ПРОМО
Эта реклама здесь, чтобы вы на нее нажали

Как психотерапия открыла мне глаза на семью

История читательницы

Как психотерапия открыла мне глаза на семью

Нередко детские травмы продолжают влиять на человека и во взрослом возрасте.

Физическое насилие и пренебрежительное отношение родственников отражаются на самооценке и всей дальнейшей жизни ребенка. Но психотерапия может помочь справиться с тяжелыми воспоминаниями.

Читательница Тинькофф Журнала почти всю жизнь думала обратиться к психотерапевту, но сделала это лишь недавно. Она потратила на психотерапию 100 000 Р за полтора года и смогла разобраться с проблемами детства, беспокоившими и во взрослом возрасте. Вот ее история.

Это история из Сообщества. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Детство

Меня зовут Анастасия, мне недавно исполнилось 30 лет, живу в Калининграде. Своего отца не видела, отчим был тираном, а мать никогда не чувствовала себя ответственной за меня.

Когда я родилась, наша семья жила в скромной трехкомнатной квартире, где постоянно происходили терки. Мать с моим биологическим отцом разошлись, когда я была еще младенцем. Затем она нашла другого мужчину, и через какое-то время родился мой младший брат. В квартире стали жить семеро: бабушка с дедушкой, мать с отчимом и двумя маленькими детьми, а также моя тетя.

Я была первым ребенком, и, как мне кажется, ко мне почти никто не был готов. Маме тогда было 19, она жила с отцом-алкоголиком и мужем, которому не нужна была семья. А затем еще и отчим появился — человек, от которого кровь в жилах стыла не только у меня. Не припомню моментов, чтобы кто-нибудь ему перечил.

В детстве я хорошо знала, что такое тревога и страх. В самой большой комнате в квартире мы жили вчетвером: я, мой брат, мать и отчим. И мне было страшно оставаться с отчимом наедине. В воспоминаниях навсегда застыл его жесткий взгляд. И сейчас, если я встречаю хотя бы отдаленно похожих на него мужчин, стараюсь «исчезнуть» из их поля зрения и не смотреть на них, не общаться с ними.

Отчим наказывал за малейшую оплошность, и не важно, моя она была или нет. Часто я получала наказание из-за проделок младшего брата. Непомытая кружка, плохие отметки, опоздание с прогулки домой, контроль из разряда «сколько туалетной бумаги мной было потрачено» — за все это мне были положены в лучшем случае ругань, в худшем — удары ремнем, холодный угол комнаты на всю ночь или сон в коридоре.

Однажды мы с братом разрисовали старый холодильник фломастерами. Не помню, наказали ли тогда брата, но мне не позволили отходить от холодильника, пока я его не отмою. А еще был момент, когда наш телевизор сломался и я сообразила, что его можно починить, пару раз несильно ударив. За это отчим заставил меня выучить инструкцию к телевизору и пересказать, иначе мне пришлось бы просидеть в углу на коленях всю ночь. Чуть позже, когда я стала подростком, узнала, что они с моей матерью уже в период развода дрались.

В моменты, когда меня наказывал отчим, я сильно кричала и плакала, просила о помощи.

Это все происходило на глазах семьи, но на помощь приходила только бабушка, и то не всегда. Мать в детстве никогда меня не защищала. Направляясь домой с двойкой в дневнике, я тряслась от страха и пыталась оттянуть время, потому что знала, что меня будут бить за нее. Очень странно, но осознание того, что моя мать меня никогда не защищала в таких ситуациях, почему-то пришло очень поздно — только на сеансах с психотерапевтом.

А всякий раз, когда в детстве приходила к матери за поддержкой, она отворачивалась от меня. О какой бы проблеме я ей ни говорила, разговор очень резко менялся: «Ой, а вот я… а у меня…». Она начинала жаловаться на свои проблемы или меняла тему на что-то другое: политику, историю или эзотерику. Это разбивало мне сердце, потому что с детства я была тихим и самостоятельным человеком и по пустякам никого не беспокоила. Я приходила к ней с одной проблемой, а уходила с двумя: со своей и ее.

К чему приводит пережитое в детстве насилие

Последствиям физического и эмоционального насилия посвящено много исследований. Когда ребенка игнорируют, предъявляют чрезмерно жесткие требования, когда он становится жертвой психического или сексуального насилия или просто свидетелем постоянных конфликтов родителей, это ведет к ощущению небезопасности и повышает уязвимость к стрессу в будущем.

Например, у людей, переживших насилие, выше уровень тревоги и недоверия: они чаще, чем другие, ожидают агрессии от окружающих и сами склонны проявлять агрессию, перенося насилие в собственные семьи.

Ребенку, пережившему насилие, труднее развивать свои способности и строить устойчивые отношения за пределами семьи. Он постоянно настороже: наблюдает за состоянием другого, пытается предсказать его вспышки гнева, задобрить.

Отсюда возникает ощущение, что он может предотвратить плохое, если будет лучше стараться. Эта установка ошибочна: агрессия непредсказуема и лишает опоры. Человек с таким опытом в детстве переоценивает поводы для тревоги и часто чувствует себя уязвимым. Во взрослом возрасте это приводит к созависимым отношениям или страху любых близких отношений.

Очень важно преодолеть ощущение, что человек чем-то заслужил насилие, и выстраивать свой новый образ: понять, что он может, любит, что у него получается и в чем его ценность.

Поиск психотерапевта

Меня воспитали зашуганной и забитой — такими людьми легко управлять, это очень удобно. Я не имела права на слабость, эмоции, личную жизнь, отдых и прочее. Я была слишком ответственным, нервозным и осторожным человеком с самого детства. И это стало моими «болячками»: постоянный страх, острый слух и зрение, чуткий сон, панические атаки, недоверие к людям и ощущение себя никем, беспомощность, бессилие, безволие. Список можно продолжать бесконечно.

Воспитание оставило след во всем: в отношениях с друзьями, мужчинами, коллегами, семьей. Я была очень ценным сотрудником: работала за минимальные деньги и выполняла кучу обязанностей, выслушивала разное в свой адрес. В повседневной жизни терпела беспричинные предательства друзей, а за всю жизнь имела лишь одни отношения, в которых мне изменяли.

Прежде чем пойти к психотерапевту, я прошла семь кругов ада самоистязаний, буквально уговаривая себя забыть о страхах и переступить уже наконец эту невидимую черту. Поводов заняться своим ментальным здоровьем у меня всегда было предостаточно, а вот финансы и решительность нашлись лишь в конце 2019 года, когда я нашла хорошую работу.

И если с деньгами расставаться было несложно, то осознание того, с чем мне придется столкнуться в кресле у психотерапевта, ввергало в ужас. Ведь это означало, что мне придется копаться в себе, ковырять старые раны и работать с ними. Открыться чужому человеку — подвиг для меня.

Психотерапевта мне посоветовала гинеколог, у которой я наблюдалась. Я проговорилась о том, что давно ни с кем не встречалась из-за психологических проблем, которые беспокоили меня практически всю жизнь. Врач рассказала о своей подруге, дала ее соцсети, я подписалась. А когда пришло время, написала психотерапевту, мы договорились на ознакомительный звонок на полчаса.

Я сразу поняла, что это мой врач: стаж ее работы на тот момент уже составлял 25 лет, она специализировалась на сексологии и имела внушительный опыт работы с паническими атаками. Эти две проблемы как раз были основными в моей жизни. Вопрос о доверии даже не стоял: я просто рискнула — как делаю всегда, когда знаю, что деваться некуда и нужно просто попробовать.

Как проходила терапия

Изначально наши встречи были довольно частыми. Я приходила к специалисту каждые две недели и старалась подбирать даты поближе к зарплате. Мы занимались два часа — это достаточное для работы время. Сначала стоимость этих двух часов была 5000 Р, но впоследствии выросла. Тем не менее я была готова продолжать терапию.

Первую консультацию помню отчетливо. Мы обсуждали мои медицинские анализы. На тот момент состояние здоровья оставляло желать лучшего: я мучилась от панических атак и постоянных приступов тахикардии. Обращалась к нескольким врачам, но они ничем не помогли мне. А потом я просто показала анализы психотерапевту, и она сразу сказала, что у меня анемия. Посоветовала терапевта, которая помогла восстановиться. Впервые за долгое время я почувствовала себя живой и здоровой.

После анализов я рассказала о себе и своих проблемах подробнее. Психотерапевт задавала вопросы, вела записи, немного рассказала о себе, была очень вежливой и спокойной.

Она сразу поняла, что мои проблемы связаны между собой, и предложила пойти от меньшего к большему — начать с панических атак.

Первый этап. В работу с паническими атаками мне приходилось включаться всем телом и мозгом, вести дневник состояний, отслеживать собственное поведение. Делать это при панических атаках очень важно, потому что человек, как правило, не понимает, почему у него темнеет в глазах или кружится голова. И он начинает думать, что умирает.

В этот момент я как бы отключаюсь от окружающего мира и переключаюсь на себя: думаю о том, где нахожусь, что чувствую и какая обстановка вокруг. Дальше — наблюдаю, как мое тело реагирует на стресс. Обычно я начинаю что-то сдавливать пальцами, сжимаю челюсть, часто моргаю, быстро и хаотично дышу, прячу взгляд, не могу спокойно стоять или сидеть, ерзаю. Здесь важно обдумать, что я могу сделать. Объясняю себе, что это просто паническая атака. И стараюсь по возможности задействовать все мышцы тела.

Я вела дневник, когда страдала от тахикардии: рассуждала, что ее провоцировало, и отмечала, как долго длились приступы
Я вела дневник, когда страдала от тахикардии: рассуждала, что ее провоцировало, и отмечала, как долго длились приступы

До сих пор действенным методом справиться с паникой остается банальная физическая активность: панические атаки основываются на инстинкте «бей или беги», а сами по себе напоминают сломанную пожарную тревогу — сигнал об опасности есть, а опасности нет. Нервная система на пределе, вырабатываются гормоны стресса, тело готовится ответить на угрозу. Не используя эту готовность по назначению, человек терпит последствия в виде растущей паники. В такие моменты я стараюсь подключить все тело: попрыгать, помахать руками, размяться — дать понять мозгу, что я задействовала мышцы, что отбилась от всех «опасностей».

А еще меня спасает схема работы нервной системы во время панической атаки — ее рисовала психотерапевт несколько раз, и в моей голове она прочно поселилась. Я заметила, что объяснения происходящего с биологической точки зрения очень хорошо отрезвляют.

Схемы, которую рисовала психотерапевт, у меня не осталось, но выглядела она примерно так. Пока специалист не убедила меня в том, что причина тахикардии — анемия и высокий уровень стресса, я считала, что у меня больное сердце, и переживала из-за этого еще сильнее. Ее объяснения помогли поверить, что моей жизни ничего не угрожает
Схемы, которую рисовала психотерапевт, у меня не осталось, но выглядела она примерно так. Пока специалист не убедила меня в том, что причина тахикардии — анемия и высокий уровень стресса, я считала, что у меня больное сердце, и переживала из-за этого еще сильнее. Ее объяснения помогли поверить, что моей жизни ничего не угрожает
Схемы, которую рисовала психотерапевт, у меня не осталось, но выглядела она примерно так. Пока специалист не убедила меня в том, что причина тахикардии — анемия и высокий уровень стресса, я считала, что у меня больное сердце, и переживала из-за этого еще сильнее. Ее объяснения помогли поверить, что моей жизни ничего не угрожает
Схемы, которую рисовала психотерапевт, у меня не осталось, но выглядела она примерно так. Пока специалист не убедила меня в том, что причина тахикардии — анемия и высокий уровень стресса, я считала, что у меня больное сердце, и переживала из-за этого еще сильнее. Ее объяснения помогли поверить, что моей жизни ничего не угрожает

Второй этап. На консультациях я научилась справляться с общей тревогой и навязчивыми мыслями. В разгар пандемии казалось, что существует огромная опасность здоровью, я переживала буквально за все. На тот момент я была ипохондриком и очень волновалась сначала за себя, а потом за бабушку. И эти мысли никак не останавливались.

Терапевт посоветовала практику «разговора с тревогой»: нужно пообщаться с ней как с другом, поздороваться, узнать цель ее визита, рассказать о том, как прошел ваш день, что планируете и прочее. За эмоции и разговор в мозге отвечают разные участки, поэтому такой внутренний монолог помогает голове переключиться.

После пандемии тревога так сильно меня больше не беспокоила. И, к слову, после психотерапии я стала очень редко посещать больницы. Думаю, ипохондрия была еще одной моей проблемой, которая прошла.

Третий этап. После мы разбирали отношения с отчимом: я заново проживала моменты, которые не могла забыть. У меня оказалось много «глубоко застрявших» эмоций и чувств: гнев, беспричинная агрессия, ненависть к людям, недоверие, разочарование, страхи, навязчивые состояния. Я не обращала внимания на них и слишком часто подавляла. В конце концов, именно они стали причинами моих нервных срывов. Я срывалась по мелочам, испытывала панические атаки или впадала в депрессию.

Еще я прорабатывала отношения с другими членами семьи, кроме отчима, в основном с братом и тетей. Лечение походило на простые разговоры, где я могла дать слабину и поплакать о том, что носила в себе так долго. А потом возвращалась домой и еще долго об этом думала. Эти беседы изменили мой мир и жизнь.

Четвертый этап. Я всегда считала, что во многих моих проблемах виноват отчим. У него был взрывной характер, тогда как остальные члены семьи, кроме бабушки, участвовали в моем воспитании пассивно. Но на терапии я осознала, что большую роль в моем мироощущении сыграла именно мать, ее поведение и слова.

Началось с нежелательной беременности, невозможности меня воспитывать и заботиться. И продолжилось игнорированием моих проблем и отсутствием интереса к моей жизни. Я столкнулась с жестокой правдой: мать никогда не защищала меня, даже когда видела, как сильно и отчаянно я нуждалась в ее помощи.

Я четко поняла это на сеансе, когда моя психотерапевт решила воспользоваться вспомогательным инструментом — метафорическими картами. Мне было очень тяжело вспоминать детство и подбирать подходящие слова, поэтому она предложила из большого количества картинок выбрать ту, что лучше всего отражает мое состояние в тот период.

С картинки, которую я выбрала, на меня смотрела маленькая девочка, и в глазах ее было такое отчаяние, такая печаль, что я не смогла устоять. Психотерапевт попросила найти слово, которое описало бы чувства этой девочки. Я перебирала в голове приходящие на ум слова и понимала, что все не то. Наконец, подобрав нужное, я разрыдалась. «Беспомощность».

Позже поняла, что именно это чувство преследовало меня всю жизнь, и я очень хорошо знакома с его смыслом: когда ты в клетке, капкане и никто — даже родная мать — не поможет.

Психотерапевт рекомендовала мне самой заменить своих родителей. В течение жизни человек собирает образы идеальных родителей: пример собственной семьи или семьи друзей, персонажей кино, книг и так далее. И затем в сложных ситуациях — когда требуется совет об отношениях с родными, друзьями или коллегами — нужно обращаться к этим образам: «Если бы я сама для себя была отцом или матерью, я бы сказала себе…»

Образы родителей могут быть неполными или слабыми, поэтому придется работать над тем, чтобы их закончить. Самые большие проблемы у меня возникли с образом матери. Психотерапевт даже посоветовала проводить время на детских площадках и наблюдать за чужими мамами, чтобы собрать нужный образ. На площадки я, конечно, не ходила, а образ закончила благодаря правильным фильмам.

Безусловно, техника никогда не заменит настоящих родителей, но благодаря ей я научилась меньше чувствовать горечь от отсутствия заботливых взрослых в моей жизни.

К каким последствиям приводит пренебрежение матери

Чувствовать себя нежеланным для своих родителей — это всегда очень больно. Ребенок так устроен, что он не может понять причин такого поведения и увидеть ситуацию шире. Какие бы родители ни были — это его мир, в котором он живет и под который вынужден подстраиваться. Родитель для него лучший, от него зависит жизнь ребенка. И если мать говорит, что не хотела детей, он с большой вероятностью сделает вывод: с ним что-то не так.

Он будет всячески стараться исправиться в надежде, что, когда ему удастся измениться, мама обязательно поменяет свое отношение. Дети таких родителей и во взрослом возрасте живут с ощущением, что они не заслуживают любви. В отношениях часто испытывают чувство вины, особенно когда оказываются неудобными для партнера. Они не чувствуют, что у них есть место в этом мире. Плохо понимают свои чувства и желания. Не верят, что к ним можно хорошо относиться. Часто выбирают холодных или отвергающих партнеров или вовсе отказываются от близких отношений, так как не ждут от них ничего хорошего.

Чтобы помочь себе в такой ситуации, нужно проделать большой путь от идеализации матери к ее обесцениванию, а затем к принятию того, что она человек. Отгоревать то, чего не было и уже никогда не случится, и увидеть, что сейчас ваше счастье не в ее руках, а в ваших.

Мать по мере взросления ребенка становится его внутренним голосом. Постепенно уже не нужно непосредственного присутствия родителя, чтобы регулировать свое поведение. Он учится сам о себе заботиться, а также себя критиковать, стыдить или наказывать. Эти проявления внутренней матери важно отслеживать и научиться бороться с ним. Замечать, что на самом деле с вами все в порядке, а этот голос — привычный паттерн, унаследованный из семьи. С этого начинается основная работа над собой.

Как изменилось общение с родственниками

Я много раз приходила к матери с разговорами, пыталась объясниться, обсудить, разобрать ситуации, которые ссорили нас. Делала так, как советовала психотерапевт: описывала собственные чувства и старалась сохранять спокойствие.

Но мать почти всегда общается с позиции жертвы: жалуется на жизнь, играет несчастного человека, которому хуже всех. В большинстве случаев я волей-неволей старалась ее пожалеть и поддержать, но иногда не было сил терпеть ее поведение. Я срывалась и обвиняла ее в том, что мне не нравилось.

Ранит меня разница между ее отношением ко мне и брату. Не важно, в каком он настроении, как далеко пошлет ее или психанет. Не важно, что в свои 25 лет он ничего не добился: не может сдать на права уже год, без высшего образования, потерял кучу денег, сильно располнел и впал в зависимость от компьютерных игр, забив на свое здоровье и внешний вид. Он всегда в ее глазах молодец. А мне достаточно просто выразить недовольство или сделать не так, как того хотят другие, и я уже становлюсь врагом народа.

Наконец, нас отдаляют ее взгляды. Мать верит в теории заговоров, переселение душ, фэншуй. Она следует указаниям так называемого психолога Сатьи Даса или жрицы Анастасии из какого-то экопоселения и всегда их очень защищает. Но при этом меня считает маленьким ребенком, который не способен на взрослые поступки и к которому не стоит прислушиваться.

Тему любви к эзотерике мы часто обсуждали с психотерапевтом. Она не смогла объяснить мотив слепой веры моей матери и в какой-то момент сказала, чтобы я просто смирилась с этой реальностью. Некоторые ответы я нашла в книгах и статьях по психологии: людям нравится перекладывать свои беды на внешние силы. Но смириться с тем, что взрослый человек не обладает критическим мышлением, я пока не смогла.

С момента, как мать узнала, что я занялась психотерапией, она постоянно осуждает меня за это. Когда я начала проявлять свою волю и давать матери отпор, она с укором говорила: «Это тебя твой психотерапевт надоумил так сказать?»

Вообще, все родственники очень удивились, столкнувшись с изменениями в моем поведении. Я научилась защищать себя, и для них это ново. Думаю, им было удобно иметь под рукой человека, беспрекословно выполняющего указания и берущего за все ответственность, а теперь им приходится сталкиваться с ответными мерами. Этому они не рады.

Почему родственники не одобряют психотерапию

Причин такого поведения может быть много. Например, непонимание родителей, как работает психотерапия или ряд предубеждений на ее счет. Кто-то может считать это сектой или думать, что к психологам ходят только странные или больные люди.

Еще следует понимать, что психотерапия в какой-то степени — это угроза привычным способам коммуникации в семье. Когда меняется один член семьи, другим нужно подстроиться, а это не всегда приятно. Родственники могут подшучивать и не одобрять походы к психотерапевту как из собственного стыда, так и из нежелания менять привычный уклад жизни. Эти трудности и переживания можно обсуждать на сессиях со своим терапевтом.

Родственники до сих пор любят давать мне указания: «Настя, нужно срочно сделать то, то и то. Потом, как сделаешь, сообщи». При этом меня никогда не спрашивают, могу ли я, хочу ли это делать и удобно ли мне. Теперь же я научилась видеть свою родню насквозь и с радостью замечаю их удивление, когда отстаиваю свои права.

Сейчас общаюсь со своей семьей, только если требуется коллективная помощь бабушке. Ей помогаю очень часто, потому что чувствую себя в неоплатном долгу за все, что она сделала для меня. Со всем остальным я научилась справляться сама уже очень давно.

Результаты терапии

Психотерапия стала лучшей инвестицией в себя. Теперь я могу говорить, что мне что-то не нравится, и не оправдываться за это. Научилась жить моментом и делать выбор в пользу себя. Мне действительно плевать на мнение чужих людей и тех, кто потерял мое доверие и уважение. А главное — я научилась ценить себя.

Настоящим подтверждением моим переменам стали отзывы друзей, а в частности — знакомой, которая однажды сказала, что я стала живой и открытой. Сейчас мы довольно близко общаемся, а когда-то разница в характерах нам очень мешала. Она всегда была волевой, уверенной в себе и амбициозной, а я — замкнутой и молчаливой.

В процессе психотерапии я узнала о себе много нового и открыла то, что было глубоко скрыто: оказывается, я очень общительный и дружелюбный человек. Кроме того, я больше не обвиняю себя в лени и позволяю себе отдыхать даже тогда, когда горят дедлайны, то есть умею расставлять приоритеты.

Я полностью сменила черный и посредственный гардероб и познала прелести косметики. Не осуждаю себя за чрезмерные траты, даже когда на мели, горжусь собой и подбадриваю себя в сложные моменты.

А главное — я научилась ценить себя, потому что искренне уверена, что я хороший человек, не причиняющий намеренно никому зла.

И если по каким-то причинам люди отвернулись от меня или не оценили по достоинству, то это не я их потеряла, а они меня. Не знаю, насколько это эгоистично, но мне нравится.

На терапию я не хожу уже год — с тех пор, как стоимость сеанса выросла вдвое. Казалось бы, нужно искать другого специалиста, но эта перспектива мне неприятна, и я надеюсь, что в ближайшее время найду способ разобраться с финансовыми проблемами.

И все же я чувствую, что во мне и сейчас происходят изменения. Думаю, это потому, что я не перестаю работать над собой: читаю книги, смотрю познавательные ролики, интересуюсь разного рода вопросами, смотрю эфиры известных психотерапевтов, читаю блог своего специалиста, где часто нахожу интересную и полезную информацию.

Мне все еще есть над чем работать — например, над самооценкой. Это поможет найти спутника жизни и быть увереннее в своих силах. Ну и самое важное: разобраться в отношениях с матерью, довести их до какого-то логического конца, потому что я никак не могу избавиться от обиды на нее. Думаю, это сложная и долгая работа, но ее необходимо провести, чтобы окончательно избавиться от мучительного груза.

Как простить нелюбящую мать

Обида указывает на то, что человек пока не готов отказаться от образа хорошей мамы и принять ту, что есть на самом деле. Героиня нуждается в материнской любви и заботе, и это очень естественно, ведь она недополучила этих ресурсов в детстве, но, вероятно, мама не способна на теплые чувства или на их проявление — и тогда ожидание только поддерживает обиду. Когда получится отказаться от ожиданий, эмоционально сепарироваться, обида тоже уменьшится.

Это непростой путь. Признание ущерба и вины очень важно: если бы мама могла сказать, что сожалеет о нанесенном вреде, и назвала насилие насилием, это бы укрепило героиню в ее желании измениться и принесло облегчение. Но поскольку мама не готова признавать разрушительность своих действий, становится сложнее. В трансформации эмоций помогают психотерапевтические методы, когда можно «поговорить с мамой» в воображении с помощью терапевта — карт, фигур или пустого стула. Изменить внутреннего отвергающего родителя бывает проще, чем настоящего.

Можно предположить, что мама героини сама находилась в депрессии или испытывала серьезные эмоциональные трудности. Она росла в семье с зависимым отцом, в итоге выстроила созависимые отношения с отчимом героини. Еще, вероятно, у нее есть особенности мышления и личности, которые привели к увлечению эзотерикой.

Возможно, понимание состояния матери и ее психического неблагополучия поможет сделать шаг к принятию и ответить на мучительный вопрос, почему же она себя так вела. Не потому, что ребенок плохой, а потому что она не справлялась с собственным эмоциональным состоянием, жертвой которого стала ее дочь.

Редакция
Редакция
Расскажите, как семья повлияла на вас:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
Malinche

Изумительная история и прекрасный подход: наращивать доходы, чтобы иметь возможность дальше работать с врачом, а не жаловаться, что дорого.

80
Просто пользователь

Елена, а как можно наладить отношения с матерью, если ей это не интересно и идти навстречу дочери она не готова? Попытки были, если верить тексту. Т.е. здесь не только проблема проваленной роли родителя, но и в целом отсутствует взаимопонимание.
Автор не ребёнок, всё верно, и имеет выбор: продолжать стучаться в закрытые двери или выбрать собственный комфорт.

56
Стич

Спасибо за такой подробный отзыв о психотерапии и ее результатах! Впервые читаю не только про имеющихся тараканов, но и о том, кем человек впоследствии может стать. Благодарю сердечно!

38
Просто пользователь

Елена, но ведь не всегда дело только в моде и детских фантазиях, некоторые люди объективно были плохими родителями для своих детей.
Ну и всё ещё не понимаю, как выстроить комфортное обоим общение, если одна из сторон ничего для этого делать не хочет? А возможно, осознанно или неосознанно, вторую сторону ранит своим отношением и поведением? Переступать через себя каждый раз? Какое-то вливание сил в черную дыру получается.
Могу согласиться, что нести обидовую обиду и злость через всю жизнь это не очень хорошая история, но вроде бы об этом в тексте речи и нет. Сохранять нейтралитет в отношениях, если ничего большего построить не получилось, вполне здравое решение, на мой взгляд.

37
Анастасия Иванова

Елена, так обычно говорят инфантильные обиженные матери, дети которых пошли в терапию и начали сепарироваться. Это страх потерять контроль над жизнью ребёнка, ревность к психотерапевту, потому что кажется, что этот человек теперь вместо вас манипулирует вашим ребёнком и использует его в своих целях. В ваших комментариях прекрасно все: и обвинения в неблагодарности за то, что родили, и взывание к какому-то долгу перед родителями, навязывание чувства вины, и полное обесценивание права взрослого человека самостоятельно выбирать, с кем он хочет общаться и поддерживать контакт, а с кем нет. Вам нужно пойти к настоящему психотерапевту и проработать свои обиды на детей

31
Local Entity

Анастасия, Жирный вам плюс, все верно расписали. Про психолога и терапию вообще выглядит как наглый пиздеж.

6
Nights vally

арина, тут явно, проблема из детства. Мать-то неужели не видела отношение ее мужа по отношению к родной дочке. Самое страшное, что видела и позволяла. Что же за мать такая?! Очередная мамаша, променявшая своих детей на мужика. Так что неудивительно, что героиня дистанцировалась от неё. Тем более мать, судя по всему, считает, что все ок, раз не хочет признавать свою вину.
П.С. Хорошо хоть отчим руки не распускал в другом плане... Таких случаев тоже не мало и мамки спокойно глаза закрывали.

28
Надежда

Авторка, копаться в себе страшно, больно, тяжело, ну если это про проработку негативных моментов. Часто люди пытаются подальше в памяти спрятать и забыть всё это, а вытаскивать многим легче с
" Проводником ", думаю поэтому.
Уметь самому разобрать всё по книжкам и проработать это- очень высокая степень осознанности, думаю)

26
Nana

Елена, вас явно что-то задело лично в этой теме. Пишете абстрактные примеры вроде "ребенка холили-лелеяли, а он претензии предъявляет" и "винят родителей во всех грехах", хотя в статье этого вообще нет. Автора в детстве не холили-лелеяли, а били и держали в страхе, автор называет конктретные вещи, которые ей не нравятся в матери, а не винит её во всех грехах. Ничего в этой статье не говорит о том, что у автора замечательная мать, но вы по умолчанию встаете на её сторону. Вам почему-то дискомфортно от того, что кто-то "неправильно" ведет себя с матерью, хотя ничего реального плохого сделано не было. Вы пытаетесь подстроить отношения между родителями и детьми в один единственно правильный шаблон, хотя все люди и семьи разные

26
Елена Иванова

Елена, то есть если мама жёсткий абьюзер, то это надо принять ? И продолжать общение? Что за бред?

22
Анна

Елена, странно как психологу давать оценку чужому процессу, в котором вас не было и критиковать чужую работу. Автор на данном этапе может воспринимать ситуацию так как описал,возможно ещё не хватает ресурса воспринимать иначе.

22
Шумик Ксения

Елена, по-моему как раз таки адекватно во всех смыслах ограничить общение с людьми, разрушившими тебе психику. Это и есть реальность.

22
Evgenia Yanchenko

Анастасия, ваша история тронула меня до слёз! Как жаль, что существуют такие отчимы и такие матери. Вы огромная молодец, что смогли справиться с этим, провели такую сложную работу над собой и научились выстраивать границы, радовать себя и выбирать лучшее для себя. Очень рада за вас! Уверена, что вы встретите заботливого и надёжного мужчину, отношения с которым будут вас радовать и придавать сил и энергии. Но и без мужчины у вас всё отлично, очень здорово, что вы можете сами себя поддержать и что у вас есть друзья. Желаю вам удачи во всех ваших планах!

17
Юлия

Елена, «сила рода»? 🤨

16
Елена Иванова

Елена, с некоторыми родителями невозможно наладить контакт. И нельзя человека толкать в эту сторону.

15
Феминист_ка

арина, Почему вы считаете что минусуют психологи, а не люди прекратившие общаться с токсичными родственниками, которым не нравится что их сложный выбор называют инфантильностью?)

15
Анна

Авторка, к сожалению, сформировать новые отношение с собой и другими можно только с другим человеком,а именно с терапевтом,только в этом процессе клиент более полно может проработать проблемы.Книги по психологии это отлично,как дополнение,хотя иногда и излишни,если они непосредственно написаны для психологов.Например,если у вас больное сердце и вы читаете медицинскую литературу,это не вылечить вашу болезнь без врача,но может помочь ее лучше понять и поддерживать себя.
Есть предположение,что вы ещё не готовы к терапии и сопротивляетесь,поэтому пока не можете найти специалиста и подтверждаете свою теорию выбором неподходящих психологов.Есть групповые варианты работы,арт-терапия,возможно такое заинтересует вас больше и будет альтернативой индивидуальной работе.

14
Авторка

Анна, может и так, но надо хотя бы понимать как это должно работать. потому что мне и обычные врачи в большинстве своем попадаются мягко говоря так себе и проблемы со здоровьем у меня не решаются уже шесть лет. чтобы куда-то прийти, должна быть цель и направление (и желательно в нужную сторону), у меня после общения с психотерапевтами этого направления не появилось, движения соответственно тоже.

5
Анна

Авторка, я вам сочувствую,что вам на данном этапе сложно встретить компетентного специалиста. Возможно ваши ожидания от психологов/психотерапевтов не совпадают с реальностью.И это нормально. И нормально обсудить с терапевтом точки,где вы не совпадаете в мнениях. Причем не отрицаю,что часто специалисты бывают некомпетентными, бывает разное.
Терапия процесс часто долгий,в чем-то нудный и он действительно не для всех и не даёт какой-то гарантии,что вот через год будет так как вы видете/хотите и это тоже нормально.

2
Амалия

Анастасия, здравствуйте! Ваша история произвела на меня очень сильное впечатление. Не подскажете, как я могу найти контакты этого психотерапевта?

13
Феминист_ка

Елена, У вас для "психолога" довольно странные рассуждения. Героиня прямо говорит, что с обидой на мать до сих пор не разобралась, а значит, терапия не закончена и героине, возможно, в данный момент лучше не стоит общаться с токсичной матерью, чем травматизировать себе заново. Комментария ее психотерапевта здесь нет, но вы уже сделали выводы, рассказали всем свое дхцм о том, какой "неправильный" психотерапевт и удивляетесь, что вас минусуют? Вы клиентам также налево-направо рассказываете кто правильный, а кто нет, и как лучше жить?

13
Просто пользователь

Елена, ну, во-первых, не надо обращаться в рамках комментария ко мне. История не моя, стиль вашего изложения и переход на личности, как будто это я с кем-то там не общаюсь, мне неприятна. Странно что вам как психологу такие вещи нужно объяснять.

Про силу рода: это что-то из области женомудрости? Спасибо, не интересно, за аргумент не считаю.

Фигура взрослого первична только до сепарации. А потом есть две равные личности с собственными границами и правами, которые надо уважать. Терпеть отношение, которое не устраивает, даже от родителей, никто не обязан. Более того, для меня это как раз сигнал о том, что сепарация не произошла, если комфорт родителя важнее собственного в любой ситуации.

А с вашей логикой можно дойти до того, что родитель может вести себя неприемлемо, унижать, и бить собственного ребёнка, ему всё можно, ведь есть свои мотивы.

Это обязанность родителей - дать ребёнку любовь и чувство безопасности. И если эта роль провалена, обида естественна. Отрицать возникающие чувства нет никакого смысла, их надо принять и прожить, чтобы двигаться дальше и смотреть на ситуацию беспристрастно. Но на это нужно время.

Ну и напоследок, нельзя сделать себе хуже, ограничивая общение с токсичными людьми, по-моему, это очевидная мысль)

13
Просто пользователь

Авторка, по той же причине, по которой психологи обязательно проходят супервизию. Потому что со стороны видны и когнитивный ловушки, и телесные реакции. Потому что в сложный момент специалист может морально поддержать, помочь преодолеть эмоциональный барьер и задать правильный вопрос, который поможет переосмыслить проблему. Ну и потому что важно не только осознавать, но и предъявлять чувства и мысли "внешнему миру", чтобы проживать их, а специалист поможет это сделать безопасно, не выдаст в ответ непонимание и агрессию.

А саморефлексия штука полезная, но может не только решать проблемы, а ещё усугублять и укоренять их.

10
Авторка

Просто, ну мне попадались в том числе специалисты, которым нравилось то, что категорически не нравилось мне. смысла общения с таким человеком не вижу.

3
Просто пользователь

Авторка, может быть, Вы не нашли "своего" специалиста или есть другие причины, почему терапия Вам не подходит или даже не требуется, это Ваш опыт, не могу строить предположения. Если Вам было не комфортно, правильно сделали, что прекратили работу.

В комментарии перечисляю причины, почему в случаях других людей специалист действительно может быть необходим. Всё-таки все мы разные и панацеи не существует.

2
Авторка

Просто, я ходила в том числе к детским психологам (к трем разным), с ребенком. проблема не решилась, изменений никаких.

1
Просто пользователь

Елена, это очень здорово, если на самом деле о человеке семья заботилась и он наконец-то осознал причины тех или иных поступков родителей и смог наладить отношения, потому что повзрослел.
Но далеко не все семьи благополучные, а намерения благие.

10
Любовь Нелюбина

Мама воспитала из меня воина.
Основы тренировок:
- не разговаривать месяцами, чтобы понимала КОГО обидела своей паршивой тройкой;
- бить нейлоновой сеткой по голой спине перед открытым окном. 1 этаж, чтобы знала своё место;
- регулярно напоминать мне, что я тварь неблагодарная и отцовская порода.
Итого мы имеем: я различаю по шагам, вздохам настроение своих домочадцев, я чувствую по запаху ложь и почему эта ложь произошла, я могу лежать и не шевелится всю ночь, дышать тихо, перемещаться по дому в темноте бесшумно, я не верю себе и людям, у меня болит нога, когда на меня смотрят со спины. У меня невероятный нюх, слух и зрение 360 градусов.
Спасибо Мама, кто, если бы не ты наградил меня такими супер способностями. Жаль, что мы живем в людском мире, где-то на межгалактический войне они бы явно мне пригодились.

10
Парампампам

Елена, почему надо благодарить за то, о чем не просили?

9
Андромеда

Елена, а вы в какой модальности работаете? У вас есть высшее психологическое образование,если да,то очное или заочное или курсы переподготовки? Есть ли супервизия и сколько часов личной психотерапии? Дополнительные курсы ? Сколько лет в профессии?

9
Гусь лапчатый

Авторка, как с тренером. Можно тренироваться по книжкам и иметь результаты, но с хорошим тренером результаты будут быстрее и с меньшим риском травм.
И мотивации заниматься и не забить больше.
И если тренер плохой, похожие риски: травмы, нет результата, а деньги заплатил.

8
Авторка

Гусь, вот я и пытаюсь разобраться, как понять, что "тренер" плохой?

1
Ирина К

Авторка, много способов.
Ответить себе на вопрос, что для вас важно в психотерапевте. Каким должен быть человек, чтобы вы ему доверяли, чтобы могли с ним общаться. Если знаете про направления психотерапии, то в каком хотите работать.
Можно поискать терапевтов по отзывам или на сайте b17.ru, там есть несколько способов поиска: демо-версия консультации, тема на форуме, платный подбор.
Полезно бывает почитать соцсети предполагаемого терапевта, чтобы понять, подходит ли его образ мышления, как он строит работу и т.п. Проверить образование.
Дать себе время и возможность выбирать: предварительнл общаться с терапевтом, задавать ему важные для вас вопросы, слушать свой отклик на его ответы и на общение в целом.
И даже это может не сработать, увы. Но если не искать, то точно не найдете

0
Yoker Udagan

Спасибо, что поделились. Понимаю Вас. Рада Вам.

8
l321123

Обида в таких случаях может давать надежду на то, что мама наконец признает вину. И если это так, то хорошо бы маме или терапевту в роли мамы прямо об этом сказать.
Всем родителям на заметку, многим детям важно признание от родителей их неправоты, это освобождает детей от разрушительного чувства обиды.

8
Юлия

Авторка, «лечит» не информация, а контакт, опыт принятия другим человеком в любом состоянии и в любой ситуации. Книжки тоже бывают терапевтичны, но они, скорее, подсвечивают проблему. А ещё у психотерапевта есть медицинское образование и возможность выписать лекарства. Есть ведь очень разные состояния.

3
Раиса

Добрый день. Напишите мне контакты психотерапевта, пожалуйста, в личку.

2
Просто пользователь

Елена, да всё я прекрасно про вас понимаю, не переживайте)

2
Татьяна Горан

Героиня не до конца разобралась в себе, так как еще до сих пор есть обида на мать.

2
Наталья Субботина

Елена, возможно, терапия ещё не закончена.

1
user2186583

арина, согласна с вами обеими, а на минусующих не стоит обращать внимания, послать родителей, да и кого бы то ни было, всегда проще, чем понять и попытаться договориться.
Я старше автора статьи, тоже росла в токсичном окружении, после смерти родителей прекратила общение с остальными травившими меня родственниками, поскольку это было самое простое в такой ситуации решение. В терапии никогда не была, но если бы пошла, то сейчас уже понимаю, что запрос был бы не на то, как доказать им, что они не правы и должны заботиться обо мне и уважать, а на то, как наладить с ними отношения, - с такими, какие они есть, со всеми их недостатками.
Не исключено, что мне никогда не удастся, даже с помощью психотерапии, договориться с людьми, которые договариваться не хотят, но в чем вы с Еленой абсолютно правы, конфронтация с семьёй никого счастливым не сделает.

1
Виктория Прозор

user2186583, ... даже не с "ними", кто бы они ни были. А с собой! То есть более оптимально научиться (бы) смотреть на свои внутренние ожидания, на свое восприятие, чтобы уметь сместить акцент на более приемлемое для себя-любимой видение жизни (как удалось героине статьи). Ибо пока стоим на позиции прежнего понимания быть-слыть удобной для всех и вся, то так и не придется наладить некий уровень своего благополучия (ибо не подстроиться под "тараканы"каждого). Порой, ведь, диву даешься, как могут проявить себя люди. Главное, не особо переживать, а может даже немного "поучиться" (с волками жить - по волчьи выть, как говорится). Ведь все можно воспринять как некий урок, возможно это к расширению взглядов!? Так что все к лучшему, развиваем себя, интересуемся жизнью глубже-шире. И новых знакомств!. Спасибо за общение!

0
Марина Манчестер

Просто невероятно, это настолько мне близко и так много совпадений... Но мне всегда сложно написать, мои родители до сих пор не знаю, что у меня депрессия и прл, что я посещала психотерапевта и буду, как только смогу выбраться и найду работу. Спасибо вам за эту личную историю рассказанную вслух. Благодарю.

1
Vivian

Елена, здравствуйте, вы консульиирующиц психолог? Можно узнать о стоимости?

0
Ирина К

Елена, не всегда причина детской позиции - нежелание взрослеть. Иногда это невозможность в силу того, что психические структуры человека не смогли сформироваться из-за отсутствия условий, травмы и т.д. И тогда надо сначала развить эти структуры, дорастить их до взрослого уровня, а потом уже смотреть на реальность.

0
Алексей

Как мне связаться с Вашим психотерапевтом?

0
Елена Потемкина

Вы умница, удачи вам!

0

Сообщество

Популярное за неделю