появилась специальная подписка Max с двумя функциями: Explain my Answer помогает разобрать ошибки с чат-ботом, а режим Role Play запускает диалог с ИИ-собеседником. Пока модель работает только с французским и испанским языками 

.

Вместе с тем генеративные инструменты заставляют пересмотреть подходы к оценке результатов учебы — как это было, например, с появлением электронных калькуляторов полвека назад. В Тинькофф Журнале был материал о том, как студент написал диплом с помощью ChatGPT и запустил дискуссию о нейросетях в образовании.

Британский ученый Майкл Шарплз исследует отношения между ИИ и образованием с 1980-х годов. Вот как, по его мнению, можно применять искусственный интеллект в педагогике:

  1. Использовать для создания курсов, викторин, что будет упрощать работу преподавателя и поощрять учеников к учебе.
  2. Применять в качестве репетитора. ChatGPT может взять на себя эту роль: опираться на то, что учащийся уже знает, обучать чему-то новому и давать обратную связь.
  3. Использовать как товарища по учебе. Иногда учащиеся хотят пообщаться с тем, кто их понимает, но может устроить проверку усвоенного материала — и при этом не учителем. ChatGPT может обобщать отрывки текста, задавать по нему вопросы и проверять ответы.
  4. Помогать учащимся находить информацию и изучать ее.

По мнению Шарплза, чат-боты не смогут заменить учителей, но возьмут на себя рутинные задачи. А учителям освободят время для поиска ответов на более сложные вопросы.

Но есть вероятность, что учителей попросту загрузят другими задачами. Подобное случилось с внедрением электронных журналов — в некоторых школах заставляли вести электронную и бумажную версии. Возможно, внедрение чат-ботов перераспределит задачи, и времени на творческий подход к урокам по-прежнему не хватит.

Одно из ограничений, которое может повлиять на место ИИ в образовании, — социальная предвзятость. Так как искусственный интеллект собирает текст из общедоступной информации, он может воспроизводить и усиливать предубеждения. Например, сообщить, что остров Кипр целиком принадлежит Республике Кипр 

. Другая проблема в том, что нейросеть может генерировать ответ, не имеющий отношения к запросу, или давать неверную информацию. Поэтому развитие разных видов грамотности все равно будет актуальным.

Компетенции будущего

Рынок труда постоянно меняется, и с развитием технологий часть профессий исчезнет, но появятся новые, которые потребуют и других навыков. Порассуждаем, какие навыки пригодятся в работе в будущем.

Среди работодателей вырастет спрос на базовые цифровые и технологические навыки вроде программирования, показывает исследование института McKinsey Global. Также будут востребованы социально-эмоциональные компетенции: лидерство и умение руководить. У учителей будут по-прежнему востребованы умение обучать, навыки межличностного общения.

Также, согласно «Атласу новых профессий» от 2021 года, из-за быстрого развития технологий акцент смещается с узкопрофессиональных к надпрофессиональным компетенциям. Узкопрофессиональные навыки еще называют техническими или жесткими, они непосредственно необходимы для выполнения рабочих задач.

Например, учитель математики должен разбираться в алгебре, геометрии, а учитель русского языка — не допускать орфографических, пунктуационных и стилистических ошибок. Надпрофессиональные — это те, что пригодятся вне зависимости от должности. Подробнее о том, как их развивать, можно почитать в статье о софт-скиллах.

Чем влиятельнее будут цифровые технологии и ИИ, тем больше придется развивать умение работать с ИТ. Этот навык потребуется всем учителям, а не только преподавателям информатики или робототехники.

Аватар автора

Диана Королева

заведующая лабораторией инноваций в образовании Института образования НИУ ВШЭ, кандидат наук об образовании

Как быстро ИИ повлияет на образование в России и какие навыки предстоит развивать ученикам и учителям

Сегодня насчет ИИ идет большая дискуссия. В одиночку учителю сложно добиться того, чтобы обучение стало персонализированным, особенно если в классе 30—40 человек. Искусственный интеллект должен ему в этом помогать: давать подсказки, вести учеников как тьютор, анализировать результаты. Но для успешного внедрения надо обучить учителей работать с такими системами.

До сих пор школьное образование не учит правильно пользоваться поисковыми системами: вводить запрос, интерпретировать ответы, сравнивать источники. А этим технологиям более 20 лет. Искусственный интеллект по сравнению с ними начал активно развиваться совсем недавно.

Насколько быстро система образования начнет учить школьников и студентов им пользоваться — под вопросом. Согласно футурологам, потенциал у искусственного интеллекта большой, но как он будет применяться на практике, не знаю. Может быть, никак, как в случае с поисковиками.

А вот развивать, на мой взгляд, предстоит два основных навыка: критическое мышление и коммуникацию.

Есть версия, что с развитием ИИ критическое мышление будет страдать: если раньше надо было найти информацию, сравнить ее, то сейчас система выдаст готовые данные из разных источников. Кажется, зачем уметь критически мыслить? Хотя это нужно делать совершенно точно. Искусственный интеллект может ошибаться, придумывать, и потому важно критически относиться к выдаче.

Еще часто говорят о том, что с развитием технологий страдают коммуникативные навыки. Но с искусственным интеллектом тоже надо правильно общаться. И речь не только о том, чтобы верно формулировать запросы. Есть большой вопрос про этику общения с ИИ: давать чат-боту краткие команды или расписывать их подробно, здороваться и прощаться или нет. Это другого типа коммуникативные навыки, но их тоже надо использовать эффективно.

Сейчас школы пытаются сохранить фундаментальность, с трудом принимая инновации. Вузы более подвижны и сотрудничают с разными компаниями, создают онлайн-магистратуры. Таким образом они хотя бы частично отвечают на запросы современного общества.

Мне кажется, в дальнейшем у системы образования есть два пути. Первый: система формального образования сильно не изменится, но еще больше разовьется неформальный пласт. Условно, ученик будет выбирать специальность из классического университета, потому что в обществе принято получить высшее образование. Вместе с тем дополнительные навыки студент приобретет на стороне.

Второй путь: формальное образование втянется в новую реальность и тоже начнет продюсировать контент, отвечающий запросам современного общества. Но как это произойдет, я спрогнозировать не могу.

Учителям и ученикам предстоит развивать эмпатию, навыки коммуникации, креативность — эти навыки далеки от освоения машинами. Некоторым они свойственны с рождения, но даже в таком случае их можно улучшить. Чат-боты не смогут заменить учителя: ему также надо будет устанавливать контакт с разными учениками и их родителями. А так как наблюдается тренд к мультиязычности и мультикультурности, возможно, что в одном классе будут учиться представители разных культур. В некоторых школах так происходит уже сейчас.

К концу десятилетия вырастет спрос на работников, имеющих более высокий уровень креативности, с хорошо развитым критическим мышлением, которые не боятся принимать решения. При этом продвинутая грамотность и навыки статистической обработки данных не будут пользоваться повышенным спросом: потребность в них останется прежней или может даже понизиться.

Исследователи института McKinsey Global подчеркивают, что это не означает отсутствие в будущем творческих профессий и учителей. Но часть задач по обработке данных и проверке грамотности возьмут на себя машины. Школьников и студентов будут учить лучше концентрироваться, решать сложные творческие и аналитические задачи.

Потребуется развивать и коллективные компетенции: трудные проекты будут выполняться в командах, где собираются люди разного возраста, с разным культурным бэкграундом. Соответственно, важно понимать друг друга, договариваться и сотрудничать, но при этом уметь аргументировать свою позицию и решать конфликтные ситуации.

Аватар автора

Евгений Бобров

проректор — начальник управления академической политики и организации образовательной деятельности Университета Иннополис

Какие компетенции в будущем станут нужнее

Это всегда был трудный вопрос, но с появлением ChatGPT ответить на него стало еще сложнее. Возможно, во главу угла выйдут мягкие навыки вроде умения работать в команде и аргументировать свою позицию, а также цифровые — способность использовать цифровые устройства, приложения и сети для доступа к информации и управления ею.

Также ценным будет умение применить полученные цифровые результаты и рекомендации на практике — для этого и нужно уметь анализировать и синтезировать информацию.

Какими будут школы и университеты будущего

В отчете OECD авторы говорят о том, что под влиянием общественных и политических процессов образование находится на распутье. Например, глобальное потепление, стихийные бедствия и другие причины провоцируют миграции — и в обществе все сильнее смешиваются языки и культуры. Мигранты часто учатся не только в государственных школах, но и в иностранных, где обучение проходит на английском или родном языке мигрантов. Например, русские школы есть в Сербии, Турции и других странах. Здесь вспоминается тренд на обучение через культурный опыт.

Развитие навыков на протяжении всей жизни — lifelong learning — тоже стало новой реальностью. Стирается грань между приобретением знаний в учебных заведениях и их применением. Сегодня уже нельзя, получив профессию, быть уверенным в том, что в выбранной сфере ничего не изменится.

Знания, полученные в вузе, могут потерять актуальность уже к моменту начала карьеры.

Например, еще десять лет назад большинство учителей вряд ли задумывалось, что им придется учиться использовать ИИ в работе. Теперь им нужно осваивать новые образовательные сервисы и цифровые технологии на протяжении всей карьеры. То же самое касается и других специальностей.

Доклад Trends Shaping Education, опубликованный в 2022 году, исследует тенденции в развитии общества, их влияние на образование в странах OECD. Доклад предлагает четыре варианта развития школьного образования в ближайшие 15—20 лет:

  1. Образование остается формальным. Документы, полученные по завершении учебы, по-прежнему служат показателями успеха. Международное партнерство будет зависеть от цифровых возможностей страны, доступ к ресурсам будет различаться. Глубина персонализации станет зависеть от работы учителя — и запрос на личный подход изменит само педагогическое образование.
  2. Ключевую роль начнет играть выбор: работодатели станут задавать образовательную траекторию, но параллельно будут существовать разные формы получения образования. Роль государства уменьшится. Большое количество образовательных программ даст обучающимся возможность выбирать программу, подходящую по цене, продолжительности и другим показателям. Увеличится роль образовательных платформ.
  3. Школы сохранят большинство функций, но разнообразие педагогических систем станет нормой. Индивидуальные образовательные траектории усилятся одновременно с увеличением значимости командной работы. Школы будут больше сотрудничать с музеями, библиотеками, технологическими хабами и подобными организациями. Они превратятся в своего рода образовательные хабы — площадки, где интегрируются инновационные образовательные практики и подходы в формате программ дополнительного образования.
  4. Диджитализация сделает возможным быстрое обучение и подтверждение полученных знаний и навыков. «Бесплатные» образовательные возможности заслонят устоявшиеся образовательные структуры, школьное обучение тоже отойдет на второй план. Образование будет целиком построено на использовании цифровых технологий, ИИ, а также на решении насущных проблем. Сотрется граница между образованием, работой и досугом.
Аватар автора

Таисья Погодаева

советник ректора ТюмГУ, эксперт по трансформации образовательных процессов

Как изменятся российские университеты через 5—10 лет

Университет несет минимум две функции. Первая — передача накопленного культурного опыта, культурных норм, правил. Вторая — формирование актуальных практических навыков, профессиональных компетенций.

Университеты с осторожностью относятся к изменениям, потому что в моменте невозможно проверить, что представляет собой изменение: веяние сегодняшнего дня или тенденцию будущего. Поэтому иногда проигрывают агрегаторам учебных курсов.

Через 5—10 лет, думаю, глобальных изменений в университетском образовании не произойдет. Но вот что будет точно:

  1. Серьезное сближение университетов и бизнеса. Вузы уже сейчас становятся ближе к сегменту рынка труда, и через несколько лет образование в них станет еще более проектным. Университеты понимают важность бизнеса с точки зрения практического опыта, результатов реальных проектов и актуальности профессиональных знаний. А бизнес понимает, что университеты — это место талантливой молодежи и потенциальных кадров.
  2. Онлайн-образование перестанет расти динамически, так уже случилось в пандемию. В онлайне будут скорее не курсы под ключ, а отдельные части учебных программ, то есть преимущества онлайна будут использоваться внутри офлайн-дисциплин — так называемое гибридное образование.
  3. Ориентирование на студентов. Абитуриенты готовы переезжать, и это автоматически обостряет конкуренцию между университетами и толкает их к изменениям, студентоориентированности.
  4. Изменение подхода к управлению приведет к тому, что университеты сформируются как коворкинг профессиональных управленцев. А это положительно повлияет на бизнес-процессы университета и содержание программ. Сейчас университеты занимаются молодежной политикой, становятся более открытыми для города, и тенденция усилится. Вузам придется насыщать социально-культурную жизнь, потому что у нынешних студентов большой спрос на все, что касается самореализации.

Я не верю в то, что университеты исчезнут. Профессиональные компетенции можно получить на курсах, но университеты помогают передавать культурный опыт, а это важная составляющая выживания людей как вида. Почему университеты точно останутся в зданиях? Потому что у молодых людей есть запрос на сопричастность, на то, чтобы быть частью сообщества. ИТ-компании пытаются создать такую среду, но до тех пор, пока бизнес не присвоит себе эту функцию, университеты будут жить.

Итоги

  1. Чаще всего к проблемам современной системы образования в России относят формализацию знаний, низкую мотивацию учеников и учителей, недостаточное финансирование.
  2. Внедрение искусственного интеллекта в образование — один из главных трендов. Чат-боты не заменят учителей, зато могут освободить время для решения более сложных задач, но это не гарантировано.
  3. Учителям придется плотнее работать с цифровыми технологиями, развивать эмпатию и коммуникативные навыки. Ученикам потребуется развивать критическое и системное мышление.
  4. Обучение станет гибким, персонализированным, а ученики будут приобретать знания через опыт.

Новости из мира образования, советы по карьере и учебе, вдохновляющие истории — в нашем телеграм-канале: @t_obrazovanie

Какие проблемы образования, вы надеетесь, удастся решить в будущем?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество