«Однажды нас приняли за террористов»: как мы зарабатываем 4 млн рублей в год на квестах

«Однажды нас приняли за террористов»: как мы зарабатываем 4 млн рублей в год на квестах

И стартовали в пандемию

4
Аватар автора

Анна Бобылева

узнала, как организовать квест

Страница автора
Аватар автора

Ирина Носуленко

сооснователь проекта

Страница автора
Аватар автора

Олег Дремов

сооснователь проекта

Страница автора

Если создать человеку яркое переживание, это может изменить его жизнь.

Эта простая мысль лучше всего объясняет идею наших квест-путешествий. На нее нас натолкнула израильская программа «Таглит», по которой каждый человек 18—32 лет с еврейскими корнями может бесплатно приехать в страну на десять дней.

И это не просто экскурсионный тур: буквально на глазах у людей меняется идентичность, они начинают соотносить себя с этой страной, культурой, местными жителями.

Сейчас у нас более 15 квест-программ для детей и взрослых и свой пул клиентов. География широкая: от Грузии и Израиля до Коломны и Алтая. В среднем с каждого путешествия мы зарабатываем около 350 000 ₽. Цены на поездку при этом могут сильно варьироваться, в зависимости от предпочтений клиентов, размера группы и длительности путешествия.

Рассылка для тех, у кого свой бизнес
Новости и кейсы для предпринимателей — в вашей почте дважды в месяц. Бесплатно

Познакомились в летнем лагере

С будущим партнером по бизнесу Олегом мы встретились в 2019 году в Дилижане. Здесь на базе международной школы-пансиона UWC проводились летние образовательные программы Just Dilijan It.

Я отвечала за маркетинг и продажи, а Олег был директором лагеря. Почти как товарищ Дынин из «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен».

До этого я работала бренд-менеджером в больших корпорациях — L’Oréal, Pernod Ricard. Я понимала, как устроены клиентский сервис, продвижение продукта и организация мероприятий. Но знакомство с тонкостями неформального образования только начинала. Олег же на тот момент в этой сфере был уже больше 15 лет — организовывал детские лагеря, проводил образовательные семинары и тренинги для разных возрастов.

Олег на соревнованиях по созданию летающих конструкций в Дилижане
Олег на соревнованиях по созданию летающих конструкций в Дилижане

У Олега также есть экспертиза в области игротехники и групповой динамики. Первая дисциплина изучает, как внедрять игровые форматы в образовательные продукты. Вторая — то, как группа ведет себя в качестве цельной единицы, как ее участники взаимодействуют между собой.

Олег жил в Израиле, потом перебрался в Петербург и начал заниматься ивентами. Он быстро понял, что стандартная схема выглядит очень скучно: заказал артистов, купил алкоголь, нашел площадку. И начал добавлять в базовый сценарий какие-то игровые и интерактивные элементы. Сейчас это называется эдьютейнмент, но тогда таких слов еще никто не знал.

Олег часто устраивал многодневные выезды для разных компаний. Ему пришла мысль: круто было бы такие поездки строить вокруг одной темы. Так родилась идея квест-путешествий.

Первые поездки Олег делал в коллаборациях с ивент-агентствами, они возили группы в Питер, Чехию, Эстонию, Черногорию. Но все это было нерегулярно и нестабильно. Когда же мы вдвоем встретились в Дилижане, решили объединиться, чтобы всю эту историю нормально продумать, развивать и масштабировать.

Мы назвали проект «Проводник», потому что в поездке организатор выступает в роли проводника, в то время как каждый участник сам разматывает ниточку повествования.

Мы с Олегом в Армении готовим группу к полету на зиплайне
Мы с Олегом в Армении готовим группу к полету на зиплайне
Я на празднике красок холи в летнем лагере в Дилижане
Я на празднике красок холи в летнем лагере в Дилижане
1/2
Мы с Олегом в Армении готовим группу к полету на зиплайне

Стали делать онлайн-путешествия

Осенью 2019 года мы сели на кухне у Олега и прикинули план действий. Решили, что нужно организовать пробную поездку, и сразу звать какой-то коллектив, например детей из одной школы — чтобы не набирать людей поодиночке. Стали общаться с потенциальными заказчиками, поднимая старые контакты. Первой откликнулась московская гимназия имени Евгения Примакова. Олег много с ними работал, и наш формат путешествий показался им понятным и интересным.

Первая поездка должна была стать тестовой и перейти в долгосрочное партнерство. Параллельно мы общались с другими частными школами. В итоге в феврале 2020 года мы действительно поехали в Армению с «примаковкой», вернулись — и случился ковид.

Наш бизнес имел все шансы умереть, так и не родившись.

Тогда мы решили срочно что-то предпринять и запустили онлайн-активности под брендом Provodnik. Опубликовали анонс в наших соцсетях и попросили друзей сделать репосты. На тот момент в подписчиках было три с половиной человека, но свою роль сыграл фактор внезапности. Родители с детьми оказались заперты дома, и последних нужно было куда-то срочно пристроить. Выбора, чем заняться, тогда еще не было. Поэтому у нас сразу же появилось приличное количество участников. Мы просто быстрее всех сориентировались, первую активность онлайн провели уже 17 марта. Если бы замешкались, то ничего бы не полетело.

Первый месяц мы делали онлайн-занятия два-три раза в неделю. Все они были бесплатными, нам важно было набрать аудиторию. На каждое мероприятие набиралось 40—50 человек. Все это проходило под лозунгом: «Крутые вещи во имя спокойствия родителей и веселья детей».

Тогда еще у этих встреч не было единой тематики, стояла задача просто чем-то занять детей. Плели фенечки и бусы, рисовали портреты, пекли цветаевский пирог, делали мастер-класс по битбоксу.

У нас почти ничего не сохранилось с тех зум⁠-⁠встреч, только эти потрепанные фотки с экрана. На этом занятии мы с детьми танцуем в музыкальной паузе между раундами онлайн-версии «Что? Где? Когда?»
У нас почти ничего не сохранилось с тех зум⁠-⁠встреч, только эти потрепанные фотки с экрана. На этом занятии мы с детьми танцуем в музыкальной паузе между раундами онлайн-версии «Что? Где? Когда?»
А это одно из заданий «Что? Где? Когда?»
А это одно из заданий «Что? Где? Когда?»

Через месяц, когда сформировался костяк лояльной аудитории, запустили платные онлайн-путешествия. Выбрали три страны — Францию, Италию, Японию — и по каждой делали тематические включения с полным погружением. Кулинарный мастер-класс, языковой урок, занятие по истории и культурологии. Например, на первом занятии готовили итальянскую пиццу или японские суши. На втором — учили несколько выражений по-французски.

Мы активно использовали наработанные социальные связи. Приглашали в качестве лекторов экспертов из разных областей, которых находили среди знакомых и друзей. Так, учитель по восточным единоборствам через экран показывал какие-то трюки.

Одно из занятий в рамках каждой страны обязательно было игровым: в формате «Что? Где? Когда?», «Сто к одному» или «Форт Боярд». Во время «Форт Боярда», например, дети всей командой выполняли на своих компьютерах и планшетах интерактивные задания. По сути, это была презентация «Пауэр-пойнт» с заданиями и видеовставками.

Фотография с первой поездки в Армению с «Примаковской гимназией»
Фотография с первой поездки в Армению с «Примаковской гимназией»
Играем в «Форт Боярд» в Дилижане
Играем в «Форт Боярд» в Дилижане
Одно из заданий в «Форт Боярде» — аналог игры «Камень, ножницы, бумага». Участники по очереди открывают карты в поисках парных сочетаний
Одно из заданий в «Форт Боярде» — аналог игры «Камень, ножницы, бумага». Участники по очереди открывают карты в поисках парных сочетаний
1/2
Играем в «Форт Боярд» в Дилижане

Участники переходят из комнаты в комнату, решают разные загадки и выполняют задания. Условно, выбраться из виртуального лабиринта или отгадать загадки старца Фура.

«Что? Где? Когда?» — универсальная история, безотказно работает со всеми и всегда. Этот формат мы активно используем до сих пор. Делаем по шаблону оригинальной телевизионной игры. Участники делятся на команды и коллективно отвечают на разные вопросы. Есть несколько типов заданий: загадки, музыкальные вопросы, стереограммы. Тематика может быть любой, например, в путешествиях все заточено под историю и культуру страны.

Каждое занятие стоило 650 ₽. Набирались группы от 12 до 20 человек. На онлайн-путешествиях мы в общей сложности заработали около 120 000 ₽, но это не было основной целью. Мы только-только показали нос — и начался ковид. Нужно было как-то вытаскивать проект с точки зрения информационной поддержки, привлекать аудиторию. Ну и, желательно, самим не сойти с ума на карантине. Иначе мы бы просто сидели дома без дела.

120 000 ₽
мы заработали в общей сложности на онлайн-путешествиях

К июню конкуренция выросла, появилось много других онлайн-мероприятий, в том числе бесплатных. Стало понятно, что наши онлайн-путешествия закончились. Но воронка, раскрученная за эти несколько месяцев, уже начала работать. Появились заказы на проведение онлайн-мероприятий от тех людей, которые с нами переживали карантин.

Например, есть такие сообщества мам Москвы, они собираются по районам — и у каждого свой предводитель. Для них мы сделали в онлайн-формате «Что? Где? Когда» на 120 участников. Там была такая бойня, азарт бил через экран. Битва мам из разных районов, «Коптево против Мытищ».

Мы не проводим «Что? Где? Когда?» в «спортивном» формате, в который могут играть только знатоки. Придумываем прикольные задания просто для веселья и командного духа. И немножко, чтобы мозги поработали.

Всем этим жонглировал Олег. Мам же надо организовать, технические моменты скоординировать, советом помочь. Вроде: «Борис Бурда у нас уже есть, пожалуйста, выберите другой ник».

Расходы на запуск бизнеса в 2019 году

Всего расходов212 000 ₽
Закупка реквизита100 000 ₽
Представительские расходы70 000 ₽
Выпуск мерча18 000 ₽
Создание сайта15 000 ₽
Оплата «Зума»9 000 ₽

Расходы на запуск бизнеса в 2019 году

Всего расходов212 000 ₽
Закупка реквизита100 000 ₽
Представительские расходы70 000 ₽
Выпуск мерча18 000 ₽
Создание сайта15 000 ₽
Оплата «Зума»9 000 ₽

В поисках сокровищ

В августе 2020 года ковидные ограничения начали снимать, и мы радостно вышли в офлайн. Организовали для участниц сообщества мам выездной девичник под названием «Блеск и нищета Петербурга».

После этого стали проводить мероприятия более-менее регулярно. Границы были еще закрыты, поэтому первые выезды мы делали по России — Коломна, Казань, Байкал, Алтай.

По мере открытия границ география расширилась, мы добавили Армению, Грузию, Узбекистан, Израиль, Турцию. Эти страны — до сих пор основной пул наших направлений.

Любая новая программа путешествий начинается с проверочной поездки. В голове есть некий маршрут, по которому мы следуем, изучаем точки, которые кажутся интересными. Дальше из этого как пазл складываем под конкретный запрос клиента программу.

Олег в образе Капитана Америка во время командных игр в детском лагере в Дилижане
Олег в образе Капитана Америка во время командных игр в детском лагере в Дилижане

Если говорить о поездках для взрослых, то самый популярный запрос — погрузиться в контекст страны через нетуристические форматы взаимодействия. Пообщаться с местными, послушать истории, руками что-то поделать, танцы изучить.

Если программа для детей, хочется, чтобы в голове что-то отложилось, страна запомнилась. Как раз для последней цели лучше всего подходит формат квест-путешествия. На сегодняшний день мы проработали около 15 базовых сценариев. У каждого путешествия есть игровая канва, которую мы адаптируем для разных групп: упрощаем или усложняем задания.

Например, один из маршрутов по Армении называется «В поисках сокровищ Урарту». Это полностью срежиссированная история. В каждой локации дети должны что-нибудь найти, исследовать, сделать выводы — и через все это узнать чуть больше о культуре и истории страны.

Программа рассчитана на пять дней. Квест начинается еще до вылета. В аэропорту участники получают зашифрованное послание, которое нужно успеть разгадать за время перелета. Есть разные форматы шифрования, мы выбираем в зависимости от возраста участников.

Правильный ответ — это координаты места или телефон проводника, который встречает группу в аэропорту. Дальше участники передвигаются примерно по такой же схеме. Решил задачу — получил указание, что делать дальше. Конечно, любое задание в итоге так или иначе решается. Мы всегда сопровождаем группу и, если надо, что-то подсказываем.

Так выглядит задание для квеста
Так выглядит задание для квеста
Другое задание
Другое задание

В первый день участники проходят квест по Еревану. Каждому дается доступ к чат-боту, который раздает задания. Например, найти какую-нибудь мозаику, сфотографировать и отправить в бот. Потом они получают следующее — и дальше по цепочке.

В процессе путешествия дети ищут сундук, спрятанный в 10-метровой пещере под Ереваном, плетут ковры, катаются на зиплайне. А еще получают от случайных попутчиков, вроде продавца сувениров или официанта в кафе, некие странные артефакты. И только в последний день узнают, что с ними нужно делать.

Существует популярное приложение What3words. В этом сервисе территория всей планеты поделена на условные квадраты три на три метра. И каждому такому квадрату присвоено название из трех рандомных слов. Например, Эйфелеву башню можно найти по следующему сочетанию: «шкала, свистеть, крокодилы».

Мы нашли в What3words на территории Еревана точку, которая обозначена тремя существительными — предметами, которые можно физически дать участникам. К финальной точке они приехали со следующим странным набором: зола в колбе, снежный шар, старая денежная акция.

Дальше эти предметы нужно выстроить в определенном порядке, чтобы расшифровать координаты последнего места, крепости Эребуни. Здесь и закопан сундук с теми самыми сокровищами Урарту — государства, когда-то существовавшего на территории нынешней Армении. Сокровища, разумеется, символические: бусы, монетки.

Вообще, это более-менее универсальный алгоритм: берешь какого-нибудь персонажа — и ищешь его сокровища. Закапываешь, раскапываешь. Золото партии, Распутина, царицы Тамары — миллион вариантов.

Кусочек золы в пробирке, который нужен для прохождения квеста
Кусочек золы в пробирке, который нужен для прохождения квеста
Копаем клад в крепости Эребуни
Копаем клад в крепости Эребуни

Позитивный опыт совместной деятельности

Люди никогда не вспомнят даты, которые им накидывали на экскурсии. А эмоционально заряженные моменты хранят в памяти долго. Это и есть наша суперсила: создавать такие моменты. Как говорит Екатерина Шульман, счастье — это позитивный опыт совместной деятельности.

При этом от взрослых часто приходится слышать: «Зачем игровой формат? Нам это не надо». Потом оказывается, что еще как надо. Существует даже такой феномен, который мы называем «недоедание детства»: когда взрослым нужно компенсировать что-то, чего они недополучили в ранние годы.

Бывали и курьезные ситуации. Как-то мы делали в Коломне выпускной для начальной школы, и изначально не предполагалось, что родители будут во всем этом активно участвовать. Мы забронировали классный экоотель и устроили на территории игру. Дети должны были найти сундук с кладом. Мы его аккуратно закопали где-то рядом в лесу.

На беду, в этот же день прямо перед входом в отель садовник сажал деревья. И вот картина: родители замечают, что земля в этом месте какая-то полураскопанная. Приходят к выводу, что тут-то и лежит сундук. А дальше начинают рыть землю перед входом в отель прямо руками, чуть ли не деревья выкорчевывать. В общем, родители оказались опаснее детей. Теперь нас в этот отель не пускают.

Разучиваем традиционный армянский танец
Разучиваем традиционный армянский танец

В том сундуке, я имею в виду в настоящем, ничего особенного не было. Вся история была построена вокруг легенды о Марине Мнишек, жене Лжедмитрия Первого. По преданию, она сидела именно в Коломне в заключении, но избежала наказания: превратилась в ворону и улетела.

Мы сделали на заказ красивые деревянные шариковые ручки в виде перьев, приложили письмо от Марины и несколько листочков пергамента. На них было написано буквально следующее: важный период вашей жизни подходит к концу, поэтому помните, что главное сокровище — это ваши воспоминания.

Предложили детям и родителям вместе оставить капсулу времени. Каждый что-то написал на листочке, мы закопали эти послания там же в лесу. Казалось бы, ничего особенного, но это был очень эмоциональный момент. Плакали все! Всегда можно обойтись бумагой, скотчем и шариковой ручкой, потому что вся остальная магия — она, по сути, делается из самих людей.

Необязательно, что абсолютно вся поездка зашивается в формат квеста: не всем и не всегда это надо. Иногда есть лишь вкрапления игровых элементов. Так, в Узбекистане мы проводили поездку с элементами полевой экспедиции. У каждого участника был дневник, который он должен был заполнить, выполняя разные задания. Например, в стране пекут традиционные лепешки — и в каждом регионе свои рисунок и форма. Надо было их все зарисовать, собрать коллекцию лепешек по каждому региону и узнать, чем они различаются.

Печем армянский лаваш в тандыре
Печем армянский лаваш в тандыре
Экскурсия по Бухаре в Узбекистане
Экскурсия по Бухаре в Узбекистане
1/2
Печем армянский лаваш в тандыре

А еще мы очень любим формат соцопросов. Есть какое-то количество вопросов, которые тебе нужно задать местным жителям. И ты, по мере продвижения по стране, разных жителей встречаешь, эти вопросы задаешь, коммуницируешь.

За что вы любите ваш город? Какое ваше любимое место в этом городе? Как бы вы описали жителей вашей страны тремя словами? И дальше по итогам собираешь ворох информации от разных людей, систематизируешь — и потом можно играть, например, в «Сто к одному». Куча плюсов! У тебя люди заняты, сами общаются с местными, да еще и игра получается.

Такой прием отлично выстреливает на базаре. Как ни странно, чаще всего люди очень отзывчивы ко всяким странным штукам. Иногда у них уходит некоторое время, чтобы понять, что это какая-то игра. Но потом, когда ты доносишь свою идею, никто не отказывается.

В общем, приходишь на рынок, находишь какую-нибудь самую разговорчивую женщину. Выясняешь, как ее зовут, задаешь какие-то личные вопросы. Дальше из этого выбираешь три факта: это Анаит, она из Гюмри, у нее пять братьев — и даешь задание эту женщину найти. И вот участники носятся по рынку как оглашенные, пристают ко всем. Весело, сразу создается какой-то движ.

Спроси каждого по отдельности, почти все скажут: ну, нет, я не очень коммуникабельный. Но стоит только аккуратно запустить игровую механику, включить соревновательные моторы — больше, быстрее, сильнее — и все сразу же коммуникабельные, на любом языке поговорят.

Официанты помогают разгадывать квест
Официанты помогают разгадывать квест

Детский лагерь как целая жизнь

Наша задача в каждой поездке — воссоздать атмосферу детского лагеря. Когда ты приезжаешь и за две недели проходит целая жизнь. Конечно, вы смотрите какие-то красоты и ходите по музеям, но самое важное — давно забытая эмоция единения.

Надо понимать, что это, конечно, не классический пионерский лагерь. Скорее, его полная противоположность.

Детские воспоминания от советских пионерских лагерей у нас остались не самыми приятными, потому что формат чаще всего был такой: лето, некая группа детей, которая внутри должна как-то сама рулиться. Вожатые-студенты, которым платят три копейки, и по большому счету все происходящее не представляет для них особого интереса.

Дети предоставлены себе: «Повелитель мух», со всеми проявлениями детской жестокости, которая никем не модерируется, а сразу пресекается. На самом деле нужно не перекрывать клапаны человеческим проявлениям, а подхватывать, с этим работать, чтобы дети проживали опыт с пользой для себя. Никто этим не занимался.

Но есть и другие примеры. Например, Олег все время вспоминает студенческий лагерь в Новосибирске, куда он попал в 19 лет. Там он обнаружил себя вообще в другом мире, где все уважительно, ты можешь проявить свои таланты — тебя увидят и послушают. Это очень важно: создание экологичной среды, где все чувствуют себя в безопасности.

Мы почти не работаем с группами, собранными «с нуля». Это довольно затратно как с финансовой, так и с эмоциональной точки зрения. Чаще к нам обращаются уже сформированные коллективы: школы, коллеги, компании, объединенные общей сферой интересов.

Такой подход позволяет заранее отсеять «тяжелых пассажиров». Подбираются люди, которые изначально хотя бы немного друг с другом знакомы и готовы к нестандартным историям. Подобное притягивается к подобному, и если человек не хочет входить в контакт, то он просто не поедет. Конечно, бывают случайные люди, но они больше не возвращаются.

Группа по пути из Еревана в Гарни
Группа по пути из Еревана в Гарни

Как правило, у каждой группы есть представитель, с которым мы ведем переговоры и все обсуждения. А еще у нас есть «тревожная» табличка — список участников, который мы обсуждаем с ним перед началом программы. Выясняем, кто стеснительный, кто едет первый раз за границу, кто точно будет нервничать. Дальше уже знаем, чего ожидать.

На нас до сих пор выходят в основном через сарафанное радио, рекламу нигде не даем. Обращаются не только за тем, чтобы как-то интересно провести отпуск. Запросы бывают разные. Однажды мы организовывали день рождения для десятилетнего ребенка из семьи топ-менеджера. Все было по красоте: приглашенные тиктокеры, дорогой ресторан, Айфоны и коробочки Cartier в подарок.

В итоге самый крутой момент, по словам именинника, был следующий: когда наши аниматоры просто сидели в каком-то углу и болтали с детьми. На них это произвело больший эффект, чем бешеные декорации за миллиард денег. Часто ребенок просто не верит, что его мысли могут быть кому-то интересны. В современных семьях — особенно из среднего класса и выше — огромный дефицит простого человеческого общения.

Детей закармливают, задавливают спецэффектами, а у них проблемы с базовыми вещами и навыками общения.

Сегодня многие дети постоянно ходят по занятиям и репетиторам, а родители допоздна на работе. И вот они всей семьей попадают к нам — и у ребенка шок: оказывается, с мамой и папой можно шалаши строить, что-нибудь вместе рисовать.

Эмоционально это положительно заряженный момент, но важнее другое: они переносят новые знания в обычную жизнь. Что ты, вообще-то, со своим ребенком можешь делать крутые и интересные штуки. А родитель твой не такой уж и скучный персонаж.

Шурале — дух леса из татарских традиционных сказок. Во время детективного квеста в Казани по мотивам классических сказок
Шурале — дух леса из татарских традиционных сказок. Во время детективного квеста в Казани по мотивам классических сказок
Конверты с заданиями
Конверты с заданиями
1/2
Шурале — дух леса из татарских традиционных сказок. Во время детективного квеста в Казани по мотивам классических сказок

Надеялись, что поймаем террориста

Когда ты привык к определенному формату взаимоотношений с подрядчиками, нужно учитывать, что не во всех странах он сработает одинаково. Поэтому важно заранее эти тонкости понять, чтобы на месте избежать неприятных моментов.

В каждой стране есть своя специфика. Когда мы только начинали работать с Арменией, я все время ругалась, что местные жители не спешат по жизни. Сейчас мы начали продумывать маршруты по Турции, и я поняла, что армяне — боги тайминга.

В последней поездке в Узбекистан мы поехали с группой в отель, который у нас должен быть по программе. Приезжаем — и оказывается, что это не тот отель. Звоним подрядчику: а я вам поменял отель, потому что этот мне больше нравится.

В Грузии ты всегда и сразу должен закладывать в тайминг дополнительные часы. Если брифуешь декоратора и он тебе на все говорит: да, конечно, — будь готов к тому, что все получится иначе. Главное — попуститься, просто немного попуститься.

Курьезы возникают и в квестовых делах. Частенько именно местный человеческий фактор срабатывает. В Марокко, например, мы приехали на точку, где тусуются местные жители, и сказали: ребята, сейчас я вот тут зарою сундук — и когда приедут и спросят, вы им покажете место. Через час все уже раскопано. Сами же эти ребята и раскопали, чтобы нашим участникам помочь. Что они там будут ковыряться? Вот мы все достали, открыли, пусть пользуются.

Сундук с сокровищами
Сундук с сокровищами

В Израиле нужно постоянно держать в голове историю с безопасностью. В любой другой стране, когда ты залезаешь в какую-то щель, что-то рисуешь, кладешь, закапываешь — по большому счету, всем все равно.

В Израиле каждый встречный обязательно спросит, кто ты, что ты и зачем здесь вообще сидишь. Приезжаешь, размечаешь территорию, на какой-нибудь штуковине пишешь специальный код, который участники должны записать. А кто-то тебя в это время видит из окна и сообщает куда надо.

Похожая история случилась в Петербурге. Мы делали квест по Елагину острову, по мотивам Калиостро и всяких масонов. В финале участники должны были найти старинные часы, внутри которых тоже было послание. Эти часы никогда не шли, Олег засунул их под крыльцо елагиноостровского дворца.

Один из участников по рации передает: Олег, у нас проблема, ждем тебя у входа во дворец. И вот картина — стоит команда, охранница в форме, какой-то дядька в штатском. Они держат в руках эти часы, уже открытые. И тут выясняется, что они годами не шли, а тут вдруг затикали. Какие-то дети якобы это услышали и достали их.

Дальше историки спорят: почему, думая, что это взрывной механизм, охранница решила часы самостоятельно открыть? Внутри она обнаружила бумажечку с какими-то странными сообщениями, с помощью которых — очевидно! — террористические организации между собой общаются.

Охранница известила службу безопасности парка, а они, в свою очередь, вызвали опергруппу. В итоге Олега заперли во дворце до приезда какого-то главного майора. Потом его отпустили со словами: «Надеялись, что в кои-то веки террориста поймаем и план выполним».

Команду собираем ситуативно

На старте мы все делали своими руками. Сайт верстал Олег, презентации и логотип были на мне. Изначально были траты на хостинг сайта, какие-то встречи, оформление и поддержание юрлиц. Большая статья расходов была выделена на реквизит для мероприятий: сундуки, балахоны, миллион банок и склянок, масок единорога, костюмов зомбаков. Но это вложения, которые полностью окупаются, потому что реквизит мы потом используем годами.

Мы без особых потрясений проскочили пандемию еще и потому, что на нас не висит раздутый штат. У нас трехсегментная команда — объясню, что это такое.

Мы с Олегом — костяк, наши роли взаимозаменяемы. Когда появляется запрос на тур, вместе решаем, кто составляет программу и отвечает за логистику.

Прибыль делим не 50 на 50. У нас есть так называемая «Финансовая библия проводника». Табличка, которую мы составляем для каждого путешествия. Поскольку каждый раз обязанности и загрузка распределяются по-разному, отмечаем в столбиках, кто что делал. За каждый вид деятельности присваивается определенное количество баллов. А потом на этом основании честно делим прибыль между двумя участниками.

Печать для украшения узбекских лепешек
Печать для украшения узбекских лепешек
Мастер-класс по росписи узбекской керамики
Мастер-класс по росписи узбекской керамики
Изучаем натуральные красители для шелковых тканей
Изучаем натуральные красители для шелковых тканей
1/2
Мастер-класс по росписи узбекской керамики

В зависимости от потребностей привлекаем для проектной работы разных людей. Первая категория — ребята, с которыми мы познакомились во время работы в лагерях и на других проектах неформального образования. Они выступают в роли ведущих мероприятий и вожатых в путешествиях, они хорошо чувствуют и понимают людей. Уровень оплаты зависит от формата мероприятия. Средняя цена — 50 долларов за день.

Вторая обширная группа — это все те, кто уже на месте помогает нам организовывать программу: гиды, люди, к которым мы ходим в гости и на мастер-классы, подрядчики по трансферу и отелям. Чаще всего они появляются в нашей жизни случайно: кто-то где-то подсказал.

У нас есть целый пул проверенных коллег, которых мы по мере необходимости в эту историю подключаем. Если нам нужен культуролог, значит, мы все свои контакты поднимаем и находим классного культуролога, нужен географ — то же самое.

Гида и подрядчиков в Армении, например, посоветовали коллеги, с которыми я когда-то работала в «Арарате». Во время поездки по Узбекистану подружились с владельцем лавандовой фермы — и он нам тоже посоветовал классных гидов. В общем, одно цепляется за другое.

Понятно, что есть нюансы: иногда нужный человек может оказаться недоступен или занят. Большинство из них эксклюзивно на нас не завязаны. Но зато это позволяет не волочь на себе огромный бюджет: когда тебе просто нечем сейчас занять людей, не нужно продолжать им платить.

Каждый выставляет свой ценник, сложно определить среднюю температуру по больнице. Гид в Армении берет примерно 7000 ₽ в день, в Израиле цена в три раза выше. Если это не просто гид, а культуролог и лауреат премий, то еще дороже. Все обсуждается индивидуально и заранее закладывается в стоимость тура.

Учимся ковать ножи в Бухаре
Учимся ковать ножи в Бухаре

Недавно мы проводили онлайн-корпоратив, когда нужно было одновременно 30 людям в разных точках планеты — от Бразилии до Таиланда — в течение одного дня доставить по бутылке вина. При этом есть точки, где доставки вообще нет. В этот момент оказывается, что у тебя куча друзей и знакомых по всему миру. Кто-то из них просто покупает бутылку вина и везет ее в город Сопот под Белградом.

Кто-то из нас двоих с Олегом — или мы оба — всегда обязательно сопровождает группу. Но мы стратегически идем к тому, чтобы в тех странах, где все уже устаканилось, у нас был свой человек, который мог бы справляться самостоятельно.

Эта проблема не технического характера — люди есть. Но многие клиенты работают с нами, потому что им важно, чтобы все было «мануально». Мы с ними ездим, ходим, за ужинами болтаем. Но все равно этот вопрос нужно решать. Пока мы как-то умудрялись выкручиваться, но иногда возникает ситуация, когда надо одновременно быть в трех местах.

Открыли несколько ИП

Мы всегда выступаем исключительно в роли организатора образовательно-развлекательной программы. Если речь идет о детских группах, то всю ответственность за них в поездке несут либо родители, либо представитель школы. В последнем случае родитель заключает контракт напрямую с частной школой. А мы, в свою очередь, предоставляем этой школе услуги.

Поскольку каждый тур собирается под конкретную группу, четкого прейскуранта нет. Все зависит от страны, пожеланий участников и их количества. Мы работали с группами от 4 до 70 человек. Например, стоимость программы «В поисках сокровищ Урарту» в разное время варьировалась от 72 000 ₽ до 240 000 ₽ на человека. В последнем случае клиенты запросили самые дорогие отели.

С точки зрения работы с подрядчиками и клиентами сейчас сложно распределять денежные потоки. Условно: клиенты в России, а подрядчики в Грузии или Армении. Поэтому экономика проекта устроена достаточно сложно, мы пока работаем над оптимальным решением. Мы зарегистрировали ИП в России и Грузии. Везде платим налоги.

Клиенты из России оплачивают наши услуги через российское ИП. Те, кто живут за границей, — отправляют оплату на грузинский счет. Затем делаем взаимозачет: из денег на грузинском счету оплачиваем расходы за границей, с российского счета — затраты на проживание.

Отели бронируем через проверенных российских туроператоров. Билеты и страховки участники всегда покупают сами. В Армении и Грузии, кстати, большинство подрядчиков по старинке принимают оплату наличными, что очень помогает.

Пещера у тети Тоси в армянском селе Ариндж. Ее построил муж тети Тоси, копал 20 лет. Это одна из точек в наших квестах
Пещера у тети Тоси в армянском селе Ариндж. Ее построил муж тети Тоси, копал 20 лет. Это одна из точек в наших квестах

На сегодня мы выделяем три основных типа аудитории, с которой успешно работаем и планируем продолжать. Во-первых, частные школы, где развито направление дополнительного образования. Во-вторых, эйчар-подразделения больших бизнесов, которые заботятся о корпоративной культуре. В-третьих, частные клиенты, которые появляются по нашему нетворку. Мы рассказываем про себя в соцсетях, варимся в каких-то тусовках, про нас часто узнают люди от друзей и приходят с конкретным запросом.

Этим летом у нас по плану Армения. На осень стоит Турция, Грузия, Узбекистан, а еще планируем запустить новый маршрут по Египту.

Мы сознательно делаем упор на безвизовые страны, куда легко — или относительно легко — добраться из России. Сейчас возобновили прямые рейсы в Грузию, что упрощает задачу.

Нам интересен сегмент корпоративного тимбилдинга. Перед многими компаниями стоит вопрос, как познакомить и сплотить людей, если они не сидят рядом, в одном офисе. Эта проблема появилась в ковид и остается актуальной, но уже по другой причине — из-за релокации.

Через игровые и квест-форматы получается объединять, сближать людей. И для бизнеса это тоже хорошо работает. Никому уже не интересно напиться и плясать под «Верку Сердючку».

Доходы и расходы на поездку в Узбекистан на 18 участников

Всего расходов1 456 226 ₽
Чистая прибыль358 174 ₽
Билеты, работа гида, питание, жилье, транспорт для участников962 319 ₽
Билеты, жилье, расходы организаторов381 696 ₽
Непредвиденные расходы90 720 ₽
Налоги21 491 ₽

Доходы и расходы на поездку в Узбекистан на 18 участников

Всего расходов1 456 226 ₽
Чистая прибыль358 174 ₽
Билеты, работа гида, питание, жилье, транспорт для участников962 319 ₽
Билеты, жилье, расходы организаторов381 696 ₽
Непредвиденные расходы90 720 ₽
Налоги21 491 ₽

Мы ищем предпринимателей. Если хотите рассказать историю своего бизнеса — заполняйте анкету

Когда-нибудь участвовали в квестах? Расскажите про свой опыт:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество