Депрессия — одно из самых распространенных психических заболеваний в мире.

По оценкам ВОЗ, от депрессии страдает 5% взрослого населения планеты. Но часто она не диагностируется, и люди не обращаются за помощью к специалистам. Это большая проблема: при поддержке психотерапевтов и психиатров пережить депрессию проще. Читатели Тинькофф Журнала рассказали, как им удалось справиться с этим заболеванием.

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

История № 1
О депрессии из-за хронических болей и болезни мамы

Продолжительность терапии: 7 месяцев
Стоимость: 1500 Р за сессию

Начало депрессии. В начале 2018 года маме диагностировали рак первой степени. Я сильно переживала из-за этого, часто плакала. У меня не было сил, появились мрачные навязчивые мысли, участились приступы тревоги.

При этом я сохраняла повседневную активность, а изменения в жизни продолжались: я прошла много собеседований, сменила работу, ушла в новое направление в специальности, ездила путешествовать, учила испанский.

Но порой это была механическая активность: мне было невыносимо находиться с самой собой, постоянно хотелось сбежать от себя, быть занятой. Бывало, я приходила с работы и до вечера ждала молодого человека, лежа в кровати и смотря запоем сериал «Клон». Мой парень полностью поддерживал меня во всем: почитал про диагноз, вытаскивал гулять, мы готовили новые блюда, ездили в поездки.

В этот период у меня также случился манифест тревожного расстройства. К тому же я не могла найти причину хронических болей в спине и ноге, к которым добавилась постоянная головная боль.

Четкое осознание, что это депрессивный эпизод и нужна помощь, пришло через полгода. В определенный момент, возвращаясь с прогулки из парка, я почувствовала такую бездну мрака внутри, что поняла: дальше уже не могу без помощи специалиста.

До этого я занималась с гештальт-терапевтом, но много читала про когнитивно-поведенческое направление, КПТ, при лечении депрессии, и решила попробовать его. Нашла специалиста на сайте b17. Мне понравился его возраст — мой ровесник, опыт, отзывы и стоимость консультаций. Одна стоила 1500 Р, и это было мне по карману для встреч раз в неделю.

Когда договорилась о сессии, сразу почувствовала облегчение и предвкушение. Со встречи вышла с большим энтузиазмом и надеждой. Читала, что это распространенное впечатление после первой сессии при лечении депрессии.

Как проходила терапия. Мы виделись раз в неделю, очно. Где-то в январе впервые начали случаться онлайн-сессии, если я себя плохо чувствовала физически. Сейчас мне одинаково комфортны оба формата.

Я вела известный дневник с графами «ситуация», «мысли», «эмоции», «поведение». Еще заполняла дневник активности по часам и просто сама записывала тезисы с сессий. Рада, что это была КПТ, а не гештальт. Мне нужны были алгоритмы, четкие действия, мыслительные и физические, план. В гештальте мне всегда не хватало этого.

Мои заметки с сессий
Мои заметки с сессий

Еще я составила критерии эффективности психотерапии для себя в этой истории. Сверялась по этому списку, как мы движемся. Могу сказать, что, когда закончилась работа, около 70% я или мы достигли.

Мы с терапевтом не смотрели в мое детство, потому что были сфокусированы на работе с настоящим и будущим: какой я хочу быть, какие у меня ценности, какой деятельностью и как часто хочу заниматься.

Я быстро открываюсь и доверяю психологам, а этот был четвертым на тот момент. Возможно, поэтому работа пошла эффективно. Конечно, приступы тревоги и навязчивые мысли не ушли за месяц или два. Бывало, я рвала себе кожу пальцев на руках до крови, чтобы отключиться от навязчивых мыслей. Я даже впервые из-за такой болезни пропустила новоселье у друзей. Мы уже собрались ехать, когда мне стало снова невыносимо от тревоги и слез.

Но глобально в новый год я вступила уже человеком порадостнее, к тому же еще помолвленной. Правда, боли в спине и ноге никак не проходили, а уколы и таблетки не помогали. В марте, за месяц до свадьбы, невролог выписал мне классический антидепрессант из группы СИОЗС. Выходит, от начала депрессии до момента начала приема таблеток прошло 14 месяцев. Сейчас я понимаю, что нужно было идти сразу к психиатру, а не неврологам, и не тянуть так долго.

В июне мой психолог ушел в долгий отпуск спустя семь месяцев нашей работы, и сначала меня это испугало. Он дал контакт коллеги, к которому я могла обратиться, но мне становилось все лучше и лучше и не понадобилось продолжать терапию. В сентябре я закончила пить антидепрессанты и выздоровела.

Критерии эффективности психотерапии, которые я для себя выделила
Критерии эффективности психотерапии, которые я для себя выделила

Результаты. Я стала не так сильно доверять своим мыслям, воспринимать их не как истину, а просто как что-то временное, преходящее и уходящее. Научилась лучше справляться с приступами паники и тревоги, выполнять регулярные действия, которые ведут к развитию личности, в профессии.

Думаю, именно благодаря антидепрессантам я смогла осилить физически непростое свадебное путешествие с большим количеством перелетов, сменой часовых поясов и даже с болью в спине забралась на Мачу-Пикчу.

В начале депрессии у меня уже была некая скука и стагнация на прошлом месте работы, поэтому я планировала ее менять. Не знаю, насколько именно депрессия повлияла на смену.

Опыт моей депрессии сблизил нас с мужем, хотя ему было тяжеловато. На отношениях с друзьями моя болезнь никак не отразилась, они меня поддерживали. Сейчас я тоже могу кому-то помочь, что-то подсказать. Например, моя близкая подруга принимает антидепрессанты, будучи на грудном вскармливании, — есть разрешенные. Еще она работает с моим бывшим гештальт-психотерапевтом и собирается к другому моему специалисту. Шутим, что она ходит по ним за мной.

Эти истории сделали меня прокачаннее в теме физического и психического здоровья. Надеюсь, я стала более аккуратной и внимательной к людям и себе самой. Все это научило меня еще больше ценить простые радости и моменты. Без мрака, горя, боли.

Боли в спине и ноге я вылечила в начале карантина 2020 года — рутинной и предсказуемой операцией на спине. Оказалось, единственное, что нужно было сделать, — верную по локализации МРТ, о которой мне никто не сказал за все годы медицинского квеста. Но вообще часто боли в спине или другие хронические боли не имеют органической причины, и как раз врачи направляют на психотерапию. А антидепрессанты также используются при лечении широкого спектра задач, в том числе хронических болей.

Теперь я подкована в области медицины, хорошо себя знаю. Правда, эти несколько квестов, как мне кажется, способствовали усугублению тревожного расстройства. Сейчас я лечу его уже со схема-терапевтом и тоже вижу прогресс.

Я очень рада, что у меня есть возможность при необходимости обращаться к психотерапевту. Уверена, для тех, кому нужно, это одна из лучших инвестиций в себя.

История № 2
О депрессии без явной причины

Продолжительность терапии: более полугода
Стоимость: 16 000 Р в месяц

Начало депрессии. В середине 2018 года у меня началась депрессия — правда, тогда я об этом еще не знала. Больше полугода я жила с апатией ко всему происходящему. У меня не было сил встать с кровати, я не понимала, зачем вообще просыпаться. Плакала по несколько раз в неделю. Но каждый раз, когда у меня спрашивали, что случилось, я отвечала, что не знаю. Потому что правда не знала, почему мне так тяжело.

В феврале 2019 года стало настолько невыносимо, что я пришла к своему молодому человеку и сказала, что, кажется, мне нужна помощь специалиста. Он поддержал мою идею обратиться к психотерапевту.

Подруга посоветовала мне центр, в который ходила сама. Я заполнила анкету на сайте, мне перезвонили и сказали, что есть подходящий специалист под описанные мной проблемы. Так я попала к Анастасии, которая стала моим психотерапевтом и психиатром — выписывала медикаментозное лечение. Общий язык мы нашли сразу, и у меня не возникло желания искать кого-то еще.

Прием психотерапевта стоит 4000 Р. Сейчас сессия у моего специалиста дороже, но так как я хожу к ней давно, то плачу по старой цене. Два с половиной года мы встречались раз в неделю, то есть приемы психотерапевта обходились мне в 16 000 Р в месяц.

Как проходила терапия. Мой психотерапевт работает по методу когнитивно-поведенческой терапии. Сейчас эта форма психотерапии считается наиболее эффективной и имеет самую большую доказательную базу, насколько я знаю.

Сессия начиналась с того, что я рассказывала, как прошла моя неделя, с какими приятными и неприятными ситуациями я столкнулась, удалось ли мне применить навыки, которые мы обсуждали на предыдущих встречах. Потом мы подробно разбирали несколько ситуаций, пытаясь докопаться до сути: какие эмоции я испытывала, какие когнитивные искажения проявились и как их можно решить.

Приведу самый простой пример такого искажения. Ситуация: мимо меня на улице прошла группа молодых людей, а потом засмеялась. Моя первая мысль: они смеются надо мной. Я начинаю из-за этого переживать и расстраиваться, потом долго прокручиваю ситуацию в голове.

А на самом деле я не знаю, почему они смеялись. Они могли вспомнить забавную историю или прямо во время прогулки между ними произошла смешная ситуация, а может, у них просто было веселое настроение. Такое когнитивное искажение называется «чтение мыслей». Его суть в том, что мы не умеем читать мысли других людей. А если я не знаю, о чем думает другой человек и связано ли это вообще со мной, то тратить свои переживания на это не имеет смысла.

Стоит сказать, что основной контекст решения психологических проблем — это разбор бытовых ситуаций, вплоть до самых, казалось бы, неважных. Например, почему я все еще злюсь на кассиршу, которая как-то не так мне ответила. На самом деле именно в том, как мы ведем себя в обычных ежедневных ситуациях, и проявляются симптомы психологических проблем и особенностей.

Еще одна важная вещь, которой мы занимались на сессиях, — это изучение навыков: упражнения на осознанность, способы справиться с тревогой и лучше коммуницировать с людьми.

Техника Dear Man для здоровой коммуникации
Техника Dear Man для здоровой коммуникации

В конце сессии обязательно были домашние задания. Как правило, нужно было либо начать применять новый навык, либо понаблюдать за определенной особенностью моего поведения, чтобы разобрать это в дальнейшем.

Результаты. В первые несколько месяцев я не видела прогресса и приходила на сессии с ощущением, что мои походы к психотерапевту бессмысленны и ничего не дают. Сейчас, когда я вот уже полтора года как вышла из депрессии, я так не считаю, конечно же.

Примерно через полгода после начала терапии я стала ощущать, что медленно выхожу из депрессии. Выход был очень плавным и не сразу заметным. Меня перестала выбивать из равновесия каждая, даже самая маленькая ситуация. Удавалось справляться со своими эмоциями и переживаниями. У меня начали появляться силы вставать утром с кровати. Я перестала постоянно плакать, в конце концов. Начала хоть что-то хотеть: увидеться с друзьями, поиграть в приставку, отправиться в путешествие.

Еще через несколько месяцев с депрессией удалось полностью справиться. Правда, даже спустя полтора года после этого я все еще нахожусь на медикаментозном лечении, так как после решения первой проблемы обнаружилась вторая: оказалось, что у меня синдром дефицита внимания и гиперактивности, СДВГ.

Когда через пару месяцев психотерапевт заметила, что я нахожусь в стабильном состоянии, то предложила сократить регулярность сессий — чтобы я попробовала некоторое время «пожить сама». Сейчас мы встречаемся раз в один-два месяца.

Я не скажу ничего уникального — психотерапия изменила мою жизнь. Кроме того, что я смогла пережить худший психологический период в своей жизни, я намного лучше узнала себя. Начала анализировать свои эмоции и работать с реакциями на происходящее, научилась жить с СДВГ и биполярным расстройством, стала больше заботиться о себе.

Искренне считаю, что заниматься своим ментальным здоровьем полезно всем. Почему-то мы привыкли думать, что ходить в зал нужно регулярно, но не относимся так же к психотерапии, хотя это не менее важная составляющая нашей жизни.

История № 3
О депрессии из-за выгорания на работе

Продолжительность терапии: ~1 год
Стоимость: сначала бесплатно, потом — 2000 Р в час

Начало депрессии. Я проявляла интерес к психотерапии довольно давно, не имея каких-то серьезных или критически важных проблем, так как знаю, что хороший психотерапевт может помочь клиенту качественно повысить уровень жизни. Однако к психотерапевту я в итоге обратилась, когда мне диагностировали депрессию из-за выгорания на работе.

Я не искала специалиста самостоятельно. Мне нужен был больничный, так что я обратилась в психоневрологический диспансер по месту жительства. Там меня прикрепили к дневному стационару, и заведующий назначил мне консультации у психотерапевта этого отделения. Я заранее знала, что у нее есть диплом о высшем медицинском образовании, а на первой сессии сразу почувствовала, что могу доверять этому специалисту.

Первые пять сессий были бесплатными, за счет государства. Специалистка мне понравилась, я ощутила существенные изменения в самочувствии с первой сессии, так что продолжила заниматься, но уже платно — 2000 Р в час. Для Москвы это дешево, плюс это было необходимо как минимум для восстановления трудоспособности, так что этих трат мне не было жалко.

Первое время я занималась раз в неделю. Потом у меня были финансовые трудности, и сессии стали проходить раз в две недели. Но в итоге я снова перешла на еженедельные встречи.

Как проходила терапия. Моя психотерапевтка использует в своей работе гештальт-подход, который предполагает осознание своих реальных эмоций и потребностей. Мне этот подход нравится больше, чем популярная сейчас КПТ, так как он более глубокий и не предполагает постоянных домашек.

Самым сложным этапом терапии для меня было осознание детских травм, которые я раньше не считала чем-то серьезным. Они вызывали у меня очень сильные и тяжелые эмоции — хотелось скорее их подавить и «перескочить» через них, а не проживать и анализировать вместе с другим человеком. Однако этот процесс приносит ощущение освобождения, потому что ты больше не держишь эти травмы в себе и не боишься своих чувств.

Результаты. Я хожу на сессии уже почти год, и эффект от них начал появляться сразу. А спустя семь месяцев терапии я впервые почувствовала себя хорошо на протяжении нескольких недель и поняла, что это ремиссия. Теперь хочу сделать небольшой перерыв: я чувствую себя хорошо и у меня все меньше запросов к психотерапевту. Думаю продолжить через пару месяцев, если будет что обсуждать.

Психотерапия того стоила как минимум с финансовой точки зрения: я разобралась в своих профессиональных амбициях и устроилась на работу с зарплатой, превышающей мой доход на предыдущей работе в полтора раза. А еще теперь я работаю в гораздо более приятном коллективе и с очень лояльным начальством.

Я больше не страдаю от депрессии, научилась работать без выгорания, улучшила отношения со своим партнером и родителями, а также лучше осознаю свои желания и поставила себе четкие цели на 2022 год.

История № 4
О депрессии после рождения ребенка и измены мужа

Продолжительность терапии: 8 месяцев
Стоимость: 1500—2000 Р в час

Начало депрессии. Я обратилась к специалисту из-за депрессии и измены мужа. Депрессия началась после рождения второго ребенка, и из-за моего состояния муж нашел женщину на стороне. Все это вскрылось и усугубило ситуацию.

Я поняла, что мне нужна помощь, когда сил совсем не было, а мысль о суициде казалась самым простым решением. Моя знакомая посоветовала своего психолога. Мне нужно было найти смысл жизни и понять, где брать энергию.

Я начала работать с тем, кто был. Доверия к специалисту у меня не было. Воспринимала ее просто как врача, бесполое существо без личности. Но даже так все равно было лучше, чем выходить в окно. Онлайн-прием стоил 1500 Р в час, офлайн — 2000 Р в час. Обычно сеанс длился полтора часа.

Уже позже, когда пришла в себя, я отказалась от работы с этим психологом: заметила ее токсичность по отношению ко мне.

Как проходила терапия. Психолог рекомендовал встречаться раз в неделю, но мне было трудно в таком графике: я слишком тяжело переживала эти моменты. Чаще всего мы работали раз в месяц. Я не знаю, какие именно методы применялись, но мы отрабатывали родовой сценарий, границы, методы выхода из кризисных ситуаций, определение моих желаний.

Результаты. Никаких открытий не было, но я определилась с границами, поняла тактику ненасильственного общения. Научилась нормально просить и отказывать.

Теперь могу сама определить, что провалилась в депрессию, и выработать тактику выхода оттуда. Легче распознаю свои чувства и не глушу их. Отношения с детьми стали более доверительными.

Развелась с мужем. Мы смогли договориться о многом, получился практически идеальный развод, если таковые бывают.

Не жалею о работе с психологом, но сейчас нахожусь в поиске своего идеального специалиста для решения текущих задач.

Ходили к психологу или психотерапевту? Поделитесь своим опытом — он может помочь кому-то преодолеть проблемы