В 2013 году я купил на торгах башню в Томске и решил в ней поселиться

У меня экономическое образование, но в работе оно мне никак не пригодилось. После вуза я трудился в основном в ИТ-сфере. Сейчас работаю в компании друга, которая занимается разработкой программного обеспечения.

Башня появилась у меня совершенно случайно — увидел объявление об аренде, но решил ее купить. Тогда я не знал, какой головной болью она станет для меня в будущем. Изначально это было старое разваливающееся здание, где не было ничего, кроме мусора и птичьего помета. Со временем я полностью очистил его, отреставрировал фасад, сделал минимальную отделку внутри и заселился.

За время ремонта в башне было две аварии с водопроводом и пожар. На отделку я потратил уже около 9 млн рублей, и это еще не конец.

В статье расскажу, что я делал с башней последние десять лет, как влез в долги и почему ни о чем не жалею.

Моя башня до ремонта
Моя башня до ремонта

Почему я решил жить в башне

Весной 2012 года друг и коллега скинул мне ссылку на сайт Томской мэрии, где в аренду сдавали муниципальное имущество. Мы с другом на тот момент подумывали сменить офис, поэтому как раз искали предложения на рынке.

На этом сайте мы увидели объявление о сдаче в аренду «трехэтажного нежилого здания» площадью около 100 м². По фотографиям было очевидно, что это водонапорная башня на окраине Томска — рядом с Южной площадью. До этого я много раз проходил мимо — она находится в десяти минутах пешком от места, где я родился и вырос. Но я был уверен, что башня занята, потому что рядом стояли хозяйственные постройки.

Сейчас этой башне больше 125 лет. Ее высота — 24 метра: нижняя часть — кирпичная, верхняя — деревянная.

Скорее всего, в объявлении была указана площадь первого этажа с пристройкой. Было написано, что это трехэтажное здание, хотя по факту был только один полноценный этаж. Вторым этажом служило самодельное перекрытие на стальных уголках, которое в лучшем случае использовалось как склад.

Стоимость аренды в объявлении не указали. Как я понимаю, арендатор должен был сам договориться с мэрией и подготовить предложение.

В тот же вечер я поехал посмотреть на объект.

Так выглядела башня, когда я увидел объявление об аренде и приехал на нее посмотреть
Так выглядела башня, когда я увидел объявление об аренде и приехал на нее посмотреть
Таким было провалившееся деревянное перекрытие примерно на уровне нынешнего четвертого этажа
Таким было провалившееся деревянное перекрытие примерно на уровне нынешнего четвертого этажа
Так выглядела башня, когда я увидел объявление об аренде и приехал на нее посмотреть
Так выглядела башня, когда я увидел объявление об аренде и приехал на нее посмотреть
Таким было провалившееся деревянное перекрытие примерно на уровне нынешнего четвертого этажа
Таким было провалившееся деревянное перекрытие примерно на уровне нынешнего четвертого этажа

Когда я приехал, то понял, что здание давно заброшено. На окне первого этажа был висячий замок в плохом состоянии: если сильно дернуть его, дужка выскакивала. Если так же сильно стукнуть, замок вставал на место. Я сдернул замок и залез в башню.

Внутри была чудовищная разруха, и мне не удалось никуда пробраться без лестницы. Через несколько дней я приехал уже со складной лестницей, приятелем и фотоаппаратом. Мы увидели, что вся башня находится в плохом состоянии: на первом этаже провалился пол, был виден подвал, заваленный мусором и грунтом.

Перекрытие между первым этажом и остальным пространством башни провалилось, лестница была старая и не доходила до самого верха. Благодаря складной лестнице мы смогли добраться до чердака и крыши. Стало понятно, что через несколько лет начнут разрушаться несущие конструкции.

Мы посмотрели на это все и поняли, что невозможно арендовать башню под офис. Я тогда ничего не понимал в строительстве и ремонте, но подумал, что понадобится около миллиона рублей и годик, чтобы привести здание в порядок. Мне казалось, что будет круто жить в башне, и я решил попробовать ее выкупить.

Сейчас, спустя десять лет, я даже не могу понять, как мне в голову пришла такая идея.

А тогда мне хотелось сделать уникальный по меркам всей России дом. Насколько я знаю, на тот момент дома в стиле водонапорной башни ни у кого не было.

В первые два раза я пробирался в башню незаконно, мне не терпелось ее осмотреть. С собственником я договорился о встрече, как только смог. Примерно через неделю представитель департамента недвижимости мэрии официально показал мне здание.

Что за башня

Информацию о башне я узнавал случайно из разных источников: друзья присылали архивные фото, местные старожилы рассказывали истории.

Насколько мне известно, водонапорную башню построили ориентировочно в 1895 году. Она стала частью томского железнодорожного вокзала и снабжала его водой. Это был типовой проект — таких башен разной высоты и объема бака очень много вдоль Транссиба.

Моя башня недолго использовалась по прямому назначению, поскольку в начале 20 века братья Бромлей построили в Томске водопровод. Мне не удалось найти в исторических документах, сколько именно времени башня снабжала вокзал водой. Люди, которые жили возле башни в 1970-е годы, сказали мне, что тогда здание использовалось как локальный водораздаточный узел. То есть возле постройки стояла колонка, где можно было набрать воду от башенного бака.

В 1982 году башню признали памятником культурного наследия регионального значения. Тогда же сделали единственный за все время косметический ремонт: вставили окна и оборудовали рядом площадку под кафе-мороженое.

Я видел фотографию из 1980-х: вокруг стояли столики, зонтики, все выглядело очень цивильно. На фотографиях можно разглядеть только окошко выдачи готовой еды. Что было внутри башни, точно неизвестно: то ли кухня, то ли администрация. Это кафе просуществовало примерно до 90-х годов.

Так выглядела башня в 1980-х годах
Так выглядела башня в 1980-х годах

Затем в 1992 году власти выдали индивидуальному частному предприятию «Голубой огонек» лицензию на продажу чебуреков и беляшей внутри самой башни. Предприниматели использовали только первый этаж здания. Затем начали пристраивать разные сооружения вокруг башни. Так появился железный контейнер для хранения еды, потом внутри оборудовали кухню. Постепенно пристройка разрослась до 100 м². Мэрии это не понравилось, и она прислала уведомление о необходимости снести незаконную постройку.

Примерно в 2000-х годах «Голубой огонек» просто перестал работать и исчез — я не нашел информации, что случилось с предприятием. А мэрия вместо того, чтобы снести постройки, оформила на них технический паспорт вместе с башней и земельным участком. Так пристройки стали частью памятника.

При этом землю оформили вразрез со всеми правилами: обычно участок земли берется с минимальным запасом в один метр, а здесь не было никакого отступа — территория шла строго по контурам башни и пристроек. В итоге в документах было нарушено все, что только можно: башня частично находится на дороге, у нее нет никакого дополнительного участка земли.

Лицензия предприятия «Голубой огонек»
Лицензия предприятия «Голубой огонек»
Мой друг нашел в архиве краеведческого музея раритетное фото башни. Судя по всему, это 1990-е годы, поскольку на заднем плане маячит сарай, пристроенный чебуречниками
Мой друг нашел в архиве краеведческого музея раритетное фото башни. Судя по всему, это 1990-е годы, поскольку на заднем плане маячит сарай, пристроенный чебуречниками

Как я купил башню

Я начал думать, как осуществить задуманное: жить в башне. Объявление об аренде выставил департамент муниципального имущества томской мэрии. Я записался на прием к заместителю главы департамента Михаилу Ратнеру. Все мои знакомые утверждали, что общаться с чиновниками бесперспективно: якобы придется давать взятку и все равно ничего не получится. Я всегда отвечал, что за спрос денег не берут, и решил попробовать. Несмотря на мою уверенность, я волновался.

На тот момент я уже знал, что башня — памятник культуры регионального значения. При этом была запутанная ситуация: собственность на здание и участок земли относилась к мэрии Томска, а внешняя отделка здания — к департаменту культуры области. Я хотел понять, можно ли передать здание башни в частные руки. Благодаря Ратнеру я запустил этот разъяснительный процесс. Чтобы определить стоимость, мэрия заказала официальную оценку здания у частной компании. Ее оплачивал я и отдал 30 000 Р. При этом сам отчет я не видел.

На заседании Думы Томской области депутаты приняли решение о том, что зданием может владеть частное лицо или компания, но только если они подпишут охранное обязательство. Согласно ему собственник обязан привести памятник к историческому облику и поддерживать его в этом состоянии.

Исторический облик предполагал, что у башни два объема: кирпичная часть снизу и деревянный восьмиугольный сруб с девятью окнами сверху. Над срубом — чердак и шатровая двускатная крыша. Этот облик нельзя нарушать — не разрешается даже менять размер окон. Внутри можно сделать ремонт как угодно.

Я согласился с этими условиями. К концу 2012 года мэрия организовала аукцион — продавала нежилое здание и участок земли под ним площадью 120 м². Вообще, она регулярно проводит такие аукционы по распродаже муниципального имущества.

В аукционе было всего две заявки — от меня и моего друга. Это было необходимо, чтобы торги состоялись. Сначала друг сделал первую ставку — 1 480 000 Р. Я сделал следующий шаг — 1 500 000 Р. Так мне передали в собственность здание башни.

Я небогатый человек, и собственных сбережений мне не хватало для покупки башни. Поэтому я также взял кредит в банке и занял денег у друзей. К счастью, тогда я не понимал, во сколько мне обойдется вся затея. Если бы знал, все равно взялся бы за этот проект, но сразу после покупки поставил его на консервацию. Так бы я мог вести ремонт постепенно.

Как я сделал проект

Охранное обязательство в дальнейшем в разы увеличило стоимость всех работ с памятником, ведь их должны проводить лицензированные компании. Список таких компаний мне предоставил областной департамент культуры.

В 2013 году я выбрал одну компанию из списка. Она разработала проект реставрации и приспособления памятника и его экспертизу. За это я заплатил больше 300 000 Р. Мне казалось, что это большие деньги. Тогда я еще не понимал, сколько будут стоить сами работы.

Весь проект я должен был реализовать за пять лет. Документ состоял из нескольких томов с инженерными разделами. Там было описано, как сделать внешнюю отделку и при этом сохранить исторический облик башни. А еще — как установить несущие конструкции и разбить башню на шесть этажей.

В итоге я не уложился в сроки, но ко мне пока не применяли за это санкции.

Как я готовился к ремонту

Уборка. Первый раз как владелец я приехал к башне 1 января 2013 года. На тот момент внутри не было перекрытий, коммуникаций, фасад осыпался, а крыша прогнила. В верхней части башни уже не было чугунного бака для воды — кто-то давно его распилил прямо на месте и унес.

Проект реставрации был еще в разработке, поэтому я решил начать с уборки. Я разобрал провалившиеся перекрытия, убрал помет и трупы голубей, а также несколько тонн каленого грунта на чердаке. За месяц я своими силами вывез 16 кубометров мусора. Доски и бревна отдавал соседям.

Демонтаж. Затем я начал демонтировать все старое. Мы с другом разобрали гнилой деревянный пол на первом этаже и перекрытие на втором. Содрали со стен советскую кафельную плитку. Также я демонтировал старое железо и обрешетки на крыше. Так башня стала пустой трубой от земли и до чердака. Эти работы продолжались примерно полгода — до осени 2013 года.

Дизайн-проект. Моя знакомая дизайнер Елена Корсунова сделала проект внутренней отделки. Я платил ей из расчета за квадратный метр, но уже точно не помню, какая это была сумма. Всего за дизайн-проект я отдал около 100 000 Р.

Мы решили разбить башню на шесть этажей: четыре — в каменной части и два — в деревянной. Вот как мы планировали их обустроить:

  1. Первый этаж — прихожая.
  2. Второй этаж — мастерская или гардеробная.
  3. Третий этаж — технический блок: система фильтрации воды, бойлер, стиральная машина и отопительные агрегаты.
  4. Четвертый этаж — большой санузел: ванна с напольным смесителем, подвесной унитаз с инсталляцией, подвесная тумба с раковиной.
  5. Пятый этаж — кухня-гостиная.
  6. Шестой этаж — спальня, небольшой санузел и рабочая зона.

Площадь первых четырех этажей — 19 м², пятого — 40 м², шестого — 30 м². У башни один вход на первом этаже. Все этажи соединяет лестница. Возможно, когда-нибудь в башне будет лифт, но пока этого в планах нет — слишком дорого.

План мебели и оборудования на пятом этаже
План мебели и оборудования на пятом этаже
План мебели и оборудования на шестом этаже
План мебели и оборудования на шестом этаже

Как я провел воду и нечаянно устроил две аварии

Первая авария. Я думал, что в башне не было воды, поэтому почти сразу же начал прорабатывать этот вопрос. Я пообщался с водоканалом и попросил подключить башню к воде. Заплатил 40 000 Р за выдачу технических условий на воду.

Летом 2013 года я начал чистить подвал от мокрой глины. В проектных документах было указано, что глубина подвала — 2—2,5 метра. По итогу уборки оказалось, что его глубина доходит до пяти метров.

В подвале я обнаружил 120-летние чугунные трубы — позже оказалось, что через них башня уже была подключена к воде. Но тогда об этом не знал ни я, ни департамент культуры, ни водоканал. Скорее всего, это были самые старые эксплуатируемые водопроводные трубы в Томске, поскольку железнодорожники строили водопровод «река — башня — вокзал» в конце 19 века. Я решил убрать эти трубы. Помню, тогда еще подумал, что чугун хрупкий, поэтому можно все разломать кувалдой. К счастью, я не стал этого делать.

Я начал аккуратно резать трубы болгаркой. Как только сделал первый разрез, из труб ударил фонтан воды. Я очень удивился, выключил болгарку и вылез из подвала. Затем позвонил в водоканал и сообщил, что из труб течет вода. Мне ответили, что это какое-то остаточное давление в старых системах и надо немного подождать — все само закончится. Я подождал час. За это время мой подвал постепенно превращался в бассейн для купания. Я снова позвонил в водоканал. В итоге ко мне прислали машину, у которой не работал насос. Мне пришлось самому купить небольшой дренажный насос и откачать воду из затопленного подвала.

Сотрудники водоканала просто вбили деревянный чопик в мой разрез на трубе. Сказали, мол, это все, что они могут сделать. Как они объяснили, мои трубы не состояли на балансе компании, и попросили больше не беспокоить с ними.

Я понимал, что вода в башне появилась, когда она перестала работать по основному назначению и ее подключили к городскому водопроводу. Помимо нее к этому водопроводу были подключены какие-то другие постройки на той же улице.

Незаконное подключение и штраф. В итоге в 2014 году я сделал любительскую врезку в трубу, чтобы пользоваться водой. Затем я уведомил об этом бумажным письмом водоканал и предложил заключить со мной договор. В компании мне снова сказали, что трубы не состоят у них на балансе, поэтому договор заключить они не могут. При этом меня предупредили, что я пользуюсь ею незаконно. К сожалению, у меня не сохранился бумажный ответ от водоканала. Тогда я еще не понимал, что каждую бумажку нужно сохранять.

Я продолжал пользоваться этой водой до 2019 года и даже подключил к ней три соседних дома. Все закончилось так: ко мне приехали сотрудники водоканала, открыли колодец и отрезали трубу — якобы потому, что это незаконная врезка. После этого мне выписали штраф в 160 000 Р за незаконное подключение к коммуникациям. Его я выплачиваю до сих пор.

Демонтаж старых труб. В моих планах все равно было вынести древние чугунные трубы из подвала. Водоканал просил за эту услугу 50 000 Р, а я решил сэкономить и сделать все сам. Это оказалось отдельным инженерным приключением. В результате в один день я нечаянно вырубил воду в нескольких близлежащих муниципальных зданиях и устроил прорыв в сетях водоканала. Я заплатил штраф 36 000 Р, но это оказалось выгоднее, чем сделать официальные работы. А трубы из подвала я все-таки вынес.

Расскажу подробнее, почему произошла авария.

Вторая авария. Я заказал в интернете фланцевый адаптер — это элемент, который соединяет концы разных труб. Адаптер требовался, чтобы присоединить технологическое оборудование к водопроводу. Я сделал на адаптер индивидуальную стальную крышку и дополнил переходником на современные трубы. Затем разобрался в том, как устроена районная система водоснабжения. Так я узнал, что неподалеку от башни под улицей есть колодец. Однажды ночью я залезал во все колодцы на моей улице и нашел задвижку, перекрывающую воду во всем районе.

В одну из последующих ночей я снова залез в колодец, перекрыл воду и полностью перепилил трубу, установив фланцевый адаптер на ее обрез. Я делал эти работы по ролику на «Ютубе». Но там не говорилось, что фланцевый адаптер затягивается не только штатными креплениями, но и распорными, поскольку иначе давление воды скинуло бы адаптер с трубы. А я этого не сделал.

Уже в восемь утра мне позвонили соседи и сообщили, что башню заливает.

По утрам водоканал повышает давление в системе под пиковую водораздачу, и адаптер не выдержал — его сорвало.

Я примчался с работы домой, перекрыл воду, вызвал водоканал. Приехали сотрудники департамента коммунальных сетей. Все они на меня орали, матерились, но в конце концов все вместе мы снова установили фланцевый адаптер и сделали распорку.

Это был самый ужасный день во всех приключениях с башней.

В итоге в 2019 году мы наконец-то заключили с водоканалом договор. С тех пор я пользуюсь водой официально. Сейчас в башне стоит счетчик, его приезжают проверять раз в год. Ежемесячно я плачу за воду около 1000 Р.

Как я подключал башню к другим коммуникациям

Из коммуникаций я провел в башню электричество, отопление, канализацию. Газа у меня нет — провести его слишком сложно и дорого.

Электричество. Для электричества я соорудил щит и от него развел линии через автоматы. Все делал с нуля. Весной 2013 года мне подключили электричество по тарифу для нежилых зданий. Сейчас этот тариф почти в три раза выше, чем для жилых зданий.

Когда у меня появился свет, я по незнанию зимой отапливал башню электричеством. В то время я как раз работал с перекрытиями, стальными балками, заливал бетон, и внутри было холодно. Всю зиму мне не приходило никаких счетов, и я думал, что можно пользоваться электричеством бесплатно.

Затем ко мне приехал представитель «Горсетей» и составил протокол о незаконном пользовании электричеством. Оказалось, что при подключении я не подписал какой-то финальный документ. В результате мне выставили счет за электричество на полтора миллиона рублей из-за того, что я ввел электросчетчик в эксплуатацию ненадлежащим образом. Он был установлен, но показания не учитывались. Поэтому с меня попытались взять по максимуму, как будто я пользовался электричеством на полную техническую мощность.

В итоге мне удалось убедить энергоснабжающую организацию, что счетчик работал и считал корректно. Но даже по его показаниям я должен был 150 000 Р. Этот долг я выплачивал год.

Отопление. В башне были трубы для горячей воды, а значит, когда-то сюда заходило городское отопление. Я полагаю, что деревянный пол провалился и сгнил в нескольких местах из-за того, что эти трубы под башней периодически прорывало.

Рядом с моим зданием находится тепловая камера. Я звонил в «Теплосеть» и просил провести в башню отопление. Оказалось, что подключить нежилое здание к отопительной системе стоит космических денег — мне говорили, что все обойдется в сумму от полутора миллионов. В итоге я забросил эту идею. Сейчас башня отапливается автоматическим пеллетным котлом, который я установил в пристройке. Благодаря котлу есть и горячая вода.

Также сейчас я сдаю помещение на втором этаже в аренду человеку, который майнит криптовалюты. Побочный эффект от майнинга — производится около 10 кВт тепла, оно помогает отапливать башню.

Канализация. С канализацией все не так просто. Мимо башни проходит городская канализационная труба, ею пользуется детская спортивная школа на этой же улице. Это государственное учреждение, и оно платит водоканалу за водоотведение. При этом труба, которой пользуется школа, не находится на балансе у водоканала. Поэтому компания говорит, что ничего не будет с ней делать.

Когда я очистил подвал от грунта, его начало постоянно затапливать канализацией. Это происходило из-за того, что дальше башни сточные воды не уходят. Я начал разбираться, но в водоканале мне никто не хотел помогать.

Тогда осенью 2016 года я выкопал на глубине четырех метров рядом с башней подобие двухкамерного септика из бетонных колец с активным насосом. Он работал со стоками из башни и из детской спортивной школы. Раз в год весной я вызывал ассенизаторскую машину для откачки первой камеры. К сожалению, затем это все сломалось: за неделю первая камера переполнялась, но во вторую камеру избыток не уходил, а снова тек ко мне в подвал. Это было связано с тем, что камера септика должна быть ниже глубины залегания канализационной трубы.

В 2021 году я начал все переделывать — хочу забетонировать подвал, где будут канализационные сооружения и фланцевый адаптер. Когда-нибудь я планирую начать копать из подвала подземный ход вдоль канализационной трубы — просто чтобы доказать сотрудникам водоканала, что это их труба.

В итоге за все годы работы с башней самое негативное впечатление осталось от общения с коммунальными службами. Особенно меня поразила история с канализационной трубой, которую водоканал не хотел признавать своей. В этом было подчеркнутое нежелание что-либо делать нормально и правильно. Меня это очень раздражает.

Как я делал ремонт

Ремонтировать башню снаружи и изнутри я начал в 2014 году. Я не составлял смету и не записывал траты, потому что выполнял работы постепенно: появлялись деньги — все вкладывал в ремонт. Работ было много, расскажу о них коротко.

Внешняя отделка. В 2014 году я нанял человека, который за год привел в порядок деревянные фасады. Также я вызвал кровельщиков, они обшили крышу башни новым металлом.

В 2018 году подписчики на мой день рождения собрали деньги на восстановление декора по периметру крыши. Дощечки вырезали на фрезерном станке, а потом с помощью автовышки их прикрутили на всех сторонах башни. Это обошлось в 107 000 Р.

Также я заменил все девять окон в башне на новые — пластиковые под дерево. Пристройку тоже отремонтировал и обшил фасады деревом. Там находится вход в башню и стоит пеллетный котел.

Сейчас внешнюю отделку башни я почти полностью закончил. В сумме отдал за нее больше 3,2 млн рублей.

Чертеж декоративных дощечек был в плане реставрации
Чертеж декоративных дощечек был в плане реставрации
Башня после ремонта — не хватает только декоративных дощечек. Пристройку к башне я тоже обшил деревом, сделал там техническое помещение и вход в здание
Башня после ремонта — не хватает только декоративных дощечек. Пристройку к башне я тоже обшил деревом, сделал там техническое помещение и вход в здание

Внутренняя отделка. У меня не было денег нанять строительную компанию, поэтому я решил делать все работы самостоятельно или с помощью друзей. Если что-то не умел, то просто смотрел на «Ютубе», как это делается.

Я просмотрел много роликов и в каждой области находил экспертов. Например, по газобетону есть абсолютный, на мой взгляд, авторитет — Глеб Грин. А изначально толчок к занятию домостроением мне дал блогер Виктор Борисов. Он был одним из первых в России, кто начал строить здания из автоклавного газобетона, на мелкозаглубленном фундаменте и с плоской кровлей.

Если вкратце, вот какие работы по внутренней отделке я провел:

  1. Утеплил чердак.
  2. Сделал несущие перекрытия шести этажей.
  3. Сделал лестницу по всей высоте башни.
  4. Отшлифовал все внутренние деревянные поверхности.
  5. Создал новые перегородки, двери и мебель из фанеры.
  6. Сделал теплые полы на верхних этажах.
  7. Уложил пол: на четвертом и пятом этажах — из керамогранита, на шестом — из дерева и керамогранита.
  8. Установил сантехнику.

По грубым подсчетам, потратил на все это 5 млн рублей.

Где я брал деньги

Осенью 2013 года во время работы с отбойным молотком я упал и получил растяжение ноги. После этого я провел дома без дела около двух недель. Тогда я написал пост на «Лепрозориуме» о том, что выкупил башню и буду ее обустраивать. До этого историю о моем здании знали только знакомые.

Благодаря «Лепре» моя история неожиданно расползлась по разным СМИ, и в течение пары месяцев после этого ко мне приехали все местные телеканалы.

Внезапно оказалось, что эта тема интересна многим.

Уже тогда у меня были профили в соцсетях. После разных публикаций на меня начали подписываться десятки людей. Я никогда не гнался за числом подписчиков, но для меня это показатель интереса со стороны людей. Сейчас на меня в «Инстаграме» подписаны 7600 человек — для скромного интроверта это совершенно немыслимое количество.

В 2014 году мне стало понятно, что я банкрот. Чтобы закончить работы с башней, я набрал кредитов на 6 млн рублей. Я считал, что стоимость башни будет повышаться по мере обустройства. Но ничего не вышло: в какой-то момент у меня не было денег, чтобы платить по кредитам. После этого я начал брать кредиты, чтобы оплатить другие кредиты, а затем просто перестал вносить платежи.

2014—2015 годы были самыми ужасными в моей жизни. Мне, родственникам и знакомым постоянно звонили коллекторы из банков и просили повлиять на меня.

В результате мне помогли друзья и незнакомые люди, которые узнали обо мне из СМИ и «Лепрозориума». Я несколько раз провел краудфандинг. Благодаря этому смог закрыть часть кредитов.

Первый краудфандинг я запустил в 2015 году. На собранные деньги планировал сделать внешние фасады деревянной части башни. Это касалось охраны памятника культуры и было важно не только мне, но и жителям Томска. Я зарегистрировался на краудфандинговой платформе «Бумстартер», описал проект и выложил видео. Целью поставил собрать миллион рублей.

Затея с треском провалилась. Даже аудитория «Лепрозориума», где ко мне хорошо относились, писала, что я оборзел и хочу сделать себе жилье с понтами. Но были люди, которые переводили мне деньги напрямую, чтобы не платить комиссию краудфандинговой площадке. Несколько человек даже добрались до меня, чтобы помочь руками. Всего на «Бумстартере» я собрал около 300 000 Р.

Я зависим от мнения окружающих, и для меня это был очень болезненный опыт. В результате с фасадами помог знакомый, который решил оплатить эти работы.

Сейчас, если мне срочно нужны деньги, я объявляю сбор в социальных сетях. Если деньги нужны не срочно, то провожу сборы на свой день рождения. Благодаря подписчикам я сделал окна, частично устранил последствия катастрофы с фланцевым адаптером, установил декоративные дощечки на крыше.

В апреле мне исполнилось 39 лет, и я снова попросил своих подписчиков о помощи — набрать нужную сумму для кухни на пятом этаже. Источник: vk.com
В апреле мне исполнилось 39 лет, и я снова попросил своих подписчиков о помощи — набрать нужную сумму для кухни на пятом этаже. Источник: vk.com

В 2020 году в башне произошел пожар: на зарядке взорвался литийионный аккумулятор. В итоге начал гореть утеплитель — экструдированный пенополистирол. Я использовал его для утепления металлических несущих конструкций на пятом этаже. Я знал, что его нельзя использовать в жилых помещениях, но надеялся, что при ремонте все будет закрыто и проблем не возникнет. К сожалению, я не успел его закрыть. При восстановительных работах после пожара весь пенополистирол я заменил на негорючий утеплитель из PIR-плит.

Меня не было в башне в момент пожара — я приехал примерно через 40 минут после его начала. Сгорели все мои инструменты, пострадало два этажа. После этого я организовал очередной краудфандинг и смог собрать 443 000 из 590 000 Р необходимых денег, то есть 75%. Это был очень трогательный момент. Я не перестаю повторять, насколько я признателен людям, которые мне помогают.

Я никогда не считал, сколько всего человек мне помогли с 2013 года и на какую сумму. Думаю, они перевели мне примерно от 1,5 до 2 млн рублей.

Как выглядит башня сейчас

Во время ремонта башни я жил в съемном помещении — для экономии денег арендовал напрямую у ТСЖ подвал жилого дома площадью 15 м². В нем я прожил до 2017 года, а затем переехал в нормальную квартиру с окнами. В октябре 2020 года я наконец-то стал жить в башне и постепенно доделываю в ней ремонт.

На шестом этаже площадью 30 м² я оборудовал спальню. Здесь есть все необходимое для жизни. В одной части находится санузел с душем, унитазом, раковиной и полотенцесушителем. В другой — шкаф и огромная кровать с постаментом. Из техники у меня здесь телевизор и компьютер.

На пятом этаже будет кухня. Но пока есть только стол, холодильник, микроволновка, ряд красивых лампочек и лестница с четвертого этажа на пятый. Мне нужно закупить стулья, изготовить на заказ угловой диван, установить шкафы кухонного гарнитура и встраиваемую технику.

На четвертом этаже я хочу оборудовать второй санузел и ванную. Там мы пока сделали только черновую отделку: каркас стен, двери, потолок, тамбур. Еще развели электрику, воду, канализацию и сделали вытяжку. Недавно закрепили инсталляцию унитаза.

Над лестничным пролетом на третий этаж я сделал фанерный потолок с лампами. В этом месте жилое пространство четвертого, пятого и шестого этажей, фанерное, граничит с нежилым кирпичным пространством первых трех этажей
Над лестничным пролетом на третий этаж я сделал фанерный потолок с лампами. В этом месте жилое пространство четвертого, пятого и шестого этажей, фанерное, граничит с нежилым кирпичным пространством первых трех этажей
В июне я закончил делать стены крошечного коридорчика на четвертом этаже. Из него одна дверь ведет на лестницу вниз, а другая — в ванную комнату
В июне я закончил делать стены крошечного коридорчика на четвертом этаже. Из него одна дверь ведет на лестницу вниз, а другая — в ванную комнату
Над лестничным пролетом на третий этаж я сделал фанерный потолок с лампами. В этом месте жилое пространство четвертого, пятого и шестого этажей, фанерное, граничит с нежилым кирпичным пространством первых трех этажей
Над лестничным пролетом на третий этаж я сделал фанерный потолок с лампами. В этом месте жилое пространство четвертого, пятого и шестого этажей, фанерное, граничит с нежилым кирпичным пространством первых трех этажей
В июне я закончил делать стены крошечного коридорчика на четвертом этаже. Из него одна дверь ведет на лестницу вниз, а другая — в ванную комнату
В июне я закончил делать стены крошечного коридорчика на четвертом этаже. Из него одна дверь ведет на лестницу вниз, а другая — в ванную комнату

Мне уже не раз поступали разные предложения сделать башню коммерческим проектом. Например, приезжали мужчины и предлагали все «быстренько доделать» и открыть ресторанчик. Помимо них мне предлагали отдать башню под организацию квестов. Из всех предложений самым реалистичным мне видится открытие небольшого отеля на один номер — такая башня уже есть, например, в немецком Карлсруэ.

Но все же у меня нет цели отбить вложения. Мне кажется, это невозможно: слишком много денег вложено и еще предстоит вложить. Пока что я продолжаю приспосабливать башню под жилье. Иногда провожу здесь экскурсии для желающих.

В июле у меня в гостях побывали семеро воспитанников Школы цифровых технологий 7—11 лет. В этих ребятах было много энергии и желания везде залезть и на все посмотреть — хорошо, что мне помогли две сопровождавшие детей девушки
В июле у меня в гостях побывали семеро воспитанников Школы цифровых технологий 7—11 лет. В этих ребятах было много энергии и желания везде залезть и на все посмотреть — хорошо, что мне помогли две сопровождавшие детей девушки

На башню и ее обустройство я потратил около 10,5 млн рублей

Внутренняя отделка 5 000 000 Р
Наружная отделка и коммуникации 3 100 000 Р
Покупка башни 1 500 000 Р
Проект реставрации 300 000 Р
Штраф за незаконное подключение к воде 160 000 Р
Долг по счетчикам за электричество 150 000 Р
Декоративные дощечки на крышу 107 000 Р
Дизайн-проект 100 000 Р
Штраф за прорыв водопроводной трубы 36 000 Р
Оценка стоимости башни 30 000 Р
Внутренняя отделка
5 000 000 Р
Наружная отделка и коммуникации
3 100 000 Р
Покупка башни
1 500 000 Р
Проект реставрации
300 000 Р
Штраф за незаконное подключение к воде
160 000 Р
Долг по счетчикам за электричество
150 000 Р
Декоративные дощечки на крышу
107 000 Р
Дизайн-проект
100 000 Р
Штраф за прорыв водопроводной трубы
36 000 Р
Оценка стоимости башни
30 000 Р

Как повторить мой опыт

Когда история с башней широко разошлась, мне написали сразу несколько человек. Они хотели повторить мой опыт. Я не в курсе, удалось ли это кому-то из них. Точно знаю, что один человек в ближайшем Подмосковье выкупил водонапорную башню, я с ним на связи. Также видел, что в городе Слободской Кировской области купили башню и теперь ведут аккаунт в соцсетях.

В 2015 году в Екатеринбурге молодые архитекторы и активисты начали ремонт в «Белой башне», сейчас внутри проводятся экскурсии. В 2021 году в поселке Светлое под Калининградом активисты восстановили старинную водонапорную башню. Это все примеры людей, никак не связанных со мной. Они делают крутое дело — восстанавливают башни для города. У меня более меркантильная цель — жить в башне.

Повторить мой опыт тяжело в первую очередь из-за денег. Я знаю, что у одного бизнесмена есть особняк в Подмосковье, на территории которого находилась заброшенная башня. В итоге профессиональные архитекторы переделали ее в отдельную гостиницу. Если бы передо мной в 2013 году появилась фея с чемоданом с 30—40 млн рублей, то башня была бы идеально сделана за два года.

Меня многие спрашивали, с чего вообще начать и как это все происходит.

Я сразу отвечаю всем: не лезьте в это.

Как бы вы себе ни представляли трудозатраты, они окажутся гораздо больше и сложнее. Но если все-таки хочется иметь башню, стоит обратить внимание на сайт РЖД, где есть раздел про реализацию имущества — там периодически публикуют объявления о разных башнях.

Если вы выбрали какой-то объект, стоит понять, кому принадлежит здание и земля под ним. Потом можно попробовать договориться с собственником о выкупе башни. Чаще всего башни принадлежат региональным или муниципальным властям. Поэтому можно обратиться в департамент муниципального имущества и выяснить условия аренды или аукциона. Если это федеральная собственность, то я не знаю, к кому идти.

Также в России есть разные программы по реализации недвижимости. Например, в Томске с 2016 года проводится муниципальный проект «Дом за рубль» — в Тинькофф Журнале уже была статья о том, как бизнесмен восстановил дом по этой программе и теперь арендует его за 1 Р под офис.


Где вы живете? Расскажите о своем жилье и о том, почему вам нравится в нем жить