19.01
97K
154

«Часто клиенты платят за бренд»: сколько зарабатывает юрист

В Москве

«Часто клиенты платят за бренд»: сколько зарабатывает юрист

Т⁠—⁠Ж продолжает рассказывать о профессиях читателей и доходах, которые они приносят.

Наш новый герой 17 лет работает юристом, за это время его доходы выросли примерно в 300 раз. Он рассказал, дает ли учеба за границей и степень магистра права прибавку к зарплате, что не так с юристами в кино и как совмещать работу в компании с личной практикой.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Образование

Я родом из маленького городка в Свердловской области, мои родители — простые рабочие люди.

Решение стать юристом сформировалось у меня еще в старших классах: я всегда был гуманитарием, точные науки — это не мое. Поступал в 1999 году, тогда страна еще не столкнулась с «перепроизводством» юристов и профессия считалась довольно престижной.

Документы после школы я подал в два вуза: на историко-правоведение в УрГУ и в юридическую академию, УрГЮА, причем она, конечно, была основной целью. Я был поражен огромным количеством абитуриентов в УрГЮА, это были медалисты-льготники со всего Урала и Сибири. Тогда мне показалось, что поступить нереально. Хотя я тоже был медалистом и поступал на льготных условиях. В УрГЮА мне нужно было пройти собеседование, фактически это был мини-экзамен по истории, русскому языку и литературе, но без подготовки. В итоге поступил.

Факультеты у нас назывались институтами, и возможность учиться на бюджете предоставляли только три: Институт юстиции, Институт прокуратуры и Институт предпринимательства и права. Я выбрал юстицию.

Во время учебы я, честно говоря, не очень представлял себе, где потом буду работать. В академии ты получаешь общее юридическое образование без конкретной специализации, после нее можешь работать по профессии где угодно: в правоохранительных органах, в судах, в нотариальной конторе, в коммерческих организациях и так далее.

В 2004 году я окончил академию с красным дипломом. На мой взгляд, он помогает устроиться на работу только до 30 лет, потом больше смотрят на опыт кандидата, на его конкретные навыки и профессиональные достижения.

Чем взрослее в профессиональном плане человек, тем меньшее значение имеет цвет его диплома.

С 2004 по 2006 год я учился в магистратуре. Если честно, подал туда документы ради отсрочки от армии. Моей специализацией было гражданское, семейное и международное частное право. Тогда я уже работал и, откровенно говоря, не уделял учебе должного внимания. Магистерскую диссертацию мне тем не менее удалось защитить на отлично. Как выяснилось позже, основная польза от магистратуры для меня была в том, что там я познакомился с моим будущим партнером — сейчас мы вместе развиваем юридическую фирму.

После окончания магистратуры я сдал экзамены кандидатского минимума, но дальше в науку не пошел и кандидатом не стал: не видел в этом для себя смысла.

Мне всегда хотелось поехать на учебу за границу, но воплотить эту мечту я смог только в 2011 году, когда переехал в Москву и проработал какое-то время в международной консалтинговой компании. Эта работа позволила подтянуть английский язык и накопить достаточно денег.

К тому времени я в основном специализировался на налогах, и Нидерланды были вполне очевидным выбором: в среде специалистов по международному налогообложению бытует мнение, что все европейское налоговое право делается в Нидерландах. Подозреваю, что голландцы сами распускают эти слухи, но факт остается фактом: международное налогообложение очень прочно ассоциируется именно с голландским образованием. В Нидерландах программу LL. M. — то есть степень магистра права — по международному налогообложению дают три университета: Лейден, Маастрихт и Тилбург. Из них Лейден — самый дорогой и раскрученный, Маастрихт — средний по стоимости, Тилбург — наиболее бюджетный. Когда я готовил документы, оказалось, что результаты кембриджского экзамена по английскому языку, который я сдавал, принимает только Маастрихт, все остальные требуют IELTS или TOEFL. Пересдавать я, естественно, ничего не хотел, поэтому поехал в Маастрихт, выбор оказался сделан за меня.

Я был готов полностью оплатить обучение, оно стоило 12 000 € за год. Но после рассмотрения моих документов и по итогам вступительного экзамена университет предложил мне грант. Так что учился я бесплатно, платил только за проезд, проживание, учебники и прочее.

Учеба в Нидерландах позволила мне систематизировать свои знания и получить новые. Поскольку это международное налоговое планирование, оно работает везде: и в России, и в Европе, и в Африке. Сейчас я все эти знания использую в работе. Кроме того, благодаря учебе за границей я получил опыт профессионального и бытового общения на английском. На нашем курсе учились ребята со всего мира: вся Европа, Азия, Канада, Южная Америка. Из русскоговорящих стран был я один.

Напрямую степень LL. M. мало влияет на карьерные успехи, но иметь ее в своем портфолио и указывать в резюме все равно приятно. К тому же она помогает быть более уверенным в себе, лучше осознавать свои возможности, расширяет кругозор.


Суть профессии

Юридическая профессия в целом очень разнообразна: это может быть работа в правоохранительных органах, в судах, в прокуратуре, в нотариальных конторах, в адвокатских бюро, в коммерческих организациях.

В российском кино и на телевидении работу юристов показывают максимально далеко от реальности: сценаристы, видимо, используют кальки с голливудских фильмов. Чего стоят хотя бы выкрики с места «Протестую!» в зале суда или требование предъявить «ордер на обыск». Откуда в России ордер? Все процессуальные действия происходят на основании постановления следователя. Думаю, все юристы, которые смотрят подобные фильмы, просто животики надрывают от смеха.

Мои знакомые в правоохранительных органах только и обсуждают, когда же пенсия. Мне такая «стабильность» не нужна.

Я для себя никогда не рассматривал работу в органах: там меньше свободы и саморазвития, ты должен следовать приказам. Меня больше привлекала частная юриспруденция. Мне повезло — за карьеру удалось поработать и в консалтинге, и внутри компании, поэтому доводилось заниматься много чем.

Инхаус подразумевает работу внутри одной компании и только в ее интересах. Задачи юриста здесь могут быть самые разные, все зависит от размера компании, количества юристов в отделе и их специализации. Как правило, это работа с договорами, учредительными документами, трудовые вопросы, суды. Поскольку клиент у тебя один, все вопросы тоже, как правило, более-менее типичны. Например, если юрист работает в компании, которая торгует консервами, вряд ли завтра ему на стол положат договор о добыче нефти в Иране. А для юриста в консалтинге это вполне рядовая ситуация.

В инхаусе выше доля рутинной работы. Например, на моей первой работе через меня проходили все договоры поставки, которые пачками каждый день приносили наши торговые представители. Нужно было проверить, правильно ли заполнен договор, подписан ли он, присвоить ему номер, занести этот номер в специальный журнал и в программу, сходить с обходным листом по всем начальникам, завизировать договор, отнести в папочке на подпись руководителю. И таких договоров в день по 10—15 штук.

В консалтинге же обычно через юриста за короткое время проходит большое количество клиентов с разными бизнесами и разными вопросами. За каждым клиентом, как правило, закрепляется один менеджер, который работает в режиме «одного окна», то есть все общение с клиентом идет через него. Это удобно всем, прежде всего самому клиенту. А дальше менеджер уже сам распределяет работу внутри команды в зависимости от сложности задачи, срочности, специализации. Так что юрист работает с несколькими клиентами одновременно, многозадачность is a must. Считается, что работа в консалтинге более разнообразная, напряженная и психологически выматывающая. Чаще всего зарплаты в консалтинге выше, особенно если это международный консалтинг — с системой бонусов и премий. Но до высоких позиций и зарплат нужно еще дорасти: конкуренция очень серьезная.

Часто клиенты платят не за конкретные знания, а за бренд. Например, чтобы войти в сделку, иностранная компания хочет заранее получить заключение именитой юридической фирмы. То есть, если совсем утрированно, чтобы у клиента на столе лежала бумажка с брендом такой фирмы и там было написано, что все в порядке, рисков нет. Заключение с таким же содержанием и выводами клиенту могли бы дать его внутренние юристы или любая небольшая и менее раскрученная юрфирма, но ему так спокойнее. За это он готов платить большие деньги.

У юристов в консалтинге обычно три основных варианта развития карьеры: наработать клиентскую базу и открыть собственную фирму, уйти в спокойный инхаус к бывшему клиенту на высокую зарплату и непыльную работу или же дорасти до партнера и получать партнерские бонусы. Партнеры обычно уже меньше работают непосредственно с юриспруденцией, их задача — развивать бизнес, искать новых клиентов. Чтобы стать партнером, как правило, нужно несколько лет работать в фирме, нарабатывать и приводить своих клиентов, иметь уникальную экспертизу. Тогда есть шанс, что тебя признают partner material и будут готовить к партнерству. Случается, что при переходе из одной фирмы в другую сразу же дают партнерство, если человек приводит с собой новых клиентов, а иногда и команду.

Бытует мнение, что юрист должен знать все законы наизусть. Это очень далеко от реальности. Наизусть все законы — и даже один закон — знать невозможно, да это и не требуется, так как всегда можно посмотреть его текст в справочно-правовой базе. Главное, чему учат в институте и что потом приходит на практике, это умение ориентироваться в отраслях права. Грубо говоря, знать, где и что нужно посмотреть. Я подписан на большое количество рассылок, которые позволяют мне следить за профессиональными новостями и не пропустить важные изменения в законодательстве. Это рассылки палаты налоговых консультантов, «Консультант-плюс», «Гарант». Известные юридические фирмы тоже делают свои рассылки.

Я бы не назвал свою работу опасной. Думаю, что у коллег, которые занимаются уголовными делами, она гораздо опаснее. Тем не менее мне доводилось бывать в качестве свидетеля на допросах по налоговым и экономическим делам, в которых были замешаны мои клиенты и потенциально мог быть риск уголовного преследования для меня лично, но каждый раз все заканчивалось хорошо. За себя я спокоен: законов не нарушаю, работаю честно и грамотно.

Все о работе и заработке
Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Место работы

Я начал работать в 2003 году — в группе компаний, которая занималась оптовой торговлей, производством, подрядными работами. На это место меня позвал однокурсник, который устроился туда чуть раньше. Работы было много. Юристы были единственными сотрудниками в компании, у которых рабочий день длился с девяти утра до семи вечера, еще нужно было отработать четыре часа в субботу. За переработки нам, естественно, никто не платил. Зарплата была серая. Я начал с 2500 Р в месяц, и это при полной занятости. Совмещать работу и академию было не очень легко, все время приходилось чем-то жертвовать. К счастью, это был уже конец четвертого курса, учебы было мало, на пятом курсе тоже никто особо не учится, все готовятся к госам и защите диплома.

В юротделе мы сначала работали втроем: начальница, мой однокурсник и я. В течение следующих полутора лет однокурсник уволился и устроился в другое место, начальница вышла замуж за учредителя и руководила отделом лишь номинально. Я фактически исполнял обязанности начальника юридического отдела, нанял на работу помощницу. Зарплата выросла, но несильно.

Уволившись оттуда, я поработал некоторое время в консалтинговой компании в Екатеринбурге, а в 2007 году решил покорять Москву. Нашел работу через интернет, слетал на собеседование, получил оффер. Мне предлагали место с зарплатой примерно 70 000 Р, притом что в Екатеринбурге я на тот момент получал 35 000 Р. Я переехал с одной сумкой, на первое время остановился у сокурсника по магистратуре, который снимал жилье вдвоем с сестрой. Потом нашел себе съемную квартиру.

Какое-то время я работал в международном холдинге, отвечал за финансовые потоки в операционных дочерних компаниях за рубежом. За каждым юристом в нашем отделе — а нас было трое — были закреплены конкретные страны или регионы. Так, в моем ведении находились Германия, Италия, вся Восточная Европа, страны Прибалтики и Латинская Америка.

Затем я устроился в крупную иностранную консалтинговую фирму. Нашими клиентами в основном были иностранные компании, которые вели в России бизнес. Их интересовало все: организационно-правовые формы ведения бизнеса, кто может быть директором, какая ответственность, какие договоры можно заключить, таможня, налоги, как ввозить товары, как ввести деньги в Россию, как вывести деньги из России, как вести бухучет, валютное, трудовое, миграционное законодательство. Представьте, что у вас есть компания, которая торгует софтом. Или консервами. Вы работаете в России, более-менее знаете, что тут и как. И тут вам говорят: «Почему бы не начать работать в Зимбабве?» Вот все, что вы захотите узнать о ведении бизнеса в Зимбабве, и хотели узнать иностранные компании про Россию. Для них Россия — та же Зимбабве.

В этой компании я проработал восемь лет. За это время у меня были командировки в Нидерланды, Германию, Францию, Испанию, Эстонию, Румынию, Венгрию, Чехию. Меня постепенно повысили с Mid-level Lawyer до Senior Tax and Legal Manager. К моменту моего ухода я был старшим по должности сотрудником в департаменте и фактически руководил налоговой и юридической командами. Все общение с клиентами происходило через меня: начиная с первого обращения, подготовки и согласования proposal — коммерческого предложения, заканчивая выставлением клиенту счета. Конечный продукт мог быть разным — в зависимости от вопроса. Например, если это консультация, то конечный продукт — юридическое заключение, если нужно зарегистрировать компанию — готовая компания.

Если клиент доволен тем, что мы сделали, то и по счету заплатит, и еще раз обратится.

На момент ухода моя зарплата составляла 250 000 Р в месяц, также нам один-два раза в год выплачивали бонусы, примерно одну-две зарплаты. Однажды вместо очередного бонуса компания подарила сотрудникам по Айпаду-мини — старший ребенок сейчас таскает его в школу и играет на нем в игры.

Решение уйти далось нелегко, но к тому времени мне уже было понятно, что я достиг в компании потолка. К тому же у нас поменялось руководство, с новым начальством я не нашел общего языка. У меня появились признаки профессионального выгорания: дела, которыми я занимался, казались скучными, клиенты — однообразными, офисная рутина и бюрократия — невыносимыми, зарплата — недостаточно высокой, я не видел смысла выкладываться на работе. Совет, как с этим бороться, может быть только один: что-то поменять.

Когда я уходил, часть клиентов осталась со мной, что позволило мне вести собственную юридическую практику. Знакомый, у которого была небольшая юридическая фирма, предложил присоединиться к нему в качестве партнера. Я согласился и привел своих клиентов. Плюсы такой работы — свободная занятость и неподотчетность никому. Из минусов — нестабильные доходы. В целом получал я примерно столько же, сколько и раньше, но были месяцы, когда доходы довольно сильно проседали. Потом мне удалось набрать критическую массу постоянных клиентов, что позволило стабилизировать доход. «Критическая масса» зависит от того, сколько клиенты платят. Можно иметь одного, который платит 300 000 Р в месяц, а можно — 30 маленьких, которые платят по 10 000 Р. В моем случае речь шла о 5—7 постоянных клиентах.

В какой-то момент один из моих старых клиентов предложил перейти к нему в компанию на постоянной основе. Работа предполагала интересные проекты, к тому же я назвал зарплату, которая меня бы устроила, и мой клиент сразу же согласился. Тут я сейчас и работаю.

Это подразделение иностранной компании, которая ведет крупные строительные проекты в России. В работе мне нравится то, что помимо внутреннего сопровождения деятельности самой компании я занимаюсь личными делами бенефициара этой компании, а это, как правило, интересные и разнообразные задачи с привлечением разных юрисдикций. Вопросы бенефициара могут быть очень личными и сугубо конфиденциальными, вплоть до каких-то медицинских и семейных моментов. За время работы с ним я фактически превратился в семейного юриста.

Из минусов могу отметить то, что, поскольку работаешь фактически на одного конкретного человека, приходится подстраиваться под его стиль, привычки и потребности. Иногда это бывает нелегко. Но вопросов, которые входили бы в противоречие с моей совестью и профессиональной этикой, у нас не возникает.

В юридическую практику в фирме, где я партнер, стараюсь сейчас вовлекаться меньше, но совсем отпустить эту часть бизнеса не могу: не хочется терять заработок, так что некоторыми клиентами продолжаю заниматься, другие перешли к моему партнеру.

Еще я открыл свою юридическую фирму и пригласил в качестве партнера своего знакомого, с которым мы вместе учились в магистратуре. Часть моих клиентов я перевел в новую фирму, часть осталась обслуживаться в старой. Это диверсификация рисков: не нужно складывать все яйца в одну корзину.

Новые люди к нам приходят нечасто, обычно по рекомендациям: специально мы никого не ищем и себя не рекламируем. В основном работаем с уже сложившимся пулом клиентов, которые знают нас много лет.


Рабочий день

Примерно 70% времени я трачу на основную работу, 30% — на сопровождение остальных клиентов. В среднем я активно работаю не более 3—4 часов в день, но жесткого графика у меня нет. Иногда я могу сидеть над какими-то задачами допоздна, если есть необходимость или вдохновение. По выходным работаю крайне редко.

В офисе на основной работе я бываю 2—3 раза в неделю, в основном работаю из дома либо езжу по делам — в суды или на встречи с клиентами. В офис необходимо время от времени приезжать, так как у коллег накапливаются вопросы, которые нужно обсудить лично, документы на подпись. В конце концов, иногда мне просто требуется офисная инфраструктура: принтеры, сканеры, ксероксы, услуги секретаря и так далее.

Текущих задач и проектов у меня много, поэтому я обычно стараюсь работать быстро и не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Завтра появятся новые вопросы и задачи — и я просто утону в них.

Я не могу долго работать с рутинными задачами. Когда они занимают все время — это прямой путь к профессиональному выгоранию и деградации. При этом доля рутинной работы есть у каждого юриста. Например, недавно нам потребовалось увеличить сроки оплаты по заключенным договорам поставки, для чего нужно было подготовить около 15 идентичных дополнительных соглашений, в которых менялись только реквизиты основного договора и ссылки на конкретные пункты. Работа несложная, но кропотливая и скучная. Конечно, совсем от рутины не избавиться, но я стараюсь разделаться с такими задачами как можно скорее и освободить время для чего-то интересного. Мне нравятся нетривиальные проекты, которые требуют нестандартных решений.

Например, у российского бенефициара есть иностранные активы: компании и/или недвижимость в США, Китае, Гонконге, Великобритании и в офшорах — Британские Виргинские острова, Сейшелы. Часть активов приносит постоянный активный или пассивный доход, часть — нет. Нужно их защитить, структурировать — и сделать это с оптимальным налогообложением. В качестве части решения может фигурировать траст, например, в Новой Зеландии. Вопрос: что внести в этот траст, как он будет управляться, как распределять прибыль и кому? У бенефициара, например, есть семья: жена — нерезидент РФ и несовершеннолетний ребенок. То есть нужно учитывать налоги, семейное право, валютное регулирование, правила определения налогового резидентства, гражданство и много чего еще. И не только в РФ, а во всех задействованных юрисдикциях, да еще и с учетом современных тенденций международного права, комплаенса, чтобы все это работало как надо на каждом этапе и в течение многих лет.

Совсем отключаться от рабочих процессов не получается — да и не хочется — даже во время отпуска: у меня всегда с собой ноутбук. Клиент может обратиться со срочным вопросом, и сказать ему, что я в отпуске и не могу помочь, — это значит его потерять.

Случай

Однажды во время моей работы в международном консалтинге мне довелось за один день побывать в шести аэропортах. В то время я участвовал в аудиторской проверке нашего клиента в Воронеже, а нужно было срочно отрядить от нашей компании представителя для выступления на корпоративной конференции в Амстердаме. Жребий пал на меня. Рано утром я вылетел из аэропорта Воронежа (аэропорт № 1) во Внуково (аэропорт № 2), оттуда переместился в Шереметьево (аэропорт № 3) и вылетел в Амстердам с пересадкой во Франкфурте (аэропорты № 4 и 5). Во время перелета я не отрывался от ноутбука: готовил презентацию для выступления. Выступив на конференции, тем же вечером вылетел обратно в Москву с пересадкой на этот раз в Риге (аэропорт № 6). На следующий день я вернулся в Воронеж заканчивать проверку. Это рядовой эпизод, иллюстрирующий динамику работы в международном консалтинге. Как шутили в то время мои коллеги-аудиторы:

«К нам относятся как к мясу, но как к очень дорогому мясу» :)

Доходы и расходы

На основной работе я получаю 402 630 Р в месяц — это официальная белая зарплата. Я считаю, что для специалиста с моим опытом и квалификацией она вполне соответствует рынку. Не знаю, сколько получают коллеги по офису, но предполагаю, что их зарплаты вполне сопоставимы с моей.

Я считаю себя юристом-универсалом и благодаря своему опыту могу браться за самые разные задачи, поскольку понимаю, как работает бизнес в России, с какими типовыми ситуациями и юридическими проблемами он может сталкиваться и как их правильно решать. Это касается и договорного права, и судов, и трудовых вопросов, привлечения к административной ответственности, вопросов аренды, лицензирования, сокращения штата, налоговых, таможенных, валютных рисков и много-много чего еще. Например, я могу быстро посмотреть договор и сразу выделить какие-то проблемные или неудачные формулировки, потому что уже проходил все это, и не раз. Если мне задают какой-то вопрос — я, как правило, либо сталкивался с ним лично, либо читал о нем, либо знаю, где это быстро найти. Опыт позволяет посмотреть на проблему с разных сторон и увидеть неочевидные риски. Цена вопроса может составлять миллионы рублей.

Мой доход от юридического бизнеса — обеих фирм — составляет 300—400 тысяч в месяц, иногда больше. Сейчас более-менее стабильно выходит примерно 365 000 Р — такая сумма складывается из фиксированных счетов, которые мы ежемесячно или ежеквартально выставляем клиентам. Часть этих счетов — в евро, так что на итог влияет курс. Плюс часто у клиентов появляются дополнительные разовые проекты или, например, суды — и сумма растет. При пересчете на один месяц выходит около 400 тысяч.

Чтобы повысить доход, необходимо развивать бизнес. В ближайшие месяцы мы как раз планируем этим заняться: искать клиентов целенаправленно, перевести часть разовых клиентов на фиксированную абонентскую плату, кому-то поднять абонентскую плату в связи с увеличившимся объемом работы. Когда клиент на абонентской плате, мы ежемесячно выставляем ему одну и ту же сумму — независимо от того, сколько раз он к нам обращался и обращался ли вообще. Чем больше таких клиентов, тем стабильнее cash flow.

Трачу на бизнес я около 140 тысяч в месяц. Это расходы на поездки, почту, налоги — 6%, зарплату бухгалтеру — 5000 Р в месяц, зарплату партнеру — 110 000 Р. Мы договорились, что на начальном этапе у него будет фиксированная зарплата, но в доходах он не участвует. С развитием практики ситуация может поменяться, возможно, это произойдет уже в январе. Зарплату партнер будет получать чуть меньше, но официально со счета компании, а не из моего кармана, как сейчас, и раз в полгода мы будем примерно поровну распределять дивиденды. Над этой системой мы сейчас работаем.

Моя цель — повысить пассивный доход, чтобы в будущем иметь возможность вообще не работать. Хотя я пока не знаю, хочу ли этого.

Сейчас у меня имеется небольшой пассивный доход: я сдаю в аренду два машино-места в паркинге — это 7000 Р в месяц, кэшбэк по карте составляет 2000—3000 Р, а проценты по депозитам — около 10 000 Р в месяц. Примерно 45% накоплений держу в рублях, 50% — в евро, остальное — в долларах.

Недавно завел брокерский счет в Interactive Brokers, инвестирую в ETF, в октябре внес туда 3800 €, планирую пополнять примерно на 3000—4000 € каждый квартал.

У меня есть жена и двое детей. Жена — директор в международной консалтинговой фирме, она работает там уже больше 15 лет. Ее зарплата — 390 000 Р в месяц, также им один-два раза в год выплачивают бонусы. Сейчас она работает полностью на удаленке.

Учет расходов я не веду. Траты мы не делим, платим как получается, стихийно. Обычно за все наши семейные поездки плачу я, а продукты покупает жена. Но бывают исключения: например, я могу гулять с детьми и заодно зайти в магазин, а жена может выбрать отель, допустим, на Рождество и внести депозит. Оставшееся при заселении все равно заплачу, скорее всего, я. Если мы все вместе идем в ресторан, плачу всегда я. Специально мы ничего не обговариваем, по умолчанию все наши деньги и расходы общие.

У нас в семье три квартиры: в двухкомнатной квартире жены мы пока живем сами, две другие покупали в ипотеку. В одной из них — тоже двухкомнатной — живет теща, вторая — трехкомнатная — инвестиционная, рассчитываем продать ее и купить подходящее жилье в нашем районе. Квартира, в которой мы живем сейчас, уже довольно старая и тесная для семьи из четырех человек. Но близко к центру, рядом метро, нам удобно добираться до работы, а дети здесь ходят в школу и садик, да и сам район очень хороший, менять его мы не хотим.

Я оплачиваю коммунальные услуги по двум квартирам, это около 10 000 Р. За третью, в которой мы сейчас живем, платит жена: так сложилось исторически. Клинингом мы не пользуемся, уборку делаем сами. Приучаем ребят к порядку, они нам по мере возможности помогают: вытирают пыль, раскладывают книжки, игрушки и так далее.

Автомобиль у нас один — Опель Астра, покупала его жена, еще до брака. Ездим на нем, может, раз в неделю, если не реже, так что он еще в хорошем состоянии. Чаще всего пользуемся общественным транспортом или такси.

За продуктами ходим в ближайшие магазины: «Азбуку вкуса», «Вкусвилл», «Перекресток» и «Пятерочку». Едим обычно дома, домашнюю еду, мне так комфортнее. В офисе я обедаю в Prime Cafe в нашем бизнес-центре, обед обходится в 400—500 Р, обычно беру какой-нибудь суп и салат с лососем.

На себя я деньги практически не трачу. При покупке одежды стараюсь брать качественные вещи, которые прослужат долго, обновляю гардероб крайне редко, могу купить одну вещь в год, и то не всегда. Мне нравится итальянская марка Meucci — костюмы, рубашки и верхняя одежда у меня почти полностью от них. Обувь у меня Fabi и Baldinini, во время командировки в Великобританию я купил себе классические английские туфли Crockett & Jones — в Москве я такую марку не встречал. Раз в месяц трачу 1800 Р на парикмахерскую, уже несколько лет стригусь у одного и того же мастера.

Жена занимается собственным гардеробом и одеждой детей, я в это не вмешиваюсь. Себе она покупает одежду и обувь гораздо чаще, чем я. Знаю, что ей нравится Vassa, — как-то раз дарил ей сертификат в этот магазин. Дети растут, поэтому одежду для них покупаем постоянно.

Каких-то особых развлечений у нас нет: читаем книжки, смотрим кино или сериалы дома. До того как у нас появились дети, мы с женой ездили кататься на горных лыжах — во Францию, в Австрию, в Монако. Когда дети станут постарше, будем ездить все вместе.

Я хожу в бассейн рядом с домом, плачу 1300 Р в месяц за четыре сеанса. За одно занятие обычно проплываю 3 километра. Также каждое утро делаю зарядку, это бесплатно. Стараюсь держать себя в форме. Летом во время карантина наш шеф устроил среди сотрудников онлайн-соревнование по разным дисциплинам с денежными призами. Я занял первые места по подтягиваниям — 15 раз, отжиманиям — 60 раз, планке — 6 минут.

Заработал 40 000 Р :)

Раньше я занимался дайвингом, на поездки и снаряжение уходило довольно много денег. Но когда у нас появились дети, я заморозил свое увлечение, чтобы не оставлять жену и детей надолго. Когда дети подрастут, рассчитываю возобновить. Я нырял в Египте, на Кипре, в Индии, в Таиланде, в Доминикане, на Мальдивах, на Филиппинах, а также в Подмосковье. Одна клубная поездка могла стоить от 60 000—70 000 Р — это, например, Египет — до 300 000 Р и больше, если говорим про Доминикану, Мальдивы, Филиппины. У меня есть действующие сертификаты дайвмастера PADI и инструктора EFR, то есть по первой помощи.

Сейчас все мои крупные траты связаны или с детьми, или с семейными поездками, или с подарками жене. Из подарков могу вспомнить часы Rado, которые я во время командировки купил в их официальном бутике в Париже, профессиональный фотоаппарат, украшения, флагманские модели смартфонов, сертификаты на аксессуары, нижнее белье и одежду, обычно на сумму 50 000—100 000 Р.

Оба ребенка занимаются с логопедом, которая приходит к нам домой два раза в неделю, одно занятие с обоими стоит 3200 Р. Старший ребенок трижды в неделю ходит на теннис, это 9500 Р в месяц, раз в неделю — в английскую школу, 30 500 Р в месяц, в эту сумму входят также учебники и онлайн-материалы. Еще у него есть дополнительные занятия по чтению, около 10 000 Р в месяц. Младший ходит на гимнастику, стоимость я точно не знаю, эти занятия оплачивает жена через специальное приложение. И на борьбу — годовой абонемент обходится в 50 000 Р, по нему можно посещать и другие занятия, но у нас пока только борьба. Иногда дети ходят со мной в бассейн, я учу их плавать.

До коронавируса мы всей семьей два раза в год ездили на море, по две недели в начале и в конце лета: Турция, Испания, Греция. Рождество мы обычно проводим в одном из подмосковных отелей. Уходило на это примерно 1—1,5 млн рублей в год, оплачиваю, как правило, я. На отдыхе мы стараемся не экономить, берем всегда только очень хорошие пятизвездочные all-inclusive-отели, fast track в аэропорту и прочее.

Этим летом в связи с закрытием границ мы посетили Крым, поездка вышла дешевле, чем за рубеж, хотя и не так дешево, как можно было бы ожидать от российского курорта. Также раза два за время пандемии уже съездили в подмосковные отели и санатории — и, видимо, продолжим. Стараемся всегда выбирать отдых так, чтобы было интересно в первую очередь детям, ориентируемся на бассейны, аквапарки, аниматоров, детские клубы. Я бы сказал, что мы в целом довольно детоцентрическая семья, у нас все вертится вокруг детей.

Я помогаю своему отцу, перечисляю ему по 10 000 Р в месяц, иногда больше, если у него возникают траты. Я готов давать и больше, но он всегда отказывается, мне неудобно настаивать.

Все, что мне не удается потратить, оседает в банках на депозитах, а с недавнего времени еще и перечисляется на брокерский счет.


Финансовая цель

Из ближайших целей — купить просторную трех- или четырехкомнатную квартиру в нашем районе, чтобы переехать туда. На это нужно примерно 30—40 млн рублей. Деньги на первоначальный взнос у нас уже есть, ипотеку с нашими официальными доходами нам, думаю, тоже дадут, так что дело только за подходящим вариантом. Сейчас мы смотрим жилье на вторичном рынке, также у нас в районе вот-вот должно начаться строительство ЖК с квартирами — а не с апартаментами, для нас это важно.

Моя мечта на будущее — купить небольшой дайвинг-центр в Таиланде и уехать на пенсии туда, жить и работать, одновременно получая пассивный доход от ETF. Возможно, я продолжу удаленно работать по специальности, об этом я пока еще не думал.

Поскольку я занимался дайвингом, индустрия мне хорошо знакома. Таиланд мне нравится. Я был там много раз, мы с женой летали туда на фотосессию после свадьбы, у меня даже были апартаменты в Паттайе, которые я купил в рассрочку, когда только-только переехал в Москву. Года три назад я их продал. С учетом изменения курса бата к доллару получилось даже немного заработать.

Будущее

В своем профессиональном будущем я не вижу каких-то кардинальных изменений. Буду потихоньку развивать свою фирму, параллельно трудясь на основном месте работы, пока не надоест.

Коронавирус на нашу работу негативно не повлиял, скорее наоборот: у клиентов появились дополнительные вопросы, связанные с переводом работников на удаленку, с льготами, с внесением изменений в существующие договоры, так что нам все это даже на руку. Кроме того, в связи с ростом задолженности по договорам и общего количества банкротств расцветают так называемые конфликтные практики: арбитражи, банкротства, взыскание задолженности, что сказывается немного и на нас. В общем, «кому война, а кому мать родна». Хороший юрист всегда следит за рынком и знает, что предложить клиентам, чтобы заработать в сложившихся обстоятельствах.

Ксения Донская
Тоже работаете юристом? Расскажите, как там у вас:

Эта статья - редкий вид, хватай, а то убежит! ) На редкость хорошо написано) Читается легко, материал не перегружен деталями, нет ни капли бравады, нестыковок, зависти не возникает абсолютно. Вменяемые взрослые человеки состоявшиеся в жизни. Держите мое сердечко. Успехов вам! (´▽`ʃ♡ƪ)

243

Алексей, спасибо!)

30

Юрист, вы работали фирме из Big 4?
Я сам к ним недавно пришел работать. По образованию юрист в сфере международного права.
Можете дать пару советов по дальнейшему развитию.

0

Алексей, ну, на то автор и высокооплачиваемый юрист, чтобы иметь хороший русский язык

9

Было очень интересно почитать!

66

Классическая тема - ильф => зарубежная мага => абонентское обслуживание "кошелька". Успел попасть в эпоху, когда юристов было относительно мало и они были нужны. Ну и плюс налоговая специализация - всегда востребована.
Удачи в дальнейшем 👍

44

Amd, спасибо, Вам тоже удачи!

5

Amd, что такое "ильф"?

2

Дмитрий, поколение ЕГЭ учатся сразу на 12 стульях

2

Роман, эра митрофанушек в разгаре, то ли ещё будет...

0

Дмитрий, иностранная юр фирма

1

Igor, тогда уж не иностранная, а "международная", если ILF - это international law firm

0

Дмитрий, это для той стороны она "международная", а для России её вполне уместно называть иностранной. "Международный" это вообще слово паразит. В общем, как выяснилось, практикуется расшифровывать ILF на русский именно как "иностранная": https://www.garant.ru/article/557829/

Можете считать это не переводом, а локализацией термина

1

Дмитрий, "International Law Firm, ILF"

1

Такой формат куда круче, информативнее и полезнее дневников трат, которые давно уже не про траты, а про какие бытовые мелодрамы с картинками.

35

Oleg, спасибо

4

Так вот ты какой, медалист))) Говорила мне мама - учись!!! Рад за человека, эту историю нужно детям показывать после школы, а лучше на уроках разбирать))) Т-Ж-ведение)))

29

Интересная статья, спасибо. У нас, занимающихся уголовными экономическими преступлениями, командировок за рубеж не бывает. А вот звонки в 6 утра «ко мне тут с обыском пришли» бывают ещё как. Ну ничего, в инхаус не вернусь никогда. Единственно что напрягает - практически еженедельные полеты в Москву, очень много дел и клиентов там. Уже сто раз думал перебираться совсем, но тут, в провинции, так все замечательно для семьи отлажено, начиная от квартиры и заканчивая садами и школами, что...

25

Lupus, Может отчетик ;)

9

Дмитрий, думал об этом, но времени нет, и писать так, что бы было интересно обычному читателю у меня вряд ли получится.

3

Lupus, если все-таки найдется время и решите поделиться опытом, просто заполните анкету, а дальше мы поможем) https://journal.tinkoff.ru/profession-form/

6

Lupus, попробуйте, точно лучше, чем скучный стабильный денежный консалтинг с работой на богатых людей, а тут вы реально помогаете людям

1

Lupus, а почему в инхаус никогда?
Если место хорошее - то спокойная, не нервная работа в основном. Интересно мнение)

0

Лейсан, я не готов для «спокойной, не нервной работы». 10 лет как с ней закончил и не вернусь никогда. Лучше в любую секунду быть готовым выехать на обыск, срочно улететь в Москву или потратить день на СИЗО/коридоры Арбитражного суда, чем каждый день с 9 до 18 в офисе и выслушивать команды начальства. Брррр, аж вздрогну как представлю. Да, иногда работа оставляет ужасно тягостное впечатление, выходишь из суда, жить не хочется. Но в инхаус не вернусь. З.Ы. И главное - предела заработка у адвоката по налоговым/банкнотным/коррупционным составам нет. Я себе каждый день об этом говорю).

14

Lupus, поддерживаю инхаус то ещё, лучше по судам

0

Интересная статья. Я юрист того же года выпуска (2004) из Сибирского ВУЗа, полтора года назад организовала себе дайвинг центр в Индонезии, но в связи с ковидом пришлось вернуться в профессию. Сейчас сопровождаю 2 больших проекта у разных клиентов, но живу по-прежнему в Индонезии. Удачи Вам!

22

GM, спасибо, Вам тоже! Было бы интересно узнать про Ваш опыт с дайв-центром, все-таки видимо юриспруденция и дайвинг имеют что-то общее))

18

Юрист, я, кстати, тоже училась в Нидерландах, но в Тилбурге - одними тропами ходили :))

5

GM, точно))

1

GM, напишите свою статью, ваш опыт очень интересен. И опыт по организации дайвинг0-центра, и опыт по одновременному удалённому сопровождению нескольких больших проектов в России(?), имея такую разницу в часовых поясах. Например, насколько вы реально погружены в детали проектов либо ваши задачи в основном организаторские, как много времени тратите в день на работу и т.д.

13

Amd, эх, напишу :)

10

Очень порадовала статья. Никакого пафоса или гордыни. Не возникает вопросов за что человек получает деньги. Хорошая история успеха. Крепкого здоровья и удачи в делах.)

18

22 года,, только начал работать юристом в консалтинге, хочу набраться немного опыта и поехать в Москву. Ваша статья очень хороший маяк развития. Спасибо!

14

Видно что писал юрист) все чётко

11

автор, спасибо. полезная статья, не как многие аналогичные типа ранее опубликованного дневника содержанки.
мне как юристу вдвойне интересно. я сам наполовину «на дядю», наполовину инхаус. но у меня узкая специализация и далеко не такой доход.

10

Спасибо за статью! От части эта статья не только познавательная, но и мотивирующая. В очередной раз доказывающая, что все реально и возможно, главное наличие интереса, желания и действий!

10

Хорошее, чёткое и понятное изложение. Автору- большой удачи во всех его начинаниях и мечтах! Моя дочка скоро как два года работает молодым юристом в крупнейшей частной юридической фирме в Норвегии после окончания универа. Начальница (она же партнёр в фирме) у неё зверь- вампир и девочка моя редко заканчивает работу ранее 21 часа и часто сидит и за полночь. Её шефиня- шестая женщина в Норвегии по величине своих доходов, недавно купила себе квартиру с огромной верандой и шикарным видом на море на самой престижной улице в центре Осло за 18 миллионов крон (прим. 226 мил. руб) без всякого обращения в банк просто потому, что ей рекламный проспект понравился. Сидят они сейчас плотно на банкротствах, которое обе смертельно ненавидят, но банкроты всвязи с коронавирусом идут железным потоком и их становится больше и больше...

8

"На момент ухода моя зарплата составляла 250 000 Р в месяц, также нам один-два раза в год выплачивали бонусы, примерно одну-две зарплаты. Однажды вместо очередного бонуса компания подарила сотрудникам по Айпаду-мини"
Наверное, обидно получить вместо бонуса в 250-500 тыс планшет стоимостью 30 тыс))

7
УЧЕБНИК

Как улучшить жизнь с помощью «Экселя»

Узнайте из нашего курса, как таблицы помогут планировать бюджет, считать расходы и структурировать бытовые дела. Даже если с «Экселем» на вы.
  Начать учиться  
Сообщество Т—Ж
Лучшее за неделю

Эта статья могла быть у вас в почте

Избранные материалы Т⁠—⁠Ж, которые не стоит пропускать — в наших рассылках. Выбирайте и подписывайтесь — мы уже готовим письмо для вас.
Подписаться
Вакансии Т—Ж